Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Владислав Зубец. Течение Нижнего Амура. III.1. Работа ихтиофагов


Владислав Зубец. Течение Нижнего Амура. III.1. Работа ихтиофагов
 

III.1. Работа ихтиофагов

Х
орошо начинать эту часть без каких-либо там объяснений. Кто такой, где Край Света находится. И вообще, почему я в Кольчеме.

Март в архиве. Недели пурги. Сквозь окошко – дремучее Нечто –

– Как уколы тоски беспредметной...

Как укол моих милых предвзятостей.

Что осталось? В закатных лучах –

– Мои тропики...

Зелень букетов? Я как будто бы гнал эту зиму. Мало что пропустило сознанье.

И прогнал? Вся тайга скоро будет такой же, как букеты весенние в кружках:

– А зима?

В Мариинском – где-то там или около. В Мариинском:

– Я так отвечаю...

Настоящий отшельник навряд ли что-то гонит и что-то торопит. Впрочем, все начинают. И мне не уйти от себя поначалу.

И, конечно, я не был в раю. И не все попадало в блокноты –

– Разве сажа...

Новелла загадки? Но трубу обновлю обязательно.

О предвзятостях я размышляю. В основном – по утрам, возле майны. Но других наловлю. Вроде рыбок, попадающих в ковшик нечаянно.

Предвзятости – завал, мешающий быть искренним –

– Но с них ведет начало весь Кольчем?

Мой остров с маяком, метеостанция. Я, впрочем, эту тему уже не продвигаю.

Вот схему, может быть, не выдержал напрасно:

– И потащился я в библиотеку...

А утром уже солнышко? И шлягеры заткнулись. Нехорошо, потеряна невинность.

Но борода заметно отрастает? Вчера едва ворочал языком. Не понимал вопросов, как Останко. И только ждал, чтоб поскорей убрАлись.

А как заметался в поисках брюк –

– Как пригнуло березки коллегами?

Я отшельник и многому выучен – на жердинах, ступеньках, у проруби.

Зато теперь Судьба определилась. И быт преодолен. Единственно, что нужно –

– Довериться весне?

Апрелю наступившему. И местной лирике, отчасти узнаваемой.

...На практике апреля это примерно так –

– Куда глаза глядят...

Коврижку вспомнил. Где небо – сквозь столетние деревья, которые заведомо отсутствуют.

Подумал, захотел. И вот – уже иду:

– Красивая дорога...

Залив коллег Арсеньева. За дамбой мыс, откуда созерцаю – туманные картины Удыльского пространства.

День подходящий – снег обречен. Вытаивает галька, и лед пронизан дырками. И вдоль пути машин вода налита в ванны –

– То желтые апрельские озера...

Дорога, впрочем, скоро к Удылю. А нам с Пиратиком сейчас – либо тайга, либо залив, такой же, как Арсеньева –

– Там дальше еще несколько таких же...

Тайгой короче? Только – пролезли сквозь кустистые, а там листвянки:

– Копья обгорелые...

Как мачты кораблей, под землю погружённых. Почти что корабельное кладбИще.

Форсировали гарь и возвращались. Лишь время зря потратили –

– Завалы и промоины...

И кстати, на дороге машина Рыбинспекции:

– На озеро!

Уколов, Лев Васильич.



Сомнений нет – я с ними на Удыль! Проверим, сколько рыб кольчемцы наловили. Пешком туда навряд ли, а так –

– Удобный случай?

Проходы-острова рисуются вазонами.

...Отвык я от обычных разговоров. Спасибо вертолету – нашлось о чем рассказывать. Но мчали – не сказать, чтоб так уж долго. На баке я опять под крышею кабинки.



Не различишь, где берег, а где лед. И ясно, что на озере, когда остановились. Возле вагончика. Такого – на полозьях. Который прибуксирован и тут стационарный.

Мусорно – рыбьи скелеты и банки:

– Здесь живет человек...

Что понятно без надписи. И это – рядом с чистой аскетичностью. На самой середине Удыльского пространства.

Знакомая нам Зоя выходит из вагончика. И – шварк чугун помоев фигуре снеговой:

– Прямо в лицо?

Какая-то потребность – чем гаже, тем милее:

– Кругом и так абстракция...

Внутри вагончика транзистор надрывается. Немытая посуда, свалка шуб. Кто-то гитару дергает. Кто-то читает. На нарах в карты режутся. Накурено кошмарно.

Быт рыбаков –

– Закинул сеть и жди?

Но рыбы мало, план не выполняется. Удыль не тот, что раньше:

– Не центнеры, а штуки...

Заморы в донных зарослях – от Пильды и до Бичи.

Уже тогда не верилось, что там, в подводных джунглях, прошевелится что-то до апреля:

– Какой тут план?

Но мы сейчас по плану идем вытягивать поставленные сети.

