Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Черный Ферзь 2


Блок-пост китового патруля располагался на острове Лехуа – самом западном из гавайских островов, торчавшем в самом центре Тихого океана. Белые одноэтажные домики, даже издали создававшие впечатление чистоты, тишины и уюта, живописно лепились на утесистых склонах, ничуть не портя их первозданной дикости и вместе с тем – истинно тропической гостеприимности и теплоты. Чувствовалось, что, создавая эту базу, геоландшафтные дизайнеры и архитекторы работали не просто рука об руку, но и душа в душу, что было куда важнее.
Кабина Нуль-Т располагалась в главном административном корпусе, что было весьма удобно – человек, с которым Кикин договорился о встрече, работал именно здесь, и можно было рассчитывать на разговор с ним сразу же по прибытии. Можно было… Но, к удивлению Андрея, корпус был удивительно тих и абсолютно безлюден, и в просторном, светлом фойе не наблюдалось никого, хотя бы отдаленно похожего на встречающего. Там вообще не наблюдалось ни единого человека – как и в многочисленных кабинетах, зияющих распахнутых настежь дверями.
– Ужин у них, что ли? – пробормотал себе под нос озадаченный Кикин и направился к выходу.
Снаружи на него всей своей тяжестью навалился ранний тропический вечер вчерашнего дня – сказывалась пятнадцатичасовая разница во времени, и хотя в Свердловске было сейчас уже 9 часов утра среды, на Гавайях все еще продолжался вторник. Чувствуя, как рубашка пластырем прилипает к мгновенно вспотевшему телу, Андрей брезгливо поморщился и кинул быстрый взгляд по сторонам. Здесь тоже было пустовато, только внизу, на длинном пирсе, делившем пополам небольшую лагуну, у единственной наблюдавшейся сейчас в наличии патрульной субмарины копошились трое мужчин, судя по долетавшим до Андрея репликам, а вернее – их тону, чем-то до крайности недовольных. Пожав плечами, Кикин еще раз оглядел будто вымерший поселок и двинулся по неширокой, усыпанной белоснежным коралловым песком тропинке вниз, к пирсу.
– Добрый день, – подойдя к мужчинам почти вплотную, негромко поздоровался Андрей.
– Кому добрый, а кому… – проворчал один из мужчин, оглянувшись и хмурым взглядом оглядев Андрея с ног до головы. – А с кем, собственно?..
Похоже, мужчина имел привычку не договаривать собственных фраз до конца. Не самую лучшую привычку, надо признать. Андрей представился – не просто полным именем, но и полным обозначением своего статуса и места работы: словно пытался подать мужчине хороший пример. Однако мужчина оказался глух к примерам.
– Так это мы с вами… – вздохнул он, не меняя хмурого выражения лица. – Не вовремя вы, товарищ… У нас тут…
Он махнул рукой с какой-то особенной безнадежностью и повернулся к двум своим предыдущим собеседникам.
– Ну, что у вас?..
– Почти готово, – откликнулся один из них. В отличие от Андрея, все трое были одеты в просторные легкие шорты и цветастые гавайки с коротким рукавом, и чувствовали себя, на зависть Кикину, куда свободнее и комфортнее, чем он в своем строгом и донельзя нелепом на такой жаре костюме. Мужчины, а вернее – молодые парни, возились с каким-то прибором, установленным на башне кессона субмарины. Кожух прибора валялся рядом, на пирсе, обнажив пестрые внутренности, в которые один из парней погрузил руки практически по локоть. Второй парень, ответивший хмурому мужчине, маялся рядом, вертя в руках какую-то запчасть, очевидно, только что заменённую, на предмет выявления неполадки. На взгляд Андрея, запчасть была в полном порядке, и это заставляло парня тоже хмуриться и что-то бормотать тихонько себе под нос – судя по всему, что-то крайне нелестное то ли в адрес конструкторов этой самой запчасти, то ли в адрес устанавливавших ее монтажников.
Первый вытащил руки из прибора и потянулся за кожухом. Лихо установив его на место – только звонко лязгнули защелки – парень выпрямился и, приложив перепачканную смазкой ладонь ко лбу, то ли отдавая честь, то ли прикрывая глаза от низкого солнца, отрапортовал:
– Ремонт закончен! Можем трогать!
