Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Под знаком Близнецов Главы 17 - 20


ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

Король Освальд придирчиво разглядывал себя в зеркале, стараясь не пропустить ни малейшего изъяна в своей внешности. Сегодня ему предстояло свидание с баронессой Дилайлой Аллингтон, и проворный цирюльник вот уже несколько часов колдовал над причёской Его Величества и над кожей его лица.
Одежда, в которую был сегодня одет король, состояла из сорочки чёрного цвета с глубоким вырезом на груди и узких бархатных брюк. На вид королевский костюм был довольно прост, но это только на первый взгляд. Придворные портные постарались на славу, и Освальд выглядел великолепно! В выборе одежды король был неприхотлив, но, благодаря идеальной фигуре и неординарной внешности, выглядел всегда изысканно и элегантно.
Когда с причёской было покончено, Освальд отпустил цирюльника, поднялся со стула, разминая от долгого сидения затёкшие ноги, и снова подошёл к зеркалу.
" Очень даже неплохо!" - подумал монарх, гордо вскидывая голову.
Его юность и красота сводили с ума многих дам королевства, и Освальд знал себе цену.
За этим занятием и застал его Джелси Крабб. Он появился в королевских покоях со стопкой бумаг под мышкой и прямиком направился к племяннику.
Раздосадованный этим неуместным вторжением, король резко повернулся и раздражённо спросил:
- Ну, что там ещё у Вас?
- Дела государственной важности, сир, которые не требуют отлагательств, - как можно вежливее ответил Крабб, склонившись в лёгком поклоне.
- Почему, милорд, Вы всегда являетесь ко мне в самый неподходящий момент?
- Потому что я, как никто другой, беспокоюсь за судьбу королевства, дорогой племянник. Пора бы и Вам, мой мальчик, всерьёз заняться политикой.
- Ах, Бог мой! Политика - это такая скука! - зевнул Освальд, прикрывая рот рукой. - Вы же отлично знаете, милорд, что я полностью полагаюсь на Вас. Меня же больше интересуют охота, скачки и... женщины.
" Вот что значит воспитание! - в мыслях ликовал Крабб. - Уроки моего покойного батюшки не прошли даром: мальчишка циничен, равнодушен ко всему, что касается вопросов государства. Он напрочь лишён собственного мнения, что меня вполне устраивает!"
- Обстановка в Уэксфорде вызывает беспокойство, Ваше Величество, - продолжал бывший лорд - протектор, раскладывая перед королём бумаги. - За последнее время доходы нашего государства уменьшились втрое: народ платит налоги без особого энтузиазма. Поэтому следует принять жёсткие меры. Чернь недовольна властью. В стране назревает мятеж!
Освальд метнул в сторону дядюшки яростный взгляд. Сейчас он мечтал лишь об одном: чтобы Джелси Крабб поскорей исчез.
- Мятеж - это не война! - сердито буркнул монарх, хмуря брови. - Всякий мятеж можно подавить. Зачинщиков - казнить, всех недовольных - к позорному столбу!
Крабб подал королю какой-то документ. Это был указ об усилении мер против лиц, уклоняющихся от уплаты налогов, а также лиц, не выполняющих королевские указы. Освальд, не глядя, подписал бумагу, словно та касалась не тысячи человеческих судеб, а был всего лишь любовным посланием.
- Теперь, надеюсь, всё? - нетерпеливо передёрнул плечами король, понимая, что уходить дядюшка не собирается.
- Нет, не всё, - ответил Крабб, разворачивая карту Уэксфорда. - Назревает так же земельный конфликт. Король Альфред потребовал вернуть земли, которые некогда принадлежали ему и которые он, якобы, сдал в аренду Вашему покойному батюшке.
- Раз требует, значит, отдадим, - равнодушно отмахнулся Освальд. - Я против всякой войны. Война - это лишние расходы, кровь, неудобства. Зачем тратить деньги на войну, когда их можно вложить в другой дело, более существенное. Ну, например, в строительство новой тюрьмы. Старая скоро рухнет, потому что заполнена до отказа. Я не понимаю, зачем содержать такое количество заключённых, которых каждый день нужно кормить и поить? Это лишние расходы! Разберитесь с этим, милорд! Бунтовщиков и мятежников - немедленно казнить! Бандитов и убийц - освободить! В короткий срок разбойники сами уничтожат друг друга. Таким образом, мы убьём сразу двух зайцев: решим вопрос о росте населения и облегчим работу нашему палачу.
" У моего племянника довольно странная логика, усмехнувшись, подумал Джелси Крабб. - Однако, в его рассуждениях есть доля здравого смысла. Нужно подумать над его предложением".
- Теперь всё, надеюсь? - осведомился король, нетерпеливо посматривая на дверь.
- Ваше Величество! Герцог Маккей прислал Вам в подарок прекрасного арабского жеребца. Не угодно ли взглянуть?
