Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Перетасованная колода: симптомы и тенденции



Существует неписанное правило: не обсуждать новоназначенных лиц, не дав им хотя бы 100 дней сроку, дабы показать себя. Правило верное, но в наших условиях большей частью не актуальная, ибо может быть применимо лишь к лицам новым, а не крапленым картам одной и той же бесконечно тасуемой колоды. Поэтому поговорим о «новом правительстве» - с точки зрения симптомов и тенденций.
Начнём с двух характерных деталей. Во-первых, тасование колоды – процесс безотходный. Наши чиновники выбывают из строя только вперёд ногами. Если появляются кадры частично новые, то старым тотчас создаются новые места – в каких-нибудь советах и прочих собраниях дармоедов. Неиссякаемость кормушек поражает. И где уж тут удивляться нехватке денег в стране? Какая страна в состоянии прокормить эту растущую год от года ораву?
Бывший министр Мединский, успешно потрудившийся на ниве уничтожения русской культуры, занял пост советника президента. Накануне отставки он успел подписать разрешение на застройку прежде охраняемой зоны усадьбы Архангельское…
За то, что данное прямо преступное решение не будет пересмотрено, говорит ещё одно назначение – вице-премьером нового правительства стал московский вице-мэр Хунсуллин, человек-бульдозер, «прославившийся» уничтожением остатков московского архитектурного наследия в угоду заинтересованным корпорациям. Не вызывает сомнения, что данная преступная деятельность будет продолжена теперь на федеральном уровне – Хунсуллин уже предложил распространить на другие регионы скандальную московскую реновацию. Столичная общественность, между тем, обратилась к президенту с требованием об отставке вице-премьера и назначении в его отношении служебной проверки. Как считают москвичи, деятельность Хуснуллина «несет непосредственную угрозу национальной безопасности».
Ещё одна одиозная фигура – Вероника Скворцова. Известен анекдот: если украдёшь мешок картошки, то сядешь, а если наворуешь миллионы… Если какая-нибудь горе-медсестра введёт пациентам не ту сыворотку, то сядет – за причинение тяжкого вреда здоровью двум и более лиц. А причинение тяжкого вреда здоровью десяткам тысяч лиц, в ряде случае повлекшее летальный исход (а именно так только и может квалифицироваться преступная деятельность министра, последовательно разрушившего систему здравоохранения в стране), не только остаётся безнаказанным, но и вознаграждается новой должностью. Скворцова отныне заведует… лекарствами. Теми самыми лекарствами, которые благополучно исчезли в итоге его министерской деятельности.
Спрашивается, каких же перемен мы можем ждать? Относительно перемен, впрочем, особо непонятливых уже успокоили новый премьер, пообещавший вытрясти из домохозяек последнюю заначку, и министр Голикова, предложившая внедрить разработанную Кудриным сотоварищи методу борьбы с бедными. Согласно этой методе, прожиточный минимум должен быть упразднён, а малообеспеченными и нуждающимися в государственных субсидиях не смогут считаться те, у чьих родственников есть какое-нибудь натуральное хозяйство – козы, куры… То есть если в нищей деревне без газа, воды и с едва фурычащим электричеством, у вас живёт бабуля с козой и курочкой, то расслабьтесь – вы обеспеченный человек! Почти кулак…
Зубодробительными решениями под занавес кроме Мединского отметился и экс-глава правительства Медведев, успевший распродать внушительный перечень стратегически важных объектов. Читаем подробности в материале РИА «Катюша»:
«Правительство утвердило лоббируемый Вашингтоном и МВФ план приватизации-2.0, согласно которому планируется продать морские порты, аэропорты, множество связанных с электроникой и информационными технологиями научно-изследовательских институтов, а также разработчиков Центра радиоэлектронной борьбы, который так сильно безпокоит вооруженные силы НАТО
Дмитрий Медведев по-тихому подписал план приватизации федерального имущества на 2020-2022 годы, который коснется 186 акционерных обществ, в которых есть доля государства, 86 принадлежащих стране предприятий, а также множества НИИ и тысяч объектов недвижимости. (Полностью со списком распродажи Родины можно ознакомиться тут: http://static.government.ru/media/files/573Ihl2inhPvJ295qijLLmBWkLAQVzhB.pdf )
Самое важное там – это то, что Медведев, Силуанов и Орешкин (именно Минэкономразвития выпускника ВШЭ Орешкина будет принимать решения о продаже того или иного предприятия), собираются спустить с молотка наши самые передовые НИИ в области цифровой, электронной и биологической безопасности. Из 86 унитарных предприятий таких 16, а из 199 с долей государства – 23. Первое, что бросилось в глаза и вызвало дрожь – это выставление на торги Научно-технического центра радиоэлектронной борьбы. Для понимания, о чем идет речь, 5 января 2018 года российские войска радиоэлектронной борьбы (РЭБ) приняли активное участие в отражении атаки безпилотников на авиабазу Хмеймим. Сообщается, что системами РЭБ были перехвачены шесть дронов, три из них успешно посажены, ещё три сдетонировали при столкновении с землёй. Этот случай заставил даже американцев говорить о превосходстве российских средств радиоэлектронной борьбы. Сразу после нападения дронов на российскую авиабазу в конгрессе США ведущий американский эксперт по РЭБ отставной генерал Дон Бэкон заявил, что американские войска отстают от России в развитии войск радиоэлектронной борьбы. По мнению военного аналитика, доктрина применения американцами средств РЭБ морально устарела. Также причиной отставания американцев в этой сфере стало то, что они не смогли сделать наукоёмких прорывов в радиоэлектронной войне, занимаясь исключительно модернизацией старых образцов вооружения.
