Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Пушистый чародей


Пушистый чародей
Anders Ged
Своеобразная интерТрепация на тему: «Кот в сапоге или размышление, что было бы, если бы такое было вообще»

ПУШИСТЫЙ ЧАРОДЕЙ.

Будильник. Весьма полезная в жизни каждого человека вещь. Он будит практически всех, именно в тот час, когда это необходимо. Вечером перед сном, мы их заводим, включаем, настраиваем, что бы рано утром они дребезжали, пели, сигналили, тарабанили, заставляя нас проснуться. Хорошо с одной стороны и очень удобно. Так почему же, когда, открыв глаза, мы каждый в душе сердимся, на сей часовой механизм? Ответ прост как все самое объяснимое. Он выдергивает нас из сладких, порой приятных сновидений. И каждый думает ну вот, еще бы минутку или две и тогда пусть орет и тилинькает. Я ничем не отличаюсь от всех. И так же мне не хватает той единственной минутки сна. Так было всегда, кроме той солнечной пятницы, когда я проснулся бодрым и счастливым.
Вы можете спросить, чем та пятница отличалась от всех других дней? Да ничем. В четверг мы закончили третью фазу испытаний, опытных образцов, она и последняя. А на следующий день решалась судьба. Как не странно об этом говорить. Хороший подарок нашей шефине. Начальник нашего отдела Лидия Ивановна Соколова, очень талантливый инженер и к тому же у нее в эту пятницу день рождения. Ну, чем не подарок. Я принял душ, побрился, выпил кофе и был готов, отправиться, на роботу.
    Пятница, это самый прекрасный день недели. Преддверие выходных, при чем суббота, самый лучший выходной. Она в отличии от воскресенья не отравлена предстоящим понедельником.
Кроме всего прочего, у меня по пятницам встреча с МММ. Маслов Михаил Михеевич. Человек незаурядный и очень прекрасный. Он мне можно сказать за место отца родного. Но встречи наши обусловлены в первую очередь, совместным отдыхом. Каждую пятницу, мы едем на рыбалку, с ночевкой. Михеевич подрабатывает речным таксистом, он перевозит людей на свое баркасе и берет чисто символическую плату за проезд. Людям на много дешевле и быстрее, перебраться через реку напрямую, чем трястись в рейсовом душном, автобусе несколько десятков километров, и платить за это в два раза дороже.
И вот я уже шагаю по набережной. Все мысли заняты одним, предстоящей рыбалкой. Нет я не заядлый любитель этого очаровательного отдыха, но мне это нравится. Иду, улыбаюсь собственным мыслям и солнцу июньского утра. Как вдруг, не с того, не с сего, спотыкаюсь, левой ногой. Неприятное скажу вам ощущение, особенно если оборачиваешься, смотришь под ноги, а там нет ничего, за что можно было зацепиться. И это оказалось кстати. Вдоль, парапета набережной, стоят женщины и продают цветы. Вот ведь, а я совсем забыл. Цветы просто необходимо купить и подарить Лидии Ивановне. Я не собираюсь подлизываться к ней в сегодняшний день, но дань уважения, это святое.
Среди торговок я сразу заметил молодую девушку в неброском ситцевом сарафане. Рядом с ней стояло четыре полных корзин различных цветов.
- Здравствуйте, красавица. – Поприветствовал я ее. – Не будете ли вы так любезны, продать мне три розы и если можно завернуть их на подарочный манер. У одной дамы сегодня день рождения.
- Сейчас, выберем, для вашей дамы, самые прекрасные. - Улыбнулась девушка, в темных солнцезащитных очках. – При этом ее ладонь заскользила по бутонам роз. – Возьмем эту, вот эту, а еще пожалуй эту, с мягкими лепестками. – Продавщица цветов ловко и быстро завернула розы в целлулоид, упаковала, придав букету, очень подарочный вид. – С вас, сто пятьдесят рублей.
Я вынул деньги, отдал сколько сказано, поблагодарил ее и пошел дальше. Настроение стало еще лучше. Прекрасное утро, я купил цветы у приятной продавщицы, которая не хамила, а сделала все быстро и культурно.
- Ты глянь, повезло девке, только пришла, а уж продала первый букет. – Услышал я разговор, двоих торговок.
- Ну и что, на каждый цветок, свой клиент. – Отвечала вторая. – И наши подойдут.
На проходной меня догнала, моя ассистентка, Зиночка. Девушка симпатичная, но всегда метушится, волнуется, словно куда-то, не успевает.
- Доброе утро Лешенька! Вот, уже цветы купил, какой молодец, а я еще не успела.
- На набережной, прекрасными розами торгует, одна молодая девушка. И не дорого к тому же. – Показав рукой, посоветовал я.
- Вот спасибо, побегу надо успеть купить и вовремя вернуться.
- Беги непоседа. – Засмеялся я.
- Ты не забыл, сегодня решается вопрос, о Париже и ЮАР. – Резко остановившись, спросила она.
- Беги за цветами Зин, Какая в сущности разница куда будет отправлен образец.
- И все же Леша, ты не прав. – Она резко развернулась и легкой трусцой побежала к набережной.
- Вот трещотка. – Улыбнулся я сам себе. – Ей так важно, куда отправят кого. И я вновь споткнулся на ровном месте, а когда посмотрел, что ничего под ногой нет, встретился глазами с начальницей.
- Доброе утро, Алексей Владимирович, ах какая прелесть. – Встретила меня наш шеф, что это вы спотыкаетесь на ровном месте голубчик.
- Доброе утро, С днем рождения Лидия Ивановна, это вам. – И я протянул розы женщине.
- Спасибо, спасибо. Очень приятно получить такую красоту из рук мужчины. Надеюсь вы готовы выступить на совете, с отчетом о проведенных испытаниях?
- Да. Мы провели полный анализ и нам есть, что высказать на совете.
- Надеюсь, вы не будете просить продолжения работ и дополнительных часов на доведение до идеального результата.
- В этом нет необходимости, агрегаты прошли все стендовые нагрузки, теперь осталось их проверить на непосредственных местах.
- Это просто замечательно. Ну что же, через час начнется заседание совета. Там и продолжим наш разговор.
- Я зашел в кабинет и включил чайник, Очень захотелось кофе, и необходимо просмотреть последние диаграммы работы экспериментального образца.
- Вот посмотри, ну как тебе, по моему ничего, очень красивый. – Вскочила Зиночка, показывая мне букет.
- Зинуль. Беги, дари, а то в очереди будешь последней. Сейчас все засыпают шефиню цветами. – Засмеялся я.
- Да ну тебя, сам то вон уже отдарился. – Вздернула девушка носиком и помчалась в приемную.
- Привет старик, а почему не при костюме и галстуке? – Вошел в кабинет Генка Коромыслов.
- Крокодил, ты же знаешь, как я отношусь к этим официозам. Это тебе важно куда пошлют, а по мне, так главное, чтобы было удобно.
- Надеюсь, не забыл цветы Лидии преподнести?
- А то, купил, аж целых три, кофе будешь?
- Я тебя не понимаю Лешка, Вот знаю тебя с института, а понять не могу. Ведь на носу заграница, надо из себя вылезти, что бы понравится.
- Я не барышня, что бы нравится. Направят, поеду, нет так нас и тут не плохо кормят. – Передразнивая кота из мультика про попугая Кешу про картавил я.
- Там. Речь шла о Гаити, а здесь Париж, разницу чувствуешь? – Делая себе кофе, возражал мой друг.
- Крокодил, я буду только рад, если во Францию отправят тебя.
- Ты серьезно старик, вот спасибо, Ужасно не хочется, жарится на солнце Африки. Если я попаду, то привезу тебе бутылочку французского коньяка.
- Мы с МММ больше любим водочку, поддерживаем родного производителя. – Засмеялся я и отпил кофе.
- Вы с твоим Михеевичем. Вообще уникумы, таких как вы, скоро в музеях показывать будут.
- Это вряд ли. Там такие экспонаты не принимают, не актуальны.
Ну, ладненько, спасибо за кофе, я побежал к себе. А ты зря не одел костюм. – убегая проговорил Генка.
- В джинсах очень удобно, в театр ходить, уголь грузить, это брюки такие, из синей рогожки. – В след захохотал я.
- Вот Лёшенька видел, как Коромыслов вырядился? А букет, приволок, Лидии Ивановне громадный, – покачала головой Зиночка.
- Зинуль. Ты тоже, о Парижах мечтаешь?
- Ну а сам как думаешь? Сравнил Францию и Африканскую республику.
- Там тоже люди живут и говорят не бедно.
- Да ну тебя, пошли на совет. Вот там и посмотрим, куда нас с тобой зашлют. Лариска та, небось, уж и платья в чемоданы упаковала.
- В платьях возле гидропресса не натанцуешься. Ты главное покупай купальник, может, в красном море искупаемся.
- С тобой разгильдяем, мне паранджу купить придется.
- Зин парандже тебе к лицу будет. – подтолкнул я ассистентку к выходу, прихватив папку с документацией.
Совет как я и ожидал, проходил скучно, без споров и дискуссий. Всем поскорее хотелось, завершить это и узнать ,кто куда поедет. А я смотрел в окно и мечтал об одном. Поскорее бы закончился рабочий день и можно ехать ловить рыбку. В семь вечера Михеевич обещал пришвартоваться у набережной.
- Алексей Владимирович? – Так что вы думаете не рано мы собираемся отправлять наши усилители на серьезные испытания. – спросил член комиссии совета.
- На то это и испытания, что бы узнать, как они отработают при полной нагрузке.
- Ну что же друзья мои. - Встала Лидия Ивановна. Совет, можно сказать, подошел к концу. У меня сегодня день рождения, поэтому предлагаю после работы, собраться на небольшое торжество, по этому поводу. Там и объявим, кто, куда повезет свой прототип.
Я чертыхнулся про себя. Кому как, а мне не улыбалось, сидеть за столом шефини и провозглашать тосты, в ее честь, а потом ждать когда, она соизволит, назначения представить. Так хорошо начавшийся день, мог сойти на - нет.
- Зиночка, ты не прикроешь меня на банкете. – Попросил я, когда мы, вернулись в свой кабинет.
- Ты что, совсем с ума спрыгнул Владимирович? Тут решается судьба поездки, а он, видите ли ,не хочет на банкет.
- Да пойми ты, мне все равно Африка или Франция. Ты что можешь похвалиться, тем, что тебя постоянно в ЮАР посылают? Я нет. Вот, а посмотреть Африку хочу. К стати помнишь, Саида, он приезжал к нам по вопросу усилителя для своего пресса. Так вот, он мне очень понравился. На русском, говорит замечательно, человек общительный. Все решено, хочу в Африку.
- Ну конечно, он хочет в Африку, а меня никто спрашивать не будет.
- Вот и умница. Зина там тебя на верблюде катать будут бесплатно.
- Пошел ты вместе с верблюдами и крокодилами.
- Крокодил поедет в Париж
- Вот-вот и эта фифа, в роговых очках, будет там вина трескать в дегустационных залах и подвалах.
- У нас в Крыму вина не хуже Зинуль. Ты за поездку столько валюты заработаешь за три месяца, что тебе на Париж смотаться хватит и еще останется.
- Трепло ты Лёшка. Куда так спешишь?
- Встреча у меня с другом, очень важная.
- Хорошо побудешь недолго на банкете, а потом смотаешь удочки. – сказала Зина. – а я что то придумаю.
- Про смотать удочки, это ты хорошо придумала.
- Не годишься ты в подлизы Градов, просто не умеешь. – Девушка махнула рукой.
- Зин. В Африке тоже хорошо. Не расстраивайся ты на счет той Франции, жизнь большая еще все успеешь увидеть. – Постарался я утешить девушку.
Банкет как и следовало ожидать превратился в сплошное действие, чествования шефини. Каждый просто из кожи вон лез, более изворотливее, поздравить Лидию Ивановну. Когда начали танцевать Зиночка пригласила меня и не спеша, помогла выйти из зала. – Друга то твою, как звать Лёшенька? – Вслед спросила она.
- Ты не поверишь.
- А ты попробуй?
- Михеевич. Михаил Михеевич.
- Беги уже. Врать все равно не умеешь. А я напьюсь, если нас с тобой в Африку направят.
- Зинуль ты это, сильно не пей, побереги голову.
Времени практически не оставалось, а мне нужно забежать домой переобуться взять рюкзак и пенал с удочками. Что бы не бежать по набережной я срезая расстояние дворами, спешил к своему дому. Через десять минут. Из парадного выходил совсем другой человек, в дождевике, болотных сапогах, с рюкзаком на плече и удочками в чехле-пенале.
- Лёшка, еловый якорь, где тебя медузы носят? Битый час тебя жду, у меня между прочим, клиентура может вся разбежаться, А налог, я с чего платить буду? – делая грозный вид кричал добрейшей души Михеевич.
- Прости меня МММ, у нашей шефини днюха, и опять же совет сегодня был. – оправдывался я. И тут произошло невероятное, я снова споткнулся на левую ногу, на ровном месте.
- Э-э, паря, по моему банкет прошел, на высшем уровне. – Засмеялся капитан баркаса.
- Вот хоть верь, хочешь нет, а сегодня это третий раз, Спотыкаюсь как старая лошадь одним и тем же копытом.
- Ну в народе не зря говорят Пьет как лошадь.
- А я выпил только два бокала шампанского, и то для блезира. – Обиженно огрызнулся я. – А вот спотыкаюсь третий раз.
- Лан грузись быстрее, меня там одна очень ценная пассажирка ждет на набережной.
- Михеевич, а как же дама на корабле.
- Сушенный ты кашалот Лёшка, я ведь сказал пассажир.
Баркас потарахтел на повышенной скорости, вдоль набережной. По тому как спешил мой друг, я понял что для него действительно пассажир, был очень важен. Через десять минут я чалил канат пришвартовавшегося баркаса, а Михеевич установив трап поспешил наверх по ступеням приказав мне сидеть и ждать, чтобы больше не споткнулся и не дай бог за борт.
Через несколько минут, он шел в сопровождении девушки, в ситцевом сарафане, неся ее пустые корзинки. Эта особа держала под руку моего капитана. Затем он помог ей взойти на баркас и усадил на лавочку.
- Вот теперь все можно отправляться, пробасил Михеевич.
- Спасибо вам дядя Миша, я уж думала случилось что,
- Да что могло случится, просто пришлось ждать одного очень умного оболтуса. А ты дочка смотрю, сегодня все цветы продала?
- Это невероятно, с самого утра пришел молодой человек, попросил три розы, за ним прибежала девушка, тоже вся такая нетерпеливая, но культурная, а потом, как по волшебству, у меня все цветы раскупили.
- Волшебству говоришь, - ухмыльнулся Михеевич. А вот скажи Берута, если человек в течении дня одной и той же ногой, за пустое место спотыкается это к чему?
- Я дядя Миша точно утверждать не берусь, но бабушка говорила, что тот кто трижды споткнется левой ногой, не за что, вскорости встретит кого то кто знается на магии или самого чародея или ведьму.
- Все Лёшка, еловый якорь, готовься к встрече с колдунами. – При этом, он громко засмеялся.
- Ха-ха-ха, передразнил я Михеевича, Сказки все это. Бабушкины сказки.
- Не скажи, Раз Берута говорит, что встретишь так уж точно тебе не отвертеться. Она у нас девушка грамотная, с красным дипломом МГУ закончила.
- Странно, – ответил я взглянув на девушку, что смотрела вперед и улыбалась, слушая наш разговор. – А тут в отпуске или как?
- Вашей даме понравились розы?
- Да очень понравились, только она мне не дама, а начальник.
- Спасибо вам, вы очень удачный покупатель сегодня были,
- Не за что, Вам спасибо.
- А на счет левой ноги, так это правда, говорят в старину часто волшебников те встречали, кто спотыкался об воздух.
Мне казалось странным, на улице темнело, а девушка так и сидела в темных солнечных очках. Но вскорости мы причалили к причалу в родной деревеньки Михеевича. Пришвартовались, и он помог сойти с баркаса Беруте, а потом ее встретила женщина и взяв корзинки они пошли по улице, а мы отчалили и баркас направился по затоке в плавни.
Через пол часа на острове, где мой друг выстроил рыбацкий домик, мы разожгли костер, потом забросили ночные донки, и сели у огня. Мой друг достал бутылку водки, мы раскрыли банку тушенки, помидоры, огурцы, нарезали черного хлеба. Пили, из граненых стаканов, по половинке.
- Дядь Миша, ты сказал, что девушка эта закончила МГУ с отличием, что же она цветами торгует на набережной?
- А жить, на что-то надо паря, вот и торгует, - Проговорил он после того, как мы осушили еще, по половинке.
- С ее образованием найти работу не проблема, на жизнь то уж точно хватит. – Не унимался я.
- Вот ты медуза, тебя забодай, на вид умный парень, механик от бога, вон как мое корыто отремонтировал, а очевидного не понимаешь. - Махнул захмелевший Михеевич. – Лан давай наливай еще по одной и пошли спать, завтра до света надо подняться.
Мы сдвинули стаканы, потом закусили и пошли в домик спать. Сон накрыл словно покрывалом и я провалился в сновидения. Снилось, будто иду по улице, а на встречу мне идет маг в удивительных одеждах с волшебной палочкой в руке, а потом схватил меня за плечо и зовет по имени.
- Лёшка, еловый якорь, вставай, медуза тебя забодай, пора рыбу ловить, а ты спишь как сурок, – тряс меня за плечо Михеевич.
- Я проснулся, проснулся, все, все встаю. А где мужик с волшебной палочкой?
- Про палочку не знаю, а вот кружка с кофе вон дымится на столе. Так что просыпайся сушеный кашалот.
Рыбалка можно сказать была удачной, Клев был не постоянный, но если уж клевало то вытягивали приличную рыбу. В моем садке плавало четыре крупных язя и полтора десятка окуней чуть больше ладошки, когда мой старый приятель сказал. – Шабаш Алексей пора и честь знать. Сейчас рыба пойдет отдыхать перед грозой. А нам надо еще уху сварить и отметить улов, как положено.
Спорить с Михеевичем, себе дороже раз сказал, что будет гроза, значит можно не сомневаться. А рыбы действительно наловили достаточно, Лишняя, нам не к чему, а этой за глаза хватит.
- Вот ты мне скажи Алексей, у тебя мечта есть?
- Конечно, но она умещается в небольшое желание. Заработаю за границей немного денег и куплю себе собственную квартиру.
- А брат, той что же, вот так ни с чем тебя и оставил. – недовольно покачал головой дядя Миша. – Не по человечески, это как то. Родной брат а все под себя загреб.
- Да ладно, чего там, у него семья, им нужнее. – улыбнулся я грустно. Хотя на душе кошки заскреблись. Сразу вспомнился разговор с Петькой и его супругой. А когда он предложил поработать слесарем в автосервисе на пол ставки. Плюнул и забрав свои вещи ушел и снял себе комнату.
- Э – э, паря, добрый ты или глупый не пойму. Знаю что человек ты хороший, честный, а вот так отказываешься от родительского дома.
- Не чужому ведь оставил, брату родному.
- Ну да, ну да.
- А сам о чем мечтаешь дядя Миша. Да о чем мне особо мечтать. Детей мне бог не дал. Женка рано померла, так что мне особо ничего не надо.
- Ну это понятно, а не особо, это что?
- Вот ты сам смотри. Времена меняются, не то что раньше были. Мужикам роботы в деревне нету. Многие в запои ударяются. А места у нас Сам видишь какие богатые. Сюда бы пяток современных катеров. Можно свой бизнес открыть. Людей по реке катать, опять же рыбалки устраивать, отдых всякий. Ты про зеленый туризм слышал? Ну и работу мужикам дать. Меньше людей из наших мест в города подадутся.
- Ну твое не особо, прекрасная перспектива. Жаль только что катера те стоит бешеных денег.
- А я тебе про что, Наш нынешний мер, мужик правильный, для родного края много хорошего что делает. Не дает предприятия разбазаривать, как в других то местах происходит. Вот и вы на уровень заграницы выходите.
В этот момент зазвонил мобильный телефон. На экране высветилось имя Зиночки.
- Привет Зинуль, как наше ничего? – улыбаясь спросил я у ассистентки.
- Градов, ты сволочь. – заплетающимся языком заговорила, пьяная Зиночка. – Ты меня бросил под танки а сам где-то прохлаждаешься со своей знакомой. А я пью. Нет ну где справедливость? Эти два кро-крокодила поедут в Париж ля-лягушек жрать будь они не ладные, тьфу мерзость. И улитки их гадость. Эх Лёха, а мне выпало с тобой жарится на солнце где то в пустыне южной Африки. Ик. Неет Градов ты все таки сволочь. Что тру-трудно тебе было галстук надеть, да?
- Зинуль ты где сейчас?
- Гиде, гиде, Не в Париже это точно. Сижу пью, плачу и думаю, что из одежды в Африку брать надо.
- Шорты, футболки бери подруга.
- Пошел ты Лёшка, знаешь куда, со своими шутками. Я своим родителям сказать побоялась правду.
- Зинуль, ты рыбу любишь? – Совершенно серьезно спросил я.
- Какую рыбу Градов?
- Язь, окунь есть.
- Так ты гад, на рыбалку смотался? Удочки смотал и рыбу там ловишь. А Зинка тебе за прикрытие осталась? – Зинуля, разошлась не на шутку. – Приедешь я тебе твоим язем по твоей наглой морде надаю, бессовестное ты создание Лёшенька. Выезд через два месяца, к стати.
- Я тебя тоже люблю как друга Зинуль.
- Вот именно меня только как друга, зато других, эх Лёшка, Лешка.
И в телефоне послышались короткие гудки.
- Что там случилось Алексей. – улыбался Михеевич, глядя на мое растерянное лицо.
- Она обиделась, по моему.
- Кто обиделся?
- Ассистентка. Нас посылают В Африку, а она хотела во Францию.
- Значит скоро уедешь?
- Это ненадолго, дядя Миша. Всего три месяца. – словно оправдывался я перед другом. – Но не раньше сентября.
- Хорошо, значит на щук с тобой сходим, и перемёты на налимов ставить будем.
К вечеру действительно начался дождь, а когда я сошел на берег лил ливень и в небе появились сполохи приближающейся грозы.
Вспомнив, что дома в холодильнике, Мамай прошелся и из съестных припасов, разве что, пара помидоров и пол десятка не свежих яиц, больше ничего нет, я завернул в супермаркет. Завтра воскресенье и вылизать из дому мне не захочется. Следует сделать небольшой запас. Хлеб, килограмм сосисок, два килограмма развесных пельменей, пакет молока, пачка масла, кофе, бутылка коньяка и коробка конфет на всякий случай. Вдруг придет, какая заблудшая душа, а я не готов к приему гостей.
Всего этого мне хватит не на один день, тем более дома я только ужинаю и на завтрак кофе с бутербродом. Настроение не смотря на дождь, что лил не переставая, было хорошим. У самого парадного я вновь споткнулся. Оглянулся назад опять ничего под ногами. И только хотел сделать шаг вперед, как увидел перед собой, жалкое, крохотное создание совершенно мокрое и все слипшееся. Котенок сидел и трясся от холода.
- Вот тебе и чародей. – В слух проговорил я. – Это, от куда ты взялся, такой несчастный? – поднимая на руки бедняжку. – Ладно не оставлять же тебя под таким ливнем, переночуешь у меня, а завтра разберемся откуда ты и куда тебя девать.
Подниматься на третий этаж не долго, а этот зверек успел нагло задремать у меня за пазухой. В квартире было тепло и сухо. Я разделся снял сапоги и надев тапки пошел на кухню выгружать продукты, найденыш недовольно заворочался и тихо пискнул. Пришлось посадить его на табурет. Выглядело это создание, скажем не ахти. Худющий весь слипшийся и с торчащим тонким хвостом.
- Вот, что прикажешь с тобой делать? Опыта у меня нет, как управляться с домашними животными. И так что едят котята? Сосиски не подходят, пельмени как я понимаю тоже. Есть молоко и рыба. Хотя рыба, это наверное еще рано, таким маленьким как ты.
Я достал блюдце и наполнил молоком из пакета. Посадил рядом котенка, а сам продолжил заниматься продуктами. Оглянулся и увидел что мой гость премило облизывает свою мокрую мордаху, а молока в блюдце нет.
- Видно ты действительно сильно голоден приятель. – Наливая новую порцию в блюдце, понимающе высказался я.
Уговаривать, его не пришлось. Котенок взялся вторично опустошать блюдце. А покончив, с молоком, облизался и нагло мяукнул.
- Э нет брат. Не то чтобы мне жалко продукты, но столько за один раз это слишком. Вот чуть позже я тебе налью еще. А сейчас мне кажется, тебя надо покупать и привести в божеский вид.
Вода в ванне набиралась весело журча. Я успел переодеться в спортивные штаны и футболку и пригласил гостя принять ванну. Как ни странно, он не капризничая проследовал за мной. Осторожно посадил его в теплую воду начал мыть. Котенок стойко терпел и лишь иногда фыркал, недовольно тряс ушами. Потом, вытерев его полотенцем, я понес мокрого в комнату. Где-то в шкафу, я видел старый фен. Вот им я и начал сушить найденыша.
Каково же было мое удивление, когда просыхающая шерсть становилась вся пушистой и у него обрисовалась таки круглая фигура. Но красивая мордочка, имела свою изюминку, это глаза. Они были разные, правый абсолютно голубой, а левый желтый.
- А ты симпатяга, друг мой. – Засмеялся я и потрепал зверька. – Нужно тебя определить на ночлег, как считаешь? – Я взял плед, положил его свернув несколько раз, на кресло, а поверх посадил котенка. Тот недолго думая начал вылизывать свои лапки и влажные места шерсти. – Все правильно дружище, гигиена превыше всего. – Сказав это, я отправился принимать душ.
Когда я вернулся в комнату, котенка на месте, не оказалось. Я осмотрелся по сторонам, заглянул всюду, куда мог залезть этот разбойник, но нигде не нашел. Может отправился на кухню, решил я и последовал туда. Там его тоже не было. Уже возвращаясь назад я заметил, что левый сапог сваленный на бок. Хотел поправить и увидел что в нем мирно спит, тот кого я так ищу по всей квартире. Что же, раз тебе нравится быть котом в сапоге, я против не буду. Выключил свет и отправился в постель, можно спокойно расслабится и получать удовольствие от валяния в постели.

