Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

"Меровинги". Светловолосые короли.


"Меровинги". Светловолосые короли.
«Помни о прошлом, думай о будущем».

«История то поле, на котором информационная война будет идти всегда. В истории нет разрозненных или случайных фрагментов. Всё переплетено и связано в единое целое!»
К. Сазонов

Как думаете, почему эпоха, предшествующая времени Гомера, называется «темной»? Почему всё, что не имеет отношения к «авраамическому» блоку, должно быть «легендарным»?

Банально! Вопрос власти и легитимности, а также древности рода и знатности происхождения. Это генетика и код, идущий из тьмы веков световой след, умение высоко держать голову и смело смотреть в глаза. Наконец, порода…

Может ли племя скотоводов, пасущих овец в пустыне, соперничать с царями Троянской династии или знатнейшими родами Минойско-Микенской цивилизации? Конечно же нет! Но если искусно врать…

По самой главной «официальной» версии Меровинги, длинноволосые и СВЕТЛОВОЛОСЫЕ короли Европы, происходят из Колена Вениаминова, от самого Вениамина и жены его Рахили!!! Для подстраховки есть запасные версии — от царя Давида или Иисуса Христа и Марии Магдалины. Т.е., они иудеи!

Но есть альтернативная линия, подтвержденная множеством исторических источников:

«Франки покинули Сикамбрию, прибыли к лежащим на отдаленных местах по Рейну городам Германии и со своими предводителями Маркомиром, потомком Приама, и Сунно, сыном Антенора, поселились там. Жили они здесь долгие годы. После смерти Сунно пришли они к заключению, последовав примеру остальных народов, выбрать себе короля. И Фарамир посоветовал им это, и, таким образом, они выбрали его сына, Фарамунда, своим королем с вьющимися волосами. После смерти короля Фарамунда избрали они королем с вьющимися волосами его сына Хлодиона в государстве его отца».
«История франков», книга Аббатства Сен-Дени (Книга 1, глава 4-5).

Или этот фрагмент «Книги истории франков»:

«Начало, происхождение и деяния франкских королей и их народов хочу я рассказать. В Азии находится город троянцев, он называется Илион и правил там Эней. Народ был храбр и силен, мужчины полны неукротимой воинственности и вели постоянные войны, пока не подчинили себе окрестные народы. Тогда поднялись короли Греции с большим войском против Энея, и сражались с ним в ужасной битве, и много народа троянцев погибло там. Эней бежал от того и заперся в Илионе. Они же воевали за этот город 10 лет подряд. Когда же они наконец захватили его, тиран Эней бежал и переселил свой народ для борьбы в Италию. Другие князья троянцев, такие, как например, Приам и Антенор погрузили оставшееся войско, двенадцать тысяч человек, на корабли и провели их к берегам Дона. Они прошли через болота Меотиды, вблизи которой они, наконец, прибыли в Паннонию и выстроили город, которому дали, в память о своих предках, название Сикамбрия, там жили они много лет и стали большим народом».

И вот эта версия сразу же объявляется «легендарной»! А какое отношение, спросите вы, это имеет к нам? Ну, помимо берегов Дона и Меотиды?

«Но как сношения Германцев с Руссами не представляют никакого исторического материала, из которого бы можно было вывести, что Руссы заимствовали у них всю свою гражданственность, то Байер и Шлецер укрыли свою мысль под эгидою Скандинавов, причислив к ним, как к соплеменникам своим, и Варягов-Руссов. Они, конечно, забыли Мировея-Винделика, родоначальника Меровингов, введшего славянский алфавит у побежденных им народов и старавшегося ввести и самый язык славянский».
Егор Классен, «Новые материалы для древнейшей истории славян вообще и Славяно-Руссов до рюриковского времени в особенности с легким очерком истории руссов до Рождества Христова».

Уловили Эксклюзив с большой буквы?

Именно поэтому немец Егор Классен, ставший Русским до мозга костей, умнейший, разносторонне образованный человек своего времени, подвижник просвещения и «Ломоносов 19 века», у официальных историков носит прозвище «любитель» и «садовник»!!! Тот самый «садовник», с которым по вопросам истории консультировался и советовался русский царь Николай Первый. Наконец, «любитель» единственный, кто осуществил перевод знаменитой книги Фаддея Воланского «Описание памятников, объясняющих славяно-русскую историю». Той самой книги, на тираже которой наша «православная» церковь и её «католическая» сестра предлагали сжечь Воланского заживо в середине просвещенного 19 века….

