Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Замок Святого Мориса. Глава 19.


                           Анна Гринина
                   Замок Святого Мориса
                                Глава 19
   О том, что Сильвия утонула, сообщили местным властям. В известность поставили и месье Филибера. Известие расстроило всю семью. Роберта и его друзей пригласили на ужин.
   Мадам Жюстин накрыла на стол. Эмили заявилась, одетая во все черное. Она сидела в самом углу за столом и почти ничего не ела. Флоранс подошла к ней и попыталась утешить.
- Мне очень жаль, что ваша подруга погибла. Она была такой доброй. Как плохо, что я с нею так мало общалась.
   Эмили холодно приняла ее слова сожаления. Мысленно она обвинила во всем влюбленного Роберта. " Если бы он не был так привязан к тебе и не желал бы выглядеть этаким джентльменом в глазах твоего отца, Сильвия, возможно, была бы жива".
   Не желая ругаться с Филиберами перед самым отъездом, она промолчала.
- Мы закажем молебен по ее душе,- тихо сказала мать Флоранс.- Надо же такому случиться, такая молодая...
- А что дворецкий с экономкой? Их не нашли?
Роберт покачал головой.
- Нет, они тоже исчезли. Как в воду канули.
За столом воцарилось молчание. Флоранс сидела рядом с женихом и сжимала его руку.
- Надеюсь, она пропала не из-за того обряда?- тихо сказала девушка, наклонившись к нему.
- Нет, Флоранс, это случилось после него. С Сильвией что-то происходило. Она словно жила в двух измерениях. Не знаю, как сообщить об этом ее родителям. Тело не найдено, это лишь предположение. И хоть Сильвия не умела плавать, ее родители будут надеяться на чудо.
   Роберт вздохнул. Флоранс заглянула в его глаза.
- Прекрати винить себя.
Он посмотрел на нее, в душе пронеслась буря эмоций.
- Я же вижу, ты винишь себя в том, что случилось. Но ты ни в чем не виноват. Разве ты смог бы ее остановить?
- Она ушла ночью. Никто из нас не слышал, как открылась дверь. Если бы я видел ее в тот момент, ни за что бы не отпустил.
  В горле стоял ком. Перед глазами вновь возник образ Сильвии, юной и талантливой пианистки. Что сподвигло ее на побег?
- Как ты думаешь, было ли это самоубийство или несчастный случай?- тихо спросил Роберт.
- Я думаю, Сильвия сильно перенервничала. А еще она была девушкой впечатлительной. Наверняка, уход призрака на нее дурно повлиял.
- Ты считаешь, она была не в себе, когда шла к пещере?
- Полагаю, так и есть. Ведь никто ее туда идти не заставлял. Человек в здравом уме один бы туда не пошел.
- Ты сейчас рассуждаешь, как психолог.
- Нас учат этому, Роберт. Вот только не знаю, сама ли Сильвия стала такой или это влияние извне.
- Нам с самого начала не понравилась эта пожилая пара. Первое впечатление - самое верное.
- Я понимаю, вам тяжело. Не представляю, как обо всем вы доложите ее семье.
Майлс беседовал с родителями Флоранс.
- Все это печально,- тихо сказала мадам Жюстин.- Ваше путешествие обернулось кошмаром.
- И скоро нам уезжать. Мы пробудем в Сен-Морисе еще три дня.
- Переезжайте к нам, со всеми вещами. Тяжело оставаться одним в таком большом замке. Да и готовить там некому.
- Да,- поддержал ее супруг,- мы будем рады гостям. И Флоранс не заскучает.
- Как твоя нога?- спросил Роберт у невесты.
- Еще немного хромаю, но уже меньше болит. Так значит, ты остаешься в Швейцарии?- спросила она, затаив дыхание.
- Остаюсь вместе с тобой.
- Ах, Роберт, я так счастлива,- просияла она.- А доучиться ты можешь и в Швейцарии. В кантоне Лугано есть итальянская консерватория, а в Люцерне - Высшая школа музыки.
- Наш квартет распался. Я не знаю, что теперь делать.