– Можем… – совсем нерадостно повторил мужчина на пирсе и с какой-то непонятной тоской оглянулся на один из корпусов базы. – Как же не вовремя слегла Кейко!..
Слова «не вовремя», как видно, напомнили ему о стоявшем рядом с ним Кикине. И, повернувшись к Андрею и смерив его оценивающим взглядом, мужчина внезапно спросил:
– Морской болезнью на страдаете?
– Н-нет, – запнулся не ожидавший такого вопроса Кикин. Один из парней, как видно, догадавшийся, к чему клонит мужчина, поспешно сказал:
– Да мы сами справимся, Поль Зигмундович! Делов-то…
– Цыц! – веско и значительно оборвал его мужчина, не сводивший пристального взгляда с Андрея. И столь же веско и значительно пояснил Кикину:
– Киты гибнут! А людей нет! Пока тридцать первая и сорок вторая базы пришлют подкрепление, они уже все перекалечатся, понимаете?
– Не очень, – честно признался Кикин.
– Некогда объяснять! – взмахнул руками Поль Зигмундович. – Нужен третий, наблюдателем-корректировщиком… Я, к сожалению, не могу – должен координировать общие действия, там же сейчас абсолютно все! А Кейко свалилась с лихорадкой, температура под сорок, куда ей… Ну, будьте же человеком!
– Хорошо, хорошо, – выставив перед собой руки, защищаясь от этого натиска, закивал Андрей. – Но что от меня требуется?
– Залезайте в «манту»! – безапелляционно приказал Поль. – Ребята по дороге проинструктируют…
Андрей с сомнением посмотрел на «манту» – минисубмарину китового патруля. «Манта» доверия не внушала. Больше всего она напоминала ярко раскрашенную елочную игрушку, а не серьезную машину, способную легко погружаться на трехкилометровую глубину. И, главное, всплывать потом обратно. Залезать в нее ну совсем не хотелось, однако последнее соображение, вкупе с отчаянием Карла, тщетно скрываемым им за деловым тоном, подействовало. И, махнув рукой, Кикин полез в кессон, до отвращения тесный и сырой.
– Давай, Володя! – просветлев лицом, крикнул через его голову Карл «ребятам», уже успевшим скрыться внизу и занять свои места. – Аллюр три креста!
– Понял, Поль Зигмундович! – отозвался невидимый в чреве «манты» Володя. – Не беспокойтесь!
– Работа у меня такая – беспокоиться, – проворчал Поль и с грохотом, болью отозвавшимся в ушах Андрея, захлопнул люк.
– Так что же мне все-таки делать? – оказавшись, наконец, в рубке – едва ли не еще более тесной и сырой, чем кессон – спросил Кикин. Заметив единственное свободное кресло, Андрей с трудом пробрался к нему через узкий проход и сел, стиснутый со всех сторон приборными панелями.
– Пока ничего, – отозвался один из парней, судя по голосу – тот самый Володя. – Разве что держаться покрепче – пойдем на «крыльях», так что немного поболтает. Времени, к сожалению, действительно нет.
Он чем-то пощелкал на пульте перед собой и взялся за рукоятки штурвала. Плавно отвел их от себя – и Кикин почувствовал за спиной гул и дрожь заработавших движителей. А потом гул смолк, сменившись еле слышимым свистом, и Кикина совсем не плавно вдавило в спинку кресла – «манта» стремительно ускорялась, вздыбившись на воздушных крыльях, стрелой несясь в неведомую Андрею точку назначения. Точку, где, по словам Поля Зигмундовича, сейчас гибли киты.
Впрочем, все это Андрей мог увидеть разве что мысленно. «Манта» не имела ни одного иллюминатора, только перед Володей голубовато мерцал единственный экран, размером едва ли больше ладони, и со своего места Кикин мог различить лишь это мерцание. Да и не до этого ему было: «манта» вышла из лагуны, и началась обещанная «болтанка». Приборные панели, зажимавшие плечи Андрея, внезапно ощетинились какими-то незамеченными прежде ребрами и выступами, и Андрею приходилось прилагать все силы, чтобы не биться о них хотя бы через раз.
– Как вы? – не оглядываясь, бросил через плечо второй парень, остающийся пока безыменным.
– Нормаль…но, – стараясь не прикусить себе язык, ответил Кикин.
