Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Михалыч


 Услышав шум, Михалыч посмотрел в окно. На улице, под его окнами, стоял новенький снегоход. Довольный внук, помахав уму рукой, уже через минуту открывал двери в избу.
- Принимай агрегат, купил не глядя. Рассчитан на двоих, и для багажа место имеется. Завтра с утра на охоту поедем. Ты как не болеешь? Я ведь с лицензией приехал, так что бюллетень не принимается.
Дима пожал протянутую крепкую руку деда.
- Не дождётесь.
   Михалыч души не чаял в своём внуке. Он у него всегда был на первом месте. На втором была охота.
Поужинали, попили чаю. Михалыч пошёл за рюкзаком.
- Ружьё твоё как, в порядке? Проверял? Спросил он у внука.
- Обижаешь, я ружьё люблю как самого себя.
- Лучше бы ты уже кого другого любил, всё в холостяках ходишь. Четвёртый десяток разменял, а всё один.
- Так я бы с радостью, да не кого, любить-то. Все невесты, как только подрастают, в город подаются. В деревне, в тайге не всякая выдержит. Если только по большой любви. Вот жду, может кто влюбится. Желательно без памяти, чтобы наверняка.
- Всё шутишь, балагур, - Михалыч любя пожурил внука.
- Пойду лыжи натру, а ты в рюкзак положи провизии с запасом. В избушку заедем, надо будет оставить. Да вот ещё, возьми блокнот с карандашом. Сколько годков там не были, поди ничего не осталось.

     Оставлять в избушке, кроме еды, блокнот и карандаш они начали, когда Дмитрий был ещё подростком.
Написали в блокноте приветствие, пожелание удачной охоты. С тех пор так и повелось. Охотники, грибники частенько останавливались в избушке, писали о своей добыче. Другие просто оставляли на бумаге какую - нибудь байку или анекдот.
С лёгкой руки Дмитрия, незнакомые люди писали в блокноте, оставляя другим после себя хорошее настроение.
Потом их поездки прекратились на долгие четыре года. За это время Дмитрий успел уехать, пожить в городе. Разочаровался и соскучившись, вернулся домой, чтобы дышать полной грудью, ходить на охоту. И вообще он не представлял больше своей жизни без тайги, без её простора и силы.

   Утром едва забрезжил рассвет, они выехали на новеньком снегоходе в тайгу.
Снегоход как на крыльях мчал их вглубь, в таёжную чащу.
Проехав чуть больше часа, Дмитрий резко затормозил.
- Смотри дед, что там? Кажись, кого-то подстрелили.
Подъехав поближе, они увидели пол туши кабана. Другая половина была кем-то разрублена и по видимому унесена.
- Кабан здоровый, такого за один раз не унесёшь. Видать охотник без саней.
- Смотри, лыжня ведёт в самую глушь. Места там не проходимые. Интересно, если там у кого капкан, то с ношей идти проверять не умно. Не умно. Дед на секунду задумался.
- Вот что, давай остатки кабана на багажник, и прямиком по следу. Поможем человеку, заодно узнаем, кто такой.
Погрузив кабанье мясо на багажник, они поехали по следу в противоположную сторону от избушки.
Через полчаса их взору открылось деревянное строение, что очень их удивило. эти места считались гиблыми, знающие люди обходили их стороной.
  Михалыч тронул за плечо внука: «Глуши мотор, пешочком пройдём».
Взяв остатки кабаньей туши, они пошли по расчищенной кем- то тропинке. Строение напоминало скорее сарай, чем жилой дом. С трубы шёл дым.
- Смотри, топят. Пойдём в гости напросимся, может чаем угостят.
В глубине двора они увидели ещё такую же постройку.
- Интересно, а там что.
Из окна их заметили. Дверь распахнулась. На пороге с ружьём стоял мужик, лет шестидесяти.
- Кто такие? - зло спросил он, не опуская ружья.
- Так вот, решили помочь. Кабана принесли. Ты что такой суровый? Мы с миром пришли. Ружьё то опусти, - миролюбиво заговорил Михалыч.
Мужик опустил ружьё.
- Бросайте кабана. Спасибо, - всем своим видом он дал понять - чая не будет.
- Хозяин, дай нам хоть погреться, - это уже переминаясь с ноги на ногу, широко улыбаясь, заговорил, Дмитрий. Такое гостеприимство в тайге было не принято, и его стало разбирать любопытство, с каких краёв этот человек.
Мужик, жестом пригласил зайти во внутрь.