- Сильвия была хорошей пианисткой?
- Замечательной,- вздохнул Роберт.- Она одна могла бы собирать концертные залы. Ей аплодировали стоя.
- Как печально, что мне не удалось услышать ее игру,- грустила Флоранс.
  Эмили чувствовала себя лишней. Она наблюдала за Робертом и его невестой и хотела как можно скорее уехать в Лондон. Перебираться к Филиберам у нее не возникало желания, но оставаться одной в замке она боялась. Особенно после случая с Сильвией.
   Роберт с Майлсом поехали за вещами. Эмили тяготилась присутствием Флоранс и ждала возвращения друзей. Когда они вернулись из замка Святого Мориса, она забрала в комнату, которую ей выделили, вещи свои и Сильвии.
   Девушка села на кровать и долго рассматривала фотографию, где они стояли, обнявшись. Она заметила странное явление: образ Сильвии на фото начал тускнеть.
                                    * * *
   Месье Самуэль Филибер вернулся в замок поздно ночью, когда все спали. Экипаж остановился у ворот. Извозчик перебросился парой фраз с часовыми.
- Лукас, почему стоим?
Из окна выглянул главный помощник губернатора.
- Охрану усилили, новые караульные
не признали нас,- спокойно ответил старик.
- Кто приказал усилить охрану?- нахмурился месье Филибер.
Переспросив постовых, старик ответил:
- Ваш сын, месье Филибер.
- От Тео этого следовало ожидать. Трогай,- приказал он кучеру.
   Экипаж медленно покатился, ворота за ними закрылись. Постовые отдавали честь и молились, чтобы не получить нагоняй от Филиберов. Строгий нрав губернатора был известен за пределами кантона Вале.
   Высокий мужчина пятидесяти лет, с темными седеющими волосами, обходительный и справедливый вызывал уважение у всех, с кем ему доводилось встречаться.
   Помощник , невысокий старик в очках, повсюду сопровождал его. Он выполнял бумажную работу. Лукас Моро был неприметным, но вместе с тем, мог справиться с любым делом, даже самым сложным. И все это без лишнего шума.
- Должно быть, что-то произошло в ваше отсутствие, если Тео приказал усилить охрану замка,- сказал месье Моро, поправляя очки.
- Об этом нам вскоре станет известно,- ответил губернатор.
   Выйдя из экипажа, месье Самуэль поднялся по лестнице, где его встретил заспанный дворецкий. Ночь была тихой, только стрекот цикад в траве нарушал безмолвие.
- Мы ждали вас к ужину, господин губернатор,- обратился к нему дворецкий.
- Гюстав, сколько раз я говорил вам, зовите меня месье Самуэль.
- Прошу прощения, привычка,- виновато произнес дворецкий.- Мне распорядиться насчет ужина?
- Да, пожалуй, мы устали с дороги.
- Будете ужинать вдвоем?
- Накройте нам в гостиной, на двух человек. И поменьше шума, не стоит будить мадам Лауру.
   Дворецкий зажег свечи, галерея и гостиная осветились мягким светом.
- Лукас, как же хорошо дома,- месье Самуэль расположился на кресле.
- Увы, мне не знакомо это чувство, дома меня никто не ждет,- старичок снял перчатки.- Эти поездки уже утомляют меня, мой друг. Но я рад, что мы поговорили с представителями других кантонов. Швейцария должна получить независимость. Это моя давняя мечта. Надеюсь, что доживу до того времени, когда мы получим свободу. О, это сладостное слово - Свобода! - он закашлялся.
- Лукас, вы совсем перестали за следить за своим здоровьем. Учтите, что вы нужны мне. Без вашей прозорливости не обойтись.
   В гостиную заспанный лакей внес поднос с тарелками, столовыми приборами, графин с водой, бокалы и бутылку вина.
- Так-то вы нас ждали,- хмыкнул месье Филибер.
- Прошу прощения, месье, час поздний,- смущенно ответил лакей.
   Он вышел с подносом и вернулся с блюдом, наполненным жареным мясом с овощами. Дворецкий принес сыр, хлеб и перепелок.