– Сейчас выйдем на крейсерскую, станет полегче, – обнадежил его Володя. Кикин только молча кивнул, проклиная про себя и Володю, и «манту», и Поля… чтоб его!.. Зигмундовича, и даже неизвестную ему Кейко с ее лихорадкой. Но больше всего он проклинал самого себя, свою податливость на уговоры и мягкотелость, выходившие ему сейчас боком.
Однако Володя не обманул. Минут через пять, показавшихся Андрею вечностью, тряска поутихла, сменившись ровной и вполне терпимой вибрацией, и Андрей смог, наконец, перевести дух и расслабиться. Словно почувствовав это, второй парень, не сводя глаз со шкалы какого-то прибора, протянул назад раскрытую ладонь:
– Кстати, меня кличут Александром, в просторечии – Сашкой.
– Андрей, – представился Кикин и пожал Сашке руку. Тот небрежно махнул в сторону Володи:
– С Володькой вы уже познакомились. Он наш драйвер, и драйвер, надо сказать, от бога. Я – ведущий китопас: нянька, дояр и сторож наших подопечных. Ну, а вы в данный момент – наблюдатель-корректировщик, наши, так сказать, глаза и… прочие органы чувств, вместе взятые.
– Трепач, – незлобиво охарактеризовал своего напарника Володя. Андрей недоуменно поглядел вокруг себя.
– Глаза… Я же тут ничего не вижу!
– Зато приборы видят, – пояснил Сашка, не обративший на ремарку Володи никакого внимания. – И получше нас с вами. Вам надо только вовремя сообщать нам их данные, а мы уж с Володькой применим эти данные так, как нужно.
– Какие именно данные-то? – хмуро поинтересовался Кикин, с некоторой тоской озирая кучу шкал, циферблатов и индикаторов, таинственно и непонятно перемигивающихся со всех сторон.
– Да вот эти! – наконец, обернулся Сашка и уверенно ткнул пальцем в один из индикаторов, на котором горело зеленым, периодически сменяясь, четырехзначное число. – Еще вот эти, – палец ткнул в другой индикатор, с числом пятизначным, – и эти, – третий индикатор, с десятичной дробью, чью цифры после запятой менялись с умопомрачительной быстротой, и было их больше шести. – На последние четыре не обращайте внимания, – заметив панику в глазах Андрея, у которого никак не получалось уследить за мельтешением этих самых последних четырех цифр, сказал Сашка. – А вот смену первых двух после запятой придется отслеживать четко и сообщать нам сразу, как она произойдет.
Кикин благодарно кивнул, почувствовав колоссальное облегчение. Уж с этим-то он мог справиться.
– Так что же у вас случилось? – спросил он. Сашка мгновенно посерьезнел, и его глаза, до этого веселые и какие-то шальные, потемнели, приобретая блеск мокрой стали.
– Киты у нас гибнут. Словно сбесились – сорвались с пастбища и, не слушаясь пастухов, устремились к ближайшему берегу. Два стада до этого перехватить так и не удалось: триста голов погибли! И это не самцы, это кормящие самки с детенышами! Впрочем, самцы ведь тоже… – он не договорил и, безнадежно махнув рукой, отвернулся к своему пульту.
– Как будто шутит кто-то, – играя желваками, произнес Володя, не поворачивая головы. – Швырнет петарду в стаю собак – и радуется, наблюдая, как те бросаются в рассыпную… под колеса…
– Я бы этому шутнику… – тяжело вздохнул Александр и умолк, оборвав самого себя: как видно, научился этому у своего начальника, Поля Зигмундовича.
– И как часто у вас… такое? – чувствуя болезненность темы, осторожно спросил Андрей. Не мог не спросить – в конце концов, ведь именно за этим он сюда и приехал.
– Третье стадо за месяц! – хмуро отозвался Володя. – А с начала года – седьмое. И ведь вот в чем подлость – не ясно же, что их вообще пугает?! Химсостав воды, уровень шума, электромагнитные поля, даже нейтринную составляющую – все проверили. И все – в норме.
– И что, вообще никаких версий? – недоверчиво вскинул брови Кикин. С таким он на своей работе не сталкивался. Пускай сказочные, пускай глупые, пускай самые фантастические, но версии были всегда. Потому что человек такое создание, которое хлебом не корми, но дай потеоретизировать. А проще говоря: поумничать. И генерирование версий являлось одним из главных компонентов этого умничанья.
– А вы, Андрей, действительно из второго КОМКОНа будете? – вместо ответа сам спросил Володя.