* * *

Будильник. Да его придумал очень мудрый человек. Вот если вы его, принципиально не заведете вечером, то будьте уверены, рано утром, он не зазвонит и не разбудит вас. Но, оказывается, найдется тот кто обязательно, захочет сделать это с вами. Я проснулся от надоедливого и требовательного мяуканья. Мой нос щекотал, своим пушистым хвостом, вчерашний найденыш. Он без умолку требовал чтобы я открыл глаза. Ну хорошо, я проснулся, а ты добился чего хочешь. Чего тебе не хватает в такую рань. Половина шестого. Господи воскресенье, такая дикая рань, а я шлепаю тапками за этим комком шерсти. Сначала я подумал что он хочет есть. Налью ему молока, пусть наестся и даст мне поспать. Не тут то было, он остановился у дверей туалета, посмотрел на меня и мяукнул. Ну ты парень даешь, я конечно рад что ты нигде не наделал, но будить в такую рань. Приоткрыл дверь и впустил котенка в комнатку. Уж лучше пусть сходит там, чем где либо в комнате. Он снова начал мяукать, забравшись на унитаз.
Я предполагал что угодно, но что ему не хватает света, это извините я понял не сразу. Сон постепенно улетучивался из моей головы, моих глаз. Одним словом накрылись мои сновидения котячьим хвостом. Но мне ужасно понравилось его отношение к порядку в доме. Умными глазищами, а они у него большущие, котенок наблюдал как я нажал кнопку смывая унитаз, потом выключил свет. И собирался пойти, попробовать уснуть. Очередное мяу, развернуло меня на сто восемьдесят градусов. Теперь он сидел у холодильника.
- Скажи мне друг любезный, чем тебя покормить на завтрак молоком или рыбкой? У меня есть, свеженькие окуньки, будешь или все же молоко. – На это он демонстративно фыркнул или чихнул, я не знаю. Но положил на блюдце, предварительно помыв его, небольшого окуня. А котенок довольно урча, начал не спеша поедать рыбину, которая по сути, была чуть меньше его самого, в мокром виде. – Теперь я отправляюсь спать, и просьба, меня не будить своими истошными мяу. Договорились? – спросил я и пошлепал тапками по полу, назад в комнату.
Сон снова пришел и я заснул. Нет, сновидений я уже не видел, но спал спокойно. Спокойно до тех пор пока, у меня по носу не за елозили шерстистым хвостом. Я открыл глаза, собираясь выругаться, но в этот момент, зазвонил телефон.
- Алло, база подводных самолетов на проводе. – пробормотал я в трубку.
- Доброе утро Алексей, я вчера днем звонила вам, а потом вспомнила, что вы на рыбалке как всегда. –Услышал я голос хозяйки квартиры.
- Доброе утро Анастасия Павловна. Я действительно ловил рыбу. Если вам не трудно заберите несколько штук язей из морозилки. И еще я хотел вам сообщить что тут со мной поселился один друг, если вы не против. Думаю, он всего на несколько дней, а потом я вновь буду один.
- Надеюсь это порядочный человек и без вредных привычек?
- Не сомневайтесь, очень культурный и чистоплотный молодой человек.
- Я надеюсь на ваше слово Алексей, если вы за него ручаетесь, то пусть поживет. Я приеду через пол часика, это вас не сильно обеспокоит с вашим другом?
- Ни сколько, приезжайте. – Ответил я и положил трубку.
- Ну, вот дружище, я договорился, что ты можешь пожить здесь несколько дней. Пойдем на кухню, я хочу кофе.
Блюдце было тщательно вылизано. На кухне порядок, а это говорит о том, что котенок нигде не шалил и не перевернул ничего. Сплошное положительное создание похвалил я его.
За чашкой кофе я рассматривал этот, белый, пушистый, комок шерсти, сидящий на подоконнике и пытался придумать ему имя. Последние события убедили меня, что так, с бухты барахты, нельзя ничего выдумывать. Я называл имя и смотрел на реакцию котенка. Всевозможные, Васька и Гоша, Мурзик и Барсик, игнорировались просто и безоговорочно. Когда же весь, известный мне запас закончился, я глубоко вздохнув сказал. – Ну что пушистый, я больше не могу придумать ничего для тебя. Он довольно облизнулся и замурлыкал.
Вот так вместе со мной поселился Пушистый. В дверях раздался звонок, это пришла хозяйка.
- Будь умницей и веди себя подобающим образом. От этого зависит, останешься ты тут или нет. – Попросил я котенка и пошел открывать.
- Здравствуйте, еще раз Алексей. Надеюсь, я не помешала?
- Нет. Анастасия Павловна, проходите. Кофе будете?
- С удовольствием. А где же ваш друг. Хотелось бы взглянуть на него.
- Проходите на кухню, он там. – пригласил я женщину.
Нам открылась премилая картина, на свободном табурете важно восседал котенок и своими большущими и умными глазами смотрел на хозяйку квартиры.
- Вот позвольте представить вам Анастасия Павловна моего друга. Пушистый.
- Как? Просто котенок? Вы большой шутник Алексей. – засмеялась она. – Я уж подумала, что это действительно молодой человек.
- Ну, Пушистый действительно, еще очень молод, но ужасно опрятный и культурный кот. Он ходит в туалет на унитаз оставляет за собой чистую посуду, и не балуется. – Очень серьезно отрекомендовал я своего нового друга.
- Просто прелесть. Вы знаете Алексей, а ведь это перс, судя по виду, могу вас уверить.
- Но ведь те вроде с приплюснутыми носами, будто кто сковородой стукнул. – Выразил я свое сомнение.
- Это классик перс. У них очень большие глаза, они сильно пушистые. Так что вы мне поверьте, я немного разбираюсь в кошачьих. И где вы приобрели такого красавца?
- Вы не поверите, но на улице. Ужасно мокрого и грязного. А когда привел в порядок, то получился вот такой Пушистый.
- Я не буду возражать против такого жильца. Я не особая любительница, этих домашних животных, но уважаю их за ум и красоту.
Словно поняв комплимент. Пушистый спрыгнул с табурета и подбежав, потерся о ноги Анастасии Павловны.
- Действительно, очень умный котенок, может выразить свою признательность. Ну, спасибо вам Алексей за кофе я пожалуй пойду.
- Возьмите рыбу, Я не любитель ее есть, только ловить, а котенку хватит и окуней. С этими словами я достал трех больших язей в пакете из морозилки.
- Спасибо вам Лёшенька, из этой рыбы получится отменный пирог. Приедут внуки и мне будет, чем их побаловать.
- На здоровье. – Улыбнулся я.
Дверь за женщиной закрылась, а мы с Пушистым, остались вновь вдвоем.
-Не знаю, чем займешься ты, дружище, а мне надо поработать за компьютером, - Я достал окунька, положил на блюдце, для Пушистого и налил воды, в глубокую тарелку из пластика. Вдруг он захочет попить. После этого, ушел в комнату и включил ноутбук, сидя в постели.
Через минуту прибежал Пушистый и не найдя подходящего места лучше, забрался мне на плечо. И уже от туда стал внимательно смотреть в монитор. Он словно размышлял, когда курсор двигался по экрану. То довольно мурлыкал, а то недовольно фыркал, когда я открывал новый сайт в Интернете. Я же искал все, что можно узнать о ЮАР. Как никак, мне предстояла поездка в эту страну.
- Вот сюда я скоро отправляюсь Пушистый. – заговорил я с котенком и он в ответ начал довольно мурлыкать. – Наверное, придется тебя определить на постой к Михеевичу, пока меня не будет. Будешь скучать, без меня? – в ответ я получил языком по уху. Язык оказался шершавым. – Ты знаешь, я тоже к тебе сильно привязался за эти несколько часов, так что, тоже буду скучать.
Я взял с прикроватной тумбочки пульт, и включил телевизор. По иронии, какой судьбы, не знаю на экране шагал кот по крыше и напевал песенку размахивая в лапах, волшебной палкой. Добрый мультфильм про кота в сапогах, знакомый еще с советских времен. Пушистый, не спеша слез с плеча, спрыгнул с постели и взобравшись на пуфик, уселся на него, стал внимательно смотреть на экран. Я искренне рассмеялся, глядя на эту картину, а котенок повернулся в мою сторону и недовольно фыркнув, продолжил смотреть мультик. Ты посмотри, рассердился что я ему мешаю смотреть.
Хватит валяться, решил я и отправился на кухню. Что бы не долго управляться, решил отварить сосиски и поставил воду в кастрюльке, на плиту. Вода закипела и четыре розовые колбаски погрузились в бурлящую ключом воду.
- Пушистый? Ты сосиску будешь? – Крикнул я, любителю мультфильмов.
Что вы думаете, в кухню пулей вкатился белый комок шерсти, при этом топот лап был такой, будто пронеслось маленькое пони. Он заскочил на табурет и посмотрел в пустые тарелки. Сосисок еще там не было.
- Через пять минут все будет готово. У тебя уйма времени, сходить в туалет и помыть лапы, перед едой. – Попытался пошутить я над котенком. А он соскочил с табурета, лапой открыл туалет и вошел внутрь. Вот когда в унитазе стала всхлипывать вода, я заглянул, чтобы посмотреть, не упал ли котенок. Нет, он не упал, этот белый чертенок, пытался своими лапками нажать на кнопку слива. – Рано тебе еще брат, тут усилие нужно, а твоего веса, пока еще маловато.
Пушистый, демонстративно вышел из туалета и сев на табурете на кухне, стал вылизывать лапы. При этом, постоянно смотрел на мои действия. Я решил немного его подразнить и подойдя к плите, снял крышку с кастрюли. Сделал умное лицо, по цокал языком и снова закрыл. Котенок аж вытянулся всем телом, в предвкушении обеда.
- Пожалуй, надо еще подождать. – Соврал я, хотя газ выключил.
- Мяу. – Возмутился Пушистый, моей наглости.
- А что ты хотел, сосиски все равно еще очень горячие. Есть ты такую, не будешь. – вилкой, накалывая и доставая их на тарелки, проговорил я. На одну положив три, а для котенка одну.
Белый комок, моментально перебрался на подоконник, и с него стал рассматривать сосиску, которая парила струйками горячего пара. Потом перевел взгляд на мою тарелку и фыркнул обиженно.
- Каждому по росту и старшинству друг мой, разве это не справедливо?
Но, по-видимому, у Пушистого, справедливость измерялась по другому. Он постоянно ворочал головой с одной тарелки на другую, а потом на меня бросал, возмущенный взгляд. В этот момент в комнате зазвонил телефон, я поспешил туда, бросив полотенце на табурет.
- Алло, База подводных самолетов на проводе. – привычно ответил я.
- Градов, вот скажи, почему у тебя постоянно самолеты подводные? – Услышал я знакомый голос.
- И тебе привет Зинуль. Как самочувствие, после вчерашнего расслабления?
- Ты не проходимый Градов. Я решила к тебе заскочить и потому звоню, а вдруг ты не один.
- Ну, ты конечно заходи. – Пригласил я слыша что в голосе Зиночки, присутствуют пары алкоголя. – Посидим, повздыхаем о далеко улетевшем Париже.
- Гад. – коротко ответила девушка и положила трубку.
- Еще бы, конечно гад. – Улыбаясь, побрел на кухню.
Картина ясная как божий день. По столу, от моей тарелки к посуде Пушистого пролёг мокрый след перекатываемой сосиски. Сам же великий распределитель справедливости, мурлыкая принюхивался к колбаскам, склонившись над своей тарелкой. И по-видимому, в глаза мои смотреть не собирался. А что смотреть, все поровну, считал белый комок шерсти.
- Это друг мой форменное безобразие и мелкое воровство. Ты не находишь? – Возмутился я. На что Пушистый одобрительно фыркнул. – Заметь, ты перед этим, слопал, целого окуня, а я выпил, только чашечку кофе. Взгляд Пушистого, нагло заявлял, что грех жадничать, для растущего организма. – По-видимому, ты прав, но вот на пельмени, можешь даже не рассчитывать, а их придется скоро готовить.
Я успел дожевать первую, как в дверь позвонили. Тяжело вздохнув, я посмотрел на оставшуюся колбаску, аппетитно лежащую посреди тарелки, пошел открывать.
- Привет Градов. – Вваливаясь в комнату, поздоровалась Зинуля, разя перегаром. – Кто-то вчера, меня пугал рыбой, вот я и пришла на уху. – Она бегом, скинула сапоги и направилась на кухню. Пока я, аккуратно ставил ее обувь, а потом вернулся к столу, там стояла девушка, с вилкой в руках и доедала мою вторую сосиску. – Вот что значит холостяцкая жизнь Лёшка. Запихиваешься сосисками.
- Как показывает практика, скоро мне придется точить сосиски, под одеялом. Все норовят меня обобрать, до последнего кусочка.
- За твою халатность Градов, тебя вообще надо голодом заморить, а потом в пустыне, оставить без капли водки.
- Воды Зин, ты, хотела сказать, воды.
- Нет, Лёшка, как раз водки, чтобы тебе было стыдно.
- За что? – Недоумевал я.
- За то, что пожалел мне, эту мелкую сосиску. Вон посмотри, на этого толстяка в белой шубе сидит, на подоконнике и вторую жует, а я, бедная женщина, откусила маленький кусочек, а ты пожалел. – При этом из ее сумочки на стол перекочевала пол литры водки.
Оторвавшись от еды, Пушистый, вытаращил глаза, на бутылку, потом жалобно посмотрел на Зину. Всем своим видом говоря, что до хорошего, это ее не доведет.
- Оcccсуждаешь? – Спросила девушка у котенка. – А виноват во всем, между, прочем, твой хозяин.
Котенок снова фыркнул и вернулся к своей сосиске. Все правильно ваше дело решать, что и как, а тут нагло могут забрать последнее. Вон у него съела сосиску, так почему и мою не уволочет.
После того как тарелочка была тщательно вылизана, котенок спрыгнул с подоконника на табурет, затем на пол и подняв хвост трубой не спеша, вразвалочку отправился в комнату. Уселся на пуфик и стал смотреть в экран телевизора.
- Ты смотри, какой он у тебя, поросенок. Даже спасибо не сказал за обед. Доставай стаканы Градов.
- Зин? Ты пельмени будешь?
- А что, есть? – вскинула она брови.
- Нет. Но сейчас будут. –улыбнулся я.
В дверях сидел Пушистый и вопросительно смотрел на нас. Видимо, слово пельмени, притащило его, просто за шиворот. Я посмотрел на этого симпатягу и пообещал дать и ему, когда будут готовы. Котенок довольно облизался и убежал из кухни.
- Вот, от одиночества, ты совсем одичал, с котом разговариваешь. – Разливая по стаканам сделала вывод девушка.
- Зинуль, надеюсь, ты не забыла, что завтра нам на роботу?
- Наплевать, хуже уже не будет.
- А вот тут, ты ошибаешься подруга. Еще есть один пресс в западной Сибири, Там им торф прессуют. В это время там комары, размером если не со слона, то с мамонта точно, из всех достопримечательностей грибы и ягоды. А на подарок своим родным ты максимально, что привезешь, так это кедровых шишек. Зарплату там будешь получать опять же в родной без конвертной валюте.
- Ты меня решил испугать?
- Нет. Это суровая действительность Зин.
- Мы с тобой по маленькой, и никто не заметит. Ведь завтра и рабочий день, сведется на нет.
- Почему? – Не понял я
- Потому, что. Кто-то сбежал с банкета рыбку удить. Шефиня пообещала всех, с понедельника, разогнать по отпускам. Выдадут отпускные, зарплату и премии. Представляешь, какой я стану богатой.
- Отпуск, конечно здорово, но почему вот так неожиданно?
- Ты где живешь Градов? Спускайся на землю. Закроют нас к такой матери, давай выпьем.
- Как закроют? А поездка?
- Вот, так. Давай выпьем, а то, больше ничего не скажу. – Заупрямилась девушка.
Я засыпал пельмени в кипящую воду, помешал и, чокнувшись с Зиной, опрокинул в себя горячую порцию водки.
День медленно катился стрелками часов по циферблату часов, плавно перетекая в вечер. На кухне за столом, мы допивали бутылку коньяка, заедая холодными пельменями. Пушистый сидя на подоконнике, смотрел на нас двоих, абсолютно пьяную Зинулю и меня с осоловевшими глазами.
- Вот так друг мой, и такое иногда случается. – Проговорил я, обращаясь к котенку.
- Наливай и всё, хватит. – Произнесла девушка, услышав мой голос.
- Это и так последний. – Ответил я разливая остатки из бутылки.
- За-замечательно, посидели. – Подбила итог Зина.
- Верно, а завтра на работу надо идти.
- Ерунда, Лёха. Где у тебя ванная?
- Вон там, прямо и налево. – Показал я, махнув рукой.
Зинуля встала, выпила коньяк, за ним пельмень и пережевывая последний, пошла в ванну. Вскоре я услышал звук набирающейся воды. Пожал плечами, выпил свою последнюю порцию.
- Ну, как тебе пельмени Пушистый? Надеюсь, понравились? – На что котенок самодовольно облизнулся. Да интересное изобретение народа, прятать мясной фарш. Удобно и хлеб и мясо в одном наборе.
Минут через пятнадцать, из ванны вышла девушка, завернутая в мое огромное полотенце. Посмотрела на нас, помахала рукой и пожелав, спокойной ночи уплыла в комнату. Мы недоуменно переглянулись с котенком. Тот иронически фыркнул. Сам, мол, виноват. Напоил вот теперь и разбирайся.
Я встал и пошел в комнату посмотреть, что там творится. На моей постели, завернувшись в одеяло, безмятежно сопела Зинуля. Вернулся на кухню и стал наводить порядок. Перемыл посуду, убрал со стола, расставил табуреты по местам.
- Ситуация смешная, как думаешь Пушистый? – Спросил я, скорее себя чем этого малолетнего кота.
Но по-видимому, это было еще не все на сегодняшний день. Кто-то решил окончательно надомной посмеяться, там на небесах или это проделки моего нового друга. Если хоть на минутку представить, что он способен на такие шутки судьбы.
Я отправился принять душ, а когда вышел завернувшись в халат и собирался идти спать, разложив кресло и постелив себе. В дверь позвонили. Кто бы это мог быть так поздно, подумал я шлепая тапками по полу открывать.
- Привет Лёшенька! – На пороге стояла моя хорошая знакомая Лика. – Ты не рад, а я вот только сегодня приехала из Ялты и сразу к тебе.
- Привет. – Растеряно, произнес я.
А что вы хотите. Вот сами встаньте на мое место. Там в комнате спит сном младенца Зиночка, тут я весь, такой после душа, в халате, а в дверях неожиданно примчавшая, вся загорелая Лика.
- Градов, я тебя не узнаю. – надула губки девушка. - Ты совсем по мне не скучал?
Из кухни вышел Пушистый и остановился понаблюдать, всю комичность ситуации.
- А это у тебя кто? – показывая пальцем на котенка спросила ночная гостья.
- Пушистый. – коротко ответил я.
- Я вижу, что не облезший. Откуда у тебя кошки в доме?
- Нашел.
- Лёшенька, ты ведь знаешь, у меня аллергия на кошек.
- Это кот, не кошка.
- Какая разница. Посмотри какая у него длинная шерсть.
- Вполне красивая, чистая и пушистая. – невозмутимо ответил я, а в голове проносился один вопрос. Что делать?
- Алексей. Ты издеваешься? Так, ты как хочешь, но я не могу находиться в одном помещении с котами.
- Что же, по твоему я должен выкинуть его на улицу?
- Не обязательно на улицу. Выстави в подъезд, кто-то да подберет. Сам ведь говоришь красивый.
Пушистый слушая такую наглую речь принял стойку, шерсть стала дыбом и он враждебно заурчал.
- Вот видишь. Он еще и бешеный. Посмотри какие у него глаза и как он шипит. Если сейчас еще и пена из пасти польется.
- Лика, прекращай оскорблять Пушистого, сама видишь, ему это не нравится.
- Градов? Кто там пришел? Гони всех, завтра на работу надо выспаться. – услышали мы сонный голос Зиночки.
Взрыв бомбы, имел бы меньший, оглушающий эффект, чем то что произошло. В довершение слов, в дверном проеме, появилась и сама Зинуля, сонная и завернутая в одеяло. При этом завернутая намного выше колен. Пушистый. Сообразив оценив обстановку, молниеносно перебежал под ноги Зины и потерся о них, важно сел возле девушки, вызывающе глядя на Лику.
- Ты зря время не теряешь Градов. – сначала без звучно открывала рот, а потом выдавила из себя Лика.
- Ты тоже хорошо отдохнула, на югах.
- Кто эта стерва? – Заверещала девушка.
- Это кто тут стерва? – Медленно соображая, проговорила Зиночка. – Это, она меня что ли, так назвала? Убью. – И тело Зинули, начало приближаться, а вместе с ней, пошел в атаку Пушистый.
Кот оказался проворнее. И достал своими коготками капроновые колготы Лики, прежде чем за ней захлопнулась дверь.
- Цирк окончен. – проговорил я. – Всем спать.
- Лёша? А что это было? – спросила покачиваясь девушка.
- Сон Зин. Просто кошмарный сон, иди спи. Ты кстати тоже. – обратился я к Пушистому. – Все что могли, вы на пару уже сделали.
Потом в квартире наступила тишина. Я завел будильник и забравшись под плед, уснул в кресле.
Будильник. Адская машина, придуманная сумасшедшим инженером. Громыхает, как колокол на соборе, отдаваясь болью во всей голове. Пушистый хвост елозит у ноздрей, а вслед за ним требовательное. Мяу
- Всем не доброе утро. Прорычал я пряча голову под плед словно черепаха.
- Градов? - Это голос Зиночки из под одеяла.
- Чего тебе, великая разрушительница?
- Градов? А где мое белье и одежда?
- Наверно там где ты вчера все с себя снимала.
- Я? –она тихо задумалась. – Ты уверен, что я сама и мне, никто не помогал? – теряя всякую надежду спросила она.
- Уверяю тебя Ты все скинула с себя сама в ванной, Зин
- А потом? – Тут у нее снова начала зарождаться маленькая но теплая надежда.
- Буря, шквал, разруха и тишина.
- Правда? – ее довольная моська высунулась из под одеяла.
- Конечно нет Зинуль, ну как ты могла такое обо мне подумать.
- Вот именно. Как я могла такое подумать. Отвернись мне надо сходить одеться.
Я спрятался под плед, слушая как шлепают, босые ноги в сторону ванны.
- И ты отвернись бесстыжий. Расселся тут и смотришь своими огромными глазами. Отвернись говорю, дай пройти. – это явно встретились, два бывших, ночных союзника
Через пятнадцать минут мы пили кофе, Пушистому я наложил два окуня, молока в тарелку. Надо спешить на работу. Опоздание нам ни к чему.
- Градов. Если ты хоть слово кому скажешь, что вчера было.
- А ничего и не было Зинуль. – Успокоил я девушку. – Ты лучше подумай, что родителям соврешь.
- Придумаю по дороге. Наверное у подруги ночевала.
- Наверное, ночевала. – Кивнул ей в ответ головой.
- А он у тебя классный. – Вдруг сказала Зина когда мы спеша топали вдоль набережной.
- Кто? – Не сразу понял я сказанного. – А-а, Пушистый.
- Ну конечно, я имела в виду котенка.
На работе все как обычно, но все же уже по другому. Пока появится новый проект, пока будем его разрабатывать. Времени пройдет тьма. А сейчас, нас, как и говорила Зиночка разгоняли по отпускам. Мы получили уйму денег. Зарплату, отпускные и премию по случаю испытаний агрегатов. Вот теперь бы завалиться на отдых и не о чем, не думать. Наслаждаться солнцем, воздухом и водой. А что можно смотаться дикарем на юг и понежиться на пляжах черного моря. А можно, тут стоило задуматься, Что еще можно, имея на своем попечении живое существо такое, своеобразное, как Пушистый.
Я шел по набережной и придавался мечтания, строя планы как провести отпуск. И тут, вы не поверите, я снова споткнулся левой ногой за воздух. Это произошло перед продавщицами цветов. Как раз перед той девушкой в ситцевом платье.
- Здравствуйте Берута! – поздоровался я. – Как ваша торговля сегодня?
- Здравствуйте Алексей. Пока, ни как. Еще никто, ничего, не купил.
- Тогда выберите мне три самых красивых розы, пожалуйста.
- У вашей начальницы, снова день рождения?
- Нет. Просто мне нужны цветы.
Берута снова быстро и ловко выбрала и запаковала цветы. Я отдал сто пятьдесят рублей и. Да друзья мои, я подарил их самой продавщице, а потом пошел дальше по набережной.
Мобильный зазвонил минуты через три.
- Все самолеты затоплены на базе. – ответил я, посмотрев кто звонит.
- Градов. Я согласна тебя простить, за все, что было вчера. Но ты должен пообещать, избавится от кота.
- А мне очень нравится Пушистый. Он мне как родной и к тому же он мой друг, хоть еще такой маленький Лика. Я не собираюсь избавляться от котенка.
- Тебе меня совсем не жалко. Я подвернула ногу, которую оцарапал, твой сумасшедший кот.
- Ты не представляешь, как тебе крупно повезло.
-Что-о? Это чем же мне так повезло? –закричали на той стороне разговора.
- Тебе повезло, что Пушистый не слышал, как ты его назвала сумасшедшим. – спокойно ответил я. – И кстати, меня не будет в городе долгое время, так что не звони я еду на море. – И я просто выключил разговор.
Лика решила, что последнее слово, должно оставаться за ней, потому пробовала вызывать меня, еще несколько раз. Но увы, я не отвечал на ее звонки.
- Лёшка, еловый якорь, забодай тебя медуза. Ты чего не смотришь по сторонам, сушеный кашалот. – Услышал я голос Михеевича, со стоящего у пристани баркаса.
- И тебе здравствуй, дядя Миша.
- Что нос повесил как притопленная баржа, али случилось чего?
- Случилось.
- И что такое страшное?
- Я в отпуске дядя Миша.
- Так чего ты такой грустный? Медуза тебя забодай. Бегом дуй в магазин и отметим это событие. Я и отсюда вижу, что тебе просто необходимо опохмелиться, после хорошей попойки.
- А можно я приду не один?
- Ну ладно возьми и свою барышню. Хотя девки на корабле во время пьянки, это я тебе скажу опасная смесь.
-Они и на берегу не лучше.
- Лан беги я тут буду еще долго стоять.
Я так и не особо разгоняясь, пошел в сторону своего дома. Зашел в супермаркет и начал нагребать всякой разной снеди, на закуску. Купил две литры водки и проходя мимо отдела для домашних животных, купил такую модную нынче коробочку-корзинку, для переноса питомцев. Оплатил все в кассе и насвистывая направился к своему парадному.
На лавочке в полном ожидании сидела Лика. Она, увидев меня вскочила с места и быстро направилась на встречу.
- Ты не имеешь права, так со мной поступать Лёша.
- Для человека подвернувшего ногу, ты бегаешь как молодая лань. Что уже все прошло. Или это такая нынче горячка, на нервной почве.
- Градов, ты редкая сволочь.
- Лика становись в очередь, ты не первая кто мне это говорит. Говори, что ты хотела, а то я очень спешу у меня самолет через полтора часа.
- Какой самолет Лешенька?
- Известно какой, С базы подводных самолетов. Очень серьезный объект и женщинам там делать нечего.
- Ты не можешь поехать на море без меня.
- Почему нет? Ты ведь могла отдыхать с «одногруппником» по институту, почему мне нельзя?
- Откуда тебе это известно?
- У нас на базе. Очень продвинутая разведка работает. Прости но мне, правда надо бежать. Пушистый вон сидит в окне и переживает, точно с голодухи мучается. Прощай.
И я скрылся в парадном, поскорее поднимаясь на третий этаж. Не хватало еще, что бы она увязалась за мной в квартиру. Испортить настроение окончательно я себе не хотел.
- Все Пушистый, похоже, мы расстались с ней навсегда.
Кот обернулся в окно, посмотрел вниз и насмешливо фыркнул. Я подошел и тоже посмотрел. Лика, прихрамывая, удалялась от нашего дома. Но тут подъехала дорогая иномарка и забрала девушку.
- Вот видишь Пушистый, хорошо все то, что хорошо заканчивается.
Котенок лишь облизнулся. А когда увидел контейнер купленный для него осторожно обошел вокруг, принюхиваясь и подозрительно поглядывая на меня.
- Это для того чтобы тебя было удобно переносить по городу. Я не собираюсь от тебя избавляться, комок прекрасной белой шерсти. Мы едем в отпуск, в гости к дяде Мише на баркас. Так что живо, собирай свои вещи, и поехали. Пока я паковал сапоги и удочки свитер и другие вещи. Пушистый медленно тянул, пятясь задом в коробку, мой шерстяной носок. Именно этот носок он использовал как коврик в сапоге.
- Понравился? А скажи, что одевать мне, по твоему? Из коробки послышалось ворчание котенка и презрительное фырканье. – Совсем ты обнаглел братец, как я посмотрю. Расположился как будто век тут жил. Ладно, оставь его себе, сейчас не холодно и мне он, не нужен.
Всю дорогу до набережной, Пушистый внимательно, осматривал окрестности и дорогу к баркасу. Пока я поднимался на борт по трапу, он сидел притихший, как струсивший заяц.
- Ну и кто там у нас, забодай его медуза? – Проговорил, Михеевич, встречая нас на палубе.
- Вот дядя Миша, прошу любить и жаловать, мой друг Пушистый. - Открывая дверку представил я котенка. – Юноша очень серьезный, своенравный, но культурный.
- И имя подходящее. Ну, привет еловый якорь, юнга. Добро пожаловать на мою старую калошу.
Пушистый смело вышел из контейнера, осмотрелся, окинул взглядом Михеевича и вздернув хвост трубой пошел осматривать баркас.
- Глянь. Какой хозяйственный, а серьезность, так и пыхтит, через хвост. – Засмеялся, дядя Миша. – Ну что, Алексей пожалуй пора отчаливать. Сейчас только заберем Беруту и айда в наши края. Отпуск так отпуск. Надеюсь ты не собираешься махнуть на юг?
- Что я там не видел. У нас тут места не хуже, а пожалуй даже лучше.
- И то верно. Погостишь у меня вместе с юнгой, пособишь по случаю.
- Не вопрос, а в чем помощь заключается?
- Сашку помнишь? Тот что лесопилкой управляет?
- Конечно помню.
- Так он сушенный кашалот, опять движок запорол, а мне надо было, бревна на доски распустить.
- Если запчасти найдет сделаем.
- Найдет, куда денется. Его председатель сельсовета уже давно предупреждал.
Баркас причалил у знакомых мне ступеней, что спускаются прямо к воде. Трап установлен и Михеевич, пошел за цветочницей. А я смотрел на реку, на то как течение бежит вниз и уносит за собой то что только было сейчас, сменяя, тем что будет.
- Лешка, забодай тебя медуза, что ты такое знаешь хитрое? – спросил меня капитан баркаса.
- А в чем собственно дело? – удивился я.
- Это тебя надо спросить. Берута вон хвалится, что после того как ты покупаешь у нее розы, так быстренько делает выторг и корзинки в чистую пустые.
- Не знаю, может случайное совпадение.
- Еловый ты якорь, случайное совпадение. Вставай, помоги девушке на палубу взойти, сидишь как пенек, сушеный кашалот.
Я помог Беруте взяв за руку пройти по трапу и проводил до скамьи. И тут из за угла, вышел Пушистый. Он обошел чуть в стороне корзинки, и сел напротив девушки, внимательно глядя на нее снизу вверх. Потом совершенно обнаглел и с размаху запрыгнул Беруте на колени.
- Ах. – Испугалась в первый момент девушка. – Какой пушистый котенок. – И она улыбнулась. А он сидел и смотрел ей в лицо, хотя я видел, что она смотрит в даль. – Как его зовут?
- Пушистый. – ответил я
- Чудное имя, а главное точное. Какого он цвета?
- Белого. – Опешив ответил я. И сам подумал, неужто не видно.
- Значит Пушистый как снег?
- Ну да, такой комочек, белой и пушистой шерсти.
Я встал и пошел к Михеевичу, что у штурвала управлял баркасом.
- Так она что слепая? – очень тихо спросил я.
- Сушеный ты кашалот, а что незаметно?
- А как же она умудряется продавать цветы?
- Для этого совсем не обязательно видеть Алексей. – Ответила с палубы Берута. И слух у меня отменный, так что можете говорить нормально и не шептать дяде Мише.
- Вот так паря, забодай тебя медуза.
- Простите меня, я правда не понял сразу что вы не видите.
- Ничего страшного, не вы один, ошиблись на этот счет.
Я вернулся на лавочку к девушке и между нами завязался разговор. Оказалось, что слепота у Беруты не врожденная, а следствие нервного потрясения. Что она живет в деревне вместе с теткой. И теперь ее диплом вуза ей ни к чему. Девушка была очень эрудированной и рассказывала много чего интересного, а также с интересом слушала про мою работу, про то чем я занимаюсь. Мы долго беседовали. Оказывается, Михеевич, специально сбавил скорость, не спеша, вел баркас, давая нам наговориться.
- Лешка, забодай тебя медуза, швартуй калошу, заснул что ли, не видишь разве прибыли уже. В гляделки он с барышней удумал сушеный кашалот. – Не зло, ругался дядя Миша.
На протяжении всей нашей беседы, Пушистый умотал к штурвалу и торчал на компасе, глядя в даль и слушая как не громко, с ним беседует Михеевич.
- Ты юнга давай постигай науку корабельную, подрастешь, станешь старшим помощником, в перерывах между охотой за мышами. Вот скоро этот оболтус, уедет в свою Африку, и останемся мы с тобой вдвоем.
- Так вы едете в Африку? – Спросила, вставая с лавочки Берута. – А на долго?
- На три месяца, сбежит из наших краев, дочка. – встрял в разговор капитан.
- Долго. А как же Пушистый? – заволновалась она
- А за юнгой, мы с тобой присмотрим. Будем ждать, этого прокопченного на Африканском солнце путешественника.
Мы попрощались с девушкой, и пошли вдоль затоки, к домику, для рыбаков. Пушистый облазил всё помещение, исследуя каждый уголок, а потом вернулся и недовольно зафыркал.
- Что это с ним? – спросил Михеевич.
- Думаю что не нашел туалета.
- Юнга, уборная у нас на улице, извини все удобства там.
Котенок фыркнул и пошел к двери. Я же встал и открыл ему, выпуская на улицу. Переступая потраве котенок, высоко поднимал лапы, встряхивал ими и шел дальше в поисках туалета. Но, видно решил, что тут везде можно, он сделал свое дело и пулей влетел в дом. Сел на лавку и стал вылизывать лапы.
- Культурный. – Похвалил дядя Миша.
- Он еще свет в туалете требует включать, пока на унитазе сидит.
- На чем сидит? На унитазе? Да иди ты , вот прохвост.
- Вчера, даже смывать пытался, только силенок пока мало и веса не достаточно на кнопку надавить.
- Чудеса. И кто же такого умницу удумал выкинуть?
- Не знаю, но главное что я его нашел. С ним хорошо, весело и уютно.
- Жениться тебе надо, сушеный ты кашалот.
- С этим можно погодить до времени. – Возразил я. – Я должен встретить ту единственную и на всю жизнь
- Во, во, пока, будешь думать да искать, всех и разберут. – Засмеялся дядя Миша.
Мы поужинали, выпили по маленькой за отпуск, и пошли на боковую.
- Брату то сказал, что за границу едешь? – со своей кровати спросил Михеевич.
- Нет. И не собирался. Да его, это и не интересует.
- Ну не скажи Лёшка. Очень даже заинтересует, забодай их медуза. Но правильно, ничего не говори. Ты добрый, а им от тебя сразу, что-то понадобится.
- Видно будет Дядя Миша. Когда еще та поездка, не будем загадывать.
Я засыпал и слышал как Пушистый пыжась, тянет носок из контейнера в сапог, готовится на ночлег, мой кот в сапоге. Вся процедура заняла немного времени. И я успел уснуть пока он, ворочаясь укладывался спать.