- Ох, смотреть уже тошно на этих птиц,- покривился губернатор.
- То же самое говорит мадам Лаура,- заметил Гюстав.- А месье Мартен напротив, хвалит повара.
- Он всегда был непритязателен. А что наш Тео, для чего усилил охрану?
- На границе снова неспокойно,- дворецкий наполнил бокалы вином.- К тому же, им была замечена некая особа, которую приняли за шпионку.
- Правда? Занятно,- месье Филибер отломил кусок хлеба.- И что же с нею сделали?
- Наш Тео запер ее под замок и отправит на суд,- рассмеялся месье Лукас.- Перепелки и вправду вкусны, ваше здоровье!- он поднял бокал и сделал глоток.
- Вы ошибаетесь, господа. Сия особа в замке Святого Мориса,- дворецкий зажег еще пару свечей.
   За столом воцарилось молчание, которое нарушил губернатор.
- Как понимать - в замке?
- Девица оказалась подопечной вашего кузена, месье Мартена,- скромно ответил тот.
- Я думал, что дожил до тех лет, когда ничто не сможет удивить меня. Если бы в этой комнате появился Бонапарт, не к ночи будь помянут, он поразил бы меня меньше. И что девица?
- Недурна собой, скромна и мила. Но даже на такую ваш сын наложил арест,- усмехнулся дворецкий. В этом весь Тео. Говорят, девица потеряла память. Не помнила даже, как ее зовут.
   Месье Лукас молча слушал дворецкого. Он многое повидал в своей жизни и умел делать правильные выводы. И лучшим его качеством являлось умение видеть полную картину событий.
- Месье Мартен не говорил, что у него есть подопечная,- замеил он.
- Мадам Лаура тоже не слышала о ней. Но сам граф подтвердил тот факт, что девица является дочерью его покойного друга.
- Откуда она?- спросил месье Самуэль.
- Из Франции, месье.
- Тогда понятно, откуда подозрения у Тео. Девица проникает в Сен-Морис на пороге важного для нас события. Смею надеяться, что месье граф отдает отчет своим действиям и девушка действительно знакома с ним.
- Вы не доверяете месье Мартену?- спросил до этого молчавший месье Моро.
- Доверяю, как самому себе. Но приглядеться к ней следует.
- Наступит утро и развеет страхи.
- Вы становитесь поэтом, Моро,- рассмеялся месье Филибер.
- О, на это у меня нет времени. Но когда я уйду на покой, то сяду за мемуары. Обещаю, что посвящу их вашей семье.
- Большая честь слышать подобные речи. Но мои деяния ничем не примечательны. Вы могли бы посвятить их Сен-Морису или нашему дражайшему другу, настоятелю аббатства.
- Тогда я должен буду углубиться в изучение Священного Писания, что для меня поздновато, так как я в летах преклонных.
- Лукас, вы еще до моих внуков доживете,- возразил губернатор.
- Дай-то Бог, с моей немощью и старческими болезнями.
   Мужчины после ужина отправились по своим комнатам, условившись встретиться за завтраком и посмотреть на гостью.
    Утром вся семья собралась за столом. Отсутствовал только Тео. Сильвию уговорили спуститься и сесть со всеми. В душе она опасалась встречи с губернатором. Но мадам Вивьен многое ей объяснила. Потому следовало появиться за завтраком, чтобы показать свое уважение к хозяину замка.
   Сильвия сидела прямо, с непривычки спина ныла. Ко всему прочему, тугой корсет не давал согнуться. Накануне мадам Верту битый час муштровала девушку и довела до иступления.
Выбившись из сил, она все же отметила, что Сильвия стала следить за осанкой.
   Оставалось объяснить правила, которые помогли бы ей в становлении Камиллой.
- Уверенность в себе и отсутствие суетливости выдают даму из высшего общества. В присутствии мужчин мы не обсуждаем женские дела,- напутствовала она Сильвию перед завтраком.
- О чем же тогда говорить?- удивилась Сильвия.