– Действительно, – признался Кикин.
– Заметно, – кивнул Володя. – Костюм, и сленг этот ваш… узкоспециальный. «Версии!» Да, есть версии, вон у Сашки их целый вагон уже набрался. Причем каждый день – новый.
– А почему бы и нет? – ощетинился Сашка. – Должен же кто-то и думать, пока остальные разводят руками и пишут жалобы.
– И ты решил стать этим «кем-то», – патетически возвестил Володя. Кикин понял, что спор этот длится у них уже не первый месяц, и поспешил вклиниться в образовавшуюся паузу, пока спорщики не пошли на очередной виток:
– И какие же версии у вас есть, Александр?
– Это Океан! – громыхнул на всю рубку Сашка. – В двадцатом веке мы высаживались на Луну, изучали Венеру, Марс, Юпитер – а Океан как был, так и остается для нас Терра Инкогнито, закрытой на дюжину замков. Пять процентов! Вы можете себе это представить? Пять процентов – это все, что мы в нем до сих пор изучили! Мы вмешиваемся в дела чужих звездных систем, планируем и перекраиваем их историю, а у себя под носом знаем этот самый Океан на пять жалких процентов! А что скрывают остальные девяносто пять? Не знаете? Вот и никто не знает. И самое страшное – особо и не стремится узнать, отмахивается от всего необычного, что порой проявляется там, внизу, как от надоедливой мухи. Например, в 1970 году проводились испытания дальней подводной связи. Вдоль восточного побережья США был проложен кабель в несколько миль длиной, а в море вышел корабль со специальной аппаратурой для улавливания сигналов. Сначала все шло по программе, но вдруг приемники получили какое-то странное закодированное сообщение, которое так и не удалось расшифровать. Создавалось впечатление, что какое-то постороннее устройство принимало сигналы, анализировало их и отправляло обратно в закодированном виде. А спустя некоторое время начинало передавать свои собственные сигналы на той же частоте. Ученые засекли направление, откуда шла передача, и увидели, что сигналы идут из одного из самых глубоководных районов Атлантического океана! В то же самое время уже здесь, в Тихом океане, корабли и подлодки стали преследовать «квакеры» – неуловимое нечто, издававшее звук, похожий на кваканье лягушки. Были ли это животные, или какие-то аппараты – неизвестно до сих пор. И, наконец, в 1997 году тут же был зафиксирован низкочастотный звук, получивший название Блуп, такой мощности, что его было слышно даже на другой стороне Земли. После анализа характеристик звука пришли к выводу, что издать его могло только живое существо. Но что это за существо, и какими размерами оно должно обладать, чтобы шуметь с такой громкостью, также и по сей день не выяснено.
– Байки, – пренебрежительно фыркнул Володя.
– А Змей? – вскинулся уязвленный Сашка. – Тоже – байки?
– Тоже, – твердо ответил Володя.
– Ну, знаешь! – всплеснул руками Сашка и уткнулся в свои приборы, явно объявив Володе бойкот. Однако тот, не собираясь уступать, спокойно продолжил:
– Ван Чи что-то там видел в Китайском море. В шторм и ночью, прошу заметить! Что-то, что вполне могло быть стоячей волной, о чем Ван и сообщил на свой пост. Потом что-то видел Форстер – уже в Беринговом проливе. Да, согласен – на этот раз шторма не было и был день, но наблюдение длилось всего 5 секунд и велось с большого расстояния. И Форстер не уверен, что виденное им не являлось стадом тюленей, следовавших друг за другом, или даже стаей бакланов, вившихся над рыбьим косяком.
– А я? – буркнул Сашка, не поднимая головы. – Я, по-твоему, тоже не уверен?
– И ты, – хладнокровно ответил Володя. – И даже Кейко.
– И перекушенный пополам горбач, – жестко закончил за него Сашка. – Или опять скажешь – стадо тюленей?
Володя упрямо мотнул головой, но промолчал. Замолчал и Сашка, а Андрей подумал, что узнал сейчас по интересующему его делу больше, чем сумел бы получить из так и не состоявшегося разговора с Полем Зигмундовичем. Потому что начальство остается начальством, и общее благополучие вверенного его руководству подразделения для него важнее всех частных проблем. Даже если эти проблемы – Великий Морской Змей. Или – база пришельцев на дне Тихого океана.