Будильник. Мягкий и сладкий, нарастающий звук, сопровождаемый шершавым скольжением по моей щеке, и пушистой шерстью у ноздрей. Котенок тихо и просяще, мяукал, стараясь не разбудить Михеевича, но требовал моего подъема.
- Сейчас Пушистый выпущу. Продирая глаза и вставая с кровати сказал я. Открыл дверь и комок шерсти выскочил на улицу. Я подождал. Легкий утренний туман тянулся с реки. Было зябко. Шутка ли, половина шестого. Котенок вернулся и я вновь улегся, укрывшись одеялом под которое, как партизан, вползал мой шерстистый друг. Добравшись до руки, без всякого зазрения совести, Пушистый, перебрался ко мне на грудь, свернулся калачиком заснул. Самое интересное, что мой сон, улетучился напрочь.
Рано утром мы отправились в деревню, пришвартовав баркас на пристани. Миновали дома, углубились в лес, где и стояла лесопилка. Сашка действительно умел доставать быстро запчасти. Притом, что и вся полоска, заключалась в замене прокладки, на головке цилиндров. После обеда тем самым путем вернулись к пристани.
На лавочке сидело, около десятка деревенских, и ждали Михеевича. Мы с котенком в контейнере, пошли вдоль затоки, а там через мостки, можно перейти в домик нашего капитана. Не хватало еще того, что бы дядя Миша тратил время в ущерб своего маленького бизнеса отвозя нас домой.
- Вот, Пушистый, иногда полезно, пройтись пешком и полюбоваться природой. Когда еще выдастся такая возможность, соприкоснуться с тем, что нас окружает вокруг.
Перед мостками я выпустил котенка на волю и он не спеша, осторожно и самостоятельно преодолевал препятствие. Я не останавливаясь, перешел через реку, а Пушистый подходил к краю и подолгу смотрел в пробегающую под ним воду.
- Любуешься своим отражением ? – Спросил я
Он посмотрел на меня и нехотя побрел следом. Я с лавочки смотрел на котенка, понимая, он, чем то расстроен.
- Что с тобой творится приятель? – усмехнувшись спросил я. – Тебя будто подменили, ты случайно не заболел у меня?
Пушисты забрался на колени и покрутившись блаженно скрутился калачиком, при этом мурлыкая как мини трактор тихо и монотонно.
- Не расстраивайся, скоро прибудет Михеич и все наладится. – Я говорил с котенком и пальцам почесывал у него за ушком.
Наш друг действительно очень скоро пришвартовал свою посудину и быстро шагая приблизился к нам, при этом взгляд у него был, очень озабочен.
- Что-то случилось? – спросил я старого капитана.
- Да уж, случилось, забодай его медуза. – Он тяжело вздохнул и посмотрел мне в глаза. – Сегодня в городе пытались убить нашего мера.
- Ну не чего себе. – присвистнув проговорил я. – И до нас докатилось это безобразие. Надеюсь никто не пострадал?
- Да мера только оцарапало, а вот водителя задело серьезно, сейчас в центральной над ним хирурги колдуют. Нет Леша, вот ты мне скажи что же это в мире творится, чтобы вот так среди бела дня по людям стрелять, да еще и посреди города на глазах людей?
- Значит кому-то серьезно помешал глава города. Погоди дядь Миша. – я вдруг наконец осознал слова друга. – Ты сказал водителя серьезно ранили?
- Ну да
- Так ведь водитель мера, это отец Зины.
- Твоей ассистентки? Той что с тобой в командировку едет? Сушеный кашалот, вот ведь ситуация вырисовывается.
- А убийцу то хоть задержали?
- Еще нет, но работа по этому делу ведется сурьезная. Уже ловят По приметам это тот тип, что катер нанимал у Володьки Прещепова.
- Откуда такая информация?
Да с участковым нашим я разговаривал. Он мне рассказал про то, ну и я сам видел того хлыща на днях, правда не рядом, а метров с пятидесяти, забодай его медуза. – покачал головой друг.
- Имея такие сведенья милиция быстро выйдут на след, катер не иголка.
- В плавни он вроде ушел, а там потеряться на раз два можно при желании забодай его. – Михеевич махнул рукой.
- Возьмут местных проводниками так те тут каждый закуток знают. Вот хотя бы ты дядь Миша за столько лет неужто не исследовал тут все ответвления?
-Вот до чего же ты умный Лексей. А то наш участковый ко мне так просто позубоскалить подвалил. Там не глупее нас с тобой люди работают они в раз сообразили кого надо на поиски подключать. Я мотор этого катера хорошо знаю, так вот пару раз он в затоку к белым пескам проходил. Степан сказал что туда сами на служебном глиссере сегодня отправятся, а если в пустую то завтра и я выдвигаюсь с оперативниками.
- Это там мы вроде собирались днями порыбачить?
- Там, там. Судак там, окунь крупный на спиннинг берет.
- Значит, как все утрясется сходим в те места кэп.
- Сходим, обязательно сходим сушеный ты кашалот Лешка. – Засмеялся в усы мой друг.
Мы еще некоторое время почесали языками, затем соорудили не мудреный обед и сели втроем кушать. Пушистый с удовольствием поглощал жареную рыбу. На реке послышался шум приближающегося катера а в скоре за этим в дверь, постучав вошел участковый Степан Голубев. Мужчина огромного роста лет сорока, в милицейской форме и при планшете.
- Доброго здоровья хозяева, приятного аппетита.
- И тебе здравия Степан. – ответил Михеевич. – присаживайся к столу отобедай за компанию, небось цельный день ни крошки во рту с этим расследованием.
- Благодарствую, с удовольствием, только разве что не долго, потому как дело у меня к вам?
- Что случилось?
- Утопленника на косе выловили, по всем приметам это наш киллер. Вот такая петрушка Миша.
- Сушеный кашалот, да кто же это его к праотцам снарядил?
- Не знаю. – кушая рыбу и пюре картофельное, ответил милиционер. – да только кажется что свои его и порешили. Дела не выполнил, шума наделал, так то верно что кто-то свой его уговорил.
- Хммм. – Михеевич почесал бороду. – Если свои так значит не сам он был. А катер то нашли на котором он по реке ходил?
- Нашли рядом, к берегу прибился. Его убили по видимому в аккурат как он причалить хотел.
- Может это его заказчик убрал? – Не громко предположил я.
- Все возможно, мы берег обследовали никаких следов не нашли, возможно убийцы тоже на катере были, Стреляли с близкого расстояния как наш криминалист определил. Знал он того кто в него стрелял.
- А как там пострадавшие? – Вдруг вспомнив об отце Зины и мере спросил я
- Да пока все вроде нормально, водителя прооперировали в реанимации сейчас, а мер так после перевязки на своем рабочем посту.
- К нам то какое у тебя дело Степа? – спросил дядя Миша.
- Вы в этих местах рыбу удите, так прикинь своим оком Миша, может чего мы пропустили.
- Какой разговор, забодай его медуза. Вот завтрась по утру с Лешкой пойдем в ту сторону на судака, так непременно погляжу и тебе отчитаюсь.
- Спасибо за угощение и заранее благодарю за помощь Мне сейчас бежать надо, еще отчет начальству составлять.
- А по маленькой участковый? – Михеевичь хитро подмигнул.
- Ну разве что по стопочке, больше никак нельзя, я еще на службе.
Хозяин налил по половине стакана водки всем троим и мы выпили за то что киллера быстро сыскали хоть и мертвого. Затем закусив Степан Голубев попрощался и вышел. Мы слышали как отчалил катер и пошел в сторону города.
- Вот таки калачи сушеный кашалот получаются Леша, Бог он как вишь не дремлет Быстренько наказание придумал тому кто людишек ничтожил, еловый якорь ему в … - Досказывать друг не стал куда бы он определил столь необычайное средство корабельное, но догадаться, как вы понимаете было не трудно, особенно зная Михеевича.. – Ты бы позвонил ей что ли.
- Кому? – не понял я.
-Девушке энтой что отца то ранили, может ей поддержка твоя нужна.
- Какая такая поддержка дядь Миш?
- Сушеный ты кашалот. Человеческая поддержка. Девке то сейчас поди не сладко.
Я достал мобильник и набрал Зину, пришлось подождать несколько гудков пока не послышалось грустное – Алле.
- Привет Зин, Ну как ты? Я тут недавно узнал что произошло. Тебе может помощь какая нужна или еще что, так ты не стесняйся всегда звони.
- Спасибо Леш, но пока ничего не нужно, папа в больнице, мама при нем осталась, а меня домой отправила. Ты сейчас в городе?
- Нет я за рекой у друга. – как то стушевавшись, ответил я.
- Жаль. Я бы не против с тобой встретится. Домой одной идти тошно, а поговорить не помешало бы.
Я взглянул на Михеевича, и спросил не подбросит ли он меня на пристань.
- Скажи пусть подходит к спуску где цветами торгуют Мы через полчаса ее заберем.
- Зина ты далеко от набережной?
- Я слышала Леша, буду ждать вас там. – и в телефоне снова послышались короткие гудки.
- Бедолага, переживает сильно за родителя твоя помощница. Ну оно и понятно, можно сказать мужик со смертишкой поздоровался, забодай ее медуза. Что расселся как на сватанье, поднимай зад с табурета, поехали твою Зину встретим.
- И вовсе она не моя, просто друг хороший.
- А раз друг так еще быстрее шевелись, Сушеный ты кашалот.
- Возразить мне было нечего и я быстро пошел вслед за ним, а котенок посмотрев нам в след удобно разместился на моей постели, ему явно не хотелось мотаться на баркасе туда и обратно.
- Юнга ты за хозяина. – Крикнул дядя Миша. – Смотри чтобы мыши не озорничали в доме.
- Пушистый лишь мурлыкнул, так и не раскрывая уставших глаз.
- С таким сторожем Мышам просто праздник. – Засмеялся я.
- Кто знает, может ты и прав, а может и нет.
Через полчаса быстрого хода мы пришвартовывались у набережной. Где у самой воды на ступени стояла Зиночка с объемистым пакетом и ждала нас.
- А я тут немного продуктов прикупила. На свой вкус, потому что не знаю чем вы там привыкли питаться.
- Омары, лососина, икра красная, икра черная. – Попробовал пошутить я.
- Балаболка. – усмехнулся капитан. Не слушайте вы этого сушеного кашалота девушка. Он забодай его медуза, вам ща в три короба нарасказыват. Не всему же нужно верить.
- Я все его слова всегда делю на пять, уже привыкла не один год с ним работаю. – И чуть заметная улыбка скользнула по лицу девушки.
- Ну еще можем предложить: почки заячьи верченые Щучьи головы под чесноком. – Я усиленно пытался развеселить свою ассистентку.
-Э да вы врун ваше величество Иван Васильевич. – парировала Зина.
- Не в одном глазу. Наговариваете вы на нас, грех это.
- Ой Лешка, Лешка, от тебя же водкой разит, как от спирт - завода.
- Исключительно за для здоровья пригубили по маленькой Зинуль.
- Я тоже парочку бутылочек прихватила.
- Сразу видно, Наш человек. - Похвалил Михеевич.
- А лохматого куда дел Градов?
- Пушистый изволят почивать, после рыбки жаренной,
- Ты главное девонька сильно не тужи. Нашелся обидчик родителя тваво, правда он к тому времени уж представиться успел
- Кому представиться? – не поняла Зина.
- Известно кому, наивысшей инстанции. Ответил капитан
- Убитым киллера нашли Зин, хотел сказать Михеевич.
- Кто же его?
- А шут его знает кто, про то милиция будет разбираться.
После ужина, мы изрядно захмелевшие разобрались по своим местам. Зине досталась моя кровать, как гостье, дядя Миша на своей , мне пришлось укладываться на сдвинутые две широкие лавки.
- Градов давай ко мне, не по кусаемся, не бойся. - Позвала девушка.
- Нет Зинуль, неудобно, Может не понять Михеевичь. – Не громко проговорил я.
- Что тут не понятного. Девушка тебе удобство предложила, а ты кобенишься. – сонно проворчал мой друг.
- Кобенишься Лёшенька? – ухмыльнувшись спросила посоловевшая от водки Зина.
- Ага. – Ответил я. – спасибо тебе, только спи давай завтра с утра на судаков пойдем. Надеюсь не забыла что сама соблаговолила рыбку половить?
- Ну и ладно сушеный кашалот Градов. – Обиженно проговорила девушка. – Нам тут с Пушистым вдвоем, не тесно будет, а ты дави бока об лавки.
Будильник. Нет он не звенел, не свистел и даже, не трезвонил. Будильник просто напросто молчал. Его никто не заводил на определенное время. Этот часовой механизм превосходно заменили сладкая парочка. Пушистый и Зиночка. Одна проснувшись до зари жарила картошку на завтрак, а этот, бессовестный комок шерсти, просто нагло водил кончиком хвоста, у меня под носом. Я чихнул и проснулся.
- Вставай еловый якорь, вона деваха, уже и поесть нам соорудила, а ты все лежишь, лежебока.
- Имею полное право, потому как в отпуске. – Хохотнул я.
- Можно подумать я, не в отпуске. Давай живо моську умывай и к столу. Тебе еще червей копать. – Наставительно проговорила Зина.
- Сразу видно, далекий ты человек Зинуля от рыбалки, Червь нам, как раз и не нужен. Мы сегодня спиннингами ловить будем рыбку.
- Ишь, знаток выискался. Все равно подъем, была команда.
Я соскочил со своей постели и убежал на улицу. Все удобства, тут как известно находятся за пределами домика.
- Правильно Зина, нечего его баловать. Забодай его медуза. – похвалил Михеевич. – Ты я слышал, уже с мамой говорила по телефону. Как там отец?
- Спасибо, все хорошо. Я предупредила где я и с кем. Чтобы не волновалась мама.
- И то верно. Волнение ей ни к чему. Так значится тебе еще предстоит с этим оболтусом в Африку ехать. Это хорошо, он парень смышленый, с ним не пропадешь.
- Я знаю дядя Миша. – Засмеялась девушка. Правда если бы Градов был хоть чуточку посерьезнее, то ехали бы мы с ним в Париж.
- Михеевич, ей не терпится плюнуть с энтой Эйфелевой башни, на головы беспечных Парижан. – Пошутил я входя в дом и слыша их разговор.
- Да ну тебя. – Надулась Зина.
- Ладно, не плюнуть, так кирпичом в них швырнуть.
- Лексей не будь балбесом и не обижай гостью. В Парижах мамзели себе новые моды высматривают, а не кирпичами швыряются.
- А я про что. Вон в Африке никаких мод не надобно. Шорты футболка кроссовки. И в добавок экзотика. Представляешь Зинуль какой не будь шейх тебя в жены прихватит и в свой гарем поселит. Будешь вся такая модная мадам в золоте и щеках дефилировать.
- Я тебе обязательно язык прищеплю господин всезнайка. Вот увидишь. – Пообещала улыбаясь моя ассистентка.
- Вот, вот. И соли ему на хвост насыпь. - Посоветовал дядя Миша.
- А соль то мне за что?
- Чертенок ты потому что, забодай тебя медуза.
- Ну конечно, кем я только не был.
На протяжении всего нашего разговора, пушистый присел на табурете и смотрел на каждого, прислушиваясь к тембру голосов, при этом сидел он поближе к девушке. Он своим котячим инстинктом понимал, в чьих руках, его сегодняшний завтрак.
- Так быстренько завтракаем и отправляемся. – скомандовал Михеевичь.
Мы расселись и все с удовольствием ели хрустящую поджаренной корочкой картошку.
- Мммм. Весьма недурственное кушанье. Твоему мужу очень повезет Зинуль. Готовишь ты превосходно. Спасибо за шикарный завтрак. – На ходу допивая кофе, поблагодарил я.
- На здоровье. – Коротко ответила она.
- Лешка, сушеный кашалот, а ну прекращай задирать Зину.
- Чего делать? – снова не поняла девушка.
- Михеевич говорит чтобы я перестал задирать тебе подол и не шлепал тебя по попе. – захохотал я.
- Градов у джинсов нет подола. А по заднице я и сама могу тебе заехать, долго чесаться будешь.
- Ужасть как страшно. – Засмеялся я, поднявшись на баркас и подавая руку Зине. Михеевич и Пушистый были уже на своих местах.
- Мохнатый. Твой хозяин барбос. Крикнула смеясь Зина, обращаясь к котенку. Тот в ответ лишь утвердительно мяукнул и показал мне свой пушистый зад украшенный шикарным хвостиком.
- Сговорились. – Улыбнулся я.
- А то. Он не ты, меня не оставил спать одну, а грел своим мехом. – показала язык девушка.
- Оно и видно. Передразнил я ее.
- Все спорщики, баста, забодай вас медуза. – Сказал дядя Миша. – Вот поглядим кто сколько поймает рыбы.
- А пусть проигравший выполняет по одному желанию. – Предложила девушка.
- Тебе не терпится выполнить мое желание Зин.
- А кто сказал что ты будешь победителем? – парировала она.
- Я.
- Последняя буква в алфавите.
Спор прекратился когда баркас встал на якорь и мы достали спиннинги. Я показал девушке как надо забрасывать и управляться с катушкой, но оказалось что эту премудрость она давно уже знает. Ее научил в свое время папа. Так или иначе соревнование началось, Михеевичь только улыбался в усы наблюдая за тем как мы дурачимся. Я же был рад видеть девушку веселой и словно забывшей о всех печальных невзгодах, выпавших на их семью.
Первого судачка, как не странно вытянула Зина. На что наш кеп, ее поздравил с почином. Мне катастрофически не везло. Было несколько поклёвок, но мне никак не удавалось зацепить рыбу. Я потихоньку начинал себя ругать за невезение, когда ко мне подошел Пушистый. Он внимательно обнюхал воблеров в коробке что стояла рядом и одного лизнул. Я видя такое дело, сменил облизанный на тот что был и с первого заброса леску резко повело в сторону под натяжением, а это значит, что я наконец то поймал. Оставалось его подтянуть и поднять на борт. Судак не особо спешил мне в этом помогать. Вымотав изрядно, он все же сдался и в садке моем занял место первый трофей больше двух кило весом. Так или иначе но рыба клевала у всех, вернее ловилась за маленькие тройники.
Через время котенок вновь пришел ко мне и облизал другого воблера, что походил на мелкого окунька. Я не раздумывая сменил снасть. Забросил, провел, ничего. Вновь закинул, результат тот же. Уже на седьмой раз, когда я собирался сменить блесну, что-то тяжелое зацепилось за крючок. Кончик удилища выгнулся леска натянулась. Этот бесспорно был крупнее моего первого трофея. Подавался очень медленно, и не особо брыкаясь. Не чувствовалось никакой дрожи, а это означало что там возможно и не рыба вовсе.
- Дядя Миша? – позвал я. – похоже я за что-то зацепился и это нечто тянется.
- Все возможно, может покрышка или еще чего. Тут часто туристы шалят.
Минут через десять это что то подтянулось прямо под борт баркаса и теперь нужно было его вытягивать, стараясь не оборвать нить. Михеевич и Зина стояли рядом. Капитан держал подсаку а девушка смотрела, не зная чем мне помочь. Еще несколько минут сражения с грузом и из воды поднимаемый подсакой, на борт лег небольшой кейс серебристого цвета.
- Какой интересный чемоданчик. – Пробормотал мой друг.
- Он закрыт на ключ. Попробовав открыть замки, подвел я итог.
- Ну такому спецу как ты не составит труда открыть его. А нам с Зиной очень любопытно узнать что там в середине.
- Давай Лешенька открывай скорее. Действительно интересно что внутри.
- Зинуль любопытство сгубило кошку. К тому же там наверняка вода.
- А я видела в кино что такие кейсы довольно таки герметичны, кроме того в них часто гангстеры перевозят или деньги или наркотики.
- Этого нам только не хватало, Ты знаешь что будет за наркоту?
- Ничего не будет. Сдадим куда следует и все.
- А ежели там деньги? – Спросил дядя Миша.
- Угу. Или бомба. Поддакнул я. Что тогда?
- Про бомбу я как то не подумала. Расстроилась девушка. Тогда конечно в милицию надо.
- Ну сдадим к примеру мы ентот чемодан Голубеву, а там окажутся деньги.
Я приложил ухо к нашей находке. Оставалась какая-то наивная надежда услышать цоканье механизма или еще чего. Все как в старых фильмах.
- Будем голосовать. Кто за то, чтобы его не открывая, доставить властям? – как и следовало ожидать, руки никто не поднял. – Кто за то, чтобы открыть кейс? – На этот раз все единогласно подняли по две руки и кеп и девушка. Я все же колебался, но недолго. Ситуацию спас все тот же Пушистый. Котенок подошел к улову, обнюхал и лизнул. После чего преданно посмотрел мне в глаза.
- Вот видишь? Нет там никакой бомбы, у нас самый лучший эксперт. – Уверенно засмеялся Михеевич.
- Неси инструмент дядя Миша, будем вскрывать.
-Вот это правильно. – Он быстро исчез и тут же вернулся на палубу с ящичком.
Вскрыть замочки оказалось не сложно и спустя несколько минут, я расстегнул кейс но не спешил открывать крышку.
- Лешка, забодай тебя медуза, не томи душу, открывай чемодан.
- Это кейс дядя Миша, не чемодан.
- А нам то какая разница. Открывай говорю,
- Правда Леша чего тянешь ведь замки то уже все равно отпер.
Я поднял крышку и нас всех, накрыло столбняком. Все свободное место в кейсе занимали пачки долларов упакованных в целлофановый кулек и вода туда явно не попала. А вот поверх денег лежал еще один кулек, в нем был пистолет с глушителем и две запасных обоймы. Одним словом все содержимое не коснулась вода.
- Ну и что вы на это скажете? – спросил я Зину и Михеевича. – Что нам со всем этим делать?
-Пукалку эту в реку а деньгам найдем применение. – Подал голос капитан.
- А ты что предложишь? – спросил я у Зинули.
- Пистолет нам действительно не нужен, а в остальном я как все.
- Мдаа. Порыбачили. – протяжно вздохнул я.
- Зато ты победил, как то не к месту напомнила девушка.
- Это чужие деньги и их будут искать. Могут быть неприятности.
- Кто их будет искать Лешенька. Тот кто был владельцем вчера выловлен и доставлен в морг. Я видел его с этим чемоданом.
- А вдруг те кто его порешили, сделали это из-за этих денег?
- В конце концов, Градов, мы ведь не собираемся трубить на всех перекрестках, что выловили чемоданчик полный долларов. – Разумно заметила Зина.
Пушистый влез в кейс и клубочком, скрутился на деньгах, и оттуда смотрел на нас. Весь его вид говорил. Чего ждете? Мотаем отсюда, пока никто не увидел. Так это было или нет, не знаю, но все решили это единственно правильным решением в сложившейся обстановке. Я закрыл кейс Михеевич принес рюкзак и мы запихнули находку в него, а затем отправились к домику. Судаков ловить уже никто не хотел.
После того как заварили кофе, дядя Миша предусмотрительно закрылся из нутрии и задернул занавески. Чемоданчик водрузили на стол. Я аккуратно убрал в сторону пакет с пистолетом и перочинным ножом вскрыли целлофан, начали вытаскивать и считать. Худо-бедно, но насчитали двести пятьдесят тысяч. Четверть миллиона стодолларовых банкнот, двадцать пять пачек по десять тысяч каждая.
- Серьезная сумма. - Выдохнул я. – И так вопрос. Что будем делать?
- Я не знаю. – подала шепотом голос Зина. – Ты поймал тебе и решать.
- Да Алексей, она права как решишь так и будет. – согласился дядя Миша.
- Улов наш общий, а значит и деньги общие. Можно поделить поровну и каждый сам распоряжается своей долей. Но главное, если начнем их тратить, то появится, вероятность засветится.
- Это по восемьдесят три с лишком тыщы на нос выходит. - Подсчитал Михеевич. – Это сколько же на каждого в рублях?
- Много друг мой, очень много и небезопасно. К тому же деньги эти на крови замешаны.
- А может их, в какое дело пустить. - Предложила рассудительно девушка.
- Например?
- Ну я не знаю, об этом стоит подумать.
- Предложение дельное. Молодец Зинаида. – обнял за плечи ее хозяин дома. – Тебе Леша вон и жилье свое преобресть пора. Сколько можно по чужим квартирам обретаться. Ей на реабилитацию родителя понадобится. Так что применение придумаем.
- Мы сейчас говорим о финансовом вложении, которое сможет приносить прибыль в будущем. – Подсказал я дяде Мише.
- Магазин что ли какой открыть? Так их сейчас как мух в жаркое лето, забодай его медуза.
- Магазин не будем.
- Может какой ресторан или кафе. –улыбнулась Зинуля.
- Там тоже придут бандиты и будут свою долю требовать. Всем надо давать, а иначе прогорим.
- Ты помнишь на счет катеров думал?
- Хорошо, отложим этот вопрос до лучших времен, все обдумаем взвесим и тогда решим. А пока дядя Миша, отложим из чемоданчика сто пятьдесят тысяч и все это надо хорошенько спрятать и ни одной живой душе не мур, мур. Тебе ясно Пушистый? Ведь это благодаря тебе так нам повезло. А остальные сдадим вместе с пистолетом. Так что придется сюда вызвать участкового.
- Ты хорошо подумал? – Михеевич смотрел мне в глаза.
- Очень даже хорошо. Мы отдадим часть денег, расскажем что выловили кейс в реке, как оно и было. Вскрыли пересчитали и решили отдать.
- Думаешь они поверят, что мы ничего не прикарманили?
- Верить или нет, это уже их дело. Мы нашли сто тысяч, мы их сдали, так все и будем говорить.
Котенок деловито облизнулся и забрался мне на плечо, умостился поудобнее и заурчал прямо в ухо.
- Почему же кейс оказался в реке? – поинтересовалась Зина.
- Это останется неизвестным Зинуль, может выронил. За то теперь ты невеста, с приличным, приданным. Сможешь и в Париж смотаться, как мечтала. – Улыбнулся я девушке.
- Дался тебе этот Париж Леша.
- Вот тебе раз. То так переживала, что мы едем не к лягушатникам, а теперь наоборот.
- Дело ведь даже не в этом. Ты заслуживал лучшего, нежели ЮАР. Такого талантливого инженера с руками бы за границу забрали.
- Мне больше тут нравится, чем жить на чужбине.
- Крокодил прав, когда говорил, что таких как ты скоро, будут в музее показывать.
- Все люди разные Зинуль.
- Все ребятки я спрятал их. - Произнес вернувшийся дядя Миша.
- Я думаю, вы согласитесь с тем, чтобы они полежали до тех пор пока мы вернемся из командировки. Тогда никто не заподозрит, откуда у нас валюта.
- Вот это правильная мысль забодай тебя медуза.
- Меня не покидает неприятная мысль, относительно этой находки. Такие деньги не приносят счастья, на них кровь и от них за версту распространяется запах преступлений. – Высказал я свое мнение друзьям.
- Мы Леша их нашли а не украли, нашли на дне реки где бы они пролежали и пропали бесследно. – Успокоила меня девушка.
- А ведь Зина права Лексей, мне тоже не особо радостно почему-то, но нас не в чем себя винить. Просто повезло, не отдавать все эти доллары государству, оно нам за это особо благодарно не будет. А вот умными ни кто не назовет.
- Ладно, поживем посмотрим, вы скорее всего правы оба. –я сдался, против их разумных аргументов, спорить было глупо. – А теперь МММ, звони своему знакомому, думаю он обрадуется такой находке, как пистолет.
Капитан набрал номер и позвонил Степану Голубеву. Тот внимательно выслушав о том что мы нашли кейс попросил всем оставаться на местах до его прибытия. И мы беседуя на разные темы стали ждать милицию попивая душистый чай. А минут через двадцать, на берегу уже был слышен звук мотора, приближающегося глиссера. Взволнованный участковый вошел, оглядел нас и пройдя к столу молча сел.
- Так что вы там поймали Миша? – Посмотрел он на друга.
-Чего, чего. Чемоданчик с деньгами и пистолетом.
- Вы в него заглядывали?
- Не только заглядывали Степа, но и пощупали и посчитали пачки с долларами.
- Ну и как? – Страж порядка ехидно улыбнулся.
- А что как. Сто тыщ в аккурат и насчитали.
- Что же себе не оставили?
- Ты Степан того, не обижай нас пожалуйста. – Явно насупившись проговорил мой друг. – Оно конечно, деньжища не малые и спокуситься на них не трудно, да только там еще пистоль в целофан завернутые.
- Не обижайся Миша. Кому другому, может и не поверил, а тебе верю. Не знаю смог бы сам удержаться от таких то денег. – И Степан заглянув в кейс попросил. – Алексей ты позови моих помощников и понятых из катера. Сами понимаете, нужно по правилам все принять и запротоколировать, как положено.
- Ты Степа делай свою работу, а мы тебе пособим все чем можем, обскажем где нашли как выловили. Одним словом все честь по чести. – Проговорил дядя Миша.
Вся процедура заняла больше часа времени, большее из которого ушло на записи показании нас троих и составления акта об изъятии чемоданчика и всего в нем содержавшегося. Кроме денег и пистолета в кармане на крышке кейса, был найден паспорт убитого и блеет на самолет в столицу. Это так же обрадовало участкового, он несколько раз звонил в следственный отдел и связывался со следователем, что вел дело по покушению на мера. Пообещал побыстрее все это привезти в отдел. Когда все было закончено Степан Голубев встал, поблагодарил нас и собирался уже уходить, но капитан задержал его на минутку, попросив подкинуть нас с Зиной до города. Чтобы самому не гонять баркас. Участковый с радостью согласился.
- У нас еще есть дела на пару дней, надо сходить в паспортный и начинать оформлять загранники. Пушистый погостит здесь, я бы не хотел его постоянно таскать с собой. Ему явно нравится на свежем воздухе, да и тебе будет веселее дядя Миша. – Я посмотрел на котенка, который за эти дни чуточку подрос как мне показалось. – Надеюсь ты не против дружище пожить на этой дачке без меня. – На это Пушистый, потянулся выгнув спинку и лениво зевнув, скрутился калачиком на кровати и прикрыл свои огромные красивые глазки.
Через пол часа мы с Зиной сходили на берег набережной а глиссер отчалив взял курс вдоль города в ту сторону, где было расположено, милицейское управление. Мы помахали руками, прощаясь с Голубевым и простившись пошли в разные стороны, по своим делам.
Будильник, нудный часовой механизм, но безжалостный и не имеющий ни капельки сострадания к спящему. В назначенный час словно перепуганный, начинает пищать, звонить, кричать, способный поднять даже мертвого. Открывая глаза хочется его просто задушить, однако, как вы понимаете это практически не возможно, хотя некоторые люди их часто швыряют и тогда будильник разлетается на кусочки врезавшись с силой о стену.
Я бы с превеликим удовольствием поступил точно так же, но разумнее открыть глаза и подниматься. Будильник все равно пригодится в этой жизни и поблажливее он не станет.
Приняв душ, позавтракав и одевшись, я отправился оформлять заграничный паспорт. Там мы договорились встретится с Зинулей, если конечно она не проспит. Я выходя из парадного набрал ее номер и услышал ошарашенное, сонное Алле.
- Ты еще спишь? – возмутился я.
- Градов у тебя совесть есть? Ты на часы смотрел, у меня отпуск и я хочу выспаться. Ответила девушка.
- Поднимай свою задницу, бегом умывайся и скачками в паспортный. Ты забыла что надо документы оформлять?
- А на час позже разве нельзя было бы?
- Зинуля или ты через пол часа будешь на месте, или потом все делай сама, а я не буду тебя ждать
- Ты сволочь редкая Градов, тебя должна забодать, самая бодливая медуза за такое варварство. Хорошо, скоро буду, не рычи. – Сдалась Зина, и я мог только представить какими словами она меня кроет когда телефон отключился.
- Изверг, - Изрекла Зиночка когда мы с ней встретились у паспортного стола.
- И тебе доброе утро подруга. – Улыбнулся я.
- Вот скажи Лешка, еще часок играл какую либо роль? Ведь можно было просто выспаться, по человечески.
- Дисциплина Зинуль, это важная черта характера. Я бы тоже с превеликим удовольствием, понежился под одеялом сегодня, но сначала дело, а уж потом расслабляйся и отдыхай.
Как в подтверждение моих слов служащая сообщила нам что мы пришли, как нельзя вовремя, потому что после нас документы приниматься в этот день не будут. Женщине срочно необходимо уехать.
Мы аккуратно заполнили все необходимые анкеты и теперь оставалось ждать назначенного дня, когда можно будет получить паспорта.
- Вот видишь Зинуль нам повезло, мы приехали вовремя. – Улыбаясь я смотрел на девушку.
- Бу, бу, бу. – Показав мне язык, передразнила она. – Ты еще поворчи для вида, как старый пенек.
- Сама ты, это слово подруга. – засмеялся я. – Ладно, вот теперь, можешь смело отправляться досматривать свои розовые сны.
- Да уж при много, благодарна. Сначала поднял не свет, не заря, а теперь иди Зина досыпай. Варвар сушеный ты Градов, а не кашалот. Хотя кашалот тоже и еще сухарь ты. Нет чтобы пригласить даму на чашечку кофе, сухарь деревянный.
- Прости Зинуль, я как то не подумал об этом. Пошли поедим мороженное с кофе.
- Ладно. – Снисходительно согласилась моя ассистентка. – Только, платишь ты. И еще я хочу курагу со взбитыми сливками, посыпанные сверху шоколадом и шампанское.ко всему этому.
- Пошли уже кокетка, будут тебе и сливки и шампанское. Или может лучше по коньячку пройдемся?
- А почему бы и нет. Ты теперь можешь себе позволить и купаться в ванной с коньяком.
- Дуреха ты Зинуля, в такой ванной угореть и утопиться, раз плюнуть. Я не настолько глупый, олигарх. – засмеялся я и взял ее под руку.
- Ух ты, уже и название себе присобачил. – захохотала Зина.
Мы шли по набережной и я подумал о том что было бы к стати подарить ей букет роз. Как не странно, но Беруты на своем месте не было, По видимому сегодня она решила сделать себе выходной, решил я для себя. Розы пришлось купить у одной из тех торговок что судачили в прошлый раз.
Зина приняла благодарно букет, улыбнулась и даже чмокнула от счастья меня в щеку. Все женщины тают от цветов.
- У нас просто романтическое свидание получается Градов. – Весело смеялась девушка, когда мы сидели за столиком уютного кафе. Официантка принесла нам все, мороженное, курагу под сливками, шоколад и коньяк.
Мы примило, проводили время разговаривая на разные темы и наслаждаясь коньяком и десертом. Нам было не известно, что происходило в рыбачьем домике дяди Миши.
В кармане зазвонил мобильник и я извинившись перед Зиной ответил на звонок.
- Алло. Кто это? – спросил я.
- Алексей, это Голубев. У меня неприятная весть для вас. Миша в больнице. Вы не могли бы приехать туда и дождаться меня. Необходимо поговорить.
- Что случилось? Как в больнице? Что с ним? – Не совсем понимая сказанного переспросил я.
- Он в реанимации палата четыреста семь. Я буду в течении часа там.
- Хорошо, я немедленно выезжаю.
- Что случилось Леша? – Заволновалась Зина.
- Дядя Миша попал в больницу. Ты извини, но мне надо бежать. – Расплачиваясь с официантом, на ходу говорил я ей.
- Я с тобой. – Зина решительно взяла меня под руку. – Мне тоже туда надо
- Поехали, куда тебя девать. – Я улыбнулся. – Вот и не доспишь сегодня Зинуля.
- Градов, о каком сне ты вообще говоришь, когда тут такое творится. – Возмутилась девушка.
- Я о том, что тебе не улыбается сегодня спать до обеда.