- Не сейчас! Теперь я тебе Кое-что скажу, дядюшка. Я надумал жениться.
- Отличная новость, мой мальчик! На ком же?
- На Дилайле, дочери барона Аллингтона.
- Да... Но... Видите ли, Освальд, её папаша беден, как церковная мышь. Советую брать пример с меня. Конечно, моя супруга, леди Брайт, не красавица, зато она знатна и богата.
- Твоя супруга, дядя, похожа на жабу, которая только что выпрыгнула из болота.
- Может, Вы и правы. Но недостатки моей супруги компенсируются в постели моей любовницей, леди Дарен. Между прочем, именно на деньги леди Брайт я начал недавно чеканку новых золотых монет с Вашим изображением, Освальд. Но Вы - король, и разумеется, вольны в своём выборе. Женитесь на ком угодно - хоть на прачке!
- Ты забываешься, дядя!
- Прошу простить меня, милорд, если я недостойно вёл себя по отношению к Вашему Величеству, - покорно склонил голову Крабб.
Разговор между дядюшкой и племянником мог бы продолжаться вечность, если бы в покоях не появился лакей и не доложил, что приехала баронесса Аллингтон. Освальд посмотрел на дядюшку и взглядом указал ему на дверь. Крабб понял намёк племянника и, подхватив бумаги, направился к выходу. В дверях он столкнулся с Дилайлой.
Для своих восемнадцати лет баронесса была слишком умна и серьёзна, а её мягкий, покладистый характер притягивал к себе внимание многих знатных мужчин.
Освальду тоже казалось, что он влюблён в эту девушку, и давно собирался сделать ей предложение. однако, от такого ответственного шага его удерживало прошлое. Когда принцу едва исполнилось шестнадцать лет, его совратила герцогиня Фаулер, распутная и порочная дама, которую в его спальню привела леди Ариадна, супруга графа Остина.
Теперь королю шёл двадцать первый год. Но несмотря на свой юный возраст, он менял любовниц, не задумываясь. Обычно с представительницами женского пола король не церемонился: та женщина, на которую он положил глаз, обязана была явиться к нему в спальню по первому требованию.
Что касается баронессы Дилайлы, этой изящной юной шатенки, то король всегда относился к ней с каким-то благоговейным трепетом. Когда же он сообщил девушке о своём намерении сделать её своей женой и королевой, то получил следующий ответ:
- Если Вы, Ваше Величество, считаете, что браки строятся только на мимолётных чувствах, то глубоко заблуждаетесь. Ваша любовь - великая честь для меня. Но почему Вы не спросите: люблю ли я Вас, сир?
Губы Освальда скривились и побелели от гнева. Кто бы мог подумать, что эта маленькая гордячка, у которой и гроша ломаного нет за душой, будет кривляться и строить из себя инфанту? И она ещё посмела читать мораль! И кому? Самому королю Уэксфорда! Его королевское Величество уже предвкушал удовольствие от ночи, проведённой в постели с этм златокудрым эльфом.Но, видимо, с любовными утехами придётся немного повременить.
Король нахмурился. Он привык к тому, что женщины ему никогда не отказывали. И даже такая красавица, как баронесса, не смеет ему перечить!
Освальда охватило нестерпимое желание. Однако, он понял, что не сможет причинить зла этому чистому, непорочному ангелу. Дилайла и внешне и внутренне не походила ни на одну из его многочисленных любовниц. Она была особенной. Пушистые тёмно - каштановые волосы обрамляли девичье личико. Голубые восторженные глаза были широко распахнуты навстречу судьбе. Изящная фигурка и маленькая ножка просто сводили короля с ума.
Сейчас у юной баронессы был такой вид, словно её наказали за какую-то провинность.
- Право, я вовсе не хотела обидеть Вас, милорд, - сказала она, потупив очи. - Простите меня за мою бестактность.
- Нет, дитя моё, это я должен просить у тебя прощения, - опомнился Освальд, припадая губами к нежной руку юной баронессы. - Но я и в самом деле люблю тебя, моя прелесть. Вот уже два года, как я сгораю от любви к тебе. Согласись стать королевой Уэксфорда, и ты сделаешь своего короля самым счастливым мужчиной на свете.
У Дилайлы была одна из тех мягких натур, которым необходима была поддержка и покровительство сильного человека. Именно таким человеком она считала короля Освальда Уэксфорлского.
" Я слышала, что у нашего короля сердце изо льда, - подумала добрая девушка. - Может быть. Ах, бедный Освальд! Как можно осуждать его за то, что он - круглый сирота, и никогда не ведал материнской ласки. Своей любовью и нежностью я постараюсь растопить его холодное сердце и тем самым, быть может, облегчу страдания простому народу".
Да, она станет королевой Уэксфорда! Но согласие её не было основано на истинной любви.