А потом Андрею стало не до размышлений: они вышли в квадрат поиска, и остались только цифры, четко и быстро диктуемые им Володе, и киты, которых, во что бы то ни стало, было нужно отвернуть с их самоубийственного бега к ближайшей отмели…
Когда десять часов спустя их «манта» вернулась на Лехуа, Кикин чувствовал себя пропущенным через мясорубку, соковыжималку и гидравлический пресс одновременно. Или последовательно, что совершенно не меняло сути дела. И единственной мыслью, оставшейся в его голове, была мысль о том, что ни за что на свете он не выбрал бы себе профессии китопаса. Даже под угрозой расстрела – трижды бы подумал, прежде чем согласиться на нее. И не факт, что, в конце концов, не выбрал бы расстрел.
– Вы хотели поговорить со мной, – вежливо и до крайности предупредительно обратился к нему Поль Зигмундович, встречавший их на пирсе, словно и не уходил с него.
– Хотел, – окинув его мутным от усталости взглядом, не стал отказываться Андрей. – Но больше не хочу. Я узнал уже все, что мне требовалось. И даже, кажется, немного больше.
Неловко переступая затекшими от долгого сидения в неудобной и напряженной позе ногами, он обошел Карла как неодушевленный предмет. И двинулся пошатывающейся походкой заправского моряка к административному корпусу, где находился Нуль-Т, оставив начальника блок-поста размышлять, что же хотел сказать своим словами визитер из КОМКОНа-2. И чем это грозило лично ему, Полю Зигмундовичу Гнедых.





Рейтинг работы: 7
Количество рецензий: 2
Количество сообщений: 3
Количество просмотров: 27
© 06.04.2020 Сергей (Дервиш) Танцура
Свидетельство о публикации: izba-2020-2774947

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика


Ольга Колпакова       09.04.2020   07:14:17
Отзыв:   положительный
Раз ты не ограничился одной главой в своем повествовании, то и я нынче пошла другим путем.) Чтобы войти в курс дела, хотя бы знать приблизительно, откуда в твоем романе ноги растут), я, пусть и в кратком изложении, прочитала все три произведения Стругатских , о которых ты упоминал.
И эту главу старательно прочитала. А мнения... Что ж, они бывают разными. Как говорится, сколько людей...)
Спасибо, Сереженька! Чувствуется, что потрудился ты немало и с азартом! До новой встречи).
Сергей (Дервиш) Танцура       10.04.2020   17:48:15

вот это я понимаю - серьезный подход к делу))) Не знал, что могу сподвигнуть человека читать то, что ему было раньше не интересно, но... гордюсь этим!)))) Спасибо, Оля! Рад твоим визитам! всегда!
Ольга Колпакова       14.04.2020   05:41:19

Гордись). Не люблю читать тупо, только ради того, чтобы прочитать,
для галочки, так сказать. Чтение должно приносить удовольствие.
А то, что не читала ранее...) Значит не было к этому мотивации, только
и всего. Жизнь коротка, увы. Замечательных произведений много. Все
все равно осилить невозможно. А выбор на ту или иную книгу падает
иногда самым неожиданным образом.) Как в этом случае, к примеру.)
Ладно, Сереженька. Добрых тебе дел и вестей! Не болей, береги себя!
Иван Особняк       08.04.2020   13:49:52
Отзыв:   отрицательный
Здравствуйте Сергей. Прочитал ваш рассказ. Может быть наверно надо было начать читать эту серию ваших рассказов с первого, - " Чёрный ферзь". Но вот так получилось, что я начал с этого рассказа. Если этот рассказ в жанре фантастика, то наверно сюжет должен изобиловать чем то не земным, захватывающим фантастическим. И это напрашивалось в ходе этой поездки главного героя, - Андрея. Но увы ничего с ним и его попутчиками так и не произошло. А жаль. Не понравилось. С Уважением. Иван.
Сергей (Дервиш) Танцура       08.04.2020   17:01:18

вы правы - это только кусок повести. Даже скорее кусочек)) И фантастики в этом куске действительно маловато. Увы, но всю повесть выложить сразу сложновато - и для автора (не позволяет объем текста), и для читателя - тяжело будет прочитать все за раз. И закладки не предусмотрены. Сожалею, что разочаровал. Удачи вам!
















1