* * *

В дверь постучали, и получив ответ, в дом вошел высокий блондин в белом костюме тройка. Он стоял у двери, вытянувшись как струна, с гордо поднятой головой.
- Здравствуйте. Вы позволите войти?
- Здравствуй Маргадон, проходи, присаживайся.
- Мне не ловко, беспокоить вас в столь поздний час, но обстоятельства так сложились, что я не мог не прийти.
- Маргадон, давай без всех, этих твоих чайных церемоний. Говори внятно и понятно. И так, что у нас случилось плохого?
- Плохое то, что я нахожусь здесь, в этой стране, а не там откуда вы меня вызвали. Что это за прихоть отыскивать клиентов в столь дремучих местах?
- Я нисколько не сомневаюсь, что тебе на много приятнее бездельничать, под теплыми лучами солнца, где ни будь, в Венеции или Милане. Однако совету виднее куда тебя направлять и где ты обязан выполнять свою работу.
- Совету? А какой прок великим, от моего подопечного?
- Ну, как ты понимаешь, это не нашего ума дело. Раз надо, то извольте выполнять, а не рассуждать о полезности. И вообще, тебе неприятен этот человек? С чего ты вдруг решил прийти и устраивать здесь бузу? Что в конце то концов произошло?
- Беда.
- Во как, все было хорошо и на тебе, беда. Выкладывай что за беда.
- Капитан отправлен в больницу.
- Что? В больницу? Ты что там устраиваешь? Почему не проследил, чтобы все было в порядке.
- Ну вот, я же, еще и виноват остался. Я отбил его от бандитов, вызвал милицию и меня спрашивают, почему не доглядел. Обидные, скажу я вам, ваши обвинения.
- Ладно, извини. Рассказывай все по порядку что и как.
- А что собственно рассказывать. Я вообще не понимаю, зачем я нужен. Ну ладно бы подопечный не мог справиться со своими делами или у него была бы заниженная самооценка или комплекс, какой. Так нет же, бесхитростный, не жмот, честный и главное о себе совсем не думает, по крайней мере создается такое впечатление. Вот в былые времена, все ведь было по другому, Хочет титул, на пожалуйста, нужен замок, да не вопрос. Нужна невеста из знатного рода, да мы с превеликим удовольствием. А этот? Я ему для начала пособил.
- Как пособил?
- Да все просто. Понимаете ли на рыбалке помог подцепить чемоданчик с долларами. И ведь сумма то пустяшная по нынешним меркам, каких-то двести пятьдесят тысяч. А он поделил, из расчета по пятьдесят тысяч на нос а сто отдал в милицию.
- Погоди Маргадон, ты подсунул ему четверть миллиона валюты и думал он все себе возьмет, а на этом твоя работа заканчивается? Сделал человека счастливым от богатства и все?
-Ну я что-то не помню, чтобы вы мне давали инструкции, что от меня требуется. Вот я подумал что все как всегда.
- Как всегда говоришь? Ах ты, прохвост. Скажи мне будь любезен, когда у тебя все закончилось, как положено.
- Ну. Когда, когда, тут надо подумать, в единоразье так и не вспомню.
- Нет, вы только посмотрите на него. Ты чего мне здесь комедию ломаешь. Думаешь, я не знаю, как ты отчеты в совет подаешь?
Молодой человек стоял, опустив голову и переминался, с ноги на ногу. Вся эта выволочка была вполне обоснована и имела под собой, неопровержимые доказательства.
-У вас случайно молочка парного не найдется? – Робко подал голос Маргадон.
- Ты голоден? Тетя принесите, пожалуйста, покушать нашему разгильдяю.
- Просто я так перенервничал, что теперь в животе очень неприятно бурчит.
На стол, застеленный живописной скатертью, ставились блюда с жареной рыбой, тушеные куски курицы, сметана в соуснике, красная икра и большой графин молока. Маргадон присел за стол, застелил грудь салфеткой и принялся поглощать пищу. При этом он вел себя очень культурно. Посматривал на хозяев дома, хвалил искусного повара и вел светскую беседу.
- Вот помнится мне, во Франции, в бытность Людовика четырнадцатого, мы с вами обедали у Фуко. Вы помните какие там были обворожительные рябчики. – Задумавшись, мечтательно проговорил гость.
- Я помню. Нам ведь много где довелось побывать друг мой, но все же, в первую очередь меня интересует сегодняшняя история.
- Все складывалось довольно хорошо, до того момента, пока Алексей не надумал отдать деньги в милицию. Капитан и Зинаида не возражали против такого решения. Прибыл участковый все запротоколировал, и все уехали, а мы с капитаном остались дома. Затем пришел катер с бандитами и они стали требовать деньги. Старший не поверил, что доллары отданы служителям правопорядка и стал пытать дядю Мишу. Я поначалу не вмешивался, а когда они взорвали баркас и подожгли избушку, сильно избив капитана, пришлось применить силу.
- И что ты сделал?
- Говорю же беда.
- Ты их убил?
- Ну да. Так получилось, а куда было деваться, у них было оружие. Потом вызвал милицию и скорую помощь.
- Сейчас такие времена, что у милиции есть возможность выяснить, чьих рук это дело.
- Нет, там только отпечатки лап. – Гость пожал плечами, отведя взгляд в сторону.
- А как дядя Миша? Он видел кто все это сделал? Он тебя видел?
- Думаю что нет, разве что, когда вызывал по телефону. Он до этого был без сознания, а когда я брал мобильный, то застонал.
- Будем надеяться, что все обойдется. Вряд ли капитан сможет тебя описать.
- И я так же подумал, но сам факт случившегося, весьма неприятный.
- С тобой всегда так Маргадон. Людоеда съел в целях самообороны и его замок оприходовал.
- Так ведь не для себя. – Возмутился молодой человек. – Замок как вы помните был передан в пользование новоявленному маркизу.
- И это помню. Только совет интересует результат, что было потом. Как там поживает маркиз со своей супругой и какова участь замка.
- А я по чем знаю. Я выполнил, что должен был и удалился из тех мест.
- Вот, вот. Ты всегда спешишь смыться Маргадон. Но почему-то вскорости появляются публикации твоих похождений, и заметь, как правило, в виде сказок, сказаний и прочей, достоверно не подтвержденной информацией. Ты хоть раз задумывался над тем, сколько людей пытались отыскать дуб и золотую цепь на нем? Тоже мне ученый, ходящий по цепи, сказочник и песняр.
- А я виноват, что все те авторы, немного приукрашивают?
- Ты мне это брось. Нахулиганишь, затем приврешь с пол короба и поминай, как звали. А люди читают, верят. Многие на поиски отправляются.
- Ну это уже не мои проблемы. Им хочется искать, так пусть и ищут.
- Хорошо, до утра располагайся в соседней комнате, а с рассветом отправляйся к сгоревшему дому. Пусть тебя там находят.
- А разве нельзя сказать, что я был подобран и все такое?
- Послушай мой дорогой сказочник, Мало того что ты тут представился персом с классической мордой, имя себе выбрал под стать покрытия так ты хочешь, чтобы мне пришлось, тебя как бедного погорельца, страдальца доставлять?
- Да ладно чего уж там. Только в другом виде я мог ему и не понравиться.
- А он тебе?
- Славный молодой человек, такие теперь редкость. – Гость тяжело вздохнул, подумав о чем-то своем.
- Вот видишь, а это значит, что он будет переживать и искать тебя.
- Порой он такой смешной, словно ребенок.
- За то ты у нас само совершенство.
- Куда мне до вас.
- Что ты этим хочешь сказать?
- За столько лет, постоянно учитесь в университетах. Мало вам Сарбон, Кембриджей, так вы и тут МГУ штурмовали. Откуда бедным педагогам было знать что у вас степеней за плечами больше чем у них всех вместе взятых.
- Ах ты, прохвост эдакий. Кто тебе мешал учиться? Тебя больше интересовали хорошенькие девицы, кутежи и озорство. Ох, смотри, сообщу одной небезызвестной даме, где ты находишься.
- Надеюсь, вы не собираетесь этого делать серьезно?
- Будешь вести себя как следует, то возможно она и не узнает.
- Вот так всегда, тут стараешься, из шкуры вон лезешь.
- Вот утречком в шкуру обратно и влезь. Понял, нет ли?
- Да понял, понял, как не понять.
- Вот умник, а теперь спокойной ночи, Пушистый.
- Спокойной ночи сударыня, и вам сладких снов. – Насмешливо фыркнул Маргадон. После чего тихо исчез за дверью соседней комнаты.
- Надеюсь, ты на него не очень сердита? – Спросила та которую назвали тетей.
- Напротив. Маргадон славный и ответственный, а то что он ведет себя как разгильдяй, так это простительно. Характер у него такой сколько я помню никогда не менялся.
- Ну ты тоже слегка перегнула палку, разве же можно его пугать встречей с той дамой.
- Пусть знает, что и на него имеется управа.
- Так то оно конечно так, да только бы не начал он жить постоянно оглядываясь. Не мне тебе напоминать, что понадобилась не одна сотня лет пока он успокоился после их последней встречи.
- Хорошо, хорошо тетя, ты абсолютно права, я перестаралась, меня занесло. Виновата исправлюсь. Но и он пусть не зарывается.
- Как же, сорвала его по первому требованию, приставила к человеку и не объяснила цели.
- Он между прочим в Венеции головы морочил заезжим дурочкам. Живет как жигало, а ведь вам известно что он не бедный, хулиган одно ему название.
- Он просто очаровашка пушистая. Засмеялась женщина.
- Кто бы спорил. – В ответ улыбнулась девушка.
- Что намерена предпринять по случившемуся?
- Пока ничего, кроме посильной помощи капитану, а в остальном будем наблюдать.
- Ты ему силенок то побольше подлей, Миша уже не молод.
- Разумеется, меня больше его родственница беспокоит.
- Да, это будет еще та заноза в истории.
- А судьба парня тебя не волнует?
- Он сильный и справится, а в выборе пути ему поможет Маргадон.
- Потом не попрекай что он и эту историю подкинет какому либо писателю.
- Что, что, а мемуары этот прохвост любит сочинять. – Весело засмеялась собеседница.
- Как считаешь, наш разбойник действительно всех убил? – Пожилая женщина обеспокоенно, смотрела на собеседницу.
- Сколько веков его знаю, но чтобы он при этом безпредельничал такого, на моей памяти еще не было. Хотя тут иная ситуация, сожжет и не всех, а может кого и просто довел до помешательства. Ты тетя только представь, кем он там мог обернуться. Вот капитан, это серьезно. Видел ли он кто его защищал?
- Будем надеяться, что не видел. А Маргадон, в чем-то да прав.
- В смысле?
- Что, если этот молодой человек и в правду на тебя глаз положил?
- Ой, тетя, перестань. Ну с чего вдруг, ему обращать внимание, на слепую цветочницу.
- Как знать, как знать. История знает и не такие случаи.
- Я постараюсь, чтобы этого не случилось.
- Что ты сможешь сделать? Любовь она рождается в сердце, а тебе не подвластно, управлять столь сильным чувством.
- Я просто, лишу его какой бы то ни было надежды, на взаимность.
- Ну-ну. – Засмеялась тетя. – Еще не одному чародею не удавалось, управлять любовью.
- Ты так говоришь, будто он уже влюблен.
- Тут я готова признать твою правоту. Этого, мы пока что не знаем. Вот разве что наш, пушистый друг в курсе.
- Маргадон! – Громко крикнула девушка. – Ты спишь?
- Нет сударыня, не сплю. Невозможно уснуть когда за дверьми, обсуждают, любит, не любит. – Заявил высунувший, в проем двери голову, Маргадон.
- Так что ты об этом думаешь?
- Не знаю, он мне как-то, не откровенничал, о своих чувствах к вам, или к кому другому.
- К кому другому? – Встрепенулась Берута.
- А что вы так вдруг встрепенулись? – Хитро прищурился, молодой человек.
- А он прав, дорогуша. Что ты так реагируешь? – Тетя откровенно смеялась. – Ты сама в него втюрилась, я по глазам вижу.
- Да ну вас. А ты брысь спать. – Она обернулась к двери, но там, уже никого не было.
- Может передать любовную записочку? – Послышался голос из-за дверей.
- Я тебе усы подсмалю сейчас прохвост.
- Не трогай Маргадона, пусть отдыхает. – Удержала тетя за руку свою родственницу.
- А чего он.
- Он просто пошутил, тебе лучше других об этом известно.
- Между прочим вы оба забыли про Зину.
- Зинулю, кстати сказать, Алексей считает своим другом и не более. – Вновь послышался голос за дверью.
- Ты снова?
- А что я такого сказал. Я только чистую правду. А вот ваш румянец, на щеках, говорит сам за себя.
- Убью. – Решительно пригрозила девушка.
- Ну вот, На камне в моем изголовье, напишут: Он погиб за правду.
- Все Маргадоша спи, не серди девушку. Видишь сам, как она старается, скрыть очевидное.
- Да ну вас обоих. – Махнула рукой Берута, встав ушла в свою комнату.
- Вот и правильно. Утро вечера, оно, завсегда мудренее.
В скором времени свет, во всем доме был потушен. Хозяева отправились в объятия Морфея. Скоро наступит рассвет и все потечет, своим чередом.

* * *

У дверей палаты, в которой находился Михеевич, дежурили два милиционера. Они внимательно следили за всеми, кто проходил мимо или же останавливался у охраняемой двери. На нас с Зиной блюстители порядка смотрели с той же, нескрываемой подозрительностью.
- Вы кто? – Обратился сержант, как только я посмотрел на дверь палаты.
- Я Градов, нас должен ждать Голубев.
- Обождите несколько минут, они сейчас у больного, но скоро выйдут. – Приветливо улыбнулся второй охранник. – Дядя Миша, ждет вас, но у него посетители с участковым.
- Ты Леша, пока подожди, а я схожу к папе. – Дернув меня за рукав, сказала Зина. Я кивнул головой в знак согласия.
Ждать пришлось не долго, буквально девушка скрылась за углом пройдя по коридору, двери палаты открылись и появился Семенов, сопровождающий Веру, жену моего старшего брата. Такое, удивило меня, больше чем чтобы, то ни было. Женщина прошла, скользнув взглядом по мне, как по пустому месту. Словно меня, там не стояло.
- Здравствуй Алексей, еще раз. – Протягивая мне руку, поприветствовал участковый. – Вот такие дела. Я уж думал, не выживет, наш морской волк. Вот и дочь прибежала, еле успокоил ее.
-Чья дочь? – Ошарашено уставился я на милиционера.
- Михеевича, чья же еще.
- Дочь? Откуда у него дочь? Не было у дяди Миши дочери. Он сам мне говорил, что один как перст.
- Ну как видишь, не один. Да он, сам тебе все расскажет, пошли. – Слегка подтолкнув меня в сторону палаты., уточнил Голубев.
- Здравствуй дядя Миша. – Поздоровался я войдя и внимательно глядя на лицо друга, в синяках и ссадинах.
- Привет Лексей, забодай тебя медуза. Вот такой штиль у меня приключился, еловый якорь им в глотку.
- Кто это сделал? – повернувшись к участковому спросил я.
- Разбираемся. Тут понимаешь, какое дело. То, что это бандиты, нет никакого сомнения. Но вот поговорить с ними, пока нет никакой возможности.
- Это как? – Ничего не понимая, удивился я.
- А так. – Он махнул в сердцах рукой. Они словно с ума спрыгнули. Кроме невнятного бреда, ничего не говорят. Рехнулись, одним словом. Ясно выговаривают, только одно слово.
- Какое?
- Лев.
- Это имя?
- Нет Алексей. – Вздохнул Голубевв. – Не имя, а зверь.
- Лев?
- Ну да.
- Наш Степан, хочет сказать, что у моей избушки, живой лев бродит. – Улыбаясь, проговорил мой друг. – Лексей, ты когда по нужде выходил, льва случаем не встречал?
- Вот вам хихоньки, да хахоньки, а между прочим, эксперты и следы исследовали и шерсть на коре сосны. – Явно обидевшись, проговорил милиционер.
- Там окромя, Пушистого юнги, никакого зверья не водилось, ну да еще мыши шныряли.
- Кстати, вы котенка там не находили? – обратился я к Голубеву.
- Нет, вашего белого котенка мы не видели. Может он в доме остался?
- Нет Леха, я точно помню, юнга в лес рванул когда шум поднялся. – Успокоил меня капитан.
- Я после больницы туда на машине поеду.
- Надо найти Пушистого, он сейчас сильно напуган. И если там такой зверь как лев бродит то сам понимаешь.
- Ну какой лев, выдумки все это Михеевич. – Качая головой посмотрел я на участкового. – Откуда взяться льву в наших краях. Вы бы сами подумали.
- А это, по твоему что? – Вытаскивая из папки, фотоснимки следов зверя. – Насмешливо спросил Голубев.
- Хорошо, предположим что это лев. Я говорю предположим. Он кого либо, убил?
- Нет, в том то и дело, что не убил никого. И сам исчез в неизвестном направлении. Сейчас там егеря и военные шерстят всю округу.
- Идут по следу зверя?
- Нет больше следов, так прочесывают.
- Мистика, да и только. – Усмехнулся я.
- Ну мистика, не мистика, говорить не буду. – Подал голос мой друг. – А вот парнишка молодой там был. И на льва совсем не походил. Он кстати в милицию и медикам позвонил.
- Когда мы прибыли, никого кроме Миши и тех бандюков, в без сознательном состоянии, не нашли.
- Меня сейчас больше волнует Пушистый, чем ваш мифический лев. Кстати МММ, тут утверждают, что Вера, вам дочь, вроде как. – Я посмотрел в глаза друга.
- Так выходит Лексей, забодай его медуза. Я тебе после все объясню, как выберусь отсель.
- Ладно дядя Миша после поговорим. – Чуть обидевшись, попрощался я и вышел из палаты. – Столько времени знакомы, а он мне ничего не говорил. – Думал я идя по коридору к выходу из центральной больницы города.
- Леша-а. Подожди. – Услышал я в спину, голос Зины.
- Ты извини Зинуль, но мне надо спешить. – Обернувшись к догнавшей девушке, резковато сказал я.
- Градов, что с тобой.
- Все нормально, не обижайся, но мне некогда, правда. – Обернулся и быстрым шагом, пошел в сторону дома.
Машина просто летела, по сухому асфальту. Я спешил поскорее добраться туда, где мог сейчас быть Пушистый. Если Михеевич, сказал что котенка не было в доме, во время пожара, значит, оставалась надежда, отыскать это пушистое чудо.
На берегу я слегка опешил, на секунду. Мостика на месте не было, на его месте, торчали из воды, обуглившиеся пеньки. Я снял брюки, футболку и не раздумывая поплыл на островок, где еще вчера стояла рыбачья избушка дяди Миши. На противоположенной стороне, оглядываюсь по сторонам и понимаю, баркаса нет. Да его нет, даже сожженного. Остатки домика еще дымились, а судна не было.
Опускаю взгляд вниз, вижу на песке, несколько отпечатков лап, крупного зверя. А Голубев то, оказывается прав. Начинаю осторожно осматриваться.
- Пушистый. – Не очень громко, позвал котенка. – Пушистый, кис, кис, кис.
Я чуть не рухнул от смеха, когда из кустов показалась бело-сажевая, пушистая мордаха. Все тело было столь же зебровое.
- Замазура ты мой, иди сюда. – Ласково хватая, подбежавшего чумазого зверька. Прижал к груди, ласково потрепал за ушком и поцеловал в носик. – поехали домой, купаться Пушистый.
Котенок клубком свернулся у меня на коленях и спал, не громко ритмично урча. Его не беспокоило даже то, что ноги напрягались периодически при нажатиях на педали. Мы ехали в город, на душе было радостно и спокойно, мой найденыш, снова со мной он цел и скоро я вновь верну ему прежний, удивительно белый цвет.
После купания, высушенный феном, котенок вылизывал остатки влаги на шерсти, внимательно следя за тем, как я готовлю пельмени. Еще с первого раза я понял, что столь уникальное блюдо, очень понравилось Пушистому. Мы прекрасно поужинали, затем я помыл посуду и устроившись поудобнее на диване смотрел кино, а на моей груди блаженно засыпал маленький комок пушистой, белой шерсти. Что поделаешь, резиновые сапоги остались у капитана, а стало быть их как и все прочее, поглотил огонь.
Будильник. Нет, не подумайте ничего такого. Его кстати я не заводил, хорошо помня, у меня отпуск. Раз не завел значит с утра можно позволить себе поспать чуть, чуть больше. Не надо будет, ни за что, проклинать создателя часового механизма. Будильник, он размеренно отсчитывает секунды, минуты, часы. Стрелки безостановочно движутся вперед. Раздается, еле уловимый щелчок. Боже за что? Мучительно выдыхаю я в потолок, когда комната наполняется звуками, способными, мертвого поднять. На мне вздыбив шерсть, стоит выгнув спину Пушистый, с ненавистью и страхом глядя на часы. По-видимому и он подскочил от неожиданности. Затем котенок переводит вопросительный взгляд на меня, мол и на кой тебе это надо было.
- Нет Пушистый, я не заводил будильник на так рано, я его вообще не заводил. Но тогда возникает вопрос, а кто его завел? Ты случайно не заводил?
Вот что хотите со мной делайте, но я думал что котенок покрутит лапой у своего виска, снисходительно и жалостно глядя мне прямо в глаза. Такое бывает иногда, люди сходят с ума.
Я протянул руку отключил, надоедливый звук и накрывшись одеяло с головой, сделал попытку уснуть. Не тут то было, сон ускакал словно его и не бывало, а в след за ним, в туалет улетел котенок, потом я и приняв душ, я готовил завтрак для нас двоих.
- Ты знаешь, дружище я вчера обиделся на нашего капитана, а скорее всего его обидел, да и Зину тоже. – Накалывая, кусочки прожаренной, колбасы в яйцах, политых майонезом, признавался я котенку. – Оказывается Вера, дочь дяди Миши. Нет ну ты представляешь? Жена моего брата дочь моего друга. Она вчера раньше меня прискакала в больницу и проведала кэпа. А он, что ему трудно было, раньше мне сказать что у него есть дочь и она мне как бы даже родственница. Дурацкая ситуация. Вот что из всего этого вышло. Веру и ее мужа, я категорически видеть не желаю, А с Миеевичем теперь видеться будем пореже.
Пока я говорил, котенок, перестав жевать колбасу, внимательно смотрел на меня и слушал, будто понимал, о чем я рассказываю.
- А может мотнем на юга дружище? – Спросил я. – Поплещемся в море, позагораем, будем кушать шашлык и кебаб. Будем отдыхать как белые люди кот. – Но немного подумав и взвесив, добавил. - Хотя ты конечно же прав. Надо еще узнать куда подевался баркас и что-то придумывать с домиком. У меня есть небольшие сбережения, так сказать на квартиру собирал, надеюсь ты не будешь против если мы поможем МММ восстановить его весенне-летнем осенне-зимнем пристанище. К слову сказать, он там больше проводил времени, чем в своем доме, в деревеньке. Как ты смотришь на то, если сейчас мы сгоняем на машине в деревню? Попробуем выписать лес на домик, договорим Саню на счет пиломатериалов, и самое главное найдем тех кто нам срубит домик и баньку.
Через час с небольшим, глава сельского совета, договорился с директором леспромхоза, а мы с Пушистым, поехали к лесопилке. Все складывалось просто потрясающе, люди относились к нам с пониманием, Что долго говорить, через две недели пообещали что будет все готово.
Зазвонил телефон. На дисплее высветилось имя Зиночки. Эта девушка, не могла долго обижаться.
- База подводных самолетов, дежурный Градов у аппарата.
- Где пропадаешь дежурный?
- Как где. – Усмехнулся я. – Несем боевое дежурство, по охране подводных рубежей, необъятной родины нашей.
- И как? Много нарушителей наловили?
- Да кому взбредет в голову нарушать, когда я на посту. Граница на замке.
- На чем? – Засмеялась Зина.
- На амбарном замке.
- Ясно, значит можно спать спокойно.
- А то. Мышь в акваланге не проскочит, Пушистый доблестно бдит.
- Градов, а самолеты то тут при чем? Кто на них летает?
- Асы летают.
- Познакомишь хоть с одним.
- Да не вопрос, вот узнаю, кто наименее засекречен, с тем и познакомлю.
- Ловлю на слове Лешенька. Буду ждать, этот знаменательный момент с нетерпением.
- Договорились.
- Ты к дяде Мише сегодня приедешь проведать?
- Если освобожусь, то обязательно.
- Ты уж очень постарайся, он ждет тебя и сильно расстроен, твоим отсутствием. – Вздохнув проговорила девушка.
- Зина я обязательно к нему забегу, как только доберусь до города.
- А ты где?
- Да мы с Пушистым на природу выбрались. Отдыхали и вот теперь едем назад.
- А меня взять с собой, не судьба была. – Теперь она точно обиделась.
- Извини Зинуль, я не подумал, что тебе это будет интересно.
- Даже так?
- Зин, мы решали некоторые организационные вопросы.
- Вот, вот, ты когда организовывался, забыл мой номер видимо. Ну, так может и вспоминать не стоит?
- Если ты этого так желаешь, то как скажешь. – И я отключил разговор.
Как не странно, но девушка, не перезвонила. Я пожал плечами, завел мотор и мы с котенком поехали в город. Да отсутствие баркаса, сильно сказывается на времени, затраченном в дороге.
Вечером, поместив Пушистого, в новую клетку и купив фрукты, мы отправились в больницу, проведать дядю Мишу. Он сильно обрадовался, нашему появлению.
- Привет бродяги, забодай вас медуза, где пропадали?
- Михеевич, мы в деревню ездили.
- Зачем? – Удивился капитан.
- Да понимаешь, мы решили домик восстановить.
- Тебе деньги девать некуда, сушеный кашалот.
- Да особо тратить и не пришлось.
- Леша, а посоветоваться трудно было?
- Это что эпидемия такая?
- Ты о чем?
- Да так, не о чем. Сегодня на меня все обижаются. Ладно, дядя Миша, выздоравливай поскорее, а там сам решишь, что к чему и как, а мы пошли. Если что понадобится, звони,
- Обязательно. Как только, так сразу позвоню.
В коридоре я остановил доктора и спросил как дела у моего друга.
- Все очень хорошо, Он идет на поправку. Несколько дней и можно смело выписывать.
- Спасибо вам. – Пожав руку, я попрощался и ушел, унося с собой Пушистого.