  В комнате было тепло, за столом сидела женщина, с испуганными глазами.
- Чаю гостям налей, - как-то очень грубо обратился к ней мужик.
- Чего это он с ней так, может из-за нас показывает своё недовольство, отыгрывается так сказать, - подумал Михалыч. Чай был душистый, на травах и он громко прихлёбывая, спросил:
- Давно в тайге обосновались?
- Давно, - ответил мужик.
- Год, два? - не унимался Михалыч.
- Больше тридцати.
-Надо же, ни разу на глаза не попадался. Где-то же покупает одежду, утварь. В сарайчике, что во дворе, небось и живность имеется. Наверное ягоды, грибы сдаёт, может пушнину. Вон и ружьё имеется, - думал Михалыч.
- В перестройку, стало быть? - продолжил он.
- Да, - мужик, отвернулся в окно. Разговор не клеился.
- Вы, стало быть, староверы? - предположил Михалыч.
- Нет.
- Ну ладно, не хочет говорить, не надо, видать есть, что скрывать, есть какая-то тайна, - подумал он про себя. Лезть в душу здесь было не принято, - Мало ли какой след в его жизни оставила эта перестройка, а может сам наследил, и прячется в тайге. Столько лет прошло, видно сильный страх в нём сидит.

  С улицы послышался шум, дверь распахнулась, вошла молодая, девушка. В её было руках небольшое ведёрко полное молока.
- Всё подоила, сказала она. Заметив гостей, попятилась назад.
- Тихо, тихо, Сима. Всё хорошо. Мужик схватил её за руку, усадил на табурет.
Лицо девушки вдруг засияло, с широко распахнутыми глазами, она подошла к Михалычу.
- Ты хозяин тайги, ты мне валенки новые принёс, и шаль, да?
- Хозяин тайги у нас медведь, а я человек, - Михалыч смотрел на красивое, доверчивое лицо девушки, стараясь понять, отчего эта такая наивная простота.
- Медведя мы с отцом летом видели. Нет, медведь не может сапоги принести, а ты можешь. Значить ты хозяин тайги.
- Дочь ваша? - спросил Михалыч, - молодая совсем. В тайге родилась, а кто хозяин, не знает? - он удивлённо посмотрел на мужика.
- Да, медведя она видела, а вот людей - впервые. Засиделись, вы. Чай попили, пора вам, - сказал он раздражённо.
  Женщина, продолжала сидеть в углу. Испуг в её глазах сменился безразличием.
Тут не выдержал Дмитрий. Схватив свой рюкзак, он достал карандаш.
- Что это? - спросил у Симы.
Она взяла карандаш в руки, повертела, пожала плечами.
- А это? Дмитрий протянул ей блокнот. Реакция была та же.
- Ты читать, писать умеешь?
- Ей это ни к чему. Кому писать? кому читать? - вмешался мужик, Пора вам, - повторил он.
- Я не знаю, что вас заставило прятаться в тайге, какая у вас там тайна. Но вас не станет, как она будет? Как ей жить? Ей же отсюда будет не выбраться……Его начавшуюся было длинную тираду, оборвал уже почти злобный голос хозяина:
- А что ты о её жизни печёшься? Ты о своей думай, - мужик резко встал, давая понять что разговор окончен и гостям уже пора.

   Дмитрий выложил все припасы приготовленные для лесной избушки, затянул почти пустой рюкзак, направился к двери.
- Пошли дед. Они быстро вышли, оставив эту непонятную семью, где два взрослых человека, сделали жизненный выбор за своего ребёнка. Не захотели дать ему элементарных знаний. Не позволили узнать, что где-то там, за деревьями, есть совсем другая жизнь.
Всю дорогу пока ехали, каждый думал о своём.

- Надо будет участковому рассказать. Пусть озадачится, за какие такие грехи, человек сам себя заточил. С женой как раз всё понятно. Молодая была, любовь, романтика, а потом, всё. Безысходность, страх. Тайга это же как море, не всякому удаётся выплыть. Поди тоже за столько лет людей впервые увидела. А ружьё откуда? Сколько охотников каждый год в тайге гибнет. Нет, мужик не простой, совсем не простой, что-то звериное в нём есть, бандитское, - так думал Михалыч.
В Димкиной голове, мысли были совсем другие: «Надо же, взрослый человек, а как ребёнок, слов многих не знает. Нет, я бы её быстро и читать и писать научил. Я бы её в ускоренном темпе к жизни адаптировал». Дмитрий прибавил газу.

  Дерево, возникшее на пути он увидел сразу, резко взял влево. Удар был глухим и сильным.
Михалыч, открыл глаза. Его ноги были придавлены снегоходом. Освободить их у него не хватало сил. Попробовал пошевелить, острая боль пронзила всё тело. Сцепив зубы, он приподнялся. Дмитрий лежал метрах в трёх от снегохода, его тело было засыпано снегом.
Свой крик Михалыч услышал не сразу. Он кричал громко, протяжно, переходя на вой. Потом наступило какое-то внутреннее опустошение. «Нет, Димка, жив. Он не может умереть. Он просто без сознания». Разгребая руками снег вокруг себя, Михалыч делал попытки освободить свои ноги из железного плена. Когда силы иссякли, он запахнул потуже на груди тулуп, снял намокшие варежки, притих, прислушиваясь к морозной, таёжной тишине. «Вот оно как получилось. Видать не захотела тайга, чтобы мы чужую тайну узнали. Не захотела. Вот оно как, внучок», - шептал он, пряча своё лицо поглубже в большой воротник тулупа.















Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 22
© 18.04.2020 Лариса Левик
Свидетельство о публикации: izba-2020-2785731

Метки: тайга,
Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


















1