Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Из "Записок на салфетках". О друзьях-товарищах...


Из рассказов Альберта Фролова
"Педагогическая поэма"

Альберт Фролов, кандидат в мастера - или мастер спорта - по классической борьбе плюс основоположник атлетизма в Кохтла-Ярве, в 70-е годы трудился мастером в Кохтла-Ярвеском 20-м профтехучилище.
Один из Его «псов» (подопечных учеников, по Его определению) несколько дней не появлялся на занятиях. Мастер пошёл Его навестить и разобраться.
Дверь открыл отец. На вопрос, что с Его сыном, охотно ответствовал, что сыном доволен и с Ним всё в порядке: учёбу не пропускает, дома шёлковый…
«Да нет же! – возразил Фролов, – Я – мастер и не видел Его уже несколько дней.»
Родитель хмуро оглядел педагога и разрешил войти. Потом Он крикнул образцового учащегося.
Тот бодро вышел из комнаты и побелел, увидев своего наставника. Батюшка посмотрел на Него, на мастера и вдруг нанёс мощный удар сыну в грудь. Тот отлетел к стене и влип в неё так, что несколько секунд не мог оторваться. Потом рухнул на пол.
Из комнаты на шум выбежал младший брат страдальца. Лишившийся дара речи, потрясённый мастер-наставник с надеждой протянул к Нему руки, рассчитывая, что тот успокоит или отвлечёт карающего родителя.
Брат понимающе кивнул головой и, подбежав к бездыханному сородичу, врезал правой ногой тому в челюсть, а левой в живот. Тот сложился втрое и захрипел.
Видавшему виды Альберту, имевшему свой недюжинный опыт в битвах не на жизнь, а на смерть, самому стало плохо.
«Идите, товарищ мастер, – отправил Его жестом руки ревнитель обязательного учебного процесса, – завтра он будет вовремя и больше не прогуляет».
С той памятной поры нагловатый и безответственный подросток стал образцовым в учёбе и поведении, потому что мастер-наставник пообещал Ему при малейшем не то что нарушении, а недоразумении сдать Его на перевоспитание любящему отцу.
Из рассказов Вальдура Паавилайнена
"Шлягер"
Вальдур Паавилайнен, многократный чемпион и рекордсмен Эстонии, "серебряный" призёр первенства СССР 1985 года в категории до 110 кг, чемпион мира среди ветеранов по силовому троеборью, воинский долг Советской стране отдал на Украине.
Эстонцы вообще эмоционально сдержанный народ, а лучшей части Эстонского населения в советское время была присуща, кроме деликатного отношения к собеседникам, и откровенная душевная «застёгнутость», впрочем, не вызывающая, не желающая никого оскорбить.
Но для непосредственного начальства Вальдура – вислоусого старшины душевные достоинства вверенного Ему контингента определялись вовсе не отстранённостью от коллектива, а умением исполнить в коллективе як слiд знаменитое песенное произведение Украинского народа «Ты ж мене пидманула, ты ж мене пидвела».
Этим вечным, как сама жизнь, песнопением Украина встретила в данной воинской части Вальдура, этим же поддерживала два года, изо дня в день, Его ратные силы и соответствующее состояние духа и им же проводила Его домой, на тогдашний Советский «дикий Запад».
В первый же день, погрузив новобранцев в кузов автомашины, старшина приказал Им причаститься данным песенным действом ратной службе. Все вяло затянули кто во что горазд.
На молчащего Вальдура взводный воевода заорал: какого этого самого рот не разеваешь?!
Вальдур отвечал, что Он и по-русски изъясняется не на пятёрку, а уж по-украински, да в песенном виде… На первый раз старшина не попомнил зла.
Несколько раз Я настоятельно пытал Вальдура, уже потом, довелось ли Ему всё ж таки поучаствовать в хоровом исполнении этого национального шлягера?
Каждый раз взор Моего друга затуманивался и атлет выражал сильнейшее тяготение к другим темам в разговоре. Но предварительно у Него менялся цвет лица.
Хочу попутно признаться, что, при всём Моём обожании украинской мовы, всегдашнем Моём интересе к ней, песням на ней, «Ты ж мене пидманула» – наихудший способ для установления Моего душевного равновесия.
Только «Калинка-малинка», тяжёлый рок и продукция советских ВИА вроде «В мой вагон вошла она, улыбнулась из окна…» могут как-то конкурировать с ней, да и то не каждый раз.
Паавилайнен, видно, подсознательно угадал во Мне родную Душу на эту тему и потому вспомнил и поделился со Мной своей радостью.
"Ячейка общества"
В 80-е годы Эстонский колхоз «Октообер» ("Октябрь") устраивал в ноябре или декабре турниры республиканского уровня на свои призы.
Как-то на одном таком турнире В.Н., атлет из Тарту, бывший до Анатолия Горского чемпионом Эстонии в категории до 82,5 кг, поведал Мне: «Моя всё это лето и осень курила и пила, а сейчас, зимой, попёрлась на лыжный кросс. Ну, хрен ли? сижу, жду: придёт, нет?»
И с душевной болью закончил: «Пришла! Они, суки, выносливые!»
Валерий Соловьёв, земляк В.Н. и один из лучших атлетов-силовиков Эстонии за все времена, подтвердил Мне тогдашнее душевное смятение Н., ибо был ему живым свидетелем.
"Туда"
Кажется, в начале 77 года, в тяжелоатлетическом зале Кохтла-Ярвеского Дома спорта, Александр Голов и Я раньше всех завершили тренировку и, поджидая попутчиков домой, сели играть в шашки.
Вошёл А.К., Наш товарищ по тренировкам, лет шестнадцати, невысокий, но необычайно громогласный, каждый раз «достававший» всё Наше атлетическое общество рассказами о своих любовных приключениях, в которых Ему норовили подставить высокие чувства и прочие необходимые атрибуты любовного общения исключительно девственницы. То ли сокрушался, то ли похвалялся.
Наша компания, необычайно снисходительная к бурным и постоянным словоизвержениям каждого из Нас на сей деликатный предмет, явно и давно уже спеклась от полыхающего Эроса и изобилия порушенных девственниц в счастливой половой судьбе самого молодого из Нас.
(И, кстати, именно Его пример вдруг проявил из небытия и опекал далее аккуратность Меня и товарищей Моих при возникновении в разговорах этой темы.)
Вот, значит, явил Он себя и, увидав Нас с Головым праздно сидящими, заорал: «А вы чего тут дуру гоните? Сачки!» «А Нам нельзя сегодня, – сказал Я, – у Нас месячные».
«Гы-гы-гы!» – оценил изящный юмор сокрушитель городской девственности.
«А ты чего ржёшь? – хмыкнул Голов, – у тебя, что ль, не бывают?»
Юный Казанова осёкся и заозирался. Все вокруг серьёзно смотрели на Него.
«Ладно, ладно! – вступил в беседу сам Вильгельм Штранц, знаменитый тяжеловес, Бог-Отец нашего содружества. – Чего прицепились к парню: молодой ещё, через годок и у Него пойдут.»
Кажется, Румянцев-старший добавил: «Как раз в армии старшина и научит тампоны ставить».
«Куда?!» – дико выдохнул К.
– Туда. – обозначил искомое место кто-то из внимавших.
Невероятно, но никто при этом больном отчаянием возгласе не потерял себя, невидимая рука всех держала в узде и не позволяла снять трагические маски.
Вошёл Альберт Фролов (1948-2007), мастер спорта по классической борьбе и легендарный атлет-культурист в Моей младости, основатель атлетизма в Нашем городе и его окрестностях и до сих пор не превзойдённый в умении наращивать мышечную массу «убойного» вида.
«Ну что, Фрол, – приветствовал Его Вильгельм, – вековые прошли? Можно уже тяжёлое подымать?»
В зале царил дух всеобщего взаимопонимания и братства, и посему бес актёрства, одолевший в сей вечер Наши души, легко справился и с Фроловым. Быстро оглядев всех и на мгновение задержавшись на чемпионе по девственницам, Алик ответствовал замершему собранию: «Прошла, прошла! Кляп только что выкинул».
Потом, с поражающей воображение интуицией, отнёсся отдельно к К.: «Можешь сходить посмотреть».
К., с отвисшей нижней челюстью, безумным взором водил по Нашим физиономиям. Потом вдруг хриплым гласом выкрикнул:
«И у меня идут, только не так часто, как у вас!»
Общий шок. Потом что-то невообразимое. Занавес.
Верьте Мне, люди! Участники и свидетели сего водевиля-экспромта ещё живы и памятливы.

