Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

"Сухарь"



                                                                                                                                 «Сухарь»

Всеобщая эйфория приближающихся майских праздников тысяча девятьсот семьдесят пятого года захлестнула всю страну. В тот год цифирь в календаре сложилась на редкость удачно. Гуляли четыре дня. Погода тоже не подкачала. Прогноз радовал. Все четыре дня в Московском регионе — тепло, солнечно, без осадков. Москва рвалась за город, на дачи! Отпросившись на часок с работы Сергей, пробежавшись по магазинам, прикупил пару «колясок» «Краковской», две бутылки «Жигуля», и несколько банок говяжьей тушёнки (неслыханная удача). Вечером собрали всё необходимое, и всей семьёй (жена и двое мальчишек: шести и восьми лет) легли пораньше спать.
. . .К восьми часам уже были на Курском вокзале. Народу было не в проворот. За город устремилась, кажется, вся Москва. На вокзале повезло. Во всеобщей суматохе, Сергею удалось просунуть младшего в открытое окно вагона, и он благополучно занял места для всей семьи. Ехали почти полтора часа с комфортом, сидя. На станции Чехов опять везение. Заскочили в первый же автобус и снова с комфортом, сидя, протряслись пятнадцать минут до своего садового товарищества.
Отец — Михаил Семёнович с матерью — Ульяной Петровной жили на даче уже почти месяц. Рванули туда сразу, как только сошёл снег и подсохло. В общем, все явились на отдых в хорошем настроении. Предстояла большая работа. Надо было вскопать грядки, посадить картошку. Сад тоже требовал внимания. Просмотреть почистить, и побелить стволы яблонь, обрезать смородину, и крыжовник. Сам дом был стареньким (ещё дед Семён строил), и тоже требовал ухода. По весне, как правило, что-нибудь ломалось. Плохо закрывались и открывались двери, перекашивало ступеньки крыльца, подтекала кое – где крыша. Работы на все четыре дня было с избытком. После такого отдыха потом несколько дней ломило всё тело, и побаливали натёртые, до мозолей, лопатой руки. Зато свежий воздух (за забором участка начинался лес), красота и ароматы цветущего сада, завтрак, обед и ужин на террасе, с открытыми окнами, компенсировали в полной мере последующую физическую усталость. Серёга любил дачу со всеми её потрохами.
— Ну что батя, с чего начнём? — сказал Серёга, переодевшисьуже после второго за сегодняшний день завтрака, в старенькие «треники» с оттянутыми коленками.
Давай «соточку» под картошку вскопаем. Вон там, где я колышки забил. Начинай, я сейчас подойду, только за яблочным соком в подвал слазаю, пару бутылочек прихвачу. Сок в семье любили до умопомрачения. Осенью на него перегоняли даже всю яблочную падаль. Соковыжималка тарахтела целыми днями. Особенно любили яблочный сок, приготовленный в пароварке. Его приготовление занимало больше времени: нарезать яблоки, потом в пароварку. Вода кипит, па́рит яблоки, и тягучий бледно жёлтого цвета сок сливали сразу, в простерилизованные заранее, бутылки. Тут же натягивали сверху обычную соску. Можно было даже не добавлять сахар. Сок гнали в основном из перезревшего белого налива. Яблоки были и так сладкие. Бутылка, остывая, втягивала в себя соску, завершая процесс стерилизации. В подвале хранилось, подчас, до пятидесяти бутылочек такого сока.
Спустившись в подвал Семёнович, полюбовавшись остатками домашних заготовок, (на полках ещё красовались банки огурцов, помидоров, черемши и прочих дачных даров) полез за соком, бутылки с которым находились на самой нижней полке. В углу на полу стояла большая десятилитровая бутыль. Он уже давно хотел проверить, чем она наполнена, почему такая тяжёлая? Её следовало убрать из подвала, но ещё дед Семён не разрешал тогда её трогать. Говорил, что она трофейная, немецкая. Бутыль действительно была красивая, из качественной керамики, с красочным, покрытым глазурью, орнаментом. Поднять бутыль наверх Михаилу Семёновичу не удалось. Он позвал Серёгу и вдвоём они с трудом, но, всё - таки сделали это.
— На кой чёрт она тебе понадобилась Батя? — Серёга с, интересом, рассматривал красивую бутыль.
— Пока не знаю. Давно хотел выяснить, что там в ней такое налито, почему она такая тяжёлая? Может там краска хорошая, какая ни будь! Забор покрасим или дом.Надо же когда – то узнать что в ней, — ответил отец, борясь с пробкой, которой была заткнута бутыль. Победив пробку, он покачал кувшин из стороны в сторону. В нём что-то булькало.