Помимо этого будут проданы Всероссийский научно-исследовательский институт химических средств защиты растений, Всероссийский научно-исследовательский институт информатизации агрономии и экологии, а также Федеральное государственное унитарное предприятие по техническому обслуживанию защитных средств и сооружений гражданской обороны "Экран", г. Владимир. Последнее вообще жуть – государство передает в частные и не факт, что российские руки обслуживание объектов ГО, предназначенные для случаев удара со стороны вероятного покупателя. Притом, сами по себе для бизнеса данные предприятия не сильно интересны – разве что ресторан в бомбоубежище открыть, но тогда бомбоубежищем оно быть перестанет. А вот для «дорогих партнеров» вполне сойдет, дабы порушить и потом при любом случае угрожать.
Также планируется приватизировать некоторые порты и судостроительные заводы, в том числе предприятие «Море», расположенное в Феодосии. Коснётся этот процесс и другого крымского предприятия – 13-го судоремонтного завода Черноморского флота, расположенного в Севастополе. Приватизировать хотят аэропорты Элисты, Магнитогорска и Грозного, порт Астрахани, а также Новороссийский и Махачкалинский морские торговые порты».
Подобные преступные деяния особенно любят претворять в жизнь в период перестановок. Логика проста: «старое» правительство ушло и уже ни за что не отвечает, новое – ещё ни за что не отвечают. Ну, а сам гарант конституции, как скажут нам разные благомысленные деятели, просто-напросто знать ни о чём таком не знает.
Ещё одно весьма важное назначение. РФ обрела нового генерального прокурора. И, вот, это кадровое решение следует считать чётким сигналом национал-патриотической общественности. Ибо Игорь Краснов «прославился» тем, что объявил войну русскому национализму. Именно Краснов расследовал такие резонансные дела, как покушение на Анатолия Чубайса, убийства адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой, судьи Московского городского суда Эдуарда Чувашова, чемпиона мира по тайскому боксу Муслима Абдуллаева, антифашистов Федора Филатова, Ивана Хуторского и других, а также дело радикальной группировки националистов, известной как «БОРН». Кроме того Краснов возглавлял следственную группу по делу Немцова. Портрет нового генпрокурора довольно ярко описал в своей книге обвиняемый в покушении на Чубайса Иван Миронов, впоследствии оправданный присяжными вместе с другими фигурантами дела:
«Наконец появился подлинный хозяин кабинета, чье имя красовалось на коридоре возле двери: Краснов Игорь Викторович.
В старшем следователе по особо важным делам Генеральной прокуратуры Краснове было больше от Маньки Облигации, чем от Жеглова. Бабья манерность, бесстыдная вертлявость и витринный лоск содержанки сливались воедино в советнике юстиции. Он походил скорее на дорогого адвоката или финдиректора какой-нибудь добычи. Его костюм в отличие от ублажавшего ментов чаем шныря-модника на отливе был идеально подогнан по фигуре и тянул явно не на одно месячное жалованье сотрудника Генпрокуратуры. Из пиджачных рукавов то и дело выныривали золотые запонки на белоснежных манжетах сорочки. На правой руке подполковника болтался турбийон, нескромно отливая сапфировыми бликами.