Вот он, Классен, во всей его красе:

«Не станем много говорить о тех, которые ставили себе в обязанность унижать все то, что относится до Славян, в особенности же до Руссов. К этим недобросовестным лицам принадлежат: Байер, Мюллер, Шлецер, Гебгарди, Паррот, Галлинг, Георги и целая фаланга их последователей. Они всё русское, характеристическое усвоили своему племени и даже покушались отнять у Славяно-Руссов не только их славу, величие, могущество, богатство, промышленность, торговлю и все добрые качества сердца, но даже и племенное их имя — имя Руссов, известное исстари как Славянское, не только всем племенам Азийским, но и Израильтянам, со времени пришествия их в обетованную землю. И у них Руссы стоят во главе не только Римлян, но и древних Греков — как их прародители.

Однако же не попустим им присваивать себе наше родное и величаться чужою силою, славою, могуществом и знаниями!

Отнимем у них доводами те факты, которые они так насильственно приурочили к истории своих предков, ограбив историю Славяно-Руссов! Мы знаем, что история не должна быть панегириком, но не дозволим же и им обращать Русскую историю в сатиру.

Может быть, наши русские Шлецерианцы, не разбирая сущности дела, по одному пристрастию, вступятся за своего кумира, в чем нет даже никакого сомнения; но чтобы наперед уже охладить жар этой партии, выводившей огромнейшее племя Руссов, занимавшее собою половину Европы, из крошечного племечка скандинавского — выразимся сравнительно: натягивавших басовую струну, чтобы извлечь из нее тон квинты — для охлаждения жара этих партизанов напомним им, что Шлецер — этот, по их мнению, великий критик и филолог, производил славянское слово: «дева» от германского «Tiffe (сука)»; одного такого производства достаточно, чтобы понять Шлецера без дальнейших исследований его доводов, чтоб уничтожить апофеозу, воссозданную ему ослепленными его поклонниками!

Но чтобы доказать грубое лжеучение Шлецерианцев, что будто Россия развила свои силы от влияния на нее Скандинавов и что и самое имя свое она получила от них же, мы представляем здесь материалы для Русской истории, которых тля не тлит.
Эти материалы состоят из племенных названий, рассеянных но всем историям и ныне очищенных критикою от перелада их на Греческий, Римский, Монгольский, Немецкий и Скандинавский типы и доведенных тем до прототипа своего; не менее того служат тут названия городов, живых урочищ, городища, могилы, насыпи, клады, развалины, монеты, медали, кумиры, памятники разного рода, оружие, образ жизни, сохранившиеся местные остатки славянского языка, нравы, обычаи, поверья, порядок ведения войны, домашняя утварь, обряды и бесчисленные другие предметы.

Созвучность выводов из этих материалов дает нам не только что падежную точку опоры, но и рисует ясный облик древнейшей славяно-русской истории».

Это 19-й век, ребята! Но без контрразведки нам не обойтись, правильно? Вот что пишет в своей работе «Мифы диаспоры» «главный специалист по русскому национальному вопросу», небезызвестный русофоб Виктор Шнирельман:

«Аналогичным образом некоторые печатные органы русских националистов в России, а также некоторые русские ученые пытаются в последние годы реанимировать давно устаревшие исторические концепции XIX в., отождествлявшие варягов и некоторые другие группы германоязычного населения эпохи раннего средневековья со славянами. Делается это для того, чтобы морально поддержать русскую общину в странах Восточной Прибалтики, значительно удревняя ее корни там.

Так, давно известный своими националистическими пристрастиями историк А. Г. Кузьмин в недавно вышедшей брошюре «Кто в Прибалтике «коренной»?» настаивает на том, что эстонцы являются в Прибалтике пришлым населением (но забывает при этом упомянуть, что угро-финские племена обитали там с эпохи неолита), что современные балты (латыши, литовцы) не являются прямыми потомками древних балтов, а венеды, обитавшие в Южной Прибалтике с конца I тыс. до н. э., были якобы кельтами-иллирийцами, известными в истории едва ли не со времен Троянской войны, а затем с VI в. н. э. слились со славянами, что и положило начало варягам-руси; к славянам он причисляет и германцев-вандалов. По Кузьмину, венеды занимали Юго-Восточную и Восточную Прибалтику якобы до того, как туда из внутренних континентальных районов передвинулись балты и финноязычные племена. Тем самым, Рюрик и прочие пришедшие с ним варяги-русь оказываются если не славянами, то во всяком случае их ближайшими родичами. И именно эта «русь» в X в. обложила данью многочисленное угро-финское и балтское население Восточной Европы. Автор объявляет районы Понеманья (Вильно, Ковно и пр.) исконно русскими. Иными словами, автор всеми силами отстаивает весьма сомнительную идею о широком ареале «русских-славян» в раннем средневековье в Восточной и даже Центральной Европе и об их едва ли не изначальном политическом господстве над прочим неславянским населением.