- О чем? О погоде, о цветах, блюдах. Есть множество тем для беседы, если хорошо разобраться,- сказала мадам Верту.- Но обсуждать скачки и политику предоставьте мужчинам. У них это лучше получается.
- Наверное, я никогда не постигну всех премудростей. И я говорю то, что думаю,- загрустила Сильвия.- К тому же, я не умею скрывать чувства. Как можно улыбаться человеку, говорить одно, а думать другое?
- Так делают все,- пожала плечами женщина.- Ты можешь сказать пожилой леди, что она прекрасно выглядит, промолчав о том, что прожитые годы не красят человека.
- Тогда я назову это вежливостью.
- Пожалуй, я соглашусь с тобой.
   Женщины заняли свои места за столом. Мадам посадила Сильвию рядом с собой, чтобы помогать ей. Во главе стола сел губернатор. Место Тео пустовало. Следом за ним сидела Элена.
   Справа от губернатора восседала мадам Лаура. Далее - месье Мартен. Напротив него - мадам Вивьен и Сильвия, а рядом - месье Моро.
Граф представил Сильвию губернатору.
- Добро пожаловать в Сен-Морис, мадемуазель,- сказал он.
- Благодарю, господин губернатор,- Сильвия привстала.
- Бога ради, Мартен, скажите девушке, что не обязательно называть меня так официально. Месье Самуэль, милая барышня.
- Камилла,- назвала она свое имя.
- Говорят, вы вызвали ажиотаж вокруг своей персоны,- месье Филибер говорил с иронией.
- Невольно,- ответила она.
- И даже успели побывать за решеткой. Прошу прощения за неучтивость сына.
- Папа, он грозился выдать Камиллу властям, как какую-то преступницу. Его неприязнь к женщинам переходит все границы,- обратилась к губернатору дочь.
- Элена!- шикнула на нее мать.
- Я поговорю с ним, дорогая. Разумеется, Тео должен был разобраться в данной ситуации, а не пугать девушку.
- Ваш сын поступал так, как велел ему долг,- сказала Сильвия.
   Месье Мартен торжествовал, а мадам Вивьен поняла, что Сильвия не такая, какой она ее видела раньше. Девушка оказалась умной и не по годам рассудительной, а скромность только украшала ее.
- Но как случилось, Мартен, что о девушке мы так долго ничего не знали?- спросил кузена губернатор.
Тот невозмутимо ответил:
- У мадемуазель никого больше нет. Отец убит, а сама она бежала из соседней с нами Франции. Простите, но я вынужден был молчать, а сейчас позабочусь о ней.
- Весьма благородно с вашей стороны, месье граф,- вмешался старик в очках. - Вы поступили правильно, ибо в Сен-Морисе мадемуазель будет в безопасности.
Сильвия выразила свою благодарность улыбкой.
- Ничего не имею против. Если инцидент исчерпан и мой сын считает, что нет необходимости сажать девушку в темницу, то вы вполне можете считать наш дом своим.
- Благодарю, месье Самуэль,- у Сильвии словно камень упал с души.
   Лукас Моро тайком наблюдал за девушкой. Она ему нравилась, чувствовалась в ней какая-то загадка. Быть может, она мало говорила, что являлось странным для девицы ее возраста. Сверстницы мадемуазель, попади в такую переделку, сидели бы и жаловались, собирая вокруг толпу сочувствующих. А эта не только молчит, но еще оправдывает действия Тео.
Месье Моро решил, что станет наблюдать за этой Камиллой, чтобы понять, какой человек появился в семье Филибер.
   После завтрака за губернатором приехал экипаж. Требовалось его присутствие. Месье Лукас сопровождал его. Тео так и не появился.
Сильвия все чаще мысленно возвращалась к молодому человеку. Неужели он так редко бывает дома?
- О чем задумалась?- окликнула ее Элена. - Видишь, я знала, что ты понравишься папе.
- Признаться, я боялась, что он рассердится.
- О, это он только с виду грозный, а в душе добрый. Настоящий медведь,- рассмеялась Элена. - Мы его горячо любим.
- Наверное, он хороший отец,- высказала мнение Сильвия.