* * *
Будильник. Как не странно, но когда так необходим его вездесущий, всюду проникающий, во все самые отдаленные закоулки сновидений места, он дико, не человечески, разгоняя все остальные посторонние звуки, молчит как партизан на допросе. И ведь дело даже не в том, что его позабыли привести накануне в полную боевую готовность, напротив, он был тщательно проверен. Ан нет, тишина, более того, тишина полная. Отсутствует не только какой бы то ни был звук, а и сам часовой механизм исчезает напрочь, так будто пришла невинная буренка и языком его слизала.
Я не хочу сказать, что я так уж сильно расстроился, пропажей будильника с тумбочки у кровати, нет, лишний час спокойного сна, оказался совсем не лишним, но сам факт пропажи, заставлял задуматься. И вот так думая, об этом из рук выходящем безобразии, я погрузил свои босые ноги в тапки, шаркающей, но не кавалерийской походкой, поплелся в туалет, а уж от туда в ванную.
Спустя минут пятнадцать, я появился в комнате совершенно новым, бодрым и с ясной головой человеком, в махровом банном халате снежно-белого цвета. На кровати поверх второй подушки, вывалившись пузом в верх, нагло дрых мой мохнатый друг. Впечатление от того что отсутствие будильника и его кричаще-визжащего звука, складывалось на лицо. Вернее сказать на всю пушистую морду, блаженно предающуюся сну. Да, да, Пушистый просто и беззаботно дрых. И как я сам для себя отметил, он меня даже не думал будить, своим пушистым хвостом, чтобы я провел его в туалет.
- Ну что же, спи дружок. – Мысленно решил я, отправляясь на кухню, за порцией кофе.
Здесь слегка, придя в ступор от увиденного, я обнаружил на подоконнике, то что должно было, заменяя деревенского петушка, поднять нас еще час назад. Будильник мирно цокал, бегущей, секундной стрелкой по циферблату, водрузившись поверх мягкого полотенца, что заглушал даже этот, незначительный шум. Перебирая в памяти события прошлого вечера, я был точно уверен, что оставлял часы на тумбочке, а вот теперь нахожу его здесь. Чья-то, очень заботливая рука перенесла его сюда, или лапа. Но вот вопрос, чья? Кроме меня и котенка, в квартире никого нет и не было. Чудеса, да и только.
Мои размышления, прервал, не спеша идущий вразвалочку котенок, он лапой приоткрыл дверь туалета, а затем так же тихо исчез за нею. После того как исполнил все что ему было там необходимо, Пушистый, принимал утренние ванны, тщательно вылизываясь, сидя на табурете, перед столом. Искоса поглядывая на меня с немым упреком и с надеждой, на дверку холодильника.
- Хочешь завтракать? – Насмешливо спросил я. – А тебе известно, лежебока, что мы с тобой сегодня, героически проспали?
Пушистый лишь снисходительно фыркнул, а затем облизался, давая понять, что словами моими он сыт не будет после сна.
- Есть пара, жаренных окуньков на тарелочке, но правда холодные, молоко вчерашнее и еще не отваренные сосиски. Чем изволите откушать, ваше сиятельство? – Говоря и спрашивая, я наблюдал, с каким блаженством вытягивается его шея, а язык своей розовой искоркой, успел проскользнуть и по носу и по усам, причем неоднократно, но с невероятной скоростью. – Хорошо, тебе окуньки и молоко, мне сосиски. – Подвел я итог, открывая холодильник и вынимая продукты на стол.
Что не говори, а от варенной сосиски, сей нахал, отказываться не собирался. Он уперся лапами в край стола и внимательно наблюдал за тем, как я отсчитываю тоненькие колбаски, вынимая из пакета. Я улыбнулся и к своим трем, добавил еще две для этого мелкого, но растущего вымогателя.
Когда котенок убедился, что и его порция приготовлена, к тому, что будет брошено в кипящую воду, он ловко спрыгнул с табурета и принялся уминать рыбу, периодически запивая молоком из блюдца. И эту процедуру закончил не спеша, тот час, как сосиски, благоухая, лежали на тарелочках, а поверх них, клубились струйки пара.
Поджав под себя хвост, мой дружок культурно, уже восседал на подоконнике перед столом, рядом с будильником. Облизывал лапку и явно самодовольно глазел, на колбаски.
- Скажи мне, мой юный друг, ты случайно, не в курсе кто притащил часы на кухню из комнаты? Нет? Не знаешь? Ну, я почему-то так и подумал, просто спросил, на всякий случай, а в друг знаешь. – При этом я смотрел, на Пушистого, хотя был твердо уверен, он мне, не ответит. – Стало быть, мы не одиноки с тобой в этом уголке галактики. У нас завелся домовёнок, не иначе. А так, больше некому шалить. Ты меня понимаешь? – Пушистый, как то странно качнул головкой и наклонился к своей тарелочке, принюхиваясь к сосискам.
С этого дня, моя жизнь потекла, каким-то странным для меня образом. Это был симбиоз замедленного кино и вязкого, словно кисель тумана. Не то что бы, я стал словно плуг, глубоко заглубленный в почву при весенней пахоте, отнюдь, действовал я намного энергичнее, чем прежде. Но было такое состояние, что сами мысли об моих поступках и работе приходят чуть позже, нежели сами те действия, о которых я думал. Я мотался по городу на машине, решая различные вопросы, заскакивал на рынок за фруктами, а от туда в больницу, проведать дядю Мишу. Затем несся на противоположенный берег, узнать как продвигается работа со срубом домика и баньки. Там поговорив с мужиками, что искусно рубили пятистенку, узнавал что им необходимо привезти, снова возвращался в город. Местные очень уважали Михеевича, обещали, что короб будет готов вовремя, а уж все остальное, будут строить как только, кеп вернется, тогда же перевезут и сруб в разобранном виде. Одним словом, не хотели, без мнения хозяина, складывать домик.
Вроде бы чего мне не хватает, все вертится, все делается, а вот время, оно будто кем-то придерживалось. Все эти дни, Пушистый либо оставался один в квартире, либо ездил вместе со мной сидя на переднем сиденье BMW. Он с интересом, смотрел на пролетавшие мимо дома и улицы, на бегущую реку под мостом, по которому мы переправлялись, с одной стороны на другую. Ему все было интересно. Пока я говорил с плотниками, котенок успевал забраться на самый верх, венцами уложенных бревен сруба. Осматривал работу хозяйским глазом, а затем, поставив хвост трубой, важно отправлялся в автомобиль, на свое место.
Время летело, здоровье дяди Миши окрепло, синяки на лице уже сошли. – Завтра домой. – Объявил врач.
- Спасибо вам доктор. – Обрадовался я. – Во сколько можно приехать, забирать его? – Держа за руку капитана, поинтересовался, глядя на врача.
- Да часиков в десять, утра, я подготовлю документы на вывеску. – Улыбнулся нам, сей приятный и видом и манерами, человек.
- Еще раз спасибо. – Поблагодарил я.
- Ты, это, Лексей. Забодай его медуза. – Как то неуверенно, одернул меня дядя Миша. – Ты, прямо приезжай ко мне в деревню, там и встренимся.
- Да как же так МММ? Вот заберу тебя и доставлю до места жительства. – Я удивленно, уставился на друга.
- Ну, не буду вам мешать. – Поспешил исчезнуть из палаты врач.
- Заберут меня, Леша, сушеный ты кашалот. Потому и говорю, что не след тебе обо мне беспокоиться, с самого утра. – Как-то разозлившись и одновременно расстроившись, сказал, словно отрезал Михеевич и отвернулся к окну.
- Ладно, дядя Миша, как скажешь. – Вставая со стула, ответил я. – Будь здоров, Михаил Михеевич. – И вышел за дверь.
- Лешка. – Слышал я, как позвал, из палаты капитан, но возвращаться не стал. Непонимание, обида и неизвестно откуда и за что, взявшийся стыд, гнали меня прочь по коридору больницы.
- Что случилось? За что? Почему он так со мной? В чем моя вина? – словно молоты о наковальню, гудели вопросы в моей голове. Я не находил ответы на все эти вопросы, но точно знал ответ о том, что между нами появилась незримая трещина и она растет, готовая превратится в пропасть. – Ну, значит, так должно было статься и нечего тут, сопли, на кулак мотать. – Твердо сказал сам себе и поехал в деревню к строителям, предварительно заскочив в супермаркет за водкой и продуктами. Необходимо было рассчитаться с мужиками и кроме того выставить магарыч, за добросовестно, выполненную работу.
Мужики, Саня с папилломы, сидели на толстом бревне и курили, ведя разговоры. Тут даже ясновидцем, не надо быть, они ждали меня. Этих людей интересовали, не столько обещанные деньги за работу, сколько содержимое двух, объемных пакетов, в моих руках.
- Здорова, профессорам пилы и топора! – Поприветствовал я плотников. – Давно ждете?
- Да не более получаса Леха. – Первым ответил Сашка.
- Извините за задержку мужики, к дяде Мише в больницу заскакивал, вот и задержался немного.
- Как там сам то? Скоро ли возвертается от лекарей? – Наперебой стали спрашивать, земляки капитана.
- Да все в порядке. Завтра будет дома, улыбнулся я.
- Вот это, хорошая весть. Стало быть и мы в аккурат, свершили сруб. – Вставая мне на встречу, сказал, улыбнувшись, всегда серьезный, бригадир дядька Матвей. Мужик здоровенный, косая сажень в плечах, волнистые, седые волосы, стянутые тугой, кожаной тесьмой. Кулачища чуть меньше моей головенки, а возраст не меньше лет шестидесяти. – Эт хорошо Лексей, что Михеевич выздоровел. За это теперь и выпить не грех. Ты магарыч, гляжу привез, молодца.
- Да дядя Матвей, но сначала расчет. – Протянул я стопку банкнот бригадиру.
- Да и опосля, отдал, так мы бы не в обиде были. Мы Мише и за даром сруб то поставили бы, ну а все равно за копейку и что слово данное держишь, спасибо тебе. Только, как же ты горькую пить будешь? Ты вроде как за рулем.
- Я с вами за столом посижу для порядка. – Улыбнулся я.
- Нее, так не годится. – Возразил один из плотников. – Надо обмыть работу.
- Ну, пол чарки я себе позволю, не более, уж не обижайтесь.
- Какие обиды Леша, разве же мы без понятия. – Поддержал меня Сашка.
Сидели до вечера. Мужики уже прилично захмелели, когда я начал собираться восвояси. Еще раз поблагодарил каждого за помощь и пошел к машине.
- Ты на дороге, осторожно будь Лексей. – Провожая, напутствовал меня бригадир. – Шибко не гони, себя помни, да и про инспекторов не забывай.
- Все будет хорошо, дядя Матвей, то немногое, что принял, уже и выветрится успело.
- Ну, в добрый путь, скатертью тебе дорога.
- И вам всем не хворать. - Попрощался я и поехал не спеша домой.
- Вот и все, пожалуй, все, что мог, я сделал. Сруб готов, баньку тоже срубили. Баркас отыскал, его кто-то, из доброжелателей, в док механического отбуксировал, на ремонт. Михеевича завтра заберут из больницы, так выходит что все. – Сам с собой разговаривал я.
Машину загнал на свое место и пошел в универмаг, прежде чем возвращаться в квартиру. Купив литру водки, пельмени, сосиски, пакет молока, хлеб и по мелочам, я побрел к своему парадному. Там в темной квартире, меня ждет Пушистый, мой друг, комок шерсти. Вот сейчас, отварим пельмешек, умастим маслицем, сметаной и вместе отметим, окончание строительства рыбачьего домика, для Михеевича.
- Пушистый. – Позвал я, входя и закрывая дверь. – Ты как, сильно проголодался брат? Пельмени будешь или как? – Спросил выбежавшего на встречу котенка. – По глазам вижу, что не против такого ужина.
Через пол часа мы вдвоем, сидели за столом. Я уже собирался достать из холодильника водку, как в дверь позвонили. Пришлось отложить на время эту затею и идти смотреть, кто к нам пожаловал, в это вечернее время. Пушистый провожал меня, сидя на подоконнике, каким-то, грустным взглядом. Его можно было понять, наша, так сказать семейная идиллия, была нарушена поздним визитом. Опять же личный интерес, на тарелках паром окутанные пельмени, а лишний рот котенку, был не интересен. Так или иначе, но я пошел к двери.
На пороге стоял Петр, мой старший брат. Похожи мы с ним лишь еле заметными чертами лица. А в основном сильно отличались. Брат был жгучий брюнет в то время как я, имел русый цвет волос, в противовес его грузной, с заметно выпирающим животом фигуре, мои восемьдесят девять кило, умещались в теле не расположенном к полноте. Ну одним словом брат пожаловал в гости. Явление весьма редкое, можно откровенно сказать, появился он у меня в первые.
- Привет Леша. Вот шел мимо, решил заглянуть на огонек. – Скороговоркой, поздоровался он.
- Здравствуй, проходи. – Отстраняясь чуть в сторону, пригласил я. – У нас, в аккурат, пельмени поспели, поужинаем.
- Я собственно зашел поговорить. – Петр словно стеснялся своего визита.
- Вот за столом и потолкуем, о том, с чем пожаловал. – подталкивая его слегка в спину, по направлению к кухне, улыбнулся я. – У меня и водочка в холодильнике остывает.
- Да я со своей, не удобно было с пустыми руками.
- Вот и хорошо, садись, давай за стол я тарелку и стопки достану.
- Я уже слышал о твоем коте. – Кивнув на Пушистого, сказал гость.
- Не спрашиваю от кого слышал, но мне очень нравится, сей пушистый друг. Он скрасил мою жизнь и теперь, мне веселее, нежели раньше.
- Ты все еще обижаешься на нас с Верой, что мы остались в родительском доме?
- Нет, ни сколько. У вас семья, а я одинок, вам нужнее. – Пожав плечами, ответил я, разливая водку по стопкам. – И вообще. Мне не за что, на вас обижаться. Вы живете своей жизнью, у меня она своя. Нам нечего вроде делить между собой? Или ты считаешь иначе?
- Да нет, вроде бы ты прав, но тут такое дело. – Он замялся, подбирая слова, словно перед прыжком в ледяную воду.
- Какое? Вера дочь Михеевича. Так и это уже не секрет. – Я поднял стопку. – Давай за здоровье дяди Миши.
Мы выпили и принялись закусывать пельменями. Я поглядывал на брата, и размышлял, что могло такого случиться, что он решился прийти ко мне.
- Да, кстати. Ты не обижайся, но батю мы завтра с Верой заберем из больницы.
- Да он меня уже предупредил на счет того чтобы я не заезжал за ним.
- Расстроился он, по этому поводу. А ему сейчас не следует переживать, врач говорит. Сердце, ну ты понимаешь.
- Как не понять, с сердцем не шутят, особенно в таком, не молодом возрасте. Давай еще по одной, так сказать за пламенный мотор. – Произнес я тост и мы чокнувшись выпили по второй. Пушистый съев свою порцию, смотрел на нас с братом переводя взгляд, то на одного, то на другого.
- Это хорошо, что ты понимаешь Леша. Бате сейчас покой необходим. После этой истории с долларами его надо на ноги ставить. И конечно про рыбалки пока надо на время забыть.
- Это тоже врач вам сказал? – Я прищурив глаз посмотрел на брата.
- Вера с доктором говорила без меня, так что я с уверенностью сказать не могу. Но не мне тебе говорить, что в том что произошло, лежит твоя брат вина.
- И в чем она выражается?
- Ну, это ты его потянул на рыбалку вместе со своей знакомой. Ты поймал тот чемодан с валютой. И по твоей инициативе вы их отдали в милицию, а к нему пришли бандиты.
- Бандитам, тоже я дорогу направил?
- Я этого не говорил.
- Ну, давай за то и выпьем. – Наполнив снова, предложил я.
Через минут сорок, мы основательно прикончили литру горькой и брат засобирался уходить. Я его не задерживал, даже в душе был рад, что он покидает мое жилище. Казалось что спиртное меня не брало, не смотря на то что выпито его было достаточно, а после того как мне прямым текстом Петр пояснил, что нечего мне делать у Михеевича. Присутствие родственника стало неприятным.
- Вот такие пироги Пушистый. – обратился я к котенку, когда брат ушел. – Не желанные мы теперь у нашего друга капитана. Не зря говорят, деньги счастья и добра не приносят. Раз, врачи рекомендуют ему спокойствие, не будем нарушать предписание. Думаю ты не против будешь, если я завтра поговорю с Берутой на счет тебя? Все же меня не будет три месяца, а за тобой нужен присмотр. Время летит быстро и скоро нужно будет собираться в дорогу.
Впервые я не прибрав на кухне, ушел и завалился спать. Не заводил будильник, не приняв душ. Не было настроения, не хотелось не о чем думать, тем более что то делать. На душе был тяжелый осадок, я просто провалился в глубокий сон. Возможно что виной всему было спиртное, но скорее всего, это последствия разговора с братом. Ясно становилось одно, мы становились, совсем чужими людьми.

* * *

- Маргадон, ты снова пришел ночью и как видно не с самыми лучшими вестями. – Встретила Девушка, молодого человека.
- В другое время исчезать из дома, не столь удобно, к тому же он спит, приняв изрядно за воротник.
- Был повод для праздника?
- Приходил брат в гости.
- Это хоть и не праздничное событие, но осуждать его не стоит.
- Я и не собирался осуждать. Ему прямым текстом посоветовали не общаться с капитаном, обвинив во всех последних неприятностях.
- Это идея брата?
- На сколько, я понял, его жены. Но поверьте, моему опыту, они оба в этом замешаны и виной всему, деньги.
- Кто бы сомневался. Жадность и алчность это многим присуще. Жаль, очень жаль, что все так складывается, но они поторопились, не следовало переть тупо на дружбу дяди Миши и Алексея. Вот посмотришь они останутся в проигрыше.
- Он планирует поговорить завтра с вами, на счет меня.
- Ну, тебя то, примем с удовольствием, на временное жительство.
- А может я пока Алексея не будет, в Венецию? Тут будет морозно, а мне это, полезно тепло.
- У нас очень теплая печь Маргадон, так что не замерзнешь. – Сказала, вошедшая в этот момент, в комнату, тетя.
- Сравнили, печь и Средиземное море. – Чуть надув губки, проговорил молодой человек.
- Не может быть и речи. Хочется тебе этого или нет, но ты останешься здесь, до окончания поставленной задачи. – Сказала, как отрезала Берута. – А если тебе хочется тепла. – Девушка с недоброй улыбкой посмотрела на гостя. Так я могу устроить так, что ты отправишься вместе с ним в Африку.
- Вы меня, пытаетесь испугать? А вдруг я соглашусь?
- Уймись Маргадон. – Предупредила сердито тетя. – Тебе тоже не стоит горячиться. – Обернулась она к девушке. – Почему вы все время не ладите между собой? Магии у вас можно сказать поровну и дело делаете одно, а вот спокойно не живете. Что из того, что он кот, но совет ценит Маргадона, как прекрасного чародея. А тебе должно быть стыдно, дорогой мой, постоянно задирать Беруту. По моему, вам обоим, пора взрослеть.
- Тетушка, я лишь хотел, на время отсутствия человека, отдохнуть в привычном для меня мире.
- Во первых, ты еще не на столько устал, мой дорогой, во вторых, у тебя, еще будет такая возможность, когда завершим здесь.
- Мне почему-то кажется, мы стоим, перед невыполнимой задачей, стараясь сделать человека счастливым, а он сам по себе, строит свое счастье. – Грустно проговорил Маргадон. – Он просто не нуждается в нашей помощи.
- Ты с ним, он уже счастлив чуточку из-за этого, а это, так или иначе, твоя заслуга. – Ответила Берута.
- А вы подумали, что он будет чувствовать, когда я исчезну из его жизни? Вы ведь не видели лица, этого человека, когда его просто, попытались разлучить, со старым другом. Может мы вредим, тем кому помогаем? – Став очень серьезным, сказал молодой человек.
- Решение принял совет. Там виднее кому помогать и как. Мы не в праве, оспаривать решение совета. Если они заинтересованы в этом человеке, значит, мы обязаны сделать свою работу. – Ответила старшая женщина.
- Как пошло звучит. Работа, делать человека счастливым.
- Как бы, не звучало, но это наша задача перед советом. – Вставая со стула и взглянув в окно, сказала девушка.
- А знаете, я пожалуй пойду. Свернусь калачиком возле него, мне нравится просыпаться с этим парнем. Он всегда с шуткой, с улыбкой, даже когда ему не здорово, он рад меня видеть. – Сказав это, Маргадон растворился в воздухе, словно его не было.
- Безобразие, мог по крайней мере попрощаться. – Обиженно возмутилась Берута.
Посреди комнаты вспыхнула надпись «Спокойной ночи», ярко-голубыми буквами. И немного повисев растворилась как и тот кто ее написал.
- Вот видишь, он попрощался. – Улыбнулась тетя.
- Вижу, но я считаю, это не уважение по отношению к нам.
- А может тебя злит то, что он сказал правду, о том что чувствует и он в какой-то мере прав?
- Ой, ну какая правда. Ему не нравится, что приносить счастье назвали работой.
- Он не это имел в виду девочка моя, Слово работа, всего лишь штрих, который его переполнил, как капля воды полную чашу. – Покачала головой тетя и пошла к себе.
- Так что? Нам теперь нужно оспорить решение совета? – В след спросила девушка.
- А зачем. Мы выполним то что положено. – Не оборачиваясь, ответили ей.
- Ну конечно, все вокруг правы, белые и пушистые, словно Маргадон перевоплощенный, а я бревно бесчувственное. – Обиженно проворчала, себе под нос, Берута. – Мне одной наплевать на этого человека.
- Дорогая. Не ворчи, спокойной ночи, ложись спать, а то утром твои глаза будут красные и заплаканные. Мы не считаем тебя таковой. – Прозвучал голос из соседней комнаты. – И перестань передразнивать меня, показывая язык. Я все вижу шалунишка.
Девушка тихо хихикнула, улыбаясь и уйдя к себе, забралась под теплое одеяло. Там было тепло и уютно, но сон не приходил, а мысли возвращались к нему. Это было и прекрасное и в тоже время, пугающее своей реальностью чувство. Невозможность стать возможностью. Вот как можно было назвать то, о чем были мысли Беруты. Она не заметила, как заснула. Сон девушки был спокоен, легкая, милая улыбка скользила в темноте, по ее лицу. Как оказывается человеку мало надо для счастья порой. Увидеть яркий приятный сон, что несет только хорошее и на утро, проснешься счастливым, или с чувством легкого прикосновения счастья.
Когда тихо пропел еле уловимый звоночек, предупреждающий, что все в доме спят. Тетушка встала с постели и накинув темную мантию растворилась. У нее было не откладное дело. В группе происходит еле заметная возня чувств, а потому необходимо встретится с главой совета и попробовать разобраться, что же в этом задании не так. Ведь Маргадон и Берута, каждый по своему прав, но вот привязанность к человеку который является целью задания. Эта привязанность явно ставит под угрозу провала. Надо спешить, до утра еще много времени и она успеет получить ответы.
Появилась она в огромной библиотеке, по стенам которой расположились стеллажи книг, уходящие под потолок, а по среди комнаты, за огромным столом, восседал тот, с кем спешила встретиться тетушка.
Седой старик с длинной серебряной бородой в темно-синем тяжелом халате, склонившись над столом, выводил красивым каллиграфическим почерком буквы. Перо в его руке не громко поскрипывало по желтоватому листу пергамента. Нос смешно морщился от усердия и свободной рукой он поправлял непослушное пенсне.
- У вас возникли проблемы? – спросил он, не поднимая взгляда от рукописи, как только гостья появилась в кабинете. – Этого стоило ожидать.
- Меня беспокоит обстановка между моими друзьями мессир.
- Эта парочка, Маргадон и Берута. – Ухмыльнулся он и посмотрел на женщину. – Эта парочка способна свести с ума любого. Они друзья не разлей вода и ровно столько же, не могут примириться между собой в спорах. Если им дать волю в каком-то одном деле, они могут такого натворить, что и на небесах вспотеют от их плодотворной деятельности. В вспомните Булгакова, именно эти двое, навеяли своими россказнями писателю идею «Мастера и Маргариты» . Да что я вам рассказываю вы и без меня все про них знаете.
- Но теперь речь идет о человеке, и они словно прикипают к нему.
- Алексей Градов. Я не сколько не удивлен этому.
- Но ведь это может отобразиться на результате.
- А вам разве заранее известен результат? Вы вспомните маркиза Карабаса. Разве там все прошло гладко?
- Не все конечно, тот молодой человек, можно сказать, палец о палец не стукнул, чтобы чего-то добиться. Все за него выполнил Маргадон.
- И каков результат?
- Какой, какой. – Женщина недовольно поморщилась. – Как только все получил, так про кота и забыл. Ну, а как у них с принцессой все сложилось, про то не знаю.
- В том то и дело, что никак не сложилось. Без своего верного кота, он остался никем. Зря только людоеда извели.
- Да вы правы, тот людоед был примечательной личностью, таких то потом, не много осталось, а сейчас так и вовсе вывелись.
- Так голубушка, вы ко мне то, с чем пожаловали, на сколько мне известно, результатов у вашей команды еще нет.
- Нету, это верно, перенервничала я с этими забияками, вот и поторопилась.
- Нервничать запрещаю, присматривайте за ними, не давите на них, они сами что то, да придумают. Я в них верю. А теперь прошу меня извинить, еще очень много работы, до скорой встречи.
Таким образом, вся экспедиция тетушки, могла бы считаться без результатной, пустой тратой времени. Но раз глава совета так спокоен, значит все идет как надо, решила женщина. Что же будем наблюдать и ждать.

* * *

Утром следующего дня, после того, как я привел себя в порядок, не божеский вид, как вы понимаете, но вполне сносное лицо, с еле заметными черточками, похмельного синдрома. Мы с пушистым плотно позавтракали сидя у окна на кухне придавались размышлениям, Чем бы нам таким заняться или куда отправиться. На машине исключено, после вчерашнего за руль ни ногой, а делать то что-то надо, иначе так можно и с катушек спрыгнуть от тоски и безделья.
Впервые я понял, что такой отпуск меня не радует, ну ни сколько, даже чуточку ни какого удовольствия. Пушистый, как и я смотрел в окно, может и ему грустно в квартире.
- Так мы с тобой Пушистый, можем окочуриться, от тоски и безделья. Как считаешь? – На что котенок лишь взглянул на меня и вновь уставился в окно, рассматривая прохожих. – Вот все в тебе замечательно дружище, одного не хватает, не можешь ты по человечески разговаривать. – Услышав такое, Пушистый сделал квадратные глаза, как мне показалось и облизнулся. – И возразить ты мне не можешь, а жаль. И так подведем итог. Я инженер с высшим образованием, не последний дурак в нашем институте, сижу на кухне и говорю с собственным котом. Шизофрения на лицо, по крайней мере, начальная ее стадия. Вот так комок шерсти, люди и сходят с ума от нечем заняться. И так, в кино и театр с котами не пускают, а без тебя мне туда не хочется, остается одно. Пошли в город, погуляем, там есть одно неплохое летнее кафе, где есть отличный кофе и превосходное мороженное. Скажи Пушистый ты любишь мороженное. – Котенок фыркнул и многозначительно облизнулся. – Странный вопрос, как ты можешь любить то чего никогда не пробовал. Так почему не воспользоваться такой возможностью. Пошли. – На моих глазах, ни секунды не раздумывая, этот прохвост рванул с подоконника, заскочил на минутку в туалет и от туда прямо в свой переносной контейнер. – Все же в тебе что-то не так дружок. Уж больно ты умный, для своего возраста, Хотя кто знает, может вы все коты такие, а возможно, мне просто дико повезло, и самый уникальный, достался именно мне. – Засмеялся я ,наблюдая за тем, как мой питомец, быстро все понял на лету.
Мы шагали по улице города, в направлении центрального парка. Именно там было заведение, о котором я рассказывал Пушистому. Он же, в свою очередь с интересом рассматривал все вокруг, при этом тщательно себя приводил в порядок при помощи языка и лапок.
Я выбрал столик чуть в стороне от тех что были заняты и стал ждать, когда к нам подойдет официантка. Девушка мило улыбаясь подошла к нашему столику и протянула меню.
- Будьте так любезны. – Попросил я ее. – Нам с моим другом одну чашечку кофе, вашего фирменного и два мороженых с фруктами сливками и шоколадом.
- Какой милый у вас котенок. Весело засмеялась девушка. – Он что же ест мороженое?
- Я еще точно не уверен в этом, но он с радостью отнесся к тому чтобы попробовать.
- Вы наверное шутите? – Посмотрев на меня, спросила официантка. – Веселый вы.
- Ни сколько, не шучу. – В ответ засмеялся я. – Как только Пушистый услышал о мороженном, так сразу забрался в контейнер, предварительно сходив в туалет.
- Шутник. – Улыбнувшись ушла девушка за заказом.
- Вот видишь Пушистый, говоришь людям чистую правду, а они думают, что я над ними подшучиваю. – Сказал я и открыл дверку контейнера.
Котенок вышел из него и запрыгнул на соседний стул, внимательно глядя на меня и постоянно поглядывая на вход, откуда должны были принести наш заказ.
Ждать пришлось не долго, все та же девушка с искренней улыбкой принесла на подносе кофе и в красивых вазочках мороженное шариками, украшенное фруктами, взбитыми сливками и тертым шоколадом.
- Большое вам спасибо девушка. – Поблагодарил я ее.
- Кушайте на здоровье. И ты красавец тоже угощайся. – Сказала она котенку.
На что Пушистый иронически фыркнул и упершись передними лапками. в край стола, блаженно, втянул носом аромат мороженного, из своей вазочки. Затем предварительно облизнувшись, начал осторожно пробовать. При этом было слышно, его довольное мурлыканье. Пушистый получал удовольствие.
- Нет вы только посмотрите на него, ему явно нравится. – Засмеялась официантка.
- Он у меня вообще уникум, можно сказать один на весь свет.
- В чем же, его уникальность? – Девушке явно хотелось поговорить.
- Во всем, вы не поверите, но он со всех сторон, положительный молодой человек.
- По видимому, весь в своего хозяина. – Официантка начинала кокетничать.
- Нет, девушка, Пушистый, во много раз порядочнее, чем тот с кем вы говорите. – Раздался знакомый голос Зиночки стоящей чуть в стороне и наблюдая за все что происходит.
- И мы рады тебя видеть Зинуль. – Улыбнулся я. Составь нам компанию пожалуйста. – И обернувшись к официантке, которая была, увидев девушку, уже не в том настроении, чем перед появлением Зины, попросил. – Будьте так любезны нам еще порцию кофе, мороженного и двойную курагу с взбитыми сливками. Это для дамы, что точно знает психологию меня и Пушистого.
- Градов, ты редкий гад.
- Я знаю
- Не проходи я мимо, ты бы бессовестно, охмурял, это юное создание.
- Ну конечно, ты как всегда права Зинуль. – Я иронически улыбался.
- Скажи еще, что я не права. Видел бы ты себя со стороны. Распустил хвост как павлин и вешаешь девочке лапшу на уши. Это кто же тебя надоумил, при помощи котенка девочек кадрить?
- Что? – Я чуть не поперхнулся от смеха. – Да ты никак ревнуешь?
- Еще чего. – Засмеялась она. – А от тебя лохматый, я так уж точно такого не ожидала. Как ты мог, участвовать, в столь неприличном действии. – Услышав такое в свой адрес, Пушистый замер с раскрытым ртом и не мигая, смотрел на Зину.
- По моему ты ввела его в ступор, своим не обоснованным обвинением. Зинуль как ты могла такое подумать о моем Пушистом? Кушай мой хороший мороженое, не обращай внимание на злую Зину. – Обратился я к котенку. – И тот чуть подумав, вновь принялся слизывать подтаивающее мороженное.
В этот момент принесли заказанное для нашей подруги и потому несколько минут было тихо за столом. Девушка получала удовольствие от кураги и сливок, не хватало лишь мурлыканья как у Пушистого.
- Очень вкусно, спасибо. Но все равно Градов, ты редкий гад. Мало того что ты так увлекся официанткой, что не замечаешь никого вокруг, но ты даже не соизволил позвонить мне. Так скажем ради приличия или на мороженное пригласить. – Проговорила Зина и отправила в ротик, очередную порцию мороженного, самодовольно облизнув ложечку.
- Идея прийти сюда, родилась у нас с Пушистым совершенно случайно. – Нагло соврал я. Мы вообще вышли воздухом подышать, прогуляться.
- Лешенька, ты на себя в зеркало посмотри. На твоей моське огромными буквами написано: Я ВРУН. Вот честно признайся, что в тот момент когда шли с лохматым трескать мороженное, про меня и не вспоминали.
- Зинуля, вот все как на духу, положив лапу Пушистого ему на сердце, скажу. Только о тебе и думали.
Теперь оторопелый взгляд котенка был устремлен на меня.
- Вот видишь Градов, даже у котенка нет слов от возмущения, слушая твое вранье. Кушай мороженное лохматый, не обращай внимания на этого неисправимого гада. – Пушистый опустил голову к вазочке. Мол разбирайтесь сами между собой, нечего меня в ваши споры припутывать. Оба одинаковые.
- Что нового в мире творится? – Спросил я у девушки и улыбнулся.
- В мире, спрашиваешь? А что может там твориться, кроме безобразий. Вот к примеру, сидит инженер в кафе с дамой, для помолчи, да не мешай, угостил ее мороженным, а про шоколад и коньяк, типа мимоходом забыл. Так что в мире Градов ничего не меняется, И ты в первую очередь.
- Девушка. – позвал я официантку. – Будьте любезны нам коньяк и черный шоколад. – Она кивнула, что сейчас принесет и одарила Зиночку, испепеляющим взглядом. Что кстати не прошло мимо внимательной ассистентки.
– Похоже, что меня тут дико ненавидят. Мур. Я очень плохая деффочка. – Засмеялась Зина.
- С чего ты взяла?
- А вот сейчас ты сам убедишься. Похоже, что твой павлиний хвостик, тут возымел успех.
- Глупости не говори
- Нет, ты не павлин, Ты Лексей сушеный кашалотище, как говорит дядя Миша.
- Зинуль, а давай свалим на недельку к морю. Позагораем на солнышке, поплещемся в волнах.
- Леша. Если ты, предлагая это, надеялся, что я откажусь. То ты глубоко ошибся. Я согласна.
- Нет, ты только ее послушай Пушистый, она считает, что это просто треп. Ты как смотришь на то чтобы отдохнуть на побережье черно моря? – Кот довольно фыркнул. – А вот и наш коньяк, по этому поводу. – Засмеялся я, когда официантка принесла шоколад и коньяк и бокалы.
- Спасибо вам девушка. – Улыбнулась Зиночка. – Вот этот редкий гад. – Она показала официантке на меня. – Есть ни кто иной, как мой руководитель проекта. Потому попрошу вас, не бросайте в мою сторону негодующих взглядов. Сначала найдите себе такой ценный экземпляр, вытерпите его насмешки, издевки и прочую ерунду в течении многих дней работы в одной лаборатории, а уж потом стройте иллюзии. Надеюсь, вы понимаете, о чем я говорю? Еще раз извините, меня пожалуйста. Я знаете ли, ценными павлинами, не разбрасываюсь.
Официантка растеряно отошла от нашего столика и озираясь скрылась в здании кафе.
- По моему, ты ее обидела Зинуль. – Удивленно посмотрел я на нее.
- Если обидела, то я извинилась. И тебе скажу прямо, я своим начальством, с кем попало, делится, не собираюсь.
- Ой подруга. – Я расхохотался. – Да, решила девчонка, немного кокетство проявить, а ты ее на взлете обломала. Так ведь она от всех шарахаться будет.
- Прости начальник, я перестаралась.
- Да ладно Зинуль, ну будет тебя она стервой считать, которой ты не являешься.
- Что теперь делать? – Деланно расстроилась девушка.
- Пить со мной коньяк, мучится угрызением совести, и думать о том, что ты возьмешь с собой на море. – Посоветовал я.
- Так ты что, не шутишь по поводу моря?
- Ну какие шутки, я Зиночка вполне серьезно сказал. Вот завтра и поедем втроем, ты, я и Пушистый.
- Урааа. – Захлопала в ладоши девушка. – Лохматый, ты слышал? Завтра едем к морю отдыхать.
- Может мы, все же, выпьем по бокальчику, за предстоящее путешествие?
- Наливай, не скалься, сушеный ты кашалот. – Улыбнулась Зина.
- Ну, за нас с тобой, забодай тебя медуза, на морских просторах.
- Леша, а как на счет билетов, если завтра ехать, то надо сегодня брать. – Спросила она у меня.
- А вот сейчас посидим, затем поедим на такси в агентство, за авиабилетами.
- Ты хочешь на самолете не на поезде?
- Ну сама подумай, сколько мы будем, в поезде тарахтеть.
- Хорошо, как скажешь, тебе виднее.
Мы весело провели время в беседе за мороженным и коньяком с кофе. Затем рассчитался с официанткой, я извинился, еще раз за Зину, поехали за билетами.
- Извините, но на завтра, билетов на Симферополь уже нет. – Ответила мне девица в агентстве.
- Значит, придется ехать на вокзал, брать билеты на поезд. – Улыбнулся я ей.
- Зачем ехать? Вы можете взять и у нас. Сейчас я посмотрю в компьютере. – Меньше чем через минуту, я знал, что остались лишь, купейные до Симферополя.
- Девушка, можно оплатить целое купе?
- Конечно, любой каприз, платите и мы с превеликим удовольствием.
- Я оплатил билеты и вышел к ожидавшим меня Зине и котенку.
- Ну как наши дела Лешка? Летим?
- Увы, не летим Зинуль, едем поездом. На самолет билетов нет, поэтому поедем в купе до Симферополя. Тебя такое путешествие устраивает?
- Вполне. – Она весело засмеялась.
- Тогда завтра с утра и отправляемся, не проспишь, надеюсь?
- Не просплю, у меня на этот счет есть идейка, до дома не подкинешь?
- Конечно, поехали Пушистый, проведем даму домой. – Котенок, умостившись в контейнере, вылизывал и вымывал мордашку. – Он тоже за то, чтобы тебя провести.
- А лохматый и ты не будете против, если я с вещами препрусь к вам, на ночлег? А завтра вместе и поедем на вокзал. – Спросила Зиночка.
- Ты как на это смотришь, комок шерсти? – Усмехнулся я, думаю нам все равно надо привыкать к совместному проживанию. В купе тоже будем вместе, так что пусть Зиночка ночует у нас. Вероятность проспать резко снизится.
- Вот и чудно, вы подождете меня не долго, я быстро соберусь.
- Куда тебя деть, трещотка, конечно подождем.
И вновь вечер, мы втроем, у нас на кухне сидим после ужина и пьем кофе. Я завел будильник, завтра ни как нельзя проспать. Поезд хоть и не очень рано, но время в запасе должно быть.
- Все мальчики, вы как хотите, а я в ванную и спать. – Объявила девушка вставая, помахала нам ручкой и скрылась за дверью.
- Как все повторяется Пушистый, но ты заметил, мы сегодня, будем ложится, трезвыми.
- Я все слышу. – Раздалось из ванной. – Заметь, не одна я тогда перебрала.
- А я и сказал, мы, Зинуль.
- Я слишком хорошо тебя знаю, говоришь мы, а имеешь в виду меня.
- Ты не справедлива ко мне дорогая.
- Градов, повтори еще раз. – Хохотнув попросила девушка.
- Ты не справедлива ко мне. – Повторил я улыбаясь.
- Я, не об этом попросила. И ты это понял. – Высунувшись из-за двери, больше чем по грудь, смотрела на меня мокрая девушка, с пеной от шампуни на носике.
- Ты потрясающе выглядишь.
- Да что вы говорите. – Пряча обнаженную грудь, съехидничала Зина. – Все что можно увидеть, ты увидишь там, в купальнике. – Она засмеялась и закрыла за собой дверь.
- Того что я видел, достаточно, чтобы сказать, что у тебя прекрасная фигурка. – Сказал я в дверь, проходя мимо в комнату, собирать вещи и расстелить постель в кресле. Свежую постель для девушки, положил на краю дивана.
- У меня, тоже есть гордость, Леша. – Выкрикнула она, сквозь звук, льющейся воды. Что она сказала еще, я просто не расслышал.
- И я тебя люблю Зинуля. – Ответил ей смеясь.
- Да, я помню, ты говорил, как друга. – Девушка стояла в халате и вытирала волосы полотенцем.
- Наверное к большему, я еще не готов. – серьезно ответил ей.
- Наверное. – Она посмотрела мне в глаза, положив полотенце, стала стелить себе постель.
- Она опять обиделась или что? – спросил я тихо котенка, войдя на кухню.
Пушистый соскочил с подоконника и подняв хвост трубой гордо промаршировал мимо меня.
- Ну и ладно. Я всегда не прав. – Пробурчал себе под нос, и закрылся в ванной.
Вернулся, когда все спали, снял халат и забрался под одеяло. Завтра мы едем отдыхать. Решение принятое спонтанно. Не обманывал ли я себя, что мне Зина только друг. Даже если нет, то придет время, я скажу ей об этом.
Я спал и видел приятный сон, когда рядом со мной, началась возня, чего-то теплого и приятного.
- Ты не ошиблась постелью? – сквозь дремоту, спросил я девушку, когда ее рука обняла меня, прижавшись всем телом к спине.
- Спи, мне просто стало одиноко там и холодно. Ты ведь не против? Вдвоем теплее и уютнее. Не бойся, я не кусаюсь, сушеный кашалот. – Ее губы, коснулись моей спины, я провалился в глубокий сон.