Интересно, что концепция профессионального историка А. Г. Кузьмина перекликается даже не столько с идеями историков-славянофилов XIX в. (Д. И. Иловайский, И. Е. Забелин и др.), сколько со взглядами их современника Е. И. Классена, которого тогда и за историка-то не считали, но теорию которого в 1991 г. охотно популяризировал журнал «Волхв», печатный орган одного из наиболее радикальных течений русских националистов — неоязычников. Иначе говоря, именно в то время, когда народы Прибалтики боролись за полный суверенитет, русские националисты публиковали фантастические идеи Классена о том, как русские якобы вышли к Балтийскому морю уже к 300 г. до н. э., как они были прямыми потомками троянцев и как варяги сформировались на славянской основе. Классен отождествлял со славянами скифов и сарматов, прославляя их вклад в мировую культуру. Тем самым он пытался доказать, что славяне обрели свою государственность не позднее, чем финикийцы, греки или римляне.

Вся эта «интеллектуальная» деятельность нашла своего благодарного потребителя в лице некоторой части русской общины в Прибалтике. Председатель Конгресса Русских общин в Прибалтике Д. О. Рогозин в интервью радиостанции «Маяк» 9 июля 1993 г. утверждал, в частности, что восточнославянские племена жили в Прибалтике до прихода туда угро-финнов. Все это нельзя не рассматривать иначе как своеобразную реакцию русской диаспоры на дискриминационные порядки, возникшие в начале 1990-х гг. в Латвии и Эстонии.

Аналогичная реакция на новую ситуацию, создавшуюся после 1991 г., последовала и от русских политических активистов Калининградской области. Обращаясь к древней истории, они пытались утверждать, что земли Пруссии исконно принадлежали русским-славянам. «Нам же, — писали они, — пришедшим на землю древней Пруссии, на землю, давшую название великому народу, на землю, откуда вышли предки династий Рюриковичей и Романовых — всем нам надо помнить и знать, что мы живем не на чужой земле. Мы живем на земле праотцов, сплотившихся с Великим Новгородом, Киевской Русью и Московским государством…».

Тут и комментарии никакие не нужны. «Падлушки» да «Вшиволипецы» всегда под копирку одинаково пишут и в одну дуду дуют!

Как тесно переплетено время, о котором писал Гомер, с той же «норманнской» теорией и современностью, правда? Вернее, с попытками навязать её нам в определенном ключе.

Полистаем книгу, на которой церковники хотели спалить Фаддея Воланского?

«Мы находим в древней истории это сильно разветвлённое семейство народов под разнообразнейшими наименованиями, смотря по тому, заимствованы ли были отдельные имена этих племен от имени их военачальников, или от местностей, ими занимаемых, или, наконец, имена эти исковерканы в переводах на другие языки; большею частью обозначали их под общими именами Скифов и Сарматов. Что Славяне не уступали своим соседям в науках и искусствах, напротив того, опережали их, доказывает Геродот в 46 главе 4 книги, говоря, что кроме Анахарсиса он не знал ни одного великого мужа, который бы родом не был Скиф! — Поэтому можно было со всею справедливостью предположить, что и эти народы оставили по себе каменные памятники, несмотря на то, что вероломные греки и себялюбивые римляне, не понимая языка их, называли их варварами.

Учёные претыкались на эти памятники и напрасно трудились до нашего времени разбором их надписей по алфавитам греческому и латинскому и, видя неприложимость таковых, напрасно искали ключ в еврейском языке, потому что таинственный этот ключ ко всем неразгаданным надписям находится только в славянском первобытном языке. Но чтобы достигнуть этого, должно обладать знанием всех главнейших, по крайней мере, теперь ещё живых наречий славянских, которыми почитаются: русское, польское, чешское, сербо-далматское, иллирийское, венедское или вендское и литовское. Насколько доступны эти сведения английским, немецким, французским, итальянским и скандинавским учёным, есть вопрос, на который пусть они сами отвечают.

Не один уже трудолюбивый мудрователь — хотя и с известным всему учёному миру именем — попадал в этом деле на странноложные распутья и наконец, не имея возможности приноровить к надписям какой-либо здравый смысл, провозглашал их подложными. Конечно, это простейшее средство избавиться такого рода анафемою от неудовлетворительного взгляда на непонятные вещи! Идя таким путем, можно бы и все необъяснимые для нас явления природы назвать подложными!