- Самый лучший,- улыбнулась Элена.- Бывает строг, даже с Тео. Мне, как любимице, достается меньше всех. Папа не умеет долго сердиться. Извини, что я говорю о нем так много. Тебе, вероятно, больно, ведь родителей ты потеряла.
- Я их даже не помню.
- Мне жаль. Не будем говорить о грустном,- она дотронулась до руки Сильвии.- Не желаешь прогуляться в саду?
- С удовольствием,- согласилась Сильвия.
- Чудесная погода, - Элена была рада, что у нее появилась подруга. - Раньше я была выгуждена прогуливаться в одиночестве или в обществе мадам Вивьен. Со стороны это могло выглядеть так: коршун охраняет цыпленка.
- Мне нравится мадам Верту,- сказала Сильвия.- Она умная, начитанная, хоть и несколько отстраненная. И знает много интересных историй.
- Много историй? А мне никогда не рассказывала,- удивилась Элена.
- Ты ее не слушала, полагаю,- улыбнулась Сильвия.- Я многому у нее учусь.
- Знаю: " Смотри на кроны деревьев".
Элена сказала это голосом, похожим на голос мадам. Обе девушки рассмеялись.
- Скажи, а за ворота вы выходите?- спросила Сильвия.
- Да, но одна я боюсь. Мы идем вместе с месье Мартеном или с мадам Вивьен, когда хотим собрать букет роз или подняться на башню. Она там, на холме.
- Розы?- удивилась Сильвия.
- Да, Тео любит эти цветы. У них чудесный аромат. А еще там растут дикие груши и каштаны.
- Мадам Верту хотела, чтобы я разучила несколько танцев. А ты хорошо танцуешь?
- Да, отец часто дает балы и приемы для гостей. Помню, на одном даже появился Наполеон,- шепотом произнесла она.- Я думала, он высокий. Как я ошибалась.
  Сильвия улыбнулась. С Эленой не было скучно, она болтала без умолку.
- И вы только танцуете?
- Нет, после приема бывает званый вечер с ужином. А я немного пою. Папа нанял репетитора, одного итальянца. Он прекрасно поет, но вот играть совсем не умеет.
- Играть?- спохватилась Сильвия.
- Да, из Германии нам доставили инструмент, фортепиано. Он похож...
- На клавесин, только клавиши нажимать труднее,- сказала Сильвия.
- Тебе известен этот инструмент?- поразилась Элена.
- Кажется, я играла на нем.
- Тогда я покажу тебе, где оно стоит,- обрадовалась девушка.
После обеда, на котором отсутсвовал
губернатор, Элена провела свою новую подругу в зал для танцев.
- Раз, два, три,- закружилась она.- Проходи, это бальный зал.
   Сильвия вошла. Канделябры, как и люстры, еще не горели. Свет проникал из огромных окон. Под ногами блестел начищенный паркет, выложенный мозаикой в виде солнца с разбегающимися в стороны лучами.
   Между колоннами у окна стояло черное фортепиано. У Сильвии перехватило дух. Она подошла к нему и села на скамеечку, расправив подол платья. Откинула клап, коснулась клавиш и провела по ним рукой. От первых аккордов замерло сердце. На крышке она увидела ноты.
- Ты знаешь ноты?- Элена подошла ближе.
- Да, я умею их читать. О, это потрясающее открытие!
Сильвия наиграла нежную мелодию по памяти.
- А это Моцарт,- сказала она.
   Веселая музыка, напоминающая колокольчики, зазвучала в зале. У Элены замерло сердце. Такой игры она еще не слышала. После того, как смолкло звучание последней ноты, она захлопала в ладоши.
- Прекрасно! У тебя есть особый дар чувствовать музыку. Непременно сообщу об этом маме! О, сыграй что-нибудь еще.
   Сильвия словно ожила после долгого сна. Она играла любимые пьесы и совсем не думала о времени. В зале постепенно стали собираться пораженные слушатели.

   Тео скверно провел эту ночь. Услышав грохот, он отправил к замку еще двух часовых. Из головы не выходила девушка, которую забрал дядя. Он сказал, ее зовут Камилла.