...Дорожки от вагончика – по всевозможным румбам. Поверхность без торосов. И снежные фигуры – как-то не столь эффектны, как амурские. И нет ориентации –

– Лишь ветровые реки...

Стерильное раздолье! Удыльское, знакомое. Показывают мне, где Резиденция, где Пильда и где Бичи:

– Бесполезно...

Чуть отвернешься, сразу все сбивается.

А проруби, как принято, пробиты по окружности. И сети подо льдом притянуты грузАми:

– К близкому дну...

Как стенка? Наверно, против Бичи, а может быть, и Пильды:

– Различья несущественны...

Вытаскивают сети, сводя их к общей проруби. У каждой отработанное действо. Канат-струна хватается удавкой и тянется вручную иностранцами.

Небрежно, артистически –

– Подходит, захлестнет...

И, повернувшись, тянет. Теперь – другой подходит. И – новый оборот тонкой удавкой с палочкой. И этот уже тянет через плечо удавку.

Так – через точно отмеренные паузы –

– С каким-то щегольством неолитическим...

И вот уже – бригада вдоль каната. Как будто бы легко, но тянут наклонившись.

Красивая работа – ихтиофаги, как же! И все – черноволосые, без шапок. Одеты кое-как, но вовсе не в рванину. Какие-то индейцы из Фенимора Купера.

Теперь лишь вороток канат мотает –

– Из майны невод должен появиться...

Вот он, в сине-зеленых обрастателях? Рачки. Створки перлОвиц, гигантских удивительно.

Вода гнилая, с неприятным запахом. И рыб всего штук пять, но тоже –

– Карасищи!



Улов заносится в журнал ревизионный. Так вроде бы всю зиму –

– Не центнеры, а штуки...

А говорят, недавно сеть шла, «как колбаса» –

– «Мотня» порой не пролезала в прорубь...

Ребята молодые – сами видели. У Льва Васильича записано в журналах.

По сто пятьдесят центнеров когда-то за улов! И травят-то не здесь, а на Амуре. Причем – у Комсомольска, много выше. А вот – не помогает фотосинтез.

Закрыть Ухту? Но – нерест, пути определенные. Там травят, здесь заморы:

– Разгул сине-зеленых...

Вот и орланы с озера куда-то улетели. Ребята молодые – тоже видели.

Легенды? Может быть, сегодняшний улов будет казаться скоро легендарным. Чугун помоев –

– Частность...

Но тоже ведь копИтся? Нельзя так оскорблять тысячелетьями.

Стоянка человека –

– Композиция...

Из ядовитых жиж? Мазками разноцветными:

– Художество...

Какой-то скрытый смысл? Какое-то проклятье. И, видно, уж недолго.

Несем улов. Мои ихтиофаги, конечно же, кольчемцы и все давно знакомые:

– Но иностранцы все-таки?

Корейцы и японцы. А бригадир их – вылитый политик Сунь Ятсен.

Да! У меня бинокль из кладовки. На линзах лак пузырится, наверно, искупали. Смотреть, однако, можно, хоть устают глаза, и я опять борюсь с удыльским усыпленьем.

...На льдах темнеет точка –

– Со стороны Кольчема...

Сохатый? Волк? Не то и не другое:

– Пиратик прибежал!

Кусается, катается. Лежит, как мертвый лис, весь – хитрость и коварство.

Теперь назад пешком? А то обидится. К тому же и индеец стругАет карася:

– Будет тала...

Едали мы талу! Ихтиофаги Нижнего Амура.

Мне отдают оставшийся улов:

– Ты ведь один живешь...

Хорошие ребята? Вот удивились бы, что я не рыбоед. Не ведаю, как к рыбам подступиться.

Но все равно ценю дары ихтиофагов. И мне немного совестно за мысли. А как работают –

– А как киногеничны!

Но я не виноват, раз так тут все заметно.

Опять одни с Пиратиком. И Чайные в бинокль – отсюда только боком. Но зато – над каждым полуостровом висят точно такие же. Гольцы в двенадцать крат –

– Все в киселе синейшем...

Сиянье и туманность! Последняя такая, что солнце в ней имеет отраженье. Смотреть нельзя, настолько нестерпимо. Иду, зажмурившись, по колеям машины.

Откроешь глаз –

– Сиянием ударит!

Но вслед за ним – голубизна небес. Возможно, что первичная. Как там, у Солонцов – под снежными рулонами обрыва.



Красивая дорога? Не так, чтоб очень длинная. Опять весна –

– Веселый склон Кольчема...

Опять – тропой брусник и мягких палых хвоин. Задами огородов, к заждавшемуся дому.

Продолжение (Глава III.2): https://www.chitalnya.ru/work/2802058/








Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 9
© 07.05.2020 Николай Зубец
Свидетельство о публикации: izba-2020-2801484

Рубрика произведения: Проза -> Поэма


















1