Для моей цели достаточно напомнить читателю, что славянский язык был народным, родным от Каспийского моря до устья Лабы (Эльбы), от Урала до Адриатического моря, да и теперь, за исключением немногих Остзейских провинций остался на тех местах языком народным. Как далеко простиралось в древние времена жительство Славян в Африке, пусть докажут славянские надписи на камнях Нумидии, Карфагена и Египта, которые я предложу говорящими археологической публике. Я не следую при этом никакому порядку, но помещаю надписи так, как они мне попадаются под руки и как таблицы дозволяют их размещение».

Бомба? Конечно! А как вам такое?

«Этот замечательнейший из всех надгробный памятник заимствован мною из вновь вышедшего сочинения Теодора Моммзена «Наречия нижней Италии», где он с несколькими вариантами изображен на 2-й таблице и коротко описан на стр. 333. Этот памятник найден близ Креччио в октябре 1846 года, под ним находилась со сводом камера, которая силою была вскрыта. Скромный издатель сознается откровенно, что было бы дерзко сделать даже попытку к истолкованию этой надписи.

Если нашедшие этот камень и разломавшие могильный склеп под ним учинили поношение покоящемуся в нём праху, пустив его, может быть, на ветер; то неблагодарные потомки некогда великих предков произвели величайшую дерзость над благороднейшим из всего того, что сохранялось для них в недрах Италии — они попрали прах Энея!

Прежде, нежели я заставлю говорить эту метрически написанную, чисто славянскую надпись, мне нужно привести здесь несколько объяснений.

Есмун, сын Сидика, есть имя древнего божества, почитавшегося у Египтян и Финикиян; в Фивах чтим был Исмениев Аполлон. Этот Есмун ставился как осьмое и высочайшее божество впереди семи Кабиров и почитался богом неба и всего мира. Так как в надписи на могильном камне испрашивается защита у этого божества, в Италии совершенно чуждого, то я предполагаю, что в числе богов, спасённых от пожара Трои и принесенных Энеем в Лациум, находился и этот Есмун или Эсмений.

Оба божества Вима и Дима, означенные в надписи подчиненными Эсмению, также чужды итальянской почвы. Вима есть придаточное имя индийского Шивы, а Дима есть обоготворенный сын древнего троянского героя Дардана.
Народ Россы суть предки наших праотцев — Россиян.
Гекатезином называется здесь царство мёртвых как область Гекаты.

Ладо был бог войны древних Славян; мы его встречаем в народных славянских песнях до христианства.

Aeneas есть грецизированное славянское имя Эней, как и все другие имена с подобным окончанием, как, например: Андрей, Амадей, Алексей, Еремей, Матфей, Тимофей, переделанные в Andreas, Amadeus, Аlехis и пр. Известно, что греческие историки произвольно одевали в греческую одежду имена народов, государств, городов, рек и гор, так что от этого произошла путаница в древней географии, которую весьма трудно разобрать.

Lepiejen (Лепеен) — самый лучший, наилучший — есть ныне неупотребительная более превосходная степень польско-чешского сравнительного lepszу — лучше.

Дабы оригинальный текст можно было сравнить с нынешними больше распространёнными живыми славянскими наречиями, я перевёл его на русский, польский, чешский, иллирийский и вендский языки (кто лучше знает эти языки, тот пусть исправит те места, где встретилась какая-либо ошибка). Эта славянская рифмованная надпись учинена почти за 3000 лет до нашего времени и, разумеется, на общем коренном славянском языке, из которого только впоследствие долгого времени образовались все упомянутые наречия, а потому и невозможно найти в одном каком-нибудь из них все слова этой надписи, но всеми вместе она объясняется совершенно. Так, например, выражение «хороший» осталось только в одном русском языке, на польско-чешском употребляют вместо того слово wyborny (выборный). Утверждение, в подлиннике выраженное словами «веро-веро», по-русски «воистину» или «ей, ей», осталось ещё только в чешском языке; поляк же говорит: zaprawde. И проч.

1. По-русски:

Райский всех Боже, выше Вима и Дима, Езмень ты России,
Возьми в опеку мой дом и детей, наилучший Езмень!
Гекаты царство далече, до долу земли выезжаю,
Точно, ей-ей, так есть! Как я Эней царь родом!
Сидя с Ладом в Елисее, Леты черпнёшь и забудешь.
‎О! Дорогой, хороший!

Что эта надпись относится к троянским временам, в том нет никакого сомнения: стоит только сравнить её с древнейшею финикийско-греческой надписью на камне Киренском, причисленную к той же эпохе, объяснённую и публикованную Гамакером и Гезениусом. Мы здесь встречаем ту же интропункцию тремя точками, которая уже не находится на позднейших памятниках. Часто встречаемая в предлежащей нам надписи отдельная точка не составляет здесь деления фраз, а заступает только место выпущенной гласной, подобно тому, как исполняет это финикийско-самаританско-еврейский Аин. Также употребляется здесь, как в умбрийском, буква v за о, у и ы; кроме того, встречаются некоторые монограммы.

