Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Новый Уренгой. Юлька.


Новый Уренгой. Юлька.
Я ехала в Новый Уренгой, дав себе твёрдую установку: никого к себе в душу не впускать и самой ни к кому сердцем не привязываться. Не вникать ни в чьи заботы и проблемы. Я за последние годы устала в Нерюнгри от человеческого фактора, до белого каления.
Но мимо Юльки я пройти не смогла. И не потому, что она первая протянула мне руку помощи и начала исподволь или в открытую заботиться обо мне в житейских мелочах, видя мою загруженность в работе и жалея меня, а потому, что…

У меня в отделе работала Галина (Галина Сергеевна для Юльки), мы с ней одногодки, а Юлька в дочери нам годилась, ей двадцать восемь, моему сыну столько же. Галина - тоскливый черный человек, всё время ходила в темном одеянии и в длинной юбке, а то платок оденет - баптистка и баптистка. Ну что такое, всё-таки работа! Я в определении её ошиблась чуть-чуть, не баптистка, но человек церковный. Каждый выходной ходила на службу в церкви. Поэтому суббота для неё - святой день, и она сразу категорично предупредила меня, что в субботу она на работу выходить не будет, даже если очень сильно будет надо… На что я ей ответила так же категорично, дав понять, что дела церковные очень важны, но и работа стоять из-за них не должна: «Делайте все дела так, чтобы к Вам в субботу не возникало вопросов».
Галина, конечно, хороший специалист и требовательный. Занималась в основном контролем за расходом и списанием запасных частей и горюче-смазочных материалов в отделах механика и энергетика. Они боялись её, как огня. Ни одной лишней запчасти и литра бензина без её зоркого взгляда не проходило. Ей мужики даже угрожали: «Поймаем на базе однажды ночью - голову оторвём». Но она же не дура - после таких угроз ходить по базе ночью, тем более одна. Она и днём-то стала всё время к кому-нибудь прилепляться, чтобы, не дай Бог…
Большая недостача бензина и дизтоплива (ГСМ, короче) висела на подотчете у главного механика. Он опять новый. За мои девять месяцев работы уже второй. И перед этим было не меньше пяти. Они вахтовики. Отработают свои три месяца, наделают проблем, не сдавая отчеты и акты передачи другому, и уезжают. Из дома вышлют заявление об увольнении и остаются в благополучии. Главный бухгалтер уже не знала, что с ними делать. Сколько ни писала директору докладных - воз и ныне там.
А Галина эту недостачу в бок, и каждый месяц новый отчёт, как с нуля. И тоже докладные директору, но за моей подписью, естественно, я же её начальник. Однажды меня вызвал директор и очень вежливо попросил что-нибудь с этим сделать, поскольку президент компании обещает всю недостачу снимать с его зарплаты. Главный бухгалтер выдала всю информацию в Москву. Я на месте президента так бы и сделала. Почему ты сам не предпринимаешь никаких мер к своим механикам? Они ведь тоже подотчётники, вот и подавай на них в суд, а не хочешь, не можешь, жалеешь – плати как руководитель сам, через суд, конечно. Бензин и дизтопливо продавали, запчасти тоже. Но запчасти хоть поштучно можно подсчитать, за ГСМ же уследить было в то время трудновато, хотя он тоже счёту подлежал. Это сейчас появились программы и оборудование, Глонассы, а тогда только мерная рейка, путевые листы и километры, в них накрученные. Плюс нормативы на списание, ну и, конечно, честность. Последнее в таком деле - понятие очень щекотливое и не всем понятное. В общем, воровство, халатность, нежелание первого руководителя бороться с этим и привело к тому, что порядка пятисот тонн бензина висело на недостаче у нового механика. Он, когда прозрел, схватился за голову и тут же побежал с заявлением на увольнение. А всего только две недели отработал. Акт передачи и в глаза не видел. Директор, конечно, заявление не принял и пообещал дело уладить, на него эту недостачу не вешать. Вот на этой почве у меня произошёл с директором первый конфликт. Я отказалась от подделки документов и вообще от каких-либо действий и предложила директору подать в суд на виновных лиц. Он на меня затаил обиду. Вызвал к себе Галину и, судя по тому, что она потом ходила гоголем и имела какие-то преимущества даже передо мной – задача ею была выполнена. Я стала к ней относиться настороженнее, чем раньше.
Слева от меня в углу сидела черная туча. Галина - не грузная женщина, но невысокого роста. Черные волосы, такие же глаза, и черные каждодневные одеяния придавали ей вид мрачной горы. Мне было неприятно видеть такое существо в нашем кабинете, но сделать я пока ничего не могла.

