Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Владислав Зубец. НА ФОНЕ СТАРОГО ГОРОДА. Глава третья


Владислав Зубец. НА ФОНЕ СТАРОГО ГОРОДА. Глава третья
 

ДВА ПОРТРЕТА НА ФОНЕ СТАРОГО ГОРОДА


III

Не следует думать, что мы только и делали по вечерам, что дули виски из баночек от сыра «Янтарь». Так вышло, что у нас чуть ли не общее хозяйство образовалось временно. За литературой и философией дошла очередь и до науки. Хотя она у нас была разной, но скоро мы уже имели подробное представление, кто и что делает, и даже планировали общие работы.

Мне очень жаль, что я не имею возможности описать, как он говорил, но сущность не так уж сложна, вся идея в механической аккумуляции энергии, запасании её во вращающихся маховиках и использовании в нужный момент. В общем, речь шла об автомобилях нового типа, которые заряжают в какой-то точке, раскручивая электричеством маховик, а дальше машина идёт сама, не выделяя никаких вредных газов. Главное – в маховике. А ведь как раз маховиками занимался Уфимцев.

Нурбей рассказал, что курский изобретатель вроде бы и есть его учитель. И вообще про Уфимцева я услышал впервые. Нурбей до этого работал в Тбилиси и Тольятти и в Курск попал из-за него.

Мы иногда имели время ходить в институт или хотя бы до трамвая пешком, и вот вели такие разговоры. Считается классической способность объяснить первому прохожему свою идею – Нурбей этим безусловно обладал. Большой учёный в нём сидит. Я сам стал задумываться и вспомнил, что о маховиках знаю не так уж мало. Вспоминались и самодвижущиеся игрушки, и бесконечно крутящаяся пуговица на нитке.

– Да, эта игрушка из древнего Китая пришла.



Он как-то её назвал, позабылось.Маховики уходили во времени чуть ли не в могильники Месопотамии.

Эти утренние прогулки по Выгонной дуге, до трамвая на Дзержинского, а иногда до самого института, где он в центре города в здании школы со всеми своими факультетами... Сам Уфимцев интересовал меня не более как создатель ветряка, торчавшего на склоне одного из курских бугров над россыпью лачуг. Я не видел, чтоб он работал, и как-то представлялось мимоходом, что он заржавел и скрипит над всей этой скукой, как мне тогда казалось, недоразвитого и неэстетичного города.

Ветряк я заметил, конечно, сам, а вот что его строил Уфимцев, узнал от Нурбея Владимировича. Тем не менее, так интерес и остался бы небольшим, но мне суждено было коснуться этой ниточки поближе. И многое узнать и даже сыграть свою роль. Расставить новых статистов и вот сейчас написать об этом...



Высокая металлическая вышка с лопастями должна давать ток, но я никогда не видел, чтоб давала. Хотя подобных ветряков, если вспомнить, видел немало.

В Воронеже по Задонскому шоссе стоял один такой, километрах в десяти от города. Наверное, крутился до войны, а потом скрипел и ржавел. Внизу под ним стояла пара домиков, типичных для тогдашних сёл Черноземья. Низкие кирпичные с маленькими окнами и входом посередине. Комнат не было, крыша соломенная. Всё называлось «Хутор Ветряк». Задонское шоссе и булыжник имело не всюду, а асфальта – метров пятьсот, не доезжая до леса. Мы радовались этому куску, когда выбирались на велосипедах. Казалось, какое счастье всё время ехать по асфальту! Был и колодец. Кажется, ветряк должен был качать воду из-под земли, но не уверен.



Потом незаметно исчезли и жуткие домики и сам ветряк, но название хутора написано на дорожном указателе прекрасной теперь автострады, и практически рядом стоят корпуса политехнического института. Так что со скрипом и ржавчиной ветряка я был знаком давно.

Ещё видел остатки ветряка на Ай-Петри, но шквалы ветра, говорят, тоже быстро его сломали. Так что – что-то ржавое, скрипящее и неработающее. И немного досадно, что туда не залезешь – высоко. А подойти к курскому почему-то и в голову не приходило. Слишком много всего навалилось, я делал лабораторию и учебный процесс поджимал.

Читал про ветряки для подзарядки аккумуляторов на маяках Курильских островов. Но всё же уважение было, и знакомство только откладывалось.

И жизнь текла в привыканьях и приспособленьях. К примеру, был душ, но без горячей воды, да и холодной не всегда. И баня, что посередине двух гор и двух дыр, на ремонте. Путями неведомыми мы с Нурбеем попали в баню ГПТУ. И тут обнаружилась ещё одна особенность этого великого человека – он пил пиво до, а не после бани. И был лохмат.

Кто об этом напишет? А ведь Нурбей и сам по себе знаменитая личность, да и к истории Курска имеет отношение... Я почему про баню? Тут было реальное училище, где учился Уфимцев.



А после бани мы стоим на перекрёстке – старые узорные дома, холодный ветер плещет солнцем, листьев ещё много. И рядом табличка: ул. Уфимцева. Горизонты. Такая сцена навсегда и останется. Мы смеёмся. И это было уже давно-предавно.



Глава 4: https://www.chitalnya.ru/work/281444/













Рейтинг работы: 2
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 407
© 25.01.2011 Николай Зубец
Свидетельство о публикации: izba-2011-279731

Рубрика произведения: Проза -> Повесть


















1