Последние были у Славян в весьма большом употреблении, они сохранились на русских монетах и в рукописях до времён Петра Великого. Для убеждения стоит только взглянуть на изображение древнего русского креста, при котором каждое слово сливается в отдельный монограмм.

Оригинальна на этом памятнике змееобразно вьющаяся строка всей надписи, требующая, чтобы чтец её ходил в том же направлении вокруг камня, положенного горизонтально; при греческом бустрофедоне нужно было движение только глаза взад и вперед. Вкус к таким змеистым извивам сохранился до средних веков на северных рунах.

Форма букв — славянская, без примеси финикийских форм. Алфавит к объяснению этих письмен должен быть приложен глаголито-кирилловский, а отнюдь не еврейский, греческий, или латинский; и он помещён мною на таблице. Что последняя строка надписи составляет особенное воззвание, не находящееся в связи с предыдущим, — это весьма очевидно. Немногие на краю камня от его излома утратившиеся буквы, вероятно, означали только слово: мой.

Так как надпись довольно ясна уже сама собой для знатоков славянских наречий, то мне остается немного сказать к её объяснению; но, впрочем, может статься, что я неверно определил монограммы.

Первое слово «Ресki» может быть трояко истолковано. Во-первых, «Rez» (резь) — значит битва, резня, и потому можно предполагать, что Рески Бог — значит бог битв.

Во-вторых, «reski» (резкий) — значит на разных славянских наречиях живой, веселый, острый строгий и отделяющийся, здесь можно подразумевать, что надпись говорит: полный жизни, строгий Боже.

В-третьих, «Raj» (рай) сохранилось во всех славянских наречиях, и потому рескi может быть прилагательное, произведённое от слова «рай», и означать райского бога, или бога небес.

Я решился принять последнее значение, потому что Эсмун или Шмун, глава Кабиров, был бог неба, а не войны, второе же значение не заключает в себе ничего пиитического. Следующее за этим словцо «вес» (omni, summo, all-, tout) имеет двоякое отношение, ибо может быть отнесено как к предыдущему перед ним, так и к последующему за ним слову, почему в первом случае можно читать: бог всех небес, а во втором: всебог (вседержитель). Впрочем, это обстоятельство не производит на надпись никакого влияния.

Чтобы предстоящей мне критике дружески подать руку, я попытаюсь сам себе возражать.

1. Отчего могла появиться на могиле Энея чисто славянская надпись?

Я отвечаю на этот вопрос другим вопросом; кто были Трояне? Греками они едва ли могли быть, потому что греки разорили Трою. За евреев их никто не сочтёт, потому что они поклонялись разным идолам, а евреи следовали в то время уже истинному монотеизму; да и летописи еврейские того времени, которые сохранились до нас, молчат об этой продолжительной и знаменитой войне; чего бы, разумеется, Евреи не сделали, если бы это событие относилось к их истории. Кто же были они? Ассирияне, Вавилоняне, Финикийцы, Пеласги или Этруски? Кого хотите выбирайте! Я вам представлю славянские надписи на камнях, принадлежащие всем этим древним народам, которые как единовременные с ними публичные доказательства заслуживают во всяком случае более вероятия, нежели сведения, почерпнутые из путевых записок, чуждых и отдаленно живущих историков.

2. Итак, Эней был Славянин.

Я утверждаю: не только что Эней был Славянин, но что и греки называли его Славянином…».

Сами понимаете, что с точки зрения «темных» такие книги надо жечь немилосердно. А автора, если нельзя сжечь за компанию с его трудами, объявить «любителем» и фантазёром, невзирая на то, что он был профессором археологии. У Фаддея в книге всего одна ошибка — Гомер нигде не говорит о греках. Ахейцы, Данаи, Аргивяне. И никак иначе. Это народы ДОГРЕЧЕСКОЙ ЭПОХИ. Идем дальше.

То, о чем написал Фаддей Воланский в области филологии и лингвистики, заметил и обозначил ещё за сто лет до него великий Михайло Ломоносов:

«Нестор утверждает [Лист 16 об.], что в Иллирике, когда учил апостол Павел, жительствовали славяне и что обитавшие около Дуная, убегая насильного владения нашедших и поселившихся меж ними римлян, перешли к северу, на Буг, Вислу, Днепр, Двину и Волхов [В начале, лист 2 об.]. Уже свидетельств довольно; но сверх того Плиний объявляет, что ему названия иллирических народов выговаривать трудно. Ясное доказательство, что ни от греческого, ни от латинского языка взяты, в коих он, без сомнения, был искусен. Городы многие издревле показывают славенский голос, с делом согласный, и возводят вероятность на высочайший степень.