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

Вечерами король Освальд любил кататься верхом и ужинать на природе.
В один из погожих сентябрьских дней монарх в сопровождении дядюшки Джелси и многочисленной свиты заехал далеко от дворца и оказался на самой окраине Уэксфорда. На высоком холме, поросшем тополями и вязами, с вершины которого открывался прелестный вид на зелёную долину и голубую речушку, тонкой ленточкой пробегающей по дну долины, королевский кортеж остановился.
На берегу реки виднелся небольшой двухэтажный дом и несколько одноэтажных построек, возле которых, словно муравьи, копошились люди . Оттуда же доносились весёлые звуки волынки.



ХУДОЖНИК МИХАИЛ НИКОЛАЕВ

- Что это за место, дядя? - спросил Освальд. - Мне оно незнакомо.
- Местные жители называют его Долиной Фиалок, - ответил Крабб. - А ферма, которую Вы видите перед собой, принадлежит какому-то богатому эсквайру.
- Едем немедленно туда! - приказал король. - У меня захромал конь, и его нужно срочно подковать.
И, пришпорив лошадь, Освальд поскакал в сторону усадьбы в надежде найти там кузнеца.

*****

Сегодня в усадьбе Флемингов было большое торжество - свадьба Ричарда и Джессики. Люди готовились к ней долго и основательно, а природа подыграла им: день выдался на редкость погожим и ясным без обычного для этого времени года серого тумана и нудного, моросящего дождя.
Деревья в саду уже подёрнулись золотом и кармином. Небо поражало необычной синевой, и даже неяркое, осеннее солнце светило как-то по-особенному ласково.