— Дай ка вон тот стаканчик, — попросил Семёнович сына, протягивая руку в сторону верстака, где стоялчистый гранёный стакан. Вдвоём, наклонив кувшин, они наполнили стакан.
— Что это может быть? Как ты думаешь? — спросил Семёнович сына, рассматривая на свет поднятый стакан.
— Могу сказать только, что это точно не краска! — улыбаясь, ехидно ответил Серёга. В стакане поблескивала жидкость насыщенного янтарного цвета.
— Всё шутишь едрёна мать, не можешь без шуток! Ну, кислотой здесь точно не пахнет, — Семёнович, принюхиваясь к жидкости в стакане, внимательно её рассматривал. —А была, не была, — буркнул они, перекрестившись, осторожно пригубил стакан, потом ещё и ещё, пока не выпил всё содержимое.
— И что там было? — Серёга внимательно смотрел на отца, готовый к любым последствиям.
— Ну, ка налей ещё чуток. Не распробовал. Опрокинув уже бездолжной предосторожности ещё пол стаканчика, Семёнович присел на лавку.
— Ну что там Батя, вино что-ли? — Серёга уже понял, что там вино и просто ждал оценки качества выпитого.
— «Сухарь» в чистом виде. Первоклассный, выдержанный, яблочный «сухарь» с хорошим градусом. Семёнович знал толк в вине. Он постоянно делал его в домашних условиях, на даче. Яблок хватало и на сок и на вино. Правда, выпивалось оно быстро, не подвергаясь даже годичной выдержке. Михаил Семёнович любил принять стаканчик перед обедом. Да и женская половина его семьи тоже прикладывалась, подсластив «сухарик» сахарком.
Ульяна Петровна была женщиной с крепким характером и внимательно следила за количеством выпитого, перебора на этом поприще она не позволяла.
— А в каком году дед Семён умер?
— В этом году уже пять лет будет, — ответил Серёга, наливая и себе стаканчик вина.
— Помнишь, у него такой пресс самодельный был. Он не признавал никаких соковыжималок. В ступе нарубит яблок, потом в сеточку и под пресс. Сидит, крутит и сок струйкой прямо в бутыль сливает. Потом следующую партию яблок опять в сетку и под пресс. Целый день мог так крутить. У него своя технология была. Пробка с дыркой, в ней трубка стеклянная на конце шланг одет, в бутылку с водой его воткнёт и смотрит всё там чего то, как колдовал. Получается что этот «сухарь» пятилетней выдержки! Давай нальём трёхлитровую банку и пойдём копать огород. Только матери ничего не говори. Испортит всю «малину». Ты же её знаешь. Сходи, возьми у неё банку.Пусть нальёт в неё кваску из холодильника. Мы этот квас выльем, нальём «сухаря», и пойдём копать.
— Ну, батя ты и конспиратор!
— Будешь тут с нашей матерью не только конспиратором. С ней надо фокусником ещё быть. Давай за банкой. Мы её потом в дровяни́к спрячем. Шланг воткнем,и будем потихоньку ходить туда, потягивать. Так и сделали. . .
Все занялись своими делами. Мужчины копали, женщины, приготовив обед, занялись рассадой. Мальчишки тоже были заняты своими, — детскими делами. Младший, — Костя убежал к друзьям. А старший, — Вовка всё смотрел в небо. Недавно ему подарили подзорную трубу. И он теперь использовал её на «полную катушку», постоянно что - то высматривая в небе.
Наступило время обеда. Женщины в терраске накрыли на стол и позвали мужчин. Мужчины подошли твёрдой походкой (это потребовало от них не малых усилий) и, усевшись за стол, попросили налить по случаю праздника по рюмочке. Ну как не налить! Праздник, сам бог велел! Достали бутылочку. Налили всем по «маленькой». После первой мужчины как то сильно повеселели, чем вызвали удивление женщин. Что это с ними такое, с пятидесяти то грамм? Никогда такого не бывало.
— Где это вы уже поднабрались? — строго посмотрев на мужа, спросила Ульяна. Михаил Семёнович начал оправдываться. Серёга поддержал отца, объясняя, что водка видимо крепкая, не палёная. Квас хорошо перебродил, прямо с ног валит. Язык у обоих заплетался, выдавая количество выпитого алкоголя.
После обеда мужчины пошли докапывать начатую сотку. Женщины, закончив с рассадой, занялись грядками. Участок был большой. Двенадцать соток. Под картошку выделили площадку у самого забора. Серега с отцом, работая, продолжали потягивать «сухаря».
Ульяне Петровне ссылка мужа на хорошую водку и крепкий квас показалась несостоятельной. Она прошла на террасу и, попросив у Вовки подзорную трубу, прильнула к ней, высматривая своих мужчин в конце участка. Прозорливости Ульяне Петровне было не занимать. Много лет в соседях у них был весёлый и остроумный алкоголик Славка. Его изощрённость в вопросах добычи и сохранения алкоголя была выше всех похвал. Она всегда удивлялась его изобретательности на этом поприще. В этом плане Михаил ему в «подмётки» не годился. Она сразу сообразила — в дровяни́к они бегают не просто так, у них там наверняка алкоголь. Ей удалось незаметно подменить банку с «сухарём», на банку с квасом. Серёга с отцом были уже в таком подпитии, что не сразу заметили подмену. Хлебнув очередную порцию, Серёга вернулся к месту работы с кислой физиономией.