Признаки древнего имени славенского явствуют, во-первых, у Птолемея под названием ставан [Геогр., кн. 3, гл. 5, табл.; Евр. 7.]. Свойство греческого и латинского языка не позволяет, чтобы они выговорить могли славян имя. Ради того прежде ставанами, после склаванами и сфлаванами называли.

Амазоны, или алазоны, славенский народ, по-гречески значат самохвалов; видно, что сие имя есть перевод славян, то есть славящихся, со славенского на греческий».

Если подвести итоги — сколько лингвистов, столько и мнений! Сколько переводчиков, столько и переводов!

А что говорит Ломоносов о «троянском» следе в своей «Древней истории»?

«Но прежде докажем древность, потом поищем в ней имени.
Сему рассуждению согласуются многие свидетельства великих древних писателей, из которых первое предложим о древнем обитании славянвендов в Азии, единоплеменных с европейскими, от них происшедшими. Плиний пишет, что «за рекою Виллиею страна Пафлагонская, Пилименскою от некоторых проименованная; сзади окружена Галатиею. Город милезийский Мастия, потом Кромна. На сем месте Корнелий Непот присовокупляет енетов и единоименных им венетов в Италии от них происшедшими быть утверждает». Непоту после согласовался Птоломей, хотя прежде иного был мнения. Согласовался Курций, Солин. Катон то же разумеет, когда венетов, как свидетельствует Плиний, от троянской породы производит. Все сие великий и сановитый историк Ливий показывает и обстоятельно изъясняет. «Антенор, — пишет он, — пришел по многих странствованиях во внутренний конец Адриатического залива со множеством енетов, которые в возмущение из Пафлагонии выгнаны были и у Трои лишились короля своего Пилимена: для того места к поселению и предводителя искали. По изгнании евганеев, между морем и Алпийскими горами живших, енеты и трояне одержали оные земли. Отсюду имя селу — Троя; народ весь венетами назван». Некоторые думают, что венеты происходят из Галлии, где народ сего имени был при Иулии Кесаре. Однако о сем не можно было не ведать Катону, Непоту и Ливию. При свидетельстве толиких авторов, спорное мнение весьма неважно; и напротив того, вероятно, что галлские венеты произошли от адриатических. В тысячу лет после разорения Трои легко могли перейти и распространиться чрез толь малое расстояние».

Казалось бы, вот и всё! Но Ломоносов, Классен и Воланский — наши люди. А мы должны быть объективными! А потому, удар ниже пояса!

Люблю я использовать в качестве «кастета» один известный исторический труд. Джованни Виллани, автор знаменитой «Новой хроники Флоренции». Я уже ссылался на него при изучении вопроса о конфликте тамплиеров с Филиппом Красивым. Да, да, тот самый. Приор, политик, дипломат, банкир, торговец, историк, друг Великого Данте и автор первой его биографии!

Вот какой мудрый посыл дает Джованни в преамбуле, чтобы никто не мог его обвинить в подтасовке фактов или «сочинительстве» (обратите внимание на «симптомы»):

«По небрежению ли наших предков, или потому, что рукописи затерялись, когда Тотила Flagellum Dei разрушил Флоренцию, о прошлом нашего города не сохранилось подробных и обстоятельных воспоминаний, которые соответствовали бы его теперешним величию и славе. И вот я, Джованни Виллани, гражданин Флоренции, намереваюсь рассказать об истоках этого знаменитого города, об истории и превратностях его судьбы — не потому, что этот труд мне по плечу, но ради осведомления наших потомков: пусть они не забывают примечательных событий нашего времени и пусть знают о причинах и следствиях происходивших перемен, пусть учатся поступать добродетельно и презирать порок и пусть стойко переносят все невзгоды на благо нашей республики.

Мое правдивое повествование написано на просторечном языке, дабы плодами его могли воспользоваться не только ученые, но и миряне; если же в нем что-либо упущено, более мудрые меня поправят.

Прежде всего расскажем о возникновении нашего города, в меру соизволения Божьего проследив его историю. Немалого труда стоит разыскать в книгах и хрониках старинных авторов известия о деяниях флорентийцев, а также о происхождении древнего города Фьезоле, разгром которого послужил основанию нашей Флоренции.

Мы поведем свое вступление издалека, кратко рассматривая и другие события древнейшей истории, ибо это необходимо для нашего изложения: сознание того, что наши сограждане происходят от благородных и доблестных людей, добронравных троянцев и мужественных римлян, преисполнит их гордостью и вдохновит на доблестные подвиги. И чтобы наш труд снискал хвалу и честь, обратимся за помощью к Господу нашему, Иисусу Христу, благословляющему успешное начало, продолжение и завершение всякого дела».