— Поаккуратней не могли? — укоризненно бросил Краснов, ни к кому не обращаясь, кидая на стол предназначенную явно мне коробку с салфетками, разукрашенную фиалками.— Это что, по-вашему, больница?
— Оказание сопротивления при задержании, был вооружен, сами понимаете, — лениво отозвался кто-то из ментов.
— Короче, пишите рапорта. Потом все свободны, кроме двоих для конвоирования гражданина Миронова на
Петровку.
— Адвоката вызови, — голова болела и кружилась. Кровь, наполнявшую рот, приходилось сглатывать, и от этого речь давалась с трудом.
— Набери его адвокату, пусть подъезжает, — приказал Краснов «курьеру», даже не взглянув на него.
Однако парень, прирученный к определенной интонации шефа, тут же бросился к телефону.
— Иван, — размеренно и вкрадчиво зажурчал Краснов, профессионально отрабатывая на доверии. — Я хочу, чтобы ты понял всю серьезность своего положения. Тебе вменяются очень суровые вещи, которые по совокупности тянут минимум лет на двадцать и то если тебя сочтут заслуживающим снисхождения. Как ни крути — «ван вэй тикет» или...
— Или что? — Пейзаж расплывался, а голос Краснова звонко бил по перепонкам.
— Или расскажешь, как все было. Если забудешь чего, мы напомним. Посидишь недельку на Петровке, пока будем оформлять твои показания. Пойдешь по делу свидетелем.
— Поцелуй меня в плечо? — Я харкнул кровью на вишневый ламинат.
— В смысле? — поперхнулся следак.
— Ну, ты же тоже издалека начал.
— Иван, зря хорохоришься. Этого никто не оценит. Заживо себя хоронишь. А ведь как все хорошо складывалось: карьера, наука, невеста, красивая, умная девушка. Забудь! Уже через год тюрьмы станешь инвалидом. И это даже без нашей помощи. Ну, а если нас разозлишь...
— Вот, возьмите. — Краснова прервал мент с отекшим лицом, сальными руками, в загаженной черными подтеками некогда красной куртке, положив на стол кипу разрисованной каракулями бумаги, мятой и заляпанной.
— Хорошо, спасибо. — Краснов брезгливо отодвинул подальше от себя ухоженными наманикюренными пальцами отчеты о моей поимке.
«Венским вальсом» Штрауса зазвонил телефон Краснова. Взглянув на экран, подполковник торопливо даванул кнопку.
— Слушаю, Дмитрий Палыч. Все отлично. Задержали, доставили, сейчас работаем. Хорошо, как сдадим на Петровку, сразу тебе наберу.
Краснов отключился.
— Иван, откровенно, шансов у тебя нет. Видишь, какие люди тобой интересуются. Дмитрий Павлович Довгий.
— Кто это? — мотнул я головой.
— Тебе лучше и не знать, — хмыкнул подполковник. — Если у такого человека нет сомнений в твоей причастности к столь тяжкому преступлению, считай, что тебя уже не существует.
— Свое-то существо этот твой Палыч надолго намерил?
— Мы — это система, которая позволяет стране жить и развиваться. И система эта и была, и будет.
— Лучше расскажи, сколько тебе с твоим другом, как его, Долбием, занес Чубайс?
— Иван, не усугубляй. — Краснов театрально провел рукой по волосам. — Хотя терять, по-моему, тебе уже нечего...»
Суммируя все кадровые решения, можно ещё раз с уверенностью повторить: никаких перемен, никакого поворота к национальным, консервативным ценностям нас не ждёт. Напротив, антинациональный курс на подавление всего русского, добычу «нефти из населения» и т.д. будет продолжен. Ну, а те, кто болезненно стремятся убеждать себя (и других) в обратном, могут следовать методике, описанной в своём ЖЖ новым министром культуры РФ: «Я-то просто давно пользуюсь советом психолога. Живу в городе Москва, стране России по принципу, завещанному жертвам насильника: я легла на спину, раздвинула ноги, глубоко дышу и даже стараюсь получить удовольствие».
Елена Семёнова
Русская Стратегия





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 22
© 16.05.2020 Елена Семёнова
Свидетельство о публикации: izba-2020-2808269

Рубрика произведения: Разное -> Публицистика


















1