И вот Юлька. Я стала замечать - такой же внешний вид, как у Галины. Она никогда ярко не одевалась, а тут что-то с чем-то… Молодая девчонка, курносая, с искрящимися глазами - вдруг потухла. Она всегда с удовольствием приходила к нам в кабинет, давая разгрузку мне, себе, и еще трём коллегам, не считая Галины – трещотка такая безобидная. Вечерами, если у меня было дел поменьше или я могла безболезненно отвлечься, мы могли сидеть с ней и говорить, говорить... Правда, говорила больше она, я её не перебивала, просто слушала и иногда задавала вопросы или вставляла «свои пять копеек» в разговор. Она была замужем, у неё сын, на тот период три года. Остался с мамой в посёлке недалеко от Екатеринбурга. С мужем развелась. Работы нет, в город не наездишься. Через интернет нашла нашу фирму. Её приняли на должность инженера по технике безопасности. Что за работа, я знаю, сама трудилась около шести месяцев на этой должности. Сплошное беспокойство! Сейчас эта должность добавила в себя приставку «…и промсанитарии», а значит, на Юлькиных плечах чистота и порядок в вагончиках, общежитиях, их электро- и пожаробезопасность, не считая прохождения медкомиссий работниками и постоянных инструктажей. Забот на её плечах полно, и она пока одна в отделе. Проживая по соседству со мной в общежитии, видя, когда и в каком усталом виде я прихожу, стала подкармливать меня обедами и ужинами. Мне, конечно, было неудобно, я её просила не делать этого, всё равно хоть что-то да найду перекусить, но она долго не сдавалась. В конце концов решили, что в выходные будем обедать вместе, за мной паёк, за ней готовка. Юльке было важно общение со мной, чтобы с кем-то делиться новостями из дома или проблемами на работе. Прилип человек душой. Оттолкнуть я её не смогла.

А тут она почти замкнулась. Редко стала заходить к нам в кабинет. А если зайдёт в своем сером или чёрном одеянии, опасливо смотрит в угол кабинета. Два-три слова - и убегает. Я как-то посмеялась над её черными одеждами: «Юлька, ты что, в воронёнка превращаешься, или в секту какую ходишь?» Из левого угла кабинета на меня прилетели огненные стрелы из глаз Галины, а Юлька опустила взгляд и ушла. В общежитии она тоже перестала заходить ко мне, и наши выходные обеды сошли на нет. Бывало, проходя мимо, я пыталась сказать ей: «Так нельзя, Юленька, ты молодая девчонка. Зачем тебе всё это?» Но она отворачивалась и убегала. А дверь комнаты Галины приоткрывалась, и оттуда слышалось её покашливание. Так продолжалось месяца три.

Галина тем временем убедила директора в необходимости освятить офис от всех бед и несчастий. Целая процессия была из священника церкви, двух прислужников, Галины, Юльки и всех желающих присутствовать при этом действии. Потом над дверями каждого отдела появились иконки и крестики. Галина вообще летала на крыльях. Я не против таких действий и веры вообще, и сама хожу в церковь. Но не до такой же степени! Есть церковь, но есть и светские места. Ладно, освятили - даже хорошо, может, дела пойдут на лад. Но, к сожалению, они шли всё хуже и хуже. 2009-й год – очередной кризис в стране. Даже газпромовские предприятия испытывали нужду - строительство объектов приостанавливалось, финансирование уменьшалось. У нас опять появилась задержка с зарплатой. Люди увольнялись, пошли суды, разборки работников с директором. Ох, как я всё это понимала и очень ему сочувствовала. Помогала, как могла, убеждала людей потерпеть, работать, всё наладится... а он схватился за освящение офиса как за спасительную ниточку…