* * *

Будильник. Это наш друг, как правило, верный и точный друг. Он ритмично, отсчитывает время, в нужный час, срабатывает и будит нас, чтобы мы не опаздывали.
Сегодня, я открыл глаза, за минуту до того, как сработал звонок будильника. Рука Зины нежно, но крепко обнимала мое тело, будто и во сне, она боялась, потерять меня или отпустить, от себя. Приподняв одеяло, я обомлел и отвел взгляд. Нагое тело, прижато ко мне было обворожительно. По видимому, она не подумав, перебралась ко мне, как и была, в чем мама родила. Лежал и ясно осознавал, что боюсь пошевелится, чтобы не разбудить Зину. Встану раньше и она подумает, что я глазел на нее, а нет, ей будет неудобно, высунуться, из под одеяла.
- Я не думала Градов что ты труслив как школьник. Посмотрел на оголенное тело и боишься пошевелится. – Сказав это, девушка выскользнув, из под одеяла, не спеша подошла к дивану, взяла халат и не надевая пошла в ванную. Пушистый вытаращив глаза, смотрел на уходящую Зину, как и я.
- Ну вот, я опять себя чувствую, дурак, дураком. – Тихо, прошептал сам себе. И в этот момент звонко взвыл будильник. – Господи, ну чем я перед тобой завинил? За что мне такие испытания? – Обратился я к создателю, нажимая на кнопку, выключая зуммер.
- Градов, ты собираешься вставать или так и будешь валяться? – Зина вошла в комнату в черных трусиках и поправляя бретельку бюстгальтера. – Да прикрой ты рот, Мы оба знаем, что ты не в первые, видишь женское тело. А у меня нет времени на стеснения, надо одеться и накрасится. Все, маршируй отсюда и прихвати лохматого, у вас мужиков, одинаковая реакция, на женщин.
- Пошли Пушистый, тут сейчас будет не интересно. Нанесение штукатурки на собственное лицо.
- Брысь, коты бессовестные.
Проводница проверила наши билеты и оценивающе нас осмотрела. Не трудно было догадаться, о чем, она думает. По крайней мере для меня. В купе мы будем втроем, считая котенка. Зина еще не знает, что я специально купил все четыре места. Я не хотел делить, с кем-то еще, этот маленький мир и постоянно думать, о неудобствах, что связывают чужих людей в дороге.
- Лешка, мы первые. Чур, мое место это. – И она с размаху села на левое нижнее сиденье.
- Как пожелаешь дорогая. – Улыбнулся я ей, заметив в проходе проводницу.
- Ты опять, сказал это слово.
- Я сказал правду.
- Не надо так шутить.
- Сказал, то что сказал. – Ответил я закрывая дверь купе, перед носом, любопытной проводницей.
- Что ты хотел сказать?
- Все наше купе, для нас троих, я купил все четыре места. А той доброй женщине, что проверяла билеты, очень любопытно, кто мы друг другу.
- Значит, это все было сказано для ее ушей. Лешка, ты не исправим. – Она засмеялась. – Скажи мне пожалуйста, где ты планируешь там жить?
- В частном секторе, теперь много, не дорогих и уютных отелей.
- Тогда будь добр, заказывай два одиночных номера, для того, чтобы ты потом, не чувствовал себя, неудобно.
- Как скажешь. Если таковых не будет, то я могу поселиться и в другом отеле.
- Это будет кстати. – И девушка отвернулась к стенке.
Пушистый перескочил на ее место, и пробравшись под руку, скрутился калачиком.
Через два дня, поезд прибыл по расписанию. Мы взяли такси на привокзальной площади и направились в Солнечногорск. Гостиница находилась рядом с морем, не больше десяти минут пешком. Комнаты, как и просила Зина, я взял две , В одном крыле, но между ними, было еще три номера.
- Ты не будешь против, если лохматый, будет жить со мной?
- Если он, не против, то и я тоже. – С этими словами я отдал ей контейнер с котенком, а сам, заперся в своем номере.
Приняв душ с дороги, я облачился в шорты, развалившись на постели, блаженно придавался дреме. Другие на моем месте, спешат поскорее попасть на пляж, окунуться в волнах морской соленой воде с легким привкусом йода. Вся натянутость отношений с Зиной раздражала меня, не потому что она в чем-то виновата, совсем нет. Я сам как правило виновен в своем непонятном поведении. Сказала жить отдельно, да нате вам ешьте, хоть полными ложками. Спрашивается в чем перемены, то может совершенно нагой продефилировать по моей квартире, а то не подходи, не трогай и все в этом духе.
Стук в дверь, прервал мою дремоту. Не спрашивая, кто там, я спокойно открыл. Зина, в легком сарафане, поверх купальника, в руках контейнер с Пушистым и пакет с покрывалом полотенцем и кремом. На ногах легкие пляжные тапочки. На голове соломенная шляпка. По небольшому загару рук, можно смело оценить, первый день на море.
- Мы с лохматым идем на пляж. Составишь компанию или как? – Нейтрально пригласила меня с собой.
- Две минуты и я буду готов. Проходи, садись я бегом.
Зинуля с порога окинула мою комнату, но не кобенилась, прошла и села на постель. Я достал из сумки плавки скрылся в ванной. Переоделся как солдат быстро, взял с собой полотенце, барсетку с документами и деньгами, лапти на ноги белую футболку на тело и бейсболку на макушку. Ну вот, как и обещал, две минуты.
Девушка оценила, мой прекид, осталась по видимому довольной или ей было, все равно, в чем я пойду, хоть в тулупе. Быстро встала, сунув пакет в мою руку пошла к выходу, держа контейнер с котенком.
Пляж. Это очень напоминающее собрание, скопище людей, как птичий базар чаек или пингвинов где-то в северных широтах. Надо идти, стараясь не на кого не наступить, ни кому не закрывать солнце, вертеть во все стороны головой, выискивая свободное место.
Так или иначе, небольшой пятачок свободного пространства, был обнаружен. И опять таки, благодаря нашей Зине, что домовито и по хозяйски, а главное молниеносно, его застолбила, накрыв выхваченным из пакета покрывалом.
- Пуфф. – Выдохнула девушка, усевшись на завоеванном плацдарме. – Это, нам еще повезло, в такое время, найти место на пляже. Обычно люди приходят, намного, раньше и торчат здесь, целый день.
- Ну конечно, каждый старается для себя, урвать, место под солнцем.
- Завтра найдем, место поудобнее. – Снимая сарафан и одергивая купальник, пообещал девушка. – Я купаться, а вы сторожите вещи. – Ни сколько не церемонясь, она пошла между разложившихся, отдыхающих.
- Ну что Пушистый. – Обратился я к котенку, открывая дверку контейнера. – Выходи греться под солнышко. – На что он, не мешкая выскочил и потянувшись, развалился по среди покрывала.
- Ах, какая прелесть. Дорогой посмотри на этого котенка. Непременно, как приедем, купи мне точно такого. – Защебетала, рядом сидящая, дородная тетка, обращаясь к своему мужу.
Пушистый, приподнялся на передних лапах, прищурившись, окинул взглядом говорившую, презрительно фыркнув, развернулся в ее сторону хвостом и вновь вытянулся, во всю длину своего тела.
- Пусик. Ну зачем тебе этот комок блох. По всем твоим коврам, будет валяться шерсть. Поверь, такая зверюга, в нашем доме не нужна. Давай купим тебе, маленькую золотую рыбку. Во первых, не кричит, не гадит, и очень, нынче модно.
- Себе купи карася и любуйся на него в банке. – Ответила, раздраженно жена.
Назревал скандал, между супругами. Отдыхающие, начали улыбаясь, посматривать в их сторону. Я смотрел на котенка, который, не обращая ни на кого внимания, положил голову, на скрещенные перед собой лапки, следил за молодой девицей, в откровенном бикини, что стояла к нам спиной, у кромки воды.
- Да ты гурман. – Тихо засмеялся я, проследив, за его взглядом. Что тут скажешь, фигурка заслуживала внимания.
- Ну конечно, что можно было, еще ожидать. – В каплях морской воды, стояла Зиночка и насмешливо, качала головой, узрев объект нашего наблюдения.
- Это не я, это Пушистый, я лишь посмотрел, куда он уставился. – Попытался оправдаться я, чувствуя как краснею.
- Градов. Имей совесть, не делай из меня полную дуру. Это надо же, додуматься, все свалить на лохматого.
При этом, сам котенок, сев на покрывале, одаривал Зиночку, самым невинным взглядом.
- Вот это попал. – Мысленно подумал я. - Стыдно, как пойманному школьнику, у окна, женской бани.
- Лохматый, - Попросила девушка. – Подвинься пожалуйста, дай даме позагорать.
Этот чертенок, встал и перешел чуть в сторону, освобождая место для Зины. Которая растянулась, как прежде котенок, подставляя спину для загара.
Спор между супругами, по соседству не прекращался, а переходила в новую стадию.
- Мужчина, зачем вы, приволокли на пляж животное, здесь отдыхают люди, а вдруг он у вас не привитый или у него блохи. – Неожиданно, решила выместить всю злость, на меня, скандальная особа.
Котенок выгнув спину дугой, злобно зашипел на нее, чем заслужил аплодисменты, наблюдавших за всем происходящим, людей.
- Слышишь ты. – Приподнявшись на локтях, и сняв солнцезащитные очки, окинув взглядом соседку, заговорила Зина. – Тебе, что то не нравится? Подними свою задницу ,громко кричащую и тарахти от сюда, не раздражай моих котиков. Не то я тебе, все космы, взлохмачу, не один парикмахер не выровняет.
- Что-о-о? – Потеряв дар речи от такой наглости, только и смогла выговорить соседка.
- Я говорю форточку прикрой и не порти нервы окружающим.
- Сережа. – Заверещала оскорбленная дама. – Ты слышал? Нет, ты слышал? Эта вертихвостка, меня оскорбляет. Сделай что то, житья нет, от этих, хамов.
- Пусик. Оставь людей в покое. Я право, уже очень жалею, что согласился на эту поездку. Мне надо работать, над докторской, а не по морям прохлаждаться. У меня, через три месяца защита. Я прошу тебя, не будь посмешищем, для окружающих.
- Господи, у меня не муж, а тряпка. – Вскакивая с места, завопила она, с новой силой. – Говорила мне мама…. – С этими криками, она поспешно, удалялась от нас.
- Простите великодушно. – Чувствуя себя, явно не ловко, извинялся мужчина. – Сам не знаю, что на нее нашло, наверное, это солнце, а она без шляпки. – Он собрал вещи и не спеша, пошел следом, за удалившейся супругой.
- Вот интересно мне, что же говорила ей, ее мама? – Качая головой, передразнила Зиночка, расширяя наше место на только освободившуюся территорию. При этом, она особо не наглела, оставляя кусочек, для соседей, что также решили, преувеличить свой участок.
- Я купаться, а что в таких случаях, обычно советуют мамы, ты узнаешь, когда будешь знакомить их, со своим избранником. – Усмехнулся я девушке.
- Мнение, моей мамы, о тебе Градов, мне уже хорошо известно.
- У тебя будет возможность, поделится со мной, если захочешь, когда я вернусь.
- Ты сушеный кашалот Лешенька, пусть медуза тебя, не только забодает, но еще, пнет хорошенько и обязательно ужалит.
- Я тоже тебя люблю, дорогая. – Состроив ей рожицу, пошел в море.
- Не смей поворачиваться ко мне спиной, когда говоришь, приятные слова Градов. – Кусая шляпку, прорычала она мне в спину. – Нет, лохматый, ты слышал? Он что специально, меня дразнит? – Надув губки, тихо жаловалась, она котенку. Пушистый подошел к девушке и потерся о ее ногу, словно успокаивая. – Один ты меня понимаешь, Пушистый. – Погладила его за ушком, первый раз, не исказив кличку.
Поплавав, я вышел на берег и подошел к покрывалу, на котором загорали, кот и Зинуля, я осторожно достал деньги и пошел на набережную.
- У вас мороженное холодное? – Улыбаясь, женщине продавщице, пошутил я. Спрятавшись от солнца под огромным зонтиком, накрывающим и ее и холодильную камеру, она весело отшутилась. – Холодное, но скоро утечет в море. Вам покушать или попить?
- Мне три порции, пожалуйста, у меня там, Пушистый от жары изнывает.
- Скажи своей пушистой, пусть шубку сбросит, враз полегчает, вон за тем выступом, многие без шубок загорают. – Подавая мороженное и принимая деньги, засмеялась женщина.
- Спасибо, сдачи не надо. – Поблагодарил я. – Так говорите совсем без шубок?
- Абсолютно.
- Не промену воспользоваться, вашим советом, а вдруг и ей понравится.
- Это на любителя.
Подойдя к сладкой парочке, я положил холодную пачку на спину Зине, она дико взвизгнула от неожиданности.
- Лешка гад, ну что ты творишь.
- Угощайся, мороженное, холодное, пожалуй последнее в сегодняшнем сезоне.
- Мммм, дай поцелую.
- Поцелуй своего союзника, у него тоже вся моська в мороженом, облизываться не успевает. – Засмеялся я и чмокнул в ее выставленные для поцелуя губки.
- Лохматый? Ты тоже хочешь целоваться? – Поинтересовалась у Пушистого Зина.
Котенок посмотрел на нее, большими, счастливыми глазками, насмешливо фыркнул и его извозившаяся в мороженом мордаха, вновь принялась, довольно облизывать вкуснятину, лежащую на целлофановом пакете.
- Вот видишь, Лохматому некогда, значит целуй ты. Твой кот, а значит, тебе за него и отвечать.
- Пушистый. Ты ставишь меня, в неловкое положение. Сколько я буду тебя учить целоваться? Все, показываю последний раз, хорошенько запоминай и больше не смей меня позорить. – Сказав это, я обнял сияющую от счастья Зину и крепко поцеловал.
- Градов. Какой же ты у меня все же, редкий гад. – Отдышавшись и посмотрев в глаза, прошептала девушка.
- Я знаю. – улыбался я. – Теперь запомнил? Или еще повторить? – Спросил у котенка.
- Он у тебя двоечник Леша, ему и двух раз будет мало. – Состроив хитрую мордочку, заявила Зина.
Мы целовались, а Пушистый довольный, облизывал нос и усы, прикончив мороженное.
- Ребята. Он у вас второгодник. – Сказала молодая женщина, обнявшись с мужем, они смотрели, как мы дурачимся.
- Я это давно ему говорю. – Засмеялась Зиночка. – А он твердит: гений, гений.
- Пушистый хочешь еще мороженое? – Протянул я ему изрядно подтаявшую свою порцию. – А мы пока покупаемся.
Кот довольно замурлыкал, и приступил к понравившемуся ему, молочному продукту.
- За вещами присмотри. – Попросил прохвоста. А он снисходительно махнул лапой. – Говорю ведь, гений. – Обняв девушку повел в море. – Присмотрите, за ним пожалуйста. – Обернулся к соседям, мы, не надолго.
- Купайтесь, не оставим без внимания, вашего гения, второгодника. – Громко засмеялся мужчина.
Накупавшись, довольные, в обнимку, вышли на берег. Соседи, встретили нас восхищенным смехом.
- Что-то случилось? – Спросил я пару.
- Знаете, такого мы еще не видели. – Смеясь, начала женщина. – Вздумалось мужу, проверить вашего охранника. Котенок, ел мороженное, а он, – Она кивнула на супруга. – Протянул руку к пакету с вещами. Вы бы видели, еле успел, руку отдернуть. Шерсть дыбом, спина дугой, шипит и лапу с когтями поднял предупреждающе.
- Умница лохматый. – Похвалив, погладила Зина котенка. – Всем на пляже показал, кто вещей хозяин.
- Ребята. Скажите, как вы его дрессируете? – Спросил, горе экспериментатор. – Не каждую собаку научишь, так вещи сторожить.
- Мы его не дрессируем. – Признался я честно. – Он вот такой, с рождения, уникальный гений. Ходит на унитаз, умывается перед едой, и терпеть не любит хамов, да еще тех кто его оскорбляет. – Я правду говорю Пушистый? – обернулся к котенку. – Давай завязывай с солнечными ваннами, пойдем в номер отдыхать.
Котенок встал, потянулся и пошел в контейнер. Если бы мог, то наверное, и дверку за собой закрыл.
Первый день, нашего пребывания на отдыхе, подходил к концу, Мы поужинали в ресторане отеля и разошлись по своим номерам. Зина забрала котенка с собой, а я остался спать у себя, в полном одиночестве. По видимому, обильный отдых, на свежем воздухе, а также, впечатления за день, давали о себе знать. Я заснул моментально. И проспал несколько часов. Когда ночью в дверь раздался стук.
Поднявшись, я сонный открыл дверь. Там стояла, кто бы вы думаете? Совершенно верно, в легком халатике, на скоро, запахнутом, Зинуля.
- Лешенька, как хорошо, что ты не спишь. – Как обычно, тараторя, заговорила девушка. – Пошли скорее. Пушистому плохо, у него температура.
- Зина. – Ничего не понимая, спросонья, ошарашено сказал я. – Что плохо? У кого температура?
- Я же тебе говорю, лохматый простудился мороженым.
Я запер номер и как был в плавках и без тапок, поспешил, в след за ней. На ее раскинутой постели, свернувшись калачиком, лежал мой мохнатый друг. Его явно трясло и он не переставая, чихал.
- Ну ты что, дружище? – Погладил я котенка. Потрогал сухой, горячий носик. Только на губке влажно, от чихания. – Не похоже это на мороженное Зина.
- А что это, по твоему? Он две пачки, подряд слопал, а оно холодное. Бедненький, вон как , его знобит. Точно говорю простыл.
- Тепловой удар у него, перегрелся под ярким солнцем с непривычки.
- Что делать? Может скорую вызовем?
- У тебя аспирин есть? – Подумав, спросил я.
- Должен быть в аптечке, сейчас посмотрю. Только Леша, аспирин людям дают, а не котам.
- Раз нам подходит, значит и ему подойдет. Порцию уменьшим, согласно размера и веса. Не бойся все будет хорошо, а не поможет, вот тогда, вызовем доктора.
Я разломил таблетку на мелкие кусочки, дал Пушистому, приблизительно восьмую часть. Он не сопротивляясь, слопал лекарство и обильно запил водой. Молодец, будто много лет учился лечить температуру.
- Что дальше? – Тихо спросила девушка.
- Носовой платок, смочи холодной водой, отожми и неси сюда, компресс на лоб положим.
- Ты серьезно или шутишь так?
- Не до шуток Зинуль, видишь как ему не здорово.
Она принесла мокрый носовой платок в несколько раз сложенный. Эту холодную полоску положили на лоб котенка.
- Теперь будем ждать.
- Чего ждать?
- Ты как маленькая, ей богу. Ждать когда аспирин подействует. Вот что подруга, ложись наверное поспи, а я покараулю, нашего больного.
Зина не спорила со мной, видно было, что она, сильно устала и засыпает на ходу. Скинув халатик, девушка забралась под одеяло, рядом с ней тихо посапывал Пушистый. Чихание его прекратилось, но нос был еще горячим.
- Леша? – Позвала Зина. – Леш, тебе не холодно?
- Нет Зинуль, спи.
- Если замерзнешь, залезай ко мне под одеяло.
- Хорошо. – Пообещал я, улыбнувшись, простоте подруги. – Но она этого уже не видела и не слышала. Зина спала, как младенец. А я с тревогой смотрел на Пушистого и осторожно, гладил друга. Когда компресс показался теплым, я сходил, намочил его, холодной водой и отжав, вновь положил на лобик больного. – Ну как же я так сплоховал с тобой. Я просто, не подумал про твою шубку, а ведь говорила мне продавщица, что шубы на жаре снимают. Нужно было тебе, зонтик какой соорудить. – Сетовал я сам на себя.
Через время, Пушистый заворочался, принимая удобное положение и продолжал спать. Я потрогал его нос, он был влажным. Слава богу, похоже температуру сбили. Я продолжал сидеть, рядом на стуле, незаметно для себя уснул. Вот такой из меня, никудышный, сиделка получился. А наш больной с утра смотался в туалет и довольный умывался, сидя на постели.
- Ты что? Вот так, всю ночь, раздетый и просидел? А ну марш, ко мне под одеяло, буду тебя греть, не хватало и тебе насморк, с простудой лечить.
- Не удобно, Зинуль.
- Я тебе дам, не удобно. Быстро ко мне. Ну что ты, ломаешься как девочка. Не переживай, без твоего согласия, не трону.
- Дурында, ты у меня Зина. Я не за себя, за тебя переживаю.
- Градов. Не зли меня, лезь под одеяло. Ой, боженьки, холодный, как лягушка в колодце. – Засмеялась она, когда я забрался к ней. Грейся, не стесняясь. Я как печь в русской избе.
Что делать, я грелся. При чем, тело нагрелось, очень быстро, и не только мое. Так согрелись, что даже стало жарко. А потом мы уснули. И спали до самого обеда. Проснулись и снова целовались. Наверное, мы бы долго еще вот так, валялись, но требовательный голос Пушистого, напомнил нам, что пора подыматься, наш питомец, хотел есть. Чувство голода с разбега, набросилось и на нас с Зиной. Она выскользнула из под одеяла и убежала в ванную. Мне же после купания, пришлось шлепать по коридору в свой номер, босиком в одних плавках. Не молодая посетительница, встретившаяся по пути, покачала головой, не правильно поняв обстоятельства, ситуации. А что собственно не правильно? Все именно так, как она и подумала. Возвращается парень к себе, от молодки, после бурной ночки, и где-то брюки посеял.
- Все Зина побаловались и хватит.
- В каком смысле? – Растеряно, смотрела на меня девушка.
- В прямом, после обеда Я беру нам номер на двоих. Будем вместе проживать, а то сегодня шел и не знал, куда глаза девать. Да и не правильно это, жить отдельно.
- Градов, если ты думаешь, что случившееся, тебя к чему-то обязывает, а я буду на тебя претензии иметь, помимо твоего желания, то лучше не надо.
- Долго репетировала?
- Что?
- Вот эту, заковыристую, заумную фразу.
- Нет. – Коротко ответила она.
- Тогда не выпендривайся, сказал, живем вместе, значит вместе. Поняла?
- Поняла. Что тут не понятного. – Она смотрела на меня, словно видела в первые. – Мне одно не понятно Градов. Что с тобой? Оно тебе что, действительно надо? Это что, так важно? Ведь миллионы людей через это проходят и ничего, живы остаются. А ты, истеришь, как гимназистка.
- Зина. Я тебе сказал. Что хочу, чтобы ты жила со мной в одном номере. Никакой истерики, в этом нет.
- Ну хорошо, хорошо, успокойся. Вместе так вместе.
После обеда, я подошел к администраторше отеля, объяснив ситуацию, попросил поселить нас в двухместном номере. Она понимающе пожала плечами, и серьезно спросила. – Вам одну двуспальную кровать или раздельные?
- Одну, большую, будьте любезны. – Серьезно попросил я, на этот раз без привычных шуточек.
Еще целую неделю, мы отдыхали на побережье. Зина согласилась, сходить со мной за утес и посмотреть, что там за тихий пляж. Как оказалось, желающих загорать без шубок, довольно таки, много, но здесь, никто, никого не стеснял, свободного места предостаточно, и нет пялящихся, как на инопланетян глаз.
- Преуютненькое местечко, восторженно высказалась Зиночка, не раздумывая став раздеваться на расстеленном покрывале.
- Тебе правда нравится? – Спросил я у нее.
- А тебе разве нет? Тогда зачем позвал? В прочем, если стесняешься, можешь загорать в своих шубках.
Я разделся и сел рядом с ней, всей вытянувшейся, подставляя под лучи солнца все свое тело. Зина попеременно переворачивалась то на живот, то на спину. Пушистый, помня предыдущий опыт, по долгу, старался не оставаться, на жарком, южном солнце. Он свободно входил и выходил из своего контейнера, С интересом поглядывая на нас, когда мы плавали в волнах, а потом снова загорали на покрывале.
На следующий день Зина, сама предложила идти за мыс и мы пошли загорать без шубок.
- Согласись Лешенька, это натуральнее солярия и к тому же, совершенно бесплатно. Ни мы, не нам, ни кто и ничего не должен. Мне по барабану, пялится кто-то из тех на мое тело. По крайней мере это честнее, чем раздеваться, под скрытой камерой в солярии, а какой-то, озабоченный, будет потом смотреть видео, пуская слюну от похоти.
- А я, как же? Я ведь тоже, на тебя сейчас смотрю?
- Тебе нравится, то что ты видишь?
- Да.
- Тогда смотри, мне не жалко и приятно, что тебе нравится все на что ты смотришь.
Я видел что Зина стала другой, Не хуже, чем была, не грубее. Но она изменилась. Теперь девушка была сама собой, без притворства и фальши. Ей действительно, было наплевать, что про нее думаю окружающие. Ей удобно, это самое главное, а на остальное, плевать она хотела.
- Ты знаешь Градов. – Как то неожиданно, высказалась Зина. – А ведь мне действительно, хочется плюнуть, с Эйфелевой башни.
- Не долетит. – Ответил я, и стал смотреть в даль, на горизонт.
Пронеслись дни отдыха и мы, возвращались домой. После приезда, две недели мы не виделись с Зиной. И встретились лишь в институте, куда нас всех четверых, срочно вызвала по телефону, секретарь Лидии Ивановны.
- Отдохнули голуби? – Спросила нас шефиня, вместо здравствуйте. – Вот и отлично. Ваши вылеты через три дня. Времени, больше чем предостаточно, собраться успеете. Вопросы, пожелания, претензии есть? – По командирскому, поинтересовалась она.
- Есть. – Раздался голос Зины.
- Что случилось Зиночка? – Улыбнулась, наш начальник.
- Лидия Ивановна, я не поеду.
Если бы рядом со мной, прозвучал раскат грома, это бы, не возымело такого эффекта, как слова девушки. Для Соколовой, это тоже было, как гром, среди ясного неба.
- Позволь спросить? Почему? – Задавала вопросы шеф.
- Я не могу, по семейным обстоятельствам. – Зина встала, подошла к столу начальника, положила лист бумаги. – Подпишите пожалуйста, заявление, Лидия Ивановна.
Все оглядывались на меня, стараясь угадать реакцию, а потом отвернулись. Все, но только не она. Получив, подписанное заявление, девушка, со всеми простилась, не сказав мне ни слова и не взглянув даже, в мою сторону, ушла из кабинета. А здесь царила полная тишина. Я сидел, смотрел на их спины, в лицо начальницы, что была напротив меня, но и она не подняла взгляда, никто не оглянулся в мою сторону.
Мне это, стало, чертовски надоедать, я усмехнулся и спросил. – А что? У нас разве, кто-то умер? Что-то, минута молчания, затянулась на очень долго, вам не кажется?
- Продолжим друзья. – Почему-то встав, со своего места, заговорила Лидия Ивановна. – И так, группа Коромыслова, как и было решено, комиссией, летит во Францию. А вот поездку, Алексея Владимировича Градова, придется отменить, из-за неполного состава группы. Мне искренне жаль Алексей, но я вынуждена, отправить официальный отказ заказчику.
- А вы не забыли про неустойку, что согласно договора, наш институт, обязан будет заплатить? Инвесторы Лидия Ивановна, спросят не с Градова А.В., а с вас, с Соколовой Л. И. В прочем вам решать, вам видней. Нет так нет. Мне тоже, не трудно написать заявление, по собственному.
- Что вы предлагаете конкретно, Алексей Владимирович?
- А что тут предлагать? Собираться и лететь, выполнять обязательства договора.
- У вас, нет ассистентки, подготовить новую, мало времени. Заменить Зину, на кого-то, из лаборанток, вы все, прекрасно понимаете это невозможно.
- Я полечу в Африку один. – Решительно заявил я
- Все работы, рассчитывались произвести, за три месяца, из расчета на два человека. Дополнительных дотаций нам никто не позволит.
- Лидия Ивановна? – Спросил с места Генка. – Зина отказалась, так почему нельзя начисленные, на второго человека, добавить Градову.
- Нас за это не похвалят, Геннадий Вениаминович.
- А вы не переживайте. Раз надо три месяца, значит, справлюсь за три. А денег лишних мне не надо. – Успокоил я спор.
- Каждый из вас сейчас отправитесь в кассу и там получите командировочные, по тысяче долларов из расчета на месяц. Жильем и питанием обеспечивает заказчик. На этом все можно расходиться. Напоминаю, что выезд через три дня. Встретимся в аэропорту.
- Предлагаю все, сегодня собраться в «Лукоморье» и отметить предстоящий отъезд. – Объявил Генка.
- Коромыслов, вы не могли бы этот вопрос, решать не в моем кабинете.
- Извините Лидия Ивановна, но вас мы тоже приглашаем.
- Спасибо, я подумаю. Все свободны. Алексей Владимирович, задержитесь на минутку.
Мне не особо хотелось, выслушивать ее вздохи и предположения о том, что произошло.
- Я хотела спросить, вы уверены, что справитесь в одиночку. Есть еще возможность отказаться.
- Не переживайте. Я справлюсь. Но по возвращению, уйду из института, говорю чтобы потом не было вопросов.
- Можно спросить, почему?
- У меня, свои планы, возможно, открою собственное дело.
- Очень жаль, терять такого специалиста как вы. Но давайте об этом, поговорим, когда вернетесь. Неприятно, что так получилось с Зинаидой Викторовной.
- Каждый, в праве, принимать решения за себя.
- Но почему?
- Я не знаю Лидия Ивановна. Вам лучше спросить у нее самой.
- Вы правы. Если случится, я обязательно спрошу у нее. До свидания и удачи вам Алексей. Я очень благодарна вам, за то, что побеспокоились об нашем институте.
- Не за что. Я с вашего позволения пойду у меня еще много дел, надо закончить до отъезда.
- Да, да, конечно.
Я получил командировочные и пошел домой. Но на входе стоял Генка, Лариса и Зина. Извинившись попросил разрешения пройти.
- Лешка, ты как? Придешь?
- Пожалуй я откажусь от такого предложения. Времени мало, а дел за гланды. Вам Зинаида Викторовна, компанию составит. – Сказав это я повернулся.
- Градов? – Хотел что-то сказать Генка, но Зина его удержала за рукав. – Пусть идет. – Услышал я ее голос.
- Вот и все. Не о чем и думать. – Сказал сам себе, шагая к набережной.
На следующий день взяв Пушистого, я наконец то набрался смелости показаться на глаза дяди Миши. Машина бежала весело, дороги были умеренно наполнены автомобилями, потому спешить не приходилось.
- А, сушеный кашалот, все же решился прийти. Во как, тебя разобидели бедненького. Ты забодай тебя медуза, у меня спросил разрешения отсутствовать?
- Прости, я на море ездил. – Признался я.
- Вот молодец. Вот за это хвалю. А то в сентябре ехать, а ты не отдохнувший нормально.
- Не в сентябре. – Улыбнулся я, глядя как радуется капитан, моему появлению.
- А когда же?
- Через три дня, улетаю я Михеевич.
- Ну, через три так через три. Юнгу то, надеюсь на меня оставишь? Или ты мне своего красавца не доверишь?
- Буду благодарен дядя Миша, если он поживет у тебя.
- Ладно, ты что же его до сих пор, из клети этой не выпустил. А ну открывай, вон видишь как смотрит, небось и он по мне соскучился.
Котенок пулей выскочил и контейнера и с разбега заскочил на колени капитана. Потерся об него и умостившись свернулся калачиком.
- Вот видишь, настоящий юнга, верен своему капитану. Слышь Лексей, мое корыто восстановили через три дня краска основательно высохнет и его пригонят сюда.
- Это хорошая новость. – Кивнул я.
- Ну, когда? – Спросил он.
- Что когда? – Не понял я вопроса.
- Рассказывать начнешь когда, вот что. Ты Леша, сопли ни когда на якорь не наматывал, как шаланда не вилял. Говори, что промеж вас с Зинаидой произошло?
- Не едет она, со мной в Африку дядя Миша.
- Эка новость. Я за то знаю, еще до вашей, поездки на юга. Она ко мне прибегала и сама рассказала. – Он начал было улыбаться, но тут же, стал абсолютно серьезен. – Погоди. Это что же получается? Она тебе, ни чего, не сказала? Сдрейфила, девка.
- Да ладно Михеевич.
- Нет, ты погоди. Она мне пообещала, что все тебе расскажет. Правда про море не говорила, что поедете.
- Да я ее спонтанно позвал, вот она и согласилась.
- Хочешь я ей сейчас позвоню и все ей скажу, про то, что она трусиха?
- Не хочу.
- Выпьешь? – Доставая из холодильника, не початую водочку и закуску на стол, предложил он.
- Я вроде как, за рулем.
- Впервой что ли сушеный ты кашалот Лешка. Заночуешь у меня, а завтра поедешь, Пушистого уже и не забирай от сюда, что его, туда сюда дергать.
- Наливай дядя Миша, гулять, так гулять.
- Вот и правильно, вот это, по нашему, по морскому, еловый якорь им в акулью печенку.
Мы сидели и не громко болтая, пили. Меня уже изрядно развезло, котенок спал на кровати капитана.
- Париж, он конечно, заманчивее, нежели Африка паря. – Проговорил Михеевич, когда мы, почти прикончили, всю бутылку и оставалось не больше, чем по пол стакана на нос.
- При чем, тут Париж?
- Так ведь сосватал ее, этот, ну племяшь мэра, Вот она и согласилась.
- Какой племяшь, дядя Миша? Как сосватал? Что же она не сказала мне? Я ведь, к ней со всей душой, со всем сердцем, а она так значит.
- Ну мечтала девчонка про Францию, еще со школы, язык учила, ее понять можно. Не всякой, опять таки предложения делают.
- Ну да. – Я махнул рукой, давай выпьем и баста кеп.
- Давай. – Согласился он и разлил остатки.
Мы сдвинули гранчаки и я залпом осушил стакан.
- Значит, плюнуть с Эйфелевой башни захотелось Зинаиде Викторовне. Пусть плюет. Она что же думает, Кроме нее, никого нет на свете. Да я только свистну. Да я. Я сейчас только выйду.
- Не шуми Лешка, эк вон тебя понесло. Давай ложись, а свистеть, завтра будешь. – Укладывая меня на соседнюю кровать и укрывая, похлопал по плечу Михеевич. – Взяла за сердце девка, нашего Лешку, юнга. Сильно взяла, да видно, выскользнуло то сердечко и вдребезги. Ну да ничего, вот съездит, там развеется, а там глядишь и думать о ней забудет. Хотя это, наверное, вряд ли. Любовь, забодай ее медуза.
На следующий день, я уехал в город, попрощавшись с дядей Мишей, поцеловав котенка в нос. Забрал загранпаспорт и собрал вещи, что запланировал. Позвонил хозяйке квартиры, договорился встретится. Я заплатил ей за три месяца вперед, чтобы квартира осталась за мной когда приеду.
До конца дня, я справился, со всеми своими делами и готов к путешествию.
Поздно вечером, зазвонил мобильный. Я взял в руки телефон, но увидел, что звонит Зина, положил и ушел в ванную купаться. Вызов еще несколько минут протяжно пиликал, а потом устав, замолчал. На смену ему, зазвонил городской, но и его я не брал, самодовольно плескаясь в воде. Вытираясь и расчесываясь у зеркала, я вдруг вспомнил слова дяди Миши: «Сосватал, племяшь мера». И только тут, из глубин памяти, всплыл тот факт, что Генка Коромыслов, племянник нынешнего мера, по матери. Ну конечно. Как я не понял, все сразу. Ведь она дернула его за рукав и он тут же заткнулся. А она то. – Бери пример с Геночки, при костюме, на день рождения надо. – И в кабинете тоже. – Увольняюсь по семейным обстоятельствам.
- Эх крокодил, ты крокодил. Да я с тобой, после этого, не то что знаться, видеться не хочу, тоже мне друг называется. А еще заботливость проявил, деньги Зинаиды Викторовны, Градову. Сволочь ты Коромыслов, вот ты кто. – В слух закончил я свой монолог.
Нет друга, нет девушки, да ее можно сказать и не было. Одно не понятно, зачем ей понадобилось все то, что произошло утром в ее номере.
Я пытался, уговорить себя не терзаться. Наплевать и забыть. Но почему то забывать не получалось, а вот непонятно за что, давила обида, тоска и еще что-то очень тяжелым камнем давило в груди. Вот уж, действительно про меня. Имеем не ценим, а потеряем плачем. Хотя, что я потерял? Зина всегда для меня, была только другом, я сам ей об этом твердил постоянно. Тогда почему меня, должна волновать, вся эта история.
- Все Градов, отбой, завтра в полет. Первым делом, первым делом, самолеты. Ну а девочек, оставим на потом. – Приказал сам себе. – База подводных самолетов, прекратила существование.
* * *