— Батя, что - то «сухарь» там прокис что ли?
— Что значит прокис. Когда это он успел? Семёнович далеко не твёрдой походкой засеменил в дровяни́к. Хлебнув «сухаря», он вернулся обратно. На румяной физиономии отчётливо читалось недоумение.
— Правда, ерунда какая то, — сказал он Серёге, не понимая, как это могло произойти.
Все эти передвижения мужчин Ульяна Петровна, вместе с невесткой Леной, наблюдали в подзорную трубу. По походке супруга и сына было ясно, что они уже прилично набрались. Работать в таком состоянии они наврятли смогут и скоро явятся отдыхать. Женщины уже попробовали «сухаря» и, оценив по достоинству его качество, спрятали банку в кладовку. Оставалось только выяснить, где они его раздобыли? И действительно, Семёнович с Серёгой, кое - как докопав последнюю полосу, вернулись в дом.
— Что это вас так развезло, с кваса то?! — Ульяна Петровна, подмигивая невестке, смотрела, как мужчины с трудом снимали в прихожей обувь.
— Надоела ты со своими подозрениями. Сама квас какой-то дурацкий сварила, и теперь спрашиваешь ерунду всякую. Пожрать лучше бы чего ни будь дала, — возмутился Михаил Семёнович.
— Да кто вам не даёт. Всё на столе стоит. Садитесь милые! Я вам ещё и по рюмочке вашего кваса налью! Нам с Леной этот квасок очень понравился! Принеси -ка Лена баночку. Когда на столе появилась знакомая банка, мужчины сразу всё поняли: попались, отпираться бесполезно, женщины всё знают. Сейчас начнётся. Началось, правда, совсемне так как они ожидали. Портить праздник женщины не собирались. Всё пошло вприкуску со смехом и шутками.
— Ну что же вы конспираторы мои ненаглядные, прихватили втихаря винца, а спрятать его как следует, не удосужились. Вот Славка бы точно спрятал так, что ни один пинкертон бы не нашёл. Помнишь, Миша, как он пару бутылок водки в навоз засунул. Катя его покойная, царство ей небесное, всё перерыла тогда и ничего не нашла. В целлофан всё упаковал, а вечером, уже пьяненький, пошёл к соседу тосты свои толкать. — Ульяна улыбаясь, ехидно смотрела на мужчин.
— Кто такой этот Славка? — перебила свекровь Лена.Сергей с Леной поженились, когда Славки уже не было в живых.Она о нём ничего не знала, только часто слышала, как его упоминают в разговорах.
— Соседом у нас был, — отозвалась Ульяна Петровна. — Он мужик то нормальный был, плотник хороший. Сруб к нашему колодцу рубил. Нанимали его. Правда так до конца работу эту и не закончил, запил. Пьяница он был, но такой тихий пьяница, никогда не буянил, только болтать начинал без удержу, не остановишь. И всё тосты свои толкал. А тостов у него превеликое множество было. И тосты то из двух слов всего, но говорил он так, что вроде чепуху какую то несёт, а смешно. Его тут частенько на все торжества многие приглашали, чтоб посмеяться. Рюмочку ему нальют, и поплыло, поехало. Ржачка на весь вечер обеспечена.
— Что же это за тосты такие из двух слов? — удивилась Лена.
— Вот так поднимется из-за стола со стаканом в руке, — Ульяна Петровна поднялась, держа стакан перед собой, на уровне груди, — серьёзную такую морду состроит. Кто не знает, так подумает что начальник, какой то, сейчас говорить минут двадцать будет. А он так громко: «За нас», это значит за гостей. Он же гость. С себя всегда и начинал. И потом заряжал: «За вас», за хозяев дома значит. «За всех», тут ничего объяснять не надо и так понятно. Потом начиналось: «За мир, За дружбу, За детей, За внуков». И ведь всё продуманно у него было. Дальше шли тосты, за которые просто нельзя было не выпить: «За здоровье, За женщин». К этому времени уже почти все пьяные были, кроме Славки. Он мог наверно бочку выпить, и хоть бы что ему. Тост: «За трезвость». Тут тоже: хочешь, не хочешь, а пить надо. Редко кто, до этого тоста, дотягивал, кроме него самого. Но это был ещё не конец. Заключительным аккордом у него звучало: «За родину». После этого тоста он, и сам, уже мог завалиться, с трудом стоял на ногах. Его относили к печке, и он там спал до утра. А утром надо же похмеляться. Голова с утра разламывается на части. Тут у него уже шли в ход тосты в одно слово.