Всю подготовку к свадьбе любимого племянника сёстры Флеминг взяли на себя. С вечера они пекли, варили, жарили, парили, извлекали из погреба бутыли с домашним вином и разные съестные припасы. В главной гостиной были убраны ковры и мебель. Двери между смежными помещениями и те, что вели в сад, были распахнуты настежь для удобства гостей.
Длинный стол накрыли прямо в саду, под яблонями, чтобы жениху и невесте надолго запомнился этот торжественный день, напоённый ароматом увядающих трав.
После венчания в церкви молодые приехали домой, где их уже встречали цветами. Приглашённых было немного, в основном, соседи и старинные друзья сестёр Флеминг - люди пожилые и солидные.
Когда молодожёны вошли в калитку, гости в восхищении замерли. Поистине, это была чудесная пара!
Белоснежное платье облегало стройную фигуру Джессики, и его нежный цвет соперничал с румянцем на её щеках. Забранный с висков рыжеватые локоны венчали голову невесты наподобие короны. Розовые бутоны на корсаже платья добавляли ещё один штрих к привлекательной девичьей женственности. Ничто, казалось, не напоминало в ней ту решительную и упорную юную фермершу, которую Ричард Флеминг увидел три года назад на воскресной ярмарке в Теймуте впервые.
Рядом с невестой Дик выглядел доблестным рыцарем, покорившим неприступную крепость
Раздались звуки волынки, и молодых усадили на почётные места. Потом за стол пригласили гостей, и пир начался. Уже через несколько минут вино лилось рекой, а волынщик играл так задорно, что ноги сами просились в пляс.
Свадьба была в полном разгаре. Гости под изрядным хмельком весело отплясывали народный танец, когда на дороге, ведущей к поместью, показалась длинная вереница всадников. Во главе кавалькады на вороном коне ехал человек в золотой короне.
- Так это же сам король! - ахнул кто-то из гостей, и музыка тут же оборвалась.
От удивления и страха все застыли на месте.
Тем временем король спешился и величественной походкой направился прямо к свадебному столу. Следза ним шествовала вся его многочисленная свита.
Насмешливая улыбка правителя страны не располагала к себе. Преобладающий в его одежде чёрный цвет, непреклонный подбородок и безукоризненная линия аристократического носа - всё это свидетельствовало о волевом, несгибаемом характере. Правитель возвышался над всеми на целую голову. Но не его высокий рост привёл в замешательство собравшихся. Их привёла в трепет исходящая от него холодная, надменная самоуверенность.
Освальд Уэксфордский остановился возле свадебного стола и обвёл пристальным взглядом присутствующих. Зрачки его пронзительно - синих глаз сузились и, остановившись на Джессике, вдруг вспыхнули.
- Для нас большая честь, Ваше Величество, что Вы почтили своим вниманием скромную свадьбу нашего племянника, - опомнилась Клеопатра, первой поспешив навстречу королю. Учтиво поклонившись, она поднесла ему кубок с вином на серебряном подносе. - Окажите милость, выпейте за здоровье молодых.
Небрежным жестом Освальд поднёс кубок и едва пригубил его. потом он поставил его на поднос и, обернувшись к дяде, незаметно шепнул ему на ухо:
- Мне нравится вон та рыженькая в белом платье. Я хочу её!
- В своём ли Вы уме, Освальд? - остолбенел Крабб. - Девушка в белом - чужая невеста. Умерьте свой пыл! Сейчас не время для развлечений.
- Пошёл к дьяволу! - рассвирепел король, отталкивая Крабба. - Она будет моей! Здесь и сейчас!
И он подал знак охране. Гвардейцы - телохранителей из свиты короля плотным кольцом окружили гостей и при помощи пик и алебард стали теснить их вглубь сада. Грубо схватив Джессику за руку, король с силой рванул её на себя.
Дик, всё ещё пребывающий в радужных мечтах, сначала не понял намерений короля, а когда догадался, что у него на уме, было уже поздно.
- Женишка привязать к дереву! - приказал монарх гвардейцам - телохранителям. - А девку тащите в дом!
- Дики! - закричала Джессика, вырываясь из железных объятий Освальда, но один из дюжих рыцарей взвалил её на плечо и понёс в сторону дома.
Ричард рванулся на помощь невесте. Одного охранника он уложил ударом ноги в пах. Другой рухнул с выбитой челюстью. Но на помощь вышедшим из строя солдатам спешило ещё четверо. Сила была не равной. Гвардейцы сбили юношу с ног и заломили ему руки за спину.
- Джесс! - закричал Дик в отчаянии и получил сильный удар древком копья между лопаток. - Отпустите мою невесту, сволочи! Слышите, отпустите немедленно!
Потом Ричарда встряхнули, подняли на ноги и крепко прикрутили к стволу старого дуба, что рос рядом со свадебным столом.
В слепой ярости юноша скрежетал зубами, напрягал мышцы, пытаясь порвать путы. Но всё было тщетно. Он только разорвал свадебную сорочку и в кровь поранил себе руки верёвкой.
Через полчаса Ричард выбился из сил и притих. Ещё через двадцать минут из дома вышел король, на ходу заправляя рубашку в брюки. Когда Освальд поравнялся с Ричардом, то цинично заметил:
- Твоя невеста оказалась честной девушкой. Гордись, мужик, что сам король Уэксфорда лишил её невинности!
Дик поднял голову и безумным взглядом посмотрел на насильника. И Освальд вдруг почувствовал, как в глубине его души что-то всколыхнулось. Он так и не смог понять, что именно с ним произошло. Но не в силах вынести страшного взгляда незнакомого юноши, король опустил глаза.
- Будь ты проклят, мерзавец королевской крови! - выкрикнул Ричард вдогонку королю. - Придёт время, и Господь покарает тебя за содеянное!
Услышав такое оскорбление в адрес самого монарха, один из его друзей выхватил из ножен шпагу.
- Позволь, Освальд, я убью этого жалкого смерда!
- Нет, пусть живёт! - с коварной усмешкой ответил король. - И всякий раз, когда он будет ложиться в постель со своей ПРЕЛЕСТНОЙ супругой, пусть наказанием ему будет воспоминание об этом дивном вечере.
И, вскочив на коня, Освальд Уэксфордский пришпорил его и пустил в галоп.

ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

Когда король и его свита скрылись за холмом, тётушки освободили Ричарда, и он без сил опустился на землю. один за другим подходили перепуганный гости. С немой скорбью и состраданием они смотрели на юного жениха, но в дом никто войти не решался.
И тогда Дик с трудом поднялся. Покачиваясь, словно пьяный, он медленно побрёл к дому. Никто не пытался его остановить. Дик обошёл все комнаты, но они были пусты. И тогда по винтовой лестнице он поднялся на второй этаж. Там находилась небольшая спальня, в которой молодожёны должны были провести первую брачную ночь. На широком ложе, застланном белоснежной простынёй, в неестественной позе лежала бледная Джессика. Свадебный наряд на ней был разорван, волосы растрёпаны. На простыне виднелись кровавые пятна.
- Любовь моя! - Ричард опустился на колени перед невестой, взял её за руку и поцеловал холодную, беспомощную ладошку. - Всё будет хорошо, Джесс. Поверь мне. У нас всё будет хорошо! - шептал он в исступлении.
Девушка не отреагировала на ласки жениха. Она не рыдала, не билась в истерике, и это неестественное спокойствие словно ножом резануло по сердцу бедного юноши. Ему казалось, что Джессика умерла: в её фиалковых глазах была одна пустота.
Дик скинул с себя сапоги. Не раздеваясь, он лёг рядом с поруганной невестой, обнял её и крепко прижал к груди. Нежно поглаживая волны её пушистых волос, он баюкал её, словно малого ребёнка, шептал ей на ухо самые нежные, самые трогательные слова, какие только знал.
Так, не смыкая глаз пролежал Ричард всю ночь. За это время Джессика не издала ни единого звука, ничего не попросила. И лишь только небо за окном подёрнулось розоватой дымкой рассвета, Ричарду показалось, что его подруга задремала. Бороться со сном не было мочи, и он провалился в глубокий сон.
Проснулся Дик от того, что солнце ярко светило ему прямо в лицо. Юноша открыл глаза и сладко потянулся. Но тут он вспомнил всё, что произошло вчера на свадьбе и сел на кровати. Джессики рядом не было. Тревога всколыхнула душу нашего героя, но он постарался успокоить себя.
" Может, Джесс ушла с тётушками к утренней мессе"? - подумал он, и сразу понял, что ошибся.
На подушке лежал клочок бумаги. Поспешно развернув записку, Ричард сразу узнал знакомый почерк невесты:
" Прости, милый, но не будет у нас с тобой счастья"...
Юношу прошиб холодный пот. Он спрыгну с с постели, и как был босой, сбежал по лестнице вниз и выскочил в сад. Холодная роса обожгла голые ноги, но Дик не замечал ничего: предчувствие страшной беды нависло над ним.
" Куда бежать? Где искать? - лихорадочно соображал бедный парень, а ноги сами несли его в сторону холма, где в зелени тополей и вязов спрятался уютный домик Джессики. - Наверное, любимая ушла к себе, чтобы забыться, - успокаивал он сам себя.
Он добежал до подножия холма. Вот знакомая узенькая тропинка, взбегающая по склону вверх, вот большой валун, покрытый зеленовато-серым наростом, вот старый колодец, вот...
Неожиданно между деревьями мелькнуло что-то белое, и Ричард рванулся к тому месту, раздвинул ветви...
На суку старого вяза с раздвоённым стволом висела Джессика. Ветер раскачивал верёвку, трепал её рыжие волосы, перебирал складки белого подвенечного платья.
Юноша взглянул в мёртвое лицо любимой и глухо застонал. Потом он подошёл к вязу, обнял холодные ноги любимой и, покачнувшись, упал без чувств.
Нашли новобрачного сёстры Флеминг. Они же позвали на помощь соседей. Мужчины отыскали нож, влезли на дерево и перерезали верёвку. Тело Джессики внесли в дом, где женщины, рыдая, приступили к последнему обряду.
К счастью, Ричард ничего этого не видел, иначе, его бедное сердце вряд ли выдержало бы. Его привели в чувство и, бережно поддерживая под руки, отвели домой.
Дома он поднялся к себе, бросился на кровать и два дня из комнаты не выходил.

ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ

И вот наступил день похорон. Утром Дик вышел в сад и срезал все белые хризантемы, которые там росли.
На кладбище священник прочёл молитву. Женщины плакали. Мужчины стояли в скорбном молчании. Все любили Джессику за обходительность, за доброе сердце и очень жалели о том, что она так рано ушла из жизни.
Когда всё было кончено, люди стали постепенно расходиться. Последними ушли сёстры Флеминг. А несчастный супруг так и стоял возле могилы с букетом белых цветов. Душа его была опустошена, сердце разбито.
Когда все ушли, Ричард осыпал могилу любимой цветами, упал на свежий бугорок и зарыдал.
Так он пролежал до заката. Когда на небосклоне зажглись первые, ещё неяркие звёзды, а по земле пополз туман, кто-то подошёл к Дику сзади и осторожно тронул его за плечо.
От неожиданности юноша вздрогнул и поднял опухшее от слёз лицо. Рядом стоял кладбищенский сторож с горящим факелом в одной руке и связкой ключей в другой.
- Пойдём, сынок, - ласково сказал старик. - Ухе поздно.
Он помог юноше подняться и отвёл его к себе в сторожку. Там сторож усадил Ричарда возле пылающего очага на колченогий стул и налил в кружку крепкий эль. - Пей! - строго приказал старик.
Юноша безропотно повиновался. Он залпом выпил горячительный напиток, закашлялся с непривычки и тяжело уронил голову на руки.
- Дай ещё! - попросил Дик, почувствовав, как кровь заструилась в его жилах.
- Нет! - резко отрезал старик. - Больше не дам. В малых дозах вино - лекарство, в больших - яд!
- Я не хочу жить! - голосом полным боли выдохнул юноша. - Без неё мне всё опостылело...
Старик укоризненно покачал головой и, подбросив хвороста в огонь, твёрдо сказал:
- Ты обязательно встретишься с ней на небесах. Но не сейчас. Ты будешь жить долго, мальчик, и сделаешь много доброго для простых людей. Сейчас иди домой и ложись спать. А я буду охранять покой твоей любимой. Иди, милый, и больше никогда не зови смерть. Когда придёт время, она сама тебя найдёт.
Ричард поблагодарил доброго старика и вернулся домой.

https://www.chitalnya.ru/work/2777836/
Продолжение






Рейтинг работы: 14
Количество рецензий: 2
Количество сообщений: 2
Количество просмотров: 42
© 07.04.2020 Долорес
Свидетельство о публикации: izba-2020-2776128

Рубрика произведения: Проза -> Роман


Натали       08.04.2020   18:08:10
Отзыв:   положительный
Каким необузданным злодеем оказался Освальд..., и как жаль юную
и прекрасную, не в чем неповинную Джесс !? Да, атмосфера рассказа
накаляется, не трудно представить, что Ричард не остановится ни перед
чем и будет мстить юному королю !!!
Очень завораживает твое произведение милая Галочка...,
но есть одна неточность, при описании невесту юного короля
ты написала, что она блондинка, а чуть позже при описании ее внешности
волосы у неё оказались каштановые...?!


Долорес       10.04.2020   17:26:45

Милая Наташенька!
Большое тебе спасибо за внимание! сколько раз читала я.Перечитывала, делали аудио книгу. Читали другие,
но никто не обратил внимание на цвет волос Дилайлы. Конечно, она шатенка. Я исправила только с твоей помощью.
Девочку Джессику очень жалко. всегда жалко убивать любимых героев. Но... так необходимо по сюжету, и ты, как очень
разумный человек, можешь догадаться, почему.
А Освальду... Освальду Ричард никогда ничего не простит...
Ещё раз, благодарю тебя, моя хороша, за внимание к моему роману!
Рада, что нравится сюжет...
Обнимаю нежно! Пусть сгинет коронавирус в ближайшее время!


Людмила Зубарева       08.04.2020   13:32:30
Отзыв:   положительный
Эх, До, До... Только я прикидывала, кто бы был хорошей парой доброй и мягкой Дилайле (ведь сердце Дика занято Джессикой), как вон как все обернулось...
Пойду подштопаю себе порванную ауру...
Долорес       10.04.2020   12:04:09

Милая моя Люси!
Спасибо, что внимательно читаешь, анализируешь, предполагаешь...
К сожалению, Джессика не смогла вынести позора. А Дики... будет очень переживать,
никогда не забудет своей боли и любви. Но он не евнух и не монах...
Посмотрим, что будет дальше...
Обнимаю тебя нежно, моя хорошая!
















1