Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Муза по имени Ася. (Глава четвёртая).


Муза по имени Ася.  (Глава  четвёртая).
4.
Утром , сидя за столом в ожидании завтрака, я чувствовал себя властелином вселенной. Ася тоже была улыбчивой и счастливой.
-Ты идешь сегодня на склон? – спросил я её.
- Нет – ответила она и пригладила вихор на моей голове. – У меня ещё побаливает нога. Мы сегодня будем с тобой заниматься творческой работой.
- То есть?
- Мы будем править твой первый рассказ из книги «О любви…», который называется «Утоли мои печали…». Так, чтобы его герой Пашка Жуков, стал живым человеком еще до того, как влюбился. Ты согласен?
- Конечно, согласен. Но почему так сразу? К тому же, я могу сделать это сам.
- А ты забыл, кто я теперь для тебя?
- Но ты тоже, наверное, забыла, что сказал Дзамболат: муза и жена – одна сатана.
- Много он понимает, твой Дзамболат! У большинства поэтов и писателей музами были любовницы. Но ты же не хочешь, чтобы мы с тобой немедля разыграли в этом чудесном ущелье банальнейший курортный роман?
- А почему бы и нет? - ответил я, стараясь показать себя развязным и и преуспевающим в любви плейбоем.
- Изыди, Акимов! – закричала она, крестя меня наманикюренными пальчиками и хохоча во весь рот. – Я девушка честная, чужих мужиков мне не надо!
Любопытный Шарик заглянул в столовую, услышав такой громкий смех, а подошедший с завтраком Дзамболат кинул ему свежеиспеченный оладышек и спросил его серьёзно:
- Ты что, никогда не видел счастливую женщину? Уходи отсюда!
Шарик обиделся и, не тронув угощения, залез в будку.
После завтрака, убирая со стола пустые тарелки, Дзамболат сказал:
- Бензин кончился. Если хотите слушать музыку и не портить глаза при керосиновой лампе, придется покрутить колесо.
- Какое еще колесо? – удивленно воскликнула Ася.
- Алексей знает, какое, - угрюмо ответил ей Дзамболат.
Будучи уверенным, что на словах объяснить Асе суть изобретения нашего хозяина невозможно, я повёл ее в голубую будочку и показал, как оно действует.
Ася была в восторге, а Дзамболат скромно шмыгал носом, когда она назвала его гением механизации производственных процессов. Но она оказалась дотошнее меня, спросив его:
- А как же ты снег с дороги убрал? Ведь здесь были сплошные сугробы!
- А вагонетка сама его убрала , - ответил ей Дзамболат. – Надо только сделать её тяжелее и впереди приделать две железки, вроде как нос у корабля. Вот я и нагрузил её камнем, нос поострее сделал и тормоз отпустил. Один только раз застряла. Пришлось её снова наверх поднять и опять вниз отпустить…. Ладно, я пошел на турбазу бензин грузить, а вы ждите моего звонка по телефону. Как позвоню, крутите колесо. Теперь будет легче, чем в прошлый раз: бензина всего три канистры.
Он ушел, а мы с Асей пригрелись на солнышке в затишке за будочкой.
Долго сидели молча, а потом Ася вдруг сказала:
- Вот как выходит, однако: чтобы расчистить себе путь к чему-то лучшему, а, может быть, к самому главному в своей жизни, надо сломя голову броситься вниз, не зная, что тебя ждёт впереди.
И тогда я понял, что всё в этом мире запутанно и странно, и мое счастливое состояние испарилось, поднявшись маленьким белым облачком в высь необъятного неба…