— Ну, ладно мать, погоди чуток. Давай поужинаем, — прервал Ульяну Семёнович, — про Славкины байки можно весь вечер говорить и все не расскажешь, ещё на следующий день останется. Давайте лучше по рюмочке: «За нас». Семёнович протянул стакан с вином к Ульяне, хотел чокнутся. Лена засмеялась: «Славкины тосты в дело пошли. Его уже давно в живых нет, а тосты живут. Значит не такой уж он и плохой человек был». Она тоже протянула свой стакан, и терраса вмиг наполнилась глухим звоном стекла вперемежку с разговорами о Славке, создавая атмосферу добротного праздничного застолья.
. . .К Славкиным тостам, по просьбе Лены, вернулись только уже во время чаепития. Ей очень хотелось услышать Славкины тосты в одно слово. Ульяна Петровна возобновила свой рассказ, но её опять перебил Семёнович.
— Уж если вспоминать Славку, то лучше вспомнить его байки о работе. Вот тут точно описаться можно будет. В этих делах ему равных не было! — Семёнович вдруг начал смеяться, даже не успев ничего рассказать.
— Хорош батя ржать! — Серёга пытался остановить отца, но тот никак не мог угомониться, видимо что-то смешное вспомнил!
— Так он же плотником работал, что тут смешного то? — Лена не понимала, отчего это свёкр вдруг так развеселился. Прояснить ситуацию взялась Ульяна. Михаил так смеялся, что просто не мог говорить.
— Вот спросишь его: «Слава, а ты перед выходом на пенсию то кем работал?» И всё. Дальше уже все просто лежат. Потому что каждый раз у него новое последнее место работы. То он в кремле цирюльником работал! Все сразу. Это кого же ты там подстригал? А он так серьёзно: «Не подстригал, а причёсывал камешки на Красной площади». Получалось, что он там дворником работал. То он на резиновой фабрике работал, в ОТК контролёром. Проверял качество презервативов. На какие-то манекены их натягивал. А рассказывает серьёзно так, даже не улыбнётся. Люди верят.Думают, что так и есть на самом деле. Потом уже понимают что шутит. А он не сознаётся. Начинает в подробностях рассказывать, как он работал. Раз как-то загнул, что два года проработал на спичечной фабрике. Спички «обсеривал». Работа сдельная. Хорошо платили. Сколько спичек за смену «обсеришь», столько и заплатят. Тариф, — десять копеек спичка.
— Как это? Что значит «обсеривал?» — серьёзно спросила Лена, чувствуя что-то подозрительное в процедуре «обсеривания».
— Ну, типа кончик спички серой покрывал. Вот видишь и ты всё всерьёз приняла, — засмеялась Валентина, — вот и люди также. Он же, если видит, что люди сомневаются, смеются, не верят, начинал излагать всю технологию в подробностях.
Михаил Семёнович всё продолжал смеяться, ну никак не мог остановиться.
— Ты расскажи, как он на железной дороге работал, — с трудом, захлёбываясь смехом, процедил Семёнович.
— О. . .хо. . .хо, — Ульяна тоже зашлась смехом. — Это отдельная песня, шедевр! — продолжила она, прорываясь сквозь приступы душившего её смеха. — Как то он обмолвился, что работал целый год на железной дороге, — «впендюрщиком». Все сразу напрягались ожиданием, какой ни будь, пошлятины. Кто-то робко произнёс: «Что это за профессия такая?» (Никто не слышал о такой профессии). Славка был серьёзен как никогда, и сразу всё расставил по своим местам: «Работа очень тяжёлая. Целый день кувалдой махать, костыли в шпалы впендюривать. Чтобы норму выполнить, надо было с одного удара костыль «впендюрить». Удар должен быть сильным, точным, обязательно под прямым углом, иначе он не войдёт до конца». О том, что нет такой профессии, все понимали уже позже и, смеялись, весь вечер от души, — закончив рассказывать, Ульяна прекратила сдерживаться и дала волю смеху. Смеялись все! Громче всех Лена! Она всё это слышала впервые, и ей было жаль, что не удалось побывать хотя бы один раз в одной компании с таким юмористом как Славка.
Все четыре дня праздников за обедом кто ни будь обязательно, добрым словом вспоминал Славку. Даже помянули его, не чокаясь: «Пусть земля ему будет пухом». Количество «сухаря» в кувшине за эти четыре дня уменьшилось до неприличия. Это обстоятельство положительно сказалось на производительности труда дачников. Работали все с огоньком, дружно и весело.
. . .Возвращение домой не было таким успешным как приезд. В электричке все полтора часа простояли в тамбуре, в вагон протолкнуться не удалось.
Вечером после ужина укладываясь спать Лена вспомнила, что так и не услышала Славкиных тостов в одно слово. «В следующий приезд обязательно попрошу рассказать», — подумала она и, улыбнувшись, быстро уснула.






















