Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Бессмертный громко похоронил свою смерть


           Бессмертный громко похоронил свою смерть в пустой комнате. Только французские слова: дура, гроб, коромыслами и грибной-проливной никак не хотели умирать. Проливной, мелкий и неприступный, как полковник-танкист, ногами по углам танцевал. Дура молча лежала в сосновом гробу и ковыряла в носу. Коромыслами была красиво украшена стена на кухне.
           Невиданное зрелище: чеканя шаг, прошли передо мной танки. Французские слова, кроме вороны Софьи, приуныли и стали грызть дерево женский тоски. А что им оставалось ещё делать, ведь Декабристы накопили большую потенцию. И именно поэтому Кащей Бессмертный хранил свою смерть в заду у луча солнца. И красиво и спокойно! Смерть отступила и в горницу вошел румяный с детства негр в семейных трусах. Свою смерть он встретил с большим достоинством. Но даже оно не спасло негра, и в открытую форточку ворвался сквозняк, шустрый и слегка продрогший от долгого ожидания во дворе.
          Зимними холодными вечерами девушка Изергиль вешала на кошку своё мокрое котиковое манто и в конце-концов оно и задушило Дездемону. Но даже в этом есть что-то хорошее:она больше не будет "ходить"на друга.
          "Пулю, пулю ловите, долбоёбы!"-закричал, слегка попахивая едким стариковским потом Суворов. Он был настоящим мужчиной и почти никогда не выл от страха. Но здесь была Гордая и нижегородские глаза её прямо с мороза, сверкали, как кубики льда в стакане с мартини. Яму под пальмой негры вырыли быстро, тогда он решительно открыл пасть и хотел было всосать глаза её, но это ему не удалось. Бесстыдным образом, лёжа на песке, она продолжала приставать к Суворову, а потом вскочила и побежала, одеваясь на ходу в потрёпанный казачий мундир. Лил противный мелкий дождь и даже собака ушла, грустно помахивая облезлым хвостом. С двойной подошвой ей пришлось расстаться. Грустно опустила она зад. Голубые выцветшие глаза её близоруко смотрели на луну. Чёрными точками на земле лежали убитые солдаты, но и живые напоминали собой мёртвецов. Они лежали без движения, крепко прижимая к себе покрытое инеем оружие. И только полковник, неприступный как танк, всё продолжал ногами танцевать в углу комнаты...У стола сидела высокая женщина Анна в модном кружевном жабо. Она молча сбивала большие белые яйца в коричневой глиняной кружке. Время от времени она кричала, утирая со лба мелкие капельки пота: "Ольга, на меня напала мысль! Ну прямо, как в Индии. Ты помнишь?!"
           Но Ольга ничего не слышала, она молча сидела на диване, грустно опустив свою серую шейку. Да она и не могла ничего услышать. От рождения она была глуха, однажды пьяный медведь наступил ей на ухо. Далеко вдали темнел чёрный лес. Там кто-то молча грыз дерево. У него на груди висел маленький распятый человечек с неестественно вывернутыми ручками.
           По воду один за другим шли простые хмурые солдаты. Шли они мимо бреющегося мужчины с большими чёрными глазами. Это был Суворов. Часто я бросалась спать. Таким я его видела во сне, таким я его и увидела наяву. Только тем он и отличался от Маруси, что часто стоял на четвереньках и любил хрустеть морозными фруктами. И ещё он любил вертеть собачьим хвостом и смотреть благодарными глазами.
           Ольга очень любила природу. Зрелище было истинной сутью её русской души. Тень от солнечных часов упала на её кружевной передник. Ольга присмотрелась и увидела на нём текст, с которым Богдан Хмельницкий когда-то обратился к русскому царю. "Ласковые слова!"-подумала Ольга и вдохнула полной грудью длинный, холодный, морозный зимний воздух. В груди защипало и свитер распахнулся. Локоны выбивались из головы и туловища.
          Ольга сидела и пересчитывала листовки, которые провозили из-за границы революционеры в чемоданах с двойным дном. В одном из них однажды нашли полуживого кукушонка. Еле отогрели его. Хотя может и напрасно. Маленький пернатый друг взлетел к потолку и потом с аппетитом опорожнился прямо на Ольгу. С большим трудом она его поймала, а потом зажарила и в пироге подала товарищу Суворову. Очень он ему понравился. Уходя он советовал Ольге всегда готовить ему на ужин такой пирог. В комнате мирно тикали солнечные часы. Не вынеся этого тика на пол упал старый кактус. Упал и умер. Хорошо,что на нём была одета тельняшка, которая так красиво прикрывала его кудрявый хвостик. А Суворов, не тратя времени даром, разложил Ольгу на кровати и долго любил её мёртвым кукушонком.
         На допросе добровольцы не смогли объяснить, что там такое произошло, почему она лежала такая измятая, а потом долго бродила ногами по морозному полю, пристально глядя на проезжающие поезда с танками. Всё это в итоге привело к понижению плотности населения Австралии. Даже нижегородские фрукты не смогли исправить ситуацию.
         А тут и тучи рассеялись. Луч солнца выглянул, моргнул ослепительно, и снова спрятался. Но он успел излить свой тёплый свет на висящие на столе фрукты.
А в это время румяный негр в чёрных сатиновых семейках с нежностью вспоминал свою мать. Многие люди могли бы так сделать долгими зимними морозными вечерами, но почему-то не делали этого. Хотя нечему тут удивляться. Люди, как обезьяны, предпочитают кокаин пище. Они употребляли наркотик, пока не умирали от голода.
        Тем более, что чихнуть с открытыми глазами невозможно!







Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 23
© 12.04.2020г. Конон Огурцов
Свидетельство о публикации: izba-2020-2779725

Рубрика произведения: Проза -> Контркультура


















1