Будильник. Он зазвонил вовремя. Сегодня я был рад его дребезжанию, как родному. С чувством благодарности посмотрел на часы. Правильно он подгонял, заставлял поторопиться, привести себя в порядок и поскорее уезжать. Улететь из этого города, из этой страны, подальше от всех этих треволнений. Радовало то, что мой рейс, отправляется раньше, чем Коромыслова и его невесты. Если повезет, то и не столкнемся в аэропорту.
Такси остановился у международного терминала. Я рассчитался, взял чемоданы и покатил их ко входу. Двери разбежались в стороны, и меня обдало потоком теплого воздуха из вентиляционной системы.
На табло светились надписи, предстоящих регистраций. Разница между моим и Парижским рейсом два часа. Я порадовался в душе. До регистрации оставалось двадцать минут и я покатил свой багаж по направлению к кафе, выпить чашечку кофе.
- Алексей Владимирович? - Передо мной, словно из под земли, появилась наш шеф. – Здравствуйте, Прибор уже отправлен на самолет.
- Здравствуйте Лидия Ивановна. – Улыбнулся я отпивая кофе. – Раз все хорошо, то не будем нервничать.
- Ой, а я так сильно волнуюсь, вы себе представить не можете.
- Нервные клетки.
- Я вас умоляю, не успокаивайте меня.
- Хорошо. – Согласился я, - Раз вам так хочется, можете немного поволноваться. А лучше оставьте этих чувств, побольше, группе Коромыслова. Они оценят.
- А вот за него вообще не стоит волноваться. Он после Франции, перебирается в столицу. За него уже похлопотали там. – Она подняла указательный палец, в верх.
- Ну дай им бог счастья и кучу детишек. – Засмеялся я.
- Не знаю к чему вы это, но прозвучало смешно. – Улыбнулась Лидия Ивановна. – Да кстати, вы знаете, с ним одним рейсом, летит и Зинаида Викторовна.
- Простите Лидия Владимировна, мне совсем не интересно, знать, кто, куда и главное с кем едет. Мой рейс объявили, мне пора. Не волнуйтесь, я вас не подведу, прощайте шеф. – И я панибратски обнял ее.
Стоя в очереди, к стойке регистрации, я вдруг, не оборачиваясь, увидел ее в смотровом зеркале. Зина была не одна, рядом стояли ее родители. Мама девушки, что-то говорила, а она смотрела на меня. В этот момент, к ним подошел Коромыслов и Зина обернулась к нему. Чемоданы покатились по транспортеру и скрылись за темными полосками в другом помещении. Я с паспортом и посадочным талоном, не спеша поднимался по лестнице, в таможенный зал. Я видел, как девушка обернулась в мою сторону, ища глазами, заметив в последний момент, куда я пошел.
Пройдя таможню, после перелета я шел по зеленому коридору, где стояли встречающие. Саид радостно махал мне рукой.
- Здравствуй Алэксэй. – Поздоровался он. - Рад брат, тэбя выдеть, на моей родине.
- Здравствуй дорогой, и рад нашей встрече.
- Пойдем машина стоит, ждот.
- Погоди, а вещи, багаж, там ведь прибор в ящике?
- Нэ волнуйся. Давай ему талон, документ. Всо сдэлает как надо. Поехали, стол накрыт, мой отэц, сетра ждет. – Показав на своего помощника сказал Саид.
- Мне бы сначала в гостиницу привести себя в порядок. – Чуть смутившись, сказал я.
- Какой гостинец. Ты наш гость. У меня балшой дом, мэста хватит.
- Не удобно Саид.
- Каму нэудобно? Тебе? – Он громко засмеялся. – Ты помныш как я у тебя жыл, нам нэ было нэудобно.
- Ладно уговорил. – Улыбаясь я сдался и даже поднял руки.
- Нам сообщили. Ты одын летиш. Что случилось? Гыдэ Зынуля?
- Зинуля поехала в Париж с женихом.
- Маладэц.
- Точно. – Засмеялся я. – Поехали.
По сути, я больше времени проводил не в доме Саида, а на карьере. Там были, коттеджи для персонала и один из них, был выделен, специально для меня. Я с головой погрузился в работу. Дни летели как ветер. Три рабочих приставленных ко мне, исполнительно помогали, а за одно и учились работать, на агрегате.
Вся эта алмазодобывающая фирма принадлежала семейству Саида. Главой был отец Ахмеджан, по отчеству выговорить я просто не мог. Сестра Саида, Лейла закончила университет в штатах, но сносно говорила на Русском языке.
Прошел первый месяц моего пребывания здесь. Наступил праздник для мусульман, на сколько я понял, очень важный и работы на несколько дней прекратились. У меня выдалась возможность посмотреть достопримечательности, погулять по ночному, полному огнями городе. Одним словом скучно не было. Мне составляли компанию Саид, а когда он был занят, Лейла с удовольствием была моим гидом. Я словно в сказке ходил по восточному базару, Осматривал руины древних крепостей в пустыне. Плавал в бассейнах и играли с Лейлой в боулинге.
Когда праздники подошли к концу, я с удовольствием ощутил потребность в работе. Утром мы ехали с Лейлой в ее Мерседесе, за окном жара, а в салоне прохладно. В динамиках звучит восточная, ритмичная музыка. Я мурлыкая мотив себе под нос смотрю по сторонам проносящихся окрестностей. Весь этот путь я уже изучил наизусть. Еще минут двадцать и мы на месте, проедем контроль охраны и все.
- Остановись. – Чуть резко попросил я. Девушка нажала на тормоза и удивленно посмотрела на меня. – Извини пожалуйста, Лейла, но я должен посмотреть там. Я показал назад.
- Мне вернуться? – Спросила она у меня.
- Нет я пешком пройдусь, подожди здесь, я быстро.
То что привлекло мое внимание, могло оказаться, на самом деле чем угодно. Я не хотел выглядеть глупо. Вы меня поймете. Представьте на обочинах нет мусора. Не валяются пластиковые стаканчики или бутылки из под пива. Есть камни, есть песок, Нет только, привычного нашему глазу, мусора. И вот когда мы ехали мне в глаза ударил луч света отраженный, от чего то стеклянного. Я естественно захотел пойти, поднять, а потом выкинуть в мусорный бак.
Машина осталась стоять на обочине, а я не спеша пошагал назад, посмотреть, что же там могло блестеть. Разгадка оказалась совсем близко, в том смысле, что девушка затормозила вовремя и не очень далеко отъехала.
С виду это были два булыжника. Один с мой кулак только вытянутой формы, а второй чуть меньше. Я присел и растерянно посмотрел на находку. Спутать это было невозможно ни с чем. Это был не мусор и не стекло. Это были два алмаза. Если их очистить от всего лишнего, то может оказаться что я нашел такое состояние, что трудно даже представить. Богатство каким я не могу воспользоваться, но и оставлять это здесь было бы глупо и просто безумно. Я поднял найденное и пошел к машине.
- Что такое Алэксей? – Спросила улыбаясь Лейла. – Ты что нашел?
- Вот. – Показал я ей сев в машину. В моих руках лежали алмазы.
Девушка уставилась на находку, потом на меня и снова на драгоценные минералы.
- Ты знаешь что это? – С трудом овладев собой спросила она.
- Алмазы. – Засмеялся я, открыл бардачок и положив их туда закрыл. – Ты успокоилась?
- Да, нэт, Да я спокойный.
- Вот и замечательно. Сейчас бери мобильный телефон и звони Саиду.
- Зачем?
- Звони, пусть немедленно приезжает, только спокойно объясни ему про то что я нашел. Хорошо? – спросил я на всякий случай.
- Я звоню Саид. – Кивнула Лейла.
Я наблюдал, как она разговаривает с братом на родном языке. Спокойным, глядя со стороны, это назвать было нельзя. Лейла, пыталась жестикулировать и все время лепетала.
- Все хорошо. Брат сейчас приедет. – Улыбнулась она закончив разговор по телефону.
- Тогда поехали.
Мы были в коттедже у меня когда приехал автомобиль и из него вышел Саид его отец и еще один пожилой мужчина с небольшим саквояжем. Все трое вошли в комнату.
Лейла снова принялась говорить, но отец жестом руки попросил ее помолчать и что то сказал Саиду.
- Алэксей, сестра говорит, что ты нашел на дороге, очень болшой алмаз? Гыде он?
- Их вообще то два Саид. Вот они на столе, под полотенцем.
Саид подошел к столу и убрал полотенце. Увиденное снова удивило всех, вернее привело в ступор. Первым из которого вышел Ахмеджан. Он снова что то сказал сыну и между ними начался разговор понимали который все в этой комнате кроме меня.
- Отэц спрашивает. Что ты хочешь делать с этим? – он показал на алмазы.
- Саид ну ты пойми. Ничего я не собираюсь с ними делать. Вывезти из страны я их не могу. Решу продать, меня посадят в тюрьму, по вашим обычаям и по закону. Получается пользы мне от них никакой, одни неприятности. Заберите их себе пожалуйста. У меня голова трещит мне бы кофе.
Весь разговор Саид перевел родителю и тот с удивлением и уважение посмотрел на меня. Мне моментально принесли кофе по приказу Саида и я сидя в кресле, наслаждался напитком, с интересом смотря на эксперта что изучал находку через огромную лупу и постоянно цокал языком. Затем начал что-то объяснять Ахмеджану.
- Он говорит что ты нашел очень дорогие алмазы. – Перевел Саид
- Ну я так примерно и понял, что камешки не дешевые.
- Нэт, ты нэ понял. – Они очень дорогие.
- И что из этого.
- Отэц говорит, что наша семья не может взять их сэбе, как подарок.
- Я что? Должен подписать документ, что отказываюсь от них в вашу пользу.
Он перевел, что я сказал и они засмеялись.
- Нэт. Не надо писать документ. Мы должны, тэбе заплатыть, Как это говорят по Русскому, Компэнсация.
- Ну привет тебе. И что я с ней буду делать. Мне в нашей стране, за такую компенсацию, по заднице так дадут, долго чесаться будет.
Поняв о чем мы говорили с сыном, Ахмеджан похлопал меня по плечу, сказал чтобы я не волновался, что все будет хорошо, они что то придумают. Хорошо им говорить они придумают, а мне как. Хотя чего я парюсь по таким вопросам. Страна меняется, сам я также хочу уходить из института. Поживем, как говорится, увидим. Не всю же свою жизнь, жить таким глупым, не заботясь о будущем.
А время между тем, не стояло на месте, И событие находки, откатилось далеко в прошлое. Рабочие уже без труда, справлялись с агрегатом, а мне оставалось периодически снимать показатели датчиков, тестировать нагрузки. По большому счету, я добывал отведенное время, своей командировки. Ахмеджан и Саид, были довольны результатом. Производительность значительно возросла. Я чувствовал что наступает момент ностальгии, меня все больше тянуло домой. И вот последний день в карьере, завтра я улетаю. Подарки куплены, чемоданы собраны, я готов к прощанию, с моими новыми друзьями. Вечером в мою комнату, постучав, вошел Саид.
- Алэксей, Отец приглашает тебя за прощальный стол. Надо отметить окончание работы. Так что пошли в низ, Стол накрыт, Отец и Лейла ждут только нас.
- Сейчас иду, одну минуту, пожалуйста. – Я осмотрелся везде ли порядок.
- О, это Зынуля. – Взяв с тумбочки фотографию в рамке, заулыбался Саид. – Хороший девушка, красивый кот.
- Это мы втроем на море ездили там и сфотографировались. – Посмотрев на друга, уточнил я. – Как раз перед отъездом сюда.
- Ты ведь говорил у нэё ест жженых.
- Я тогда еще не знал, об этом.
- Почему отдал другой мужчына, почему сэбе не взял?
- Не сложилось. – Пожал плечами. – Ей тот больше понравился.
- Пошли, нас ждут. – Поставив фото на место позвал он.
Накрытый стол стоял по среди комнаты, но Ахмеджан и его дочь, сидели в глубоких, кожаных креслах и о чем-то беседовали, нас поджидая. Глава семейства, жестом пригласил садится на против себя, а Лейла встав удалилась из комнаты. Мы сидели и Саид переводил все что говорил отец.
Из рассказа, получалось что мне приготовили подарки, и что отказавшись от них, я сильно обжу хозяев. В комнату вошла Лейла, внося серебряный поднос, накрытый плотной тканью, яркого, зеленого бархата. Повинуясь знаку Ахмеджана, девушка сняла покрывало. На подносе лежали три черные бархатные коробочки, в таких обычно находятся ювелирные изделия, две пластиковые карты и золотой роликс.
- Это все тебе Алэксей. – Сказал Саид, показывая на лежащие вещи. – А также подарок Зыне. Я знаю, что она помогала тэбе, дэлать прибор, и очень жал, что не прыехала сюда.
- Спасибо вам большое, но право, это очень щедрый и дорогой подарок. Мне очень неудобно его принять, потому что нечего подарить в ответ.
- Нэ говори эрунды. Ты подарил на мнрого больше. Твой прыбор помогает нашей работе, а алмазы, что нашел, Оны ошень, слышком дорогие. Часи, тэбе подарок от Лейлы, Сестра хочет оставить память тэбе. Запонки и заколка, подарок от фирма, за хорошую работа. А карточки это небольшая плата за алмаз. Ты понимаешь, моя семья не может даром взять такой дорогой драгоценность. Одын картка сто тысяч долларов ты имеешь валютный счет, у сэбя на родыне, а второй, четыреста тысяч, это Либерти-банк. Там тоже твой денег. В эта коробка, подарок девушке. Его выбирал мой сестра.
- Саид, уважаемый Ахмеджан, Лейла, я очень благодарен вам за такие щедрые подарки, За то как, гостеприимно, вы меня приняли. Я очень доволен, что моя работа вам понравилась и она вам будет приносить пользу и прибыль, Пусть всегда, ваш дом будет как рог изобилия.
- Мой отец, я и сестра, говорит тэбе спасибо за теплый слова и за все что ты нам сделал. Мы всегда будем рад тебя выдеть в нашем доме. Чтобы ты знал, в нашей странэ, есть у тебя друзя. А теперь пора за стол. И не переживай за таможню и другое. Всэ документ на подарок уже сделан претэнзия нэ будет.
Мы долго сидели за столом общались. Мои слова отцу переводили по очереди и сын и Лейла, Она все время, пока я был у них, старалась говорить на русском языке, тренируясь. Очень способная девушка. На следующий день, Саид и его сестра провожали меня на самолет. Моя командировка закончилась и я летел домой, туда где меня ждали Михеевич и Пушистый.