Рейтинг работы: 33
Количество рецензий: 6
Количество сообщений: 8
Количество просмотров: 77
© 29.03.2020 Иван Особняк
Свидетельство о публикации: izba-2020-2767544

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Алена Северская       24.06.2020   18:47:18
Отзыв:   положительный
Отличный рассказ! Юмор с ароматом лета и нотками ностальгии. Спасибо за хорошее настроение!
Иван Особняк       25.06.2020   22:16:21

Спасибо что читаете меня. ( Уже почти всё прочитали). И приятно, что понимаете мой юмор. Удачи. С Уважением.
Иван Особняк       24.06.2020   20:35:44

Спасибо что откликнулись. Хотелось посмеяться в это не простое время. Надеюсь получилось. С Уважением. Иван.
Алексей Балуев       29.05.2020   06:49:59
Отзыв:   положительный
Спасибо, Иван, рассказ отлично написан, да так, что вызвал у меня ностальгию ...по дачной работе. Дачу свою продал и не куда теперь ездить, а почитал рассказ и так захотелось на дачу.
Удачи в творчестве!!!
С ув. Алексей
Иван Особняк       29.05.2020   15:11:09

Приятно осознавать, что мой рассказик вызвал такие ассоциации. Надеюсь, что было ещё и смешно. Спасибо за внимание к моему творчеству. С Уважением .
Александр Пономарев       04.05.2020   10:18:43
Отзыв:   положительный
Спасибо за колоритную семейную историю, Иван, переданную
с ненавязчивым и мягким юмором.
Читается легко с интересом.
С уважением,
Иван Особняк       04.05.2020   13:00:49

Спасибо за интерес к моему творчеству. С Уважением. Иван.
M Borisov       03.05.2020   23:06:57
Отзыв:   положительный
МНЕ ПОНРАВИЛОСЬ.НОСТАЛЬГИЧЕСКИЙ РАССКАЗ.ДАЧНЫЕ ДНИ ОДНО ИЗ ЛУЧШИХ ВОСПОМИНАНИЙ.
MBORISOV/
Иван Особняк       04.05.2020   13:12:00

Да было такое времечко, когда даже "коляска" Краковской колбаски была удачным приобретением. Иногда нахлынут эти воспоминания и получается рассказ. С Уважением. Иван.
Раиля Иксанова       03.04.2020   07:58:16
Отзыв:   положительный
Конечно, смешно, уважаемый Иван! В рубрике проза надо было уточнить вместо рассказа -слово юмор записать. Это дело поправимое. На юмор больше "клюют" читатели, чем на рассказ.Тем более у Вас на самом деле в жанре юмористическом написано.
Спасибо за жизненные рассказы! Спасибо за творчество!


Иван Особняк       03.04.2020   13:31:45

Спасибо что отозвались. Я человек на портале новенький. Рубрику уже поправил. (за это тоже спасибо). Подскажите как управлять рубрикой : Автора рекомендуют: Хочется порекомендовать , а как это сделать не понимаю. А если было смешно, то значит рассказ удался. С Уважением . Иван.
Раиля Иксанова       03.04.2020   15:38:18

Конечно, удался рассказ, тем более читается с интересом и удовольствием.
Нажимайте на этом месте, где рекомендуют прямо где цифры , вот и все.
Артур Сиренко       29.03.2020   01:24:31
Отзыв:   положительный
Интересный рассказ. Жизненно.
Иван Особняк       29.03.2020   12:01:43

Спасибо за прочтение. Пробую юморить. Скажите а было хоть немного смешно? Мне это важно. Заранее спасибо за ответ. С Уважением. Иван.
















1