И я сделала правильный вывод относительно Юльки – она попала под влияние Галины, и та затащила её в церковь. Странная только какая-то церковь. Всё-таки секта, видимо! Я решила поговорить с Галиной: зачем она тянет молодую девчонку в эти дебри? Жизнь просто гаснет в ней. На что, конечно же, получила грубый ответ, что это вообще не моё дело. Юлька на мои вопросы тоже не отвечала. Как зомби стала.

Мне это надоело. Скажу честно, я решила Галину удалить из нашей компании. Стала заваливать её работой, причем письменно, через электронную почту, давать сроки и отмечать даты выполнения. Мне нужно было влепить ей три выговора за невыполнение заданий, чтобы подать служебную записку на её увольнение. Было противно на душе, но другого способа я найти не могла.
К моему счастью, долго это не продолжалось. Она сама нашла работу на другом предприятии, то ли поняв моё отношение к ней, то ли с большей заработной платой, то ли по какой-то другой причине. Когда увольнялась, опять показала свой черный характер. Надо было две недели отработать. А её, видите ли, там уже ждали. Моё какое дело! Передавайте дела, отчёты - и уходите. Но передавать было некому. Я надеялась, что устроится кто-нибудь на её место за это время. Никто не пришёл, пришлось все дела принимать самой, о чём я даже не пожалела, потому что много тайн узнала, в том числе и о делах Галины с директором по списанию ГСМ. Она орала на меня, презрев все статусы и субординации, когда я задавала ей вопросы: почему это так, а это сяк… Я была шокирована её поведением, но, преодолев себя, спокойно спросила: «Галина, Вы - божий человек, в Вас бес вселился?» После этого она замолчала, практически без слов мы закончили передачу дел, я подписала ей обходной лист и отпустила с Богом. Это была пятница. Юльку в выходные дни я не видела. За стеной, в её комнате, стояла тишина.

В понедельник в кабинет распахивается дверь и… в него влетает девочка - бабочка! Юлька!!!! Глаза синие распахнуты, сияют, как солнышко. Улыбка на всё лицо. Легкая, в красивом красном платье - и кружится, кружится по кабинету. Мы зааплодировали ей. К нам стали заглядывать, услышав шум в кабинете. Увидев Юльку, её вид и кружение, заходили и тоже начинали аплодировать, крича «Браво» и «Бис». Она подскочила ко мне, давай кружить и меня… Я потом долго не могла отойти от её круговерти. Это была феерия! Она бегала по кругу и целовала всех аплодировавших ей коллег… Прибежали секретарши, пришли директор и его заместитель. Тоже полюбовались Юлькой. Танцы закончились. Но это был праздник! Юлька вернулась к нам! Потом я расплакалась от радости за неё, и мне было нисколько не стыдно за своё желание выжить Галину с нашего предприятия. И далась мне эта девчонка…
Немного погодя ей дали место в садике для сына. Она забрала от мамы сынишку, вышла замуж за хорошего парня, он усыновил мальчишку. Они и сейчас живут в Новом Уренгое. Юлька всё хорошеет и хорошеет – вижу на фотографиях в интернете. Правильно, ей ведь сорок уже, взрослеет девочка, скоро совсем ягодка будет!

Я очень рада – счастья её семье, и пусть обойдут их все ненастья!






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 17
© 10.05.2020г. Эльвира Рассолова
Свидетельство о публикации: izba-2020-2804124

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
var _acic={dataProvider:10};(function(){var e=document.createElement("script");e.type="text/javascript";e.async=true;e.src="https://www.acint.net/aci.js";var t=document.getElementsByTagName("script")[0];t.parentNode.insertBefore(e,t)})()


















1