Вот что говорит Виллани о «троянском» следе:

«После похищения Елены цари Менелай, Теламон и Агамемнон, брат Менелая, правивший в ту пору Сицилией, многие другие цари и правители Греции и иных стран собрались и заключили союз, чтобы разрушить Трою. Они снарядили тысячу кораблей, посадили на них множество пеших и конных воинов, приплыли к Трое и осадили ее. Греки стояли под Троей десять лет, шесть месяцев и пятнадцать дней и после многих жестоких сражений, повлекших большие потери с той и с другой стороны, достойный Гектор и многие сыновья царя Приама пали в бою. Троя с помощью измены была занята врагами, которые вторглись в нее ночью, разграбили и подожгли город со всех концов, убили Приама и почти всех его домашних, а также множество горожан, и мало кому удалось спастись. Поэты Гомер, Вергилий, Овидий и Дарий, как и другие мудрецы (если произвести разыскания), подробно описали эту катастрофу в стихах и в прозе, а случилась она за 430 лет до основания Рима, и через 4265 лет после сотворения мира, в то время, когда Абдон был судьей народа Израиля. Разрушение Трои привело к большим переменам на свете, и троянские беглецы основали много царств, о чем мы еще расскажем.

О ТОМ, ЧТО ПОЧТИ СО ВСЕМИ ГРЕКАМИ, РАЗЪЕХАВШИМИСЯ ИЗ-ПОД ТРОИ, ПРОИЗОШЛИ НЕСЧАСТЬЯ

После окончания осады и разорения Трои греки отправились восвояси, но по большей части с ними приключились разные беды, как из-за опасностей морского путешествия, так и из-за раздоров и войн между ними. Мы же оставим этот предмет и, чтобы следовать плану нашей истории и поведать, как было обещано, о происхождении римлян, а затем и флорентийцев, расскажем о судьбе троянцев, спасшихся во время разгрома родного города.

КАК ЭЛЕН, СЫН ЦАРЯ ПРИАМА, ПОКИНУЛ ТРОЮ ВМЕСТЕ С СЫНОВЬЯМИ ГЕКТОРА

Среди прочих беглецов из Трои находился сын Приама Элен, не участвовавший в битвах, вместе с матерью Гекубой, сестрой Кассандрой, женой Гектора Андромахой и двумя его малолетними сыновьями. В окружении других спасшихся они добрались до Македонии и Греции, поселились здесь с разрешения греков и основали свой город. Правитель этой страны Пирр, сын Ахилла, взял в жены Андромаху, вдову Гектора, и от этого брака произошли великие цари и владыки.

КАК АНТЕНОР И ПРИАМ МЛАДШИЙ, ОСТАВИВ ТРОЮ, ПОСТРОИЛИ ГОРОДА ВЕНЕЦИЮ И ПАДУЮ

После разорения города его покинули и другие, в том числе Антенор, один из главных правителей Трои, брат Приама и сын Лаомедонта, которого упорно обвиняли в изменнической сдаче города, о чем, по словам Дария, знал и Эней, но Вергилий полностью отрицает это. Антенор спасся во время разгрома Трои вместе с молодым Приамом, сыном царя, и за ними последовало большое число народу, до двенадцати тысяч человек. Погрузившись на корабли, они приплыли к тому месту, где теперь стоит город Венеция, и расположились на окрестных островах, чтобы никому не подчиняться и оградить свою свободу от посягательств других народов. Они впервые заселили эти отмели, позднее здесь вырос великий город Венеция, сперва называвшийся Антенорой в честь их предводителя. Но Антенор отправился на материк, туда, где сейчас находится город Падуя, им и основанный. Название городу было дано из-за окружающих его болот («палуди») и по названию реки По, протекающей рядом и именовавшейся Падо. Антенор скончался и был похоронен в Падуе, где до сих пор сохранилась могила с надгробием и высеченной на нем надписью, свидетельствующей об Антеноре. Падуанцы привели гробницу в порядок, и сегодня можно там ее видеть.