* * *

- Вот и дома. – Выдохнул я, закрывая за собой дверь квартиры и ставя, чемоданы на пол. – Как все же хорошо.
Разбирать вещи было не охота, потому я принял душ, переоделся, взял права и подарок капитану, вышел во двор. За три месяца машина в гараже изрядно припала пылью. Заскочил в супермаркет купить продукты, поехал к дяде Мише. Автосервис располагался на выезде из города, из комплекса услуг, можно было выбрать мойку автомобиля. Много времени это не занимало и я успел попить кофе. Расторопный паренек проверил воздух в колесах и подкачал передние, напомнив, что мне следовало бы сменить резину на зимнюю.
- Вот смотаюсь к другу, тут не далеко, а потом днями и поменяем. – Засмеялся я рассчитываясь за сервис.
- Приезжайте, будем рады помочь. – Выдав квитанцию, ответил симпатичный, молодой человек.
Снега на дороге не было, по видимому дорожники в этом году не зевают и убирают вовремя. Трасса практически пустая и я, набрал скорость. Сто километров час тут допускалось, потому не нарушая правил, я ехал в деревню. У нас, в любую пору года, очень красиво, Замерзшая река, укрыта толстым слоем пушистого, белого покрывала, простиралась под мостом, по которому ехал я. Вот проеду мост, еще триста метров и поворот на право, а там, рукой подать, успел подумать я. Громкий хлопок с права, резкий удар, словно в барьер и машину, разворачивает, на сто восемьдесят градусов. Автомобиль вращаясь как пропеллер, пробивает ограждение моста и летит в низ, на склон. Подскакивает как мячик, при очередном ударе, кубарем переворачиваясь, катится вниз. Всего этого я уже не помнил, для меня, выключился свет, я провалился во тьму.
- Иннокентий Петрович! – Слышу, доносящийся гулким эхом туннеля, женский голос ,сквозь яркую пелену, белого света. – Градов приходит в себя.
Мутное, расплывчатое панно, медленно принимает четкие очертания картинки. Перед моими глазами, странное, незнакомое лицо, похожее на Айболита. В таких же очках, чепчике и седая бородка клинышком. В глаза ударяет, резкий и яркий свет фонарика, я зажмуриваюсь
- Реакция зрачков положительная. – Слышу голос. – Сейчас проверим реакцию конечностей и моторику.
По моим ладоням резко царапают чем то острым и я сжимаю руки в кулак.
- Руки, грудь, живот в норме. Ноги отрицательно, пишите Марина Владленовна. Нусс, молодой человек, с возвращением.
- Спасибо, - Отвечаю, стараясь улыбнуться, а где Михеевич, Пушистый?
- Марина Владленовна, кто у нас Пушистый Михеевич? – Не поняв, спрашивает лицо в пенсне повернувшись в сторону.
- Это Маслов, Иннокентий Петрович, а Пушистый, по видимому кот что всегда в контейнере приносят. – Отвечала какая-то женщина в белом халате.
- Где я? – Спрашиваю, пытаясь вспомнить.
- Не в раю голубчик, уж вы мне поверьте. Туда вам еще рано, - Смеясь ответил старичок. – В больнице молодой человек, где же вам еще быть после такой аварии.
- Какой аварии?
- Не волнуйтесь, в течении нескольких дней все вспомните, я на это надеюсь. Раз кота помните, то и остальное всплывет обязательно.
- Вы доктор? Что со мной? – Пытаясь приподняться, спрашиваю я, и резко вскрикиваю от острой боли, что огнем врезалась в спину.
- А вот этого делать вам не стоит дорогой мой. – Удерживая меня рукой в грудь, отвечает он. – Это я вам как ваш врач, заявляю категорически. Вот полежите, придите в себя а дальше будем посмотреть. И прошу вас никаких резких движений и волнений. Сейчас к вам, на минутку зайдут друзья, а потом покой, полный покой.- С этими словами он отошел от моей постели. – Мариночка, пять минут, не больше. И скажите этому капитану, что это и так, только потому, что он четыре месяца, ходит в наше отделение, как на работу.
- А кота можно?
- Это, который Пушистый? Ну а почему нельзя, для положительных эмоций можно, но не больше пяти минут. А после пусть зайдет ко мне. Я Маслова имею в виду, не кота.
- Еловый якорь, акуле в печенку. – Слышу голос дяди Миши а вслед за этими его лицо, появляется рядом. – Лешка сушеный ты кашалот, ну как же это тебя угораздило.
- Михеевич. – Пытаюсь улыбнуться. – Привет. Я тебе в подарок настоящую трубку капитана привез, из черного дерева. Под елку положу на новый год.
- Под елку? Забодай его медуза. Хорошо сынок, вот выйдешь из больнички тогда. – Он рукавом отер глаза. – А сомной тут и Юнга, тебя проведать пришел. – И в его руках оказался, здоровый белый котяра.
- Чем ты его кормил, дядя Миша? Вон какой здоровый вымахал, пока меня не было. Вырос комочек шерсти как на дрожжах, за три месяца. - Попытался я погладить Пушистого, но поднять руку было трудно.
- Маслов! Заканчивайте, больному отдыхать надо. Завтра приходите.
- Минутку дочка, дай хоть насмотреться на этого оболтуса. – Как то робко попросил Михеевич.
- Слышь, дядь Миш, что со мной?
- Потом Леша, полежи маленько, а потом все узнаешь. Нам пора, завтра придем.
В наступившей тишине, я лежал, уставившись в потолок. Иногда заходила медсестра, делала уколы и ставила капельницу. И снова, я оставался один. Потом и потолок исчез, я провалился в сон.
На следующий день снова пришел Михеевич и Пушистый. Был кто то еще в палате с боку но я не мог видеть, кто это. Голова и шея зафиксированы словно тисками и я не мог ее повернуть.
- Кто там вздыхает у дверей, Михеевич?
- Это. Он повернувшись посмотрел в ту сторону. Так нет там никого, Лешка. Показалось тебе, забодай тебя медуза, послышалось. – Я видел что он врет, причем делает это не умело.
- Никого значит никого, видно послышалось.
- Во, во, послышалось тебе.
- Ну как вы тут без меня жили? Несорились?
- Что ты. Душа в душу, мы это, с юнгой то поживали.
- Он уже на юнгу то не тянет, пожалуй, первым помощником, весной в рейс пойдет. – Засмеялся я. И услышал что с права, кто-то тихо подвывая заплакал, а потом хлопнула дверь. – Кто это был, дядя Миша.
- Зинаида, это Леша.
- Уже вернулась из свадебного путешествия.
- Какого свадебного путешествия? – Недоуменно, посмотрел он на меня. – Ты видно, шибко головой ударился. Ну да правильно доктор сказал, тебе покой надо.
- Да ладно тебе кудахтать кеп. – Я улыбнулся. – И не важно из какого.
- Ты того, Лексей, дурным то, голову не засоряй. Не за что, тебе на Зинаиду обижаться.
- Да я и не собираюсь. Я только радуюсь ее счастью.
- Дурак ты Лешка, еловый якорь тебе в. – Он махнул рукой не досказав куда.
- Не сердись дядя Миша. Снасти уже поди готовишь? – Мне бы с моей начальницей связаться, сказать что приехал из командировки.
- Так в курсе она твоя Лидия Ивановна. Скорейшего выздоровления тебе желала.
- Спасибо.
- Я Леша, твои вещи к себе перевез, выпишешься у меня поживешь.
- А что хозяйка? Скажи что я заплачу. Вот выйду из больнички и сразу деньги ей отдам. Квартира хорошая и мне не хотелось бы из нее выбираться.
- Да все правильно паря, только у меня тебе сподручнее будет. Ну пора и честь знать, пойду я. Завтра зайду.
- Михеевич! – Позвал я. – Ты скажи Зине, что у меня для нее подарок есть, ей Саид от фирмы прислал, за помощь в разработке. Сожалел что она не приехала. Хотя последнего не говори. – Подумав добавил я.
- Вот придет время сам ей все скажешь и подаришь.
- Не о чем мне с ней говорить, я потому и тебя попросил.
- Не дури парень, слышишь, серьезно тебе говорю. И не болтай чего не знаешь. Все до завтра.
Потянулись дни, недели моего препровождения в больничной койке. Я уже знал что в тот декабрьский день, почти проехав мост я попал в аварию. Правое колесо разорвалось и меня выкинуло с трассы. Знал я что провел в коме четыре месяца, я значит, новый год наступил без меня. Знал я и самое главное, оно и неприятное. В результате этой аварии, что-то случилось с позвоночником и мои ноги отказывались слушаться. Но мой врач, Иннокентий Петрович врач замечательный, надежды не теряет и говорит что все может быть. Существенных повреждений нет и возможно скоро, я все же смогу передвигаться на своих двоих. А пока мне заменит ноги инвалидная коляска. Вот такой оказалось мое не очень приятное путешествие в деревню
Наступил день, и меня выписали. Михеевич приехал с нанятым микроавтобусом. И мы поехали к нему в деревню. Для меня начиналась другая, новая и не привычная жизнь.
К приезду готовились заранее как я понял, на крыльце был устроен своеобразный деревянный пандус, чтобы можно было заезжать коляской. Приготовил капитан и одну из комнат, для меня. Все это меня сильно напрягало. Вот чего я не хотел, так это быть обузой другу. Вечером того же дня, сидя в коляске, перед столом, я осторожно, чтобы не обидеть Михеевича, завел об этом разговор. Он вспылил и не хотел даже слушать. Конечно же обиделся. Но потом предложил компромиссное предложение.
- Давай так Лексей. Попервах, поживешь у меня, а дальше оно видно будет.
- Дядя Миша, ты не обижайся пожалуйста, Да только мне теперь привыкать надо к такому образу жизни. Я ведь не маленький и хорошо понимаю всю прелесть моего нынешнего положения, чтобы там не говорил доктор. Далеко от тебя я убегать не собираюсь. Поэтому попрошу тебя узнать, не продает ли кто в деревне домик. Такой, чтобы более нормальный и не требовал особых ремонтных работ.
- А чего тут узнавать и так знаю. Продаются две избы да один особняк на трех участках смежных. Домики конечно подлатать придется, но они не дорогие по нынешним меркам, а вот за особняк, восемьдесят пять тысяч, хозяин просит. В долларах естественно.
- Надо посмотреть на том дом, а потом, мне бы в банк съездить узнать сколько у меня есть денег.
- Ты не забыл, что у меня еще на черный день те доллары припрятаны.
- А разве они не сгорели в пожаре?
- Нет Я тогда их в надежном месте в погребке своем укрыл. Ящичек не сгораемый там под кирпичом в полу, стоял.
- Ну вот пятьдесят считай у меня уже есть, а в банк все равно надо ехать.
- Из моей доли добавим.
- Нет дядь Миш. У тебя еще дочка есть и ей тебе надо что-то оставить. А я за границей подзаработал. На худой конец цацки продам.
- Какие такие цацки?
- Да запонки и заколку для галстука. В чемодане в коробочках лежат. Там и для Зинаиды подарок. Ты передашь надеюсь?
- Вот что, друг ситцевый. – Став очень серьезным, заговорил мой друг. – Пришло время нам с тобой, разобраться в этом вопросе. Ты что то решать должен, как вам с Зинаидой дальше быть.
- А что тут решать. Она тогда еще все решила.
- Или я чего не понимаю, или ты в чем, запутался Алексей, забодай тебя медуза. – Терпеливо посмотрел на меня капитан. – Начнем все по порядку. Вы на море ездили? Ездили. А вернулись и ты, не захотел ее знать. Так было?
- Так ведь ты сам сказал что ее посватали дядя Миша. – Напомнил я.
- Что ты такое говоришь?
- Твои слова были, во Францию едет мол, сосватал ее племяш мера.
- Ах ты ж, Еловый якорь в печень акуле. – Досадливо и радостно всплеснув руками выкрикнул мой друг. – Все верно, мои слова были вот тут за столом и говорил когда водку пили.
- Тогда в чем я виноват, совет да любовь ей.
- Дубина ты Лешка, да и я еще тот пенек. Я ведь что имел в виду. На работу к меру ее сосватал тот парень. Она Французский язык знает, а меру, переводчица нужна была, они туда по делам летали, для города что-то по обмену. А ты, дурья башка, что подумал? Что ее, замуж сосватали и она согласилась?
- Ну да. Она, еще когда заявление подписывала, сказала начальнице, что по семейным обстоятельствам.
- Так потому и сказала, чтобы не задерживали ее. Из Парижа то она через две недели вернулась после твоего отъезда. Сначала нас с Пушистым часто навещала, а уж как ей тяжело стало, так реже наезжает. – Он почесал голову, о чем-то думая. – Придется тебе перед Зинаидой повиниться паря, так то, вот. И решать что делать будете. Хотя оно конечно, теперь сложнее будет.
- Надо извиниться, я извинюсь Михеевич, мне не тяжело, от меня уже не убудет.
- Может, я ей, прямо сейчас позвоню?
- А чего торопится, не сегодня так завтра позвоним, а то и позже. Мне еще привыкнуть надо к новому коню своему.
- Тебе может торопится и не надо, А вот ей ждать не с руки, Тяжелая она, скоро в больницу.
- Что с Зиной? – Заволновался я.
- Да ты, меня не слышишь, что ли? Говорю же, тяжелая, дитём твоим, рожать ей уже совсем скоро.
- Как рожать. – Я вытаращился на Михеевича.
- Обнакновенно рожать, как все бабы рожают. Как дитё сотворить, он знает, а как рожают удивляется.
- Так чего же ты молчал, дядя Миша? Звони давай, чего ждешь?
- Ишь какой прыткий, Раскомандовался он здеся. Молчал, молчал звони. Вечер уж на дворе, может спит, отдыхает девка.
- Дай телефон дядя Миша, Дай я сам позвоню.
Дать то я дам, мне не трудно. А чего говорить то будешь, знаешь ли?
- Скажу, я ей все скажу, я ей сейчас такого скажу, ей мало не покажется.
- Ты чаво удумал? Ты что это ей нерв порть решил? Ей рожать а ты ее нервировать удумал? Так я не посмотрю что ты в коляске, как дам промеж ушей.
- Скажу, что не имела она права, мне ничего не сказать, Скажу что она мне нужна. – Я осекся на полуслове. – Нет, ничего не надо говорить. – Я резко развернул коляску и покатил в свою комнату. – И ты ей не звони дядя Миша. – Кинул я через плечо закрыв за собой дверь.
За окном было темно, я сидел в коляске и тупо смотрел в темный проем, окутанный темнотой комнаты. Теперь было больно, как ни когда раньше. Теперь, когда во всем разобрался, когда понял, что свалял дурака, не поняв слов друга. Казалось вот оно, иди уговаривай забирай. Теперь и выросла эта стена, за которую нет хода никому.
Рано утром, я выехал из дома и не спеша, покатил коляску по улице, правя руками и крутя колеса. На соседней улице стоял тот особняк, про который говорил Михеевич. Прибрежная 24, Высокий забор из камня и кирпича, Огромные ворота. Я позвонил в звонок, дотянувшись рукой.
- Вам чего? – Спросил вышедший Мужчина в спортивном костюме, глядя на калеку. – Извини брат, я не подаю.
- Я, не за этим, к вам. – Остановил я его готового скрыться за калиткой.
- А тогда зачем?
- Я слышал, вы дом продаете?
- Ну допустим. - Он чуть насмешливо окинул меня взглядом еще раз. – Только тебе это вряд ли, по карману.
- А вы всех покупателей по внешнему виду оцениваете? Могу я хотя бы, для начала посмотреть что продается, прежде чем цену услышу, а там глядишь и сговоримся.
- Ну, заезжайте. – Он перешел на вы, и это мне понравилось. Вот ведь, не совсем потерянный человек.
Где было не совсем удобно, хозяин, видя как мне тяжело, взявшись за рукоятки, помогал, преодолеть препятствие.
- И так, сколько вы хотите, за свой особняк?
- Хотелось бы, чем больше, тем лучше. – Улыбнулся он. – А если серьезно, то с учетом географического положения и расположения, Восемьдесят пять тонн бакинов, прошу. И то, потому что переезжаем мы с семьей.
- Что же, цена, вполне божеская, мне понадобится, дня три, для получения денег в банке.
- Хотите, кредит взять?
- Нет, со счета, в наличку перевести. – Слегка улыбнувшись, ответил я.
- У меня еще Мерс в гараже стоит, за пятнадцать, отдам. Хотя, что я говорю, вас он наверняка не заинтересует.
- Почему бы и нет, показывайте вашего немца.
Он не долго думая покатил меня в гараж на два автомобиля, где стоял черный красавец.
- Откройте капот пожалуйста. – И посмотрев мотор на сколько позволяла возможность, я попросил завести. - Хорошо работает машинка. Не новый конечно, но тарахтит спокойно.
- Два года, как пригнан.
- Девяносто пять, за дом и машину?
- Согласен. – Чуть подумав, протянул он мне руку.
- Значит договорились в течении трех дней, я вам деньги и оформляем?
- Считайте что это все ваше.
- Ну, я поехал, Я у Маслова Михаила Михеевича живу пока. Это, если вопросы, возникнут какие.
- Знаю такого, классный мужик, наш капитан.
- До свидания. – Попрощался я и поехал к дому дяди Миши.
На встречу мне поднимая клубы пыли проехало такси в сторону города. Видно кто из города в деревню приехал. Да, с автобусами здесь трудновато. Проходящие, останавливаются на трассе, а сюда не заворачиваю.
Я открыл калитку и въехал во двор. Подкатился к крыльцу. В этот момент, дверь открылась и вышла Зина. Сначала появился большой живот, а следом и она. У ее ног присел Пушистый, словно часовой. Он тоже пристально смотрел на меня.
- Здравствуй Леша. – Долго глядя на меня, наконец то проговорила девушка.
- Здравствуй Зин, прекрасно выглядишь.
- Да куда там, Я сейчас такая уродливая. – Она даже покраснела от стеснения.
- Ты прекрасна. – Я смотрел на нее, не отрывая взгляда. – Когда? – Только и смог выговорить, сглотнув воздух.
- Уже на днях, должна.
- Тебе наверное тяжело стоять да и сквозняк тут, ты входи в дом я сейчас.
- Давай помогу. – Она хотела схватится за ручки.
- Нет, ты что? Тебе нельзя, Я сам, иди в дом.
- Иди дочка в избу, я сам его втолкаю сюда. – Сказал Михеевич, выйдя на крыльцо.
- Это ты ей позвонил? – Спросил я когда Зина вошла в дом.
- Я.
- Зачем? Я ведь тебя просил, не звонить. Ты разве не заметил, я калека. Или ты думаешь я соглашусь и ей жизнь калечить?
- А может сначала надо было меня спросить Леша, готова ли я от тебя отказаться? Правда я теперь не одна, а с приданным.
- Это приданное, между прочем, мое.
- А я вот думаю, может вам хватит торговаться, твое, мое. Это ваше. И жизнь ваша и все обиды, что промеж вас вышли, вы должны решать вместе. – Наставительно напомнил капитан, закатывая меня на коляске в комнату.
- Тяжело тебе со мной будет Зина, не хотел бы я чтобы ты мучилась, и без тебя не могу. – Подъехав к ней, сидящей на стуле и посмотрев в глаза признался я.
- А мне нужен ты Градов, сушенный ты кашалот. – Гладя рукой по моей голове, сказала дорогая моему сердцу, любимая Зиночка.
- Надо бы родителей в известность поставить, что свадьбу пора справлять. – Подал голос капитан.
- Они, против не будут. Мама всегда хотела, чтобы у меня муж был, такой как этот, кашалот сушеный. Только наверное уже после роддома, если он к тому времени не передумает.
- А почему это я должен передумать?
- Кто тебя знает, кого ты хочешь, мальчика или девочку.
- А у нас кто будет?
- Родится, узнаешь.
- Вот и не говори, чего непопадя. Правда дядь Миш, Нам, хоть девка, хоть пацан, все в семье сгодится. Я уже и избушку тут присмотрел, где жить будем. Неказистая конечно, Крышу подправим, забор подладим, колом укрепив и потихоньку заживем.
- Как скажешь Лешенька. Главное чтобы крыша над головой, а там со временем мы из нее и хоромы отгрохаем.
- Когда в банк то поедешь? – спросил Михеевич.
- На завтра планировал.
- Так может прямо сейчас пойдем, заодно и будущая хозяйка ту избенку поглядит. Так сказать, чтобы знала ,какая ее не легкая судьба с тобой ожидает.
- Можно и сейчас, если ты не против, а я потом отдам.
- Не говори ерунды, сочтемся. - За сколько сговорился?
- Девяносто пять с колесами.
- О чем это вы тут разговор ведете? Про какие, такие колеса?
- Сейчас дочка, пойдем, все сама узнаешь и увидишь. Тут не далеко, минут десять хода если не спеша. – Успокоил Зину кеп. Пушистый прищурив один глаз смотрел на нас, с низу в верх и словно улыбался, своей котячей улыбкой. Нахал, одним словом.
Удивлению Зиночки не было конца, когда хозяин дома показывал ей наше будущее жилище. Она радовалась как ребенок.
- И ты хотел здесь жить без меня Градов? – Деланно возмутилась она, присев на веранде в плетенный стул, устав от ходьбы по дому. – Ах ты. – Договорить она не смогла, вместо сушеного кашалота, было слышно ее Ой.
- Чего вы стоите истуканами. – Закричала на нас, супруга хозяина. – Валерка, выводи своего Мерина, не видите разве, она рожать собралась, скорую помощь, здесь не дождешься. У, мужики… – И мы услышали, вполне крепкое Русское слово, заставившее всех шевелиться.

* * *

Будильник. Нет, это был не будильник. Или все же, это он. Я прислушался. Что то, настойчиво звонило. Я приоткрыл левый глаз и скосился на часы, стоящие рядом на тумбочке. Точно, это не он. Тогда где и что звонит?
- Градов, сушеный ты кашалот! Разве не слышишь, что звонят?
- Я то слышу, Градова, забодай его медуза, звонок. Я понять не могу, что звонит.
- В ворота звонят, уже пора привыкнуть.
- Кто пойдет открывать?
- Ну конечно, как всегда, пойдет слабая женщина, то есть я.
- Могу, конечно я, но пока доеду, там устанут ждать и уйдут. – Начал подниматься с кровати и опускать ноги вниз, стараясь подкатить своего скакуна.
- Лежи уж Шумахер мой, я сама сбегаю. – Накидывая халатик на тело, сказала супруга и исчезла из спальни. А я снова завалился на свое теплое место, ожидая результата, кто же так рано, нас разбудил.
Через несколько минут в комнату вошла, растерянная Зина.
- Леша, я что то ничего не понимаю. Там тебя просят выйти.
- Кто?
- Какой то, молодой человек. Весь такой модный, во всем белом и машина белая. Спросил: Это Прибрежная 24? Я говорю да. А он просит чтобы хозяин вышел.
- Сейчас я выйду, Ты пока посмотри, Дашенька не проснулась хоть.
- Так бодрствует твоя принцесса, грудь насосалась и теперь, мурлычет песенки под нос, в колыбельке.
- Молодец девушка, вся в папу. – Засмеялся я, одевшись в теплый халат, тапки и перебравшись в коляску. – Ну, вези меня жена, посмотрим, кто и зачем пожаловал.
В нашем дворе, на дорожке, от ворот до дома, стоял белый Мерседес-кабриолет, с откидным верхом. А в летнем, плетенном, кресле, на веранде, вальяжно развалившись, сидел симпатичный блондин, в белом костюме тройка. На мое появление, он встал, грациозно поклонился и поздоровался.
- Здравствуйте. – Ответил я. С кем имею честь?
- Мое имя Маргадон. – Представился гость.
- Как? – Удивилась Зиночка.
- Маргадон, Зинаида Викторовна. – Повторил он.
- Странное имя, где-то слышала, но не вспомню где. – Пыталась вспомнить, супруга
- «Формула любви» дорогая. – Напомнил я. Абдулов и Фарада там снимались.
- Верно. – Зина улыбнулась.
- И так? – Я вопросительно посмотрел на него.
- Скажите, а у вас случайно пельменей нет? – Спросил он. – Я так утомился с дороги, что ужасно голодный.
- Дорогая, у нас пельмени есть? – Чуть опешив, повернулся к Зине.
- А как же, в морозилке лежат. Осталось сотни три. Вам сколько отварить? – Вопросительно посмотрела на необычного гостя.
- Сколько не жалко, давайте позавтракаем вместе и заодно поговорим.
- А вы как к сосискам относитесь и к молоку? – Вдруг спросил я, что первое пришло в голову.
- Если есть и они то положительно.
- Зинуль, шесть штук отвари пожалуйста. У растущего организма, очень хороший аппетит.
Супруга ушла на кухню а мы сидели и изучающее, рассматривали друг друга. При этом гость не выказывал даже тени смущения.
- Ну и как вам там проживается? – спросил я.
- Спасибо, хорошо. Поначалу правда, скучал, но потом, обвыкся понемногу, а так хорошо. А у вас тут как?
- Да все вроде, слава богу. Вот дочка родилась, Дашей назвали. – Я помолчал несколько минут и снова спросил. – За границей бываете?
- Постоянно, я знаете ли, от туда не вылезаю.
- В наши края, каким ветром?
- Так ведь, исключительно попутным, Алексей Владимирович. Все, знаете ли, дела, не законченные.
- Это конечно. Дела, это важно, а вот и пельмени. – На веранду входила Зина неся большую миску, наполненную пельменями. Затем принесла тарелочки и в маленькой кастрюльке отваренные сосиски.
- Скажите, а у вас молока в холодильнике не найдется? – Умоляющим взглядом Маргадон посмотрел на жену.
- Зиночка тащи молоко гостю, пожалуйста, Да не в стакане а весь пакет. Вам пакета хватит?
- Премного благодарен.
Хозяйка принесла молоко и высокий стакан, для молодого человека. Положила по две сосиски на тарелочки и раздала вилки. После этого села за столик, посмотрела на нас обоих.
- Градов, ты ничего не хочешь мне рассказать? Это, какой то, твой родственник? А то у меня такое чувство, что я дура дурой, тут выгляжу.
- А вот ты присмотрись внимательно. – Попросил я. – Он разве тебе никого не напоминает?
- Леша. Я ведь серьезно спросила. Из всех твоих, я видела, только брата. Это кто?
- Это, я и пытаюсь понять. Вот сижу и гадаю, он не он.
- Да кто? Скажи мне наконец.
- Давай сначала позавтракаем, накормим гостя, а он нам сам все расскажет. Я правильно говорю Маргадон?
- Угу. – С удовольствием поглощая сосиски, пельмени и запивая все это молоком, кивнул он головой.
- Привет хозяева. – Раздался голос дяди Миши вошедшего к нам во двор.
- Проходи Михеевич, у нас в аккурат пельмени поспели. – Пригласил я.
- Здравствуйте вашему дому. - Присаживаясь к столику, еще раз поздоровался капитан и посмотрел на нашего гостя, потом на нас.
- Познакомьтесь, это Маргадон. Маргадон, это Михаил Михеевич.
- Очень приятно. – вставая и протягивая руку, поприветствовал молодой человек, успев переживать очередной пельмень.
- Где то я видел ваше лицо. Принимая тарелку с пельменями из рук Зиночки, проговорил кеп, глядя на Маргадона.
- Дядь Миша, кушай пельмешки, пока горячие. Вот он, покушает и мы узнаем, откуда вы его знаете, а заодно и мы, с Зиной. Я приблизительно догадываюсь, по столь, изысканным манерам, но боюсь ошибиться.
Завтрак подошел к концу, наш странный гость наелся и вытирал лицо и руки салфеткой. Мы все вопросительно посмотрели на него.
- Мне право, не ловко, за столь недостойное поведение. – Начал он. – Алексей Владимирович? Может, вы сами начнете?
- Прохвост. В любой личине, прохвост. Ты ведь трусом не казался, я бы сказал, даже наоборот. Так чего же ты теперь боишься?
- Леша, что все это означает. – Нетерпеливо постучала пальчиками, по столу Зина.
- Я кажется понял, чего ты боишься, вернее сказать, кого. – засмеялся.
- Вы совершенно правы. Кстати Зинаида Викторовна, там Дашенька описалась, ее бы перепеленать надо и на прогулку вынести, Утро просто чудесное.
- А? – только и смогла спросить, ошарашенная Зина.
- Дорогая, переодень принцессу и выходите к нам.
Зина растерянно оглядываясь ушла в дом.
- Ну вот, ее здесь нет. Ты все еще трусишь?
- Алексей, а что происходит? – Спрашивал Михеевич.
- Позволь те вас познакомить.
- Да мы вроде познакомились. – смотрел на нас дядя Миша.
- Это Пушистый, дядь Миша.
- Кто?
- Помнишь, тот день, когда Зину в роддом отсюда увозили?
- Конечно помню.
- Тогда наш кот и пропал, а вот сегодня он явился, в своем настоящем обличье.
- Это Лохматый? – Услышали мы удивленный вопрос Зины, держащей на руках дочку.
- Он самый дорогая, наш, незабвенный Пушистый. Разве ты, не узнаешь, его гастрономические склонности?
- Но как это может быть?
- Вот это и мне интересно узнать. С какой целью, вы уважаемый Маргадон, появились в нашей жизни?
- Разве это так трудно понять? – Он даже удивился. – Чтобы, вас всех, сделать счастливыми.
- Видишь Михеевич, как получается счастье?
- М-да. – протянул капитан. – Теперь то я, точно вспомнил, кто вызвал, милицию и врачей.
- Он, он. Можешь даже не сомневаться. – Львом кстати тоже он оборачивался.
- Львом? – Зина покрепче прижала дочку к своей груди.
- Не беспокойся дорогая, он не причинит вреда Дашеньке или нам. Я ведь прав?
- В вашем голосе Алексей Владимирович, слышны нотки сарказма и обиды.
- А ты чего ожидал? Думаешь, если я так был счастлив что у меня есть Зина, если у нас должен был появиться ребенок, так все про тебя забыли? Ты, явился сюда сегодня и думаешь, что тут тебя никто не вспомнит? Я несколько дней себе места не находил тебя по округе выискивая. Михеевич тебя искал, поднял всех на ноги. А ты? Ты просто ушел, не соизволив попрощаться.
- Господи Лешенька.
- Что дорогая?
- А я, а мы при нем.
- Ну Зинуль, ты только посмотри как он покраснел, ему сейчас очень стыдно, за то, что он стал свидетелем.
- Вы должны меня понять. – Попытался он объяснить.
- Я скажу тебе, что я понимаю. – Наверное в моем голосе звучали нотки обиды и досады. – Я понимаю что, был счастлив когда в моей жизни появился мохнатый комок шерсти, ставший другом. Я понимаю что, с твоим появлением, моя жизнь круто изменилась и в ней, нашлось то место, которое принадлежало Зине и мы полюбили друг друга. Понимаю что благодаря тебе, мы пережили своеобразные приключения. А вот твоего бегства, я понять и простить не могу.
- Погоди Лексей. Ты так напал на парня, что он не может даже оправдаться.
- Леша, так это действительно он, наш Пушистый, давай его выслушаем.
- Я очень виноват перед вами, всеми. За мою бытность, я столько раз проходил через то что, став счастливыми, люди почему то забываю о четвероногом друге. Наступил день, и вы выглядели такими счастливыми. Я не захотел более разочаровываться и ушел. Я просто не знал, как с вами простится.
- Что же изменилось теперь?
- Теперь пришло время, отправляться. Совету вновь понадобилась моя помощь, я чувствовал себя таким виноватым, видя, как вы переживаете, из-за моего исчезновения. Потому и пришел повиниться.
- Лохматый? Тебе сколько лет? – Вдруг спросила Зиночка.
- Поверьте, Зинаида Викторовна, вам лучше этого не знать. Но если, вы внимательно, перечитаете некоторые произведения художественной литературы, то обязательно заметите мою поступь.
- Например?
- Пушкин, Булгаков, Перо тот что Шарль.
- О господи. – Это ведь так невероятно, что кажется сказкой.
- Так может, было бы лучше, так и считать? – Улыбнулся он. – Ведь не будете же вы рассказывать всем подряд, что у вас жил кот чародей? Вам просто никто не поверит или посчитают вас не в своем уме. Я знаю, такое уже случалось.
- И что Пушистый? Все вот так и закончится?
- Нет конечно. – Засмеялся он, встав с места и направившись к машине. Затем вернулся с тремя коробочками в подарочной упаковке. – Это Вам, Зинаида Викторовна. Здесь документы на этот великолепный автомобиль, созданный будто специально для вас. Даже не пытайтесь отказываться. Это вам Михаил Михеевич. – Повернулся Маргадон к капитану. – Это та трубка которую вез вам из Африки друг, но она была уничтожена в аварии. А это. - Молодой человек смотрел на меня. – Это память о вашем пушистом друге. – Он открыл коробку и вытащил котенка, как две капли похожего на пушистого. – Я поговорил с ним, дал некоторые ценные советы, и поверьте вам он, обязательно понравится. – При этом, отпустив котенка на стол. Тот осмотревшись по сторонам, решительно зашагал к тарелке Зины и взяв зубами начал перетягивать лежащую сосиску.
- Градов ну ты только посмотри. – Засмеялась супруга, а вместе с ней, улыбалась наша дочка, смотря своими глазенками, на нового члена семьи.
- Вот и все. Простите меня за все, Будьте счастливы Мне пора. – Он грустно улыбался, глядя на нас. - Да кстати вам огромный привет от Беруты и ее тетушки.
- Значит и они тоже? – Спросил Михеевич.
- И они тоже. – Кивнул головой Маргадон. Пожав руку дяди Миши на прощание.
- Прощай Лохматый. – Сказала Зина, когда он поцеловал ей руку и чмокнул Дашу в носик.
Я смотрел с грустью на него, понимая, что сейчас он уйдет и останется лишь воспоминание.
- Все у тебя будет хорошо Алексей Владимирович, прошептал, он мне на ухо, нагнувшись и обняв на прощание.
Затем грациозно поклонившись, вышел из веранды на дорожку и пошел в сторону ворот, но оглянулся, помахал рукой и мы увидели, как он растворился в воздухе, а на том месте осталась Светящаяся надпись: «Будьте счастливы», которая повисев, исчезла.
Вот так и закончилась эта удивительная история, что началась однажды утром, со звонка будильника.

* * *


Будильник. Весьма полезная в жизни каждого человека вещь. Он будит практически всех, именно в тот час, когда это необходимо. Вечером перед сном, мы их заводим, включаем, настраиваем, что бы рано утром они дребезжали, пели, сигналили, тарабанили, заставляя нас проснуться. Хорошо с одной стороны и очень удобно…
- Градов, - услышал я голос жены. Пора просыпаться.
Я повернулся к Зиночке, поцеловал ее в губки, легко соскочив с кровати, споткнувшись, о стоящую коляску, растянулся на полу спальни.
- Ну как же ты так не осторожно? – Вскочила Зинуля помочь мне подняться и замерла, глядя на меня, стоящего на ногах и улыбающегося.
- Что это Лешенька. Ты стоишь. – Закричала она о радости.
- Это по-видимому, последний подарок, Пушистого чародея. – Обняв Зиночку, сказал я.

КОНЕЦ… а в прочем, кто знает, так ли это.










Рейтинг работы: 7
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 2
Количество просмотров: 161
© 24.04.2020 Anry (Андре, Андрей) Ged
Свидетельство о публикации: izba-2020-2790858

Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези


Байрам Сафеева       25.04.2020   09:47:45
Отзыв:   положительный
Я, конечно, дико извиняюсь, а все же не хотела бы промолчать по поводу вашего текста. Я бы сделала так: разделила бы на части и озаглавила их. Когда столько текста идет сплошняком, трудно читать и тяжело для восприятия ( не всегда удается за один присест прочитать написанное) и трудно найти то место, где остановились. Или сделать так, как некоторые делают: скидывают материал частями каждый день. Кто заинтересовался , тот обязательно будет возвращаться к продолжению...
Кстати, этот жанр фэнтези идет на ура среди подростков. Были у меня в классе две девчонки, запоем читали и даже покупали книги. Правда , они показывали книги
зарубежных авторов( даже не пыталась запоминать, не очень понимаю ) .И одна из них удивила своим высказыванием, что ненавидит свою родину и мечтает жить в Америке. То ли начиталась этих книг, то ли ..Даже гадать не желаю. Она всегда казалась немного странноватой учителям.
Лет пятнадцать тому назад был у меня мальчик, его тоже звали МММ ( Молчанов Михаил Михайлович) И отец, и дед , и сам ..
Сейчас на Севере живет он, родился сын, даже не удивлюсь, если и он будет МММ.
Насчет девушки в рассказе торгующей цветами( с высшим образованием) Сколько угодно торгуют на базаре и у нас молодые женщины цветами и ягодами со своего сада.
Будильник- хорошая вещь, но многие вовремя не встают( нам вовсе лафа сейчас, работая дома за компом) Он у меня звенит в 6 ч.утра, встаю сама уже через час или два) .Действительно, много раз будильник не давал досмотреть сказочные сны, и потом ходишь и гадаешь, а что могло произойти дальше...
Спасибо за рассказ, после вечера еле дочитала, думала там миниатюра, а тут целая повесть.


Anry (Андре, Андрей) Ged       25.04.2020   10:28:39

Здравствуйте Уважаемая Байрам! Вы правы Надо было по пилить сей рассказик на части НО я его однажды 2010м помоему настрочил буквально за три дня на одной волне хорошего настроения А началось с того что садили картошку на огороде с младшенькой и я ей попутно рассказывал такую сказку По ее просьбе и записал НО с тех пор больше никогда даже не реставрировал не редактировал Всего раз выкинул в фанфиках почитать там не он не был оценен и я его забросил)) Тут взял и вывалил единым целым Кроме этого есть интерТрепация ))на тему "Бременские музыканты" называется - «ЛЕТНИЕ КАНИКУЛЫ,
ИЛИ КУДА СКРЫЛСЯ ЗАНЗИБАР». Буду ждать настроения чтобы и его выкинуть на суд)) Вам же огромное спасибо что прочли и оставили свое мнение Это очень приятно ;)
Байрам Сафеева       25.04.2020   10:35:41

Все понятно.
















1