90-е годы






Рейтинг работы: 7
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 2
Количество просмотров: 18
© 15.05.2020 Георгий Георгиевский
Свидетельство о публикации: izba-2020-2807917

Рубрика произведения: Поэзия -> Лирика городская


Светлана Когаринова       15.05.2020   17:35:06
Отзыв:   положительный
Да... молодость прекрасна потому, что в памяти всегда остаётся свежей, не стирается. И какими мы были наивными... Наша незрелость сейчас вызывает восхищение! Помню, в восьмом классе одна девочка по секрету сказала своей подруге, что дети получаются, когда муж и жена целуются. Ни у этой девочки, ни у её подруги не было в семье отца. Я ходила в шоке от этой новости, а просветила девочку её мать (директор ресторана!) - но я так и не поверила, хотя не была просвещённой! Думаю, почему мы разводились? Если в семье это уже было - понятно... А вот если родители не давали повода, тогда непонятно... Хотя всё равно кто-то из пары обязательно был из неполной семьи... Мы все развелись в молодости. И снова устроили свои семьи, но не все....
Георгий Георгиевский       15.05.2020   18:05:46

"Если бы юность умела, если бы старость могла!.."
Дети из неполных семей входят в социум с неразработанными, но важнейшими в жизни, психосоматическими аспектами, неразвитыми от необщения с родной энергией отсутствующего родителя. С сильными комплексами, в общем.
Но зато Они способны быть менее зависимыми от социума и легче могут разрывать ненужные связи с ним.
Если в чём-то одном обделён, то непременно в чём-то другом обогащён.
Только тут большая беда в том, что обделённые редко осознают аналогию своей судьбы с законом Ломоносова.
Не зря Пётр Первый детей, не помнящих родства, приказывал верстать в живописцы. И то: от сытости и обустроенности, по праву рождения, таланты редко заводятся. И способность к душевным и телесным перегрузкам тако же.

Не по заданной публикацией теме поговорили, но Я вельми доволен.
Спаси Бог Вас за интересное откровение, Светлана!
С благодарностью. Георгий.
Светлана Когаринова       15.05.2020   18:09:49

Меня заносит порой, Георгий)) Это типичный пример женской логики))) Спасибо за откровение "от Петра"!
















1