Мы не виделись с Асей до ужина.
На обед она не пришла. Когда я вопросительно взглянул на Дзамболата, принесшего всего одну тарелку с харчо, он пожал плечами и сказал:
- Не хочет. Всё время по телефону говорит, телевизор даже не включает.
Отобедав, я вернулся в свой номер и тоже решил позвонить жене.
- Здравствуй, Алексей – сказала она мне сухо. – Наконец-то, соизволил позвонить. Ты еще долго намерен отдыхать там?
- Я не отдыхаю, я работаю, - сходу раздражаясь, ответил я.
- А дома ты работать не мог бы? У нас прекрасные условия, дети у бабушек, я целый день на работе, тихо, спокойно . Если ты хочешь творить на природе, езжай на дачу, там море, лес, прекрасные соседи, между прочим, твои коллеги… Да, совсем забыла: моя знакомая из бюро путешествий предлагает мне путевку в Тунис, на двоих и совсем дёшево. Дешевле, чем в Сочи на три дня слетать. Ты ведь заграницей ни разу не был, а тебе как писателю было бы полезно побывать.
Она помолчала, а потом спросила, уже совершенно другим тоном, как говорят обычно простые русские женщины, соскучившиеся по мужьям:
- А ты чего не звонил-то?
- Электричества у нас не  было, - совсем успокоившись, принялся объяснять я. – Телефон еще не разрядился, но я берег батареи на случай срочного сообщения.
- Какого еще срочного?
- Например, могли заболеть дети или…
- Типун тебе на язык! Ты лучше скажи, когда приедешь. Мы все соскучились по тебе, ждем, не дождемся.
- Как только расчистят дорогу, так и приеду.
- А когда её расчистят?
- Не знаю…
- Ну, тогда будем ждать тебя по весне, когда снег сойдет…
Её тон стал прежним, холодным и осуждающим, и я прервал разговор одним нажатием кнопки.
Я стал ждать ужина, чтобы увидеть Асю. Постучаться к ней в номер я не посмел: если она всё время говорит с кем-то по телефону, то прерывать эти разговоры было бы просто бестактно…
Она пришла в столовую первой. Войдя туда, я увидел ее уже сидящей за столом и читающей всё ту же книгу, «О любви...».
- А ты посвежел, - сказала она, подняв на меня взгляд. – Ходил на прогулку?
- Нет, - ответил я, - просто бросил эту бессмысленную работу и валялся на постели, слушая музыку.
- А бессмысленная работа - это что?
- Писание романа, ради которого я приехал сюда.
- Тоже о любви?
- Да. И только о любви…
- Ты удивительный писатель, Акимов, наверное, единственный в своем роде. Пишешь только о любви и не о чем другом. Наверное, у тебя богатый опыт в этой области?
«Сначала меня донимала своими издевательскими вопросами жена, а теперь еще и Ася», - зло подумал я.
Вероятно, она прочла эту злость на моём лице и улыбнулась, положив мне на плечо свою тёплую руку:
- Прости, я больше не буду.
Тут подошел Дзамболат с подносом в руках, поставил на стол тарелки с манной кашей и сказал:
- Завтра меня не будет целый день. Обед и ужин приготовите сами. На завтрак разогреете в микроволновке пироги. А я иду вместе со всеми восстанавливать линию электропередачи. Надеюсь, вечером будет настоящее электричество.
- Ура! – тихо сказала Ася. – Мне уже надоела эта трескотня на балконе.
Когда Дзамболат ушел, она посмотрела на меня, уныло ковырявшего нелюбимую с детства кашу, и приказала:
- Ешь! А то завтра я не дам тебе даже попробовать пельмени по-сибирски, которые я умею готовить лучше всех сибиряков, вместе взятых. А сейчас после ужина мы пойдем к тебе, и ты мне расскажешь подробно, о чем же твой новый роман.

                                                                                   (продолжение завтра)





Рейтинг работы: 4
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 26
© 07.05.2020 Борис Аксюзов
Свидетельство о публикации: izba-2020-2801330

Рубрика произведения: Проза -> Роман


Людмила Зубарева       21.07.2020   16:15:35
Отзыв:   положительный
Семён Семёныч! Я уже прикинула их внуков няньчить, а тут такое- реальные жена и дети!!!
















1