О ПРИАМЕ III, ЦАРЕ ГЕРМАНИИ, И О ЕГО ПОТОМКАХ, ФРАНЦУЗСКИХ КОРОЛЯХ

Приам III, сын того Приама, который вместе с Антенором основал Венецию, со множеством людей покинул это место и пришел в Паннонию или Венгрию, в страну Сикамбру. Так они ее и назвали, населили своим народом, а бесстрашный и доблестный Приам стал их государем. Это племя звалось галлами, или галликами, потому что они были светловолосыми; они там пробыли много лет, в том числе и при римлянах, подчинивших себе Германию, или Алеманию, пока около 367 года Христова императором не стал Валентиниан. Галлы помогли ему разгромить племя аланов, восставших против римской империи, и заставили их подчиниться римлянам. За это император на десять лет освободил их от уплаты Риму дани, и с тех пор их нарекли франками — вольными людьми, откуда произошло потом имя французов. В это время у них правил один из потомков древнего Приама, пришедшего в Сикамбру, тоже Приам. После смерти императора Валентиниана эти франки отказались платить римлянам дань и отважно восстали против них. Они избрали своим вождем Маркомана, сына Приама, ушли из Сикамбры в Германию, захватили здесь много городов и замков, между реками Дуная и Рейна, подчинявшихся римлянам, и те перестали полновластно господствовать в стране. Маркоман правил в Германии тридцать лет, но его подданные оставались язычниками. После него королем франков стал Ферамон, его сын, силой оружия отнявший у римлян нынешнее королевство Францию. От латинского названия племени произошло имя Галлия, а от народного — Франция, так что людей, когда-то называвшихся франками, стали звать французами. Эти события относятся примерно к 419 году».

Итак, весьма авторитетный источник «троянскую» версию происхождения Меровингов полностью подтверждает и на ней настаивает. На самом деле, в этих абзацах помимо Меровингов ещё очень много «золотых» зёрен! А друг Виллани, знаменитый Данте Алигьери, указывает на точное географическое место, где лежит Великая Троя:

«Антандр и Симоэнт, где встарь гнездился,
Увидел вновь, и Гекторов курган,
И вновь, на горе Птолемею, взвился».

Речь идет о городе Антандрос на берегу Эдремитского залива. И АНТ и РОС — все КОРНИ на виду у города, основанного лелегами и пеласгами! Есть четкая привязка к известному ВСЕМ месту. Вот незадача для «официальной» версии! И холм там огромный с несколькими вершинами — «Сверху и донизу вся многохолмная Троя горела» (Гомер) и расстояние от развалин маленького города на холме Гиссарлык, «объявленного» Троей, целых восемьдесят километров!

Поверьте, российским экспедициям никогда не дадут проводить раскопки городов Русов в Малой Азии и тем более не подпустят к Трое… Это прерогатива американцев или немцев. И воевать на этом поле приходится с американскими учеными (прежде всего Университет Цинциннати) и их немецкими коллегами (Институт классической археологии Гейдельбергского университета).

К чему я сделал такое большое вступление? Хочу сказать, что борьба систем идет всегда. Есть наша система мировоззрения, а есть «чужая». Есть наши родовые корни и «чужие». Мы бьёмся за свой фундамент, они за «свой».

И я знаю одно — династия Меровингов, произошедших от троянцев, поклонявшихся Зевсу Идейскому, никак не может иметь иудейское происхождение. А кто такие троянцы и другие народы, о которых говорит великий Гомер — киммериец, объективным авторам известно с древности. И Троя, главный центр этой уникальной цивилизации, возродилась после своей гибели в Риме. Эней не просто так искал для нового большого города холмистую местность. Потому и стоит Рим на семи холмах по подобию многохолмной Трои! И Москву называют Римом, а никак не Иерусалимом.

Всё очень просто — борясь за прошлое мы отстаиваем будущее!

В следующей статье ещё немного зачерпнем ковшом истины из догомеровской эпохи — поговорим о Воине с Грифоном…






Рейтинг работы: 7
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 37
© 11.04.2020 Константин Сазонов
Свидетельство о публикации: izba-2020-2779382

Рубрика произведения: Проза -> История


Алиса Соловьёва       09.05.2020   10:23:20
Отзыв:   положительный
Здравствуйте,Константин. Первый раз, когда я читала эту статью,я не оставила отзыв.Но не потому,что она не показалась
мне интересной, я просто ищу в этом направлении и у меня никак не складывались некоторые пазлы. Вчера нашла
на ютубе один ролик, посмотрите его и,если он Вас заинтересует,то хотелось бы обсудить утверждение,что галлы=скифы=
кельты. Также хочу найти книгу про Иисуса -галла у Андрея Лызлова «История скифов».
https://www.youtube.com/watch?v=j96LFL_mS1s
ещё одна ссылка: https://www.youtube.com/watch?v=Hd5zxsdPhPw - очень интересно!
Константин, хочу поздравить Вас и Вашу семью с нашим великим Праздником Днём Победы. Всего Вам самого наилучшего
в творчестве . Хорошего настроения,не смотря ни на что. С уважением.А.С.
Константин Сазонов       11.05.2020   12:09:32

Благодарю, милая Алиса! Всё посмотрю и скажу своё мнение. Лызлов вообще очень интересный автор.

С уважением,

Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  

















1