   Необычная девушка и такая смелая. Она не растерялась даже тогда, когда ее посадили за решетку.
Он поймал себя на мысли, что начал беспокоиться за незнакомку. Ругал себя за то, что не был снисходителен к ней. Возможно, ей еще хуже, чем было. И подумать только, он грозил ей судом.
   Утром Тео выглядел измученым и разбитым. Он созвал солдат и устроил им взбучку. Те видели, что командир не в духе, но не поняли, почему.
   В сотый раз пройдясь по кабинету, Тео сел в кресло и задумался. Как долго он не был дома? Около недели, не считая редких визитов на час, хотя комендатура находится близко от замка. В душе он скучал по семье, по крестному. А Гриф всегда встречал его радостным лаем.
Что, если он ненадолго навестит родных, отец тоже должен был вернуться из поездки.
  Рассмотрев документы и поставив печати, Тео распорядился, чтобы заместитель следил за обстановкой в его отсутствие. В случае опасности следовало незамедлительно известить Тео через посыльного.
   Молодой Филибер оседлал коня и направился в замок Святого Мориса. У ворот его поприветствовали часовые и сообщили, что губернатор уехал еще утром. Тео огорчился, что не застал отца. Он спешился и отдал коня груму.
   На полпути ко входу в замок его чуть не сбил с ног Гриф.
- Гриф, хороший пес,- приговаривал Тео.- Ну, что ты, малыш. Я пришел.
Пес прыгал, радовался, словно обнимал хозяина после долгой разлуки. Он не давал ступить и шагу.
- О, кто к нам пожаловал,- рассмеялся вышедший на лестницу граф.
- Дядя, заберите Грифа. Он перепачкает мне весь мундир,- смеялся Тео.- Что такое с ним? Я ведь был тут на прошлой неделе. А он рвется ко мне, словно мы не виделись сотню лет.
   Крестный улыбался, но ничего не говорил. Про себя он думал: " Намного больше, Тео. Две долгих сотни лет".
- Гриф, ко мне!- позвал собаку псарь. - Простите, месье Филибер, он сорвался с места, как оглашенный. Мы не успели его поймать.
- Не страшно, Базиль, он давно меня не видел.
Тут до слуха Тео донеслись звуки музыки.
- У нас в замке гости? Или вы пригласили именитого маэстро?- Тео с крестным поднимались по лестнице и музыка становилась громче.
- Нет, ни то, ни другое,- лукаво усмехнулся месье Мартен.- Поднимись и сам погляди.
Заинтригованный Тео поднялся на второй этаж и тихо подошел к двери.
- О, мой дорогой,- ему навстречу шла мать.- Дай, я обниму тебя.
Она обняла и поцеловала его.
- Матушка, кто это играет?- он отстранился от мадам Лауры, смущенный поцелуем.
- Ах, это Камилла. Мы сами не ожидали, что у нее откроется такой талант.
   Тео тихо прошел через зал и встал, прислонясь к колонне. Девушка играла мелодию с закрытыми глазами. Пальцы летали по клавишам.
   У стены на стульях расположились тетя, сестра и вся челядь собралась в зале. Тетя Вивьен утирала слезы батистовым платочком. Элена увидела Тео, он сделал ей знак молчать.
   Когда прозвучали последние аккорды, в зале раздались аплодисменты.
- Браво, мадемуазель!- похвалил Сильвию месье Мартен.- Давно я не слышал такой игры.
   Сильвия повернулась и тут увидела Тео. Сердце ее бешенно забилось.
- Мадемуазель, я очарован,- сказал молодой человек, подходя к ней и целуя руку.- Поднимаясь сюда, я был уверен, что играет известный музыкант- виртуоз. А увидел за фортепиано хрупкую девушку. Вы заставили этот инструмент звучать. Примите мои комплименты.
  Сильвия улыбнулась ему.
- Я рада, что нашла в вашем лице слушателя.
- Позвольте принести свои извинения по поводу моей грубости. Я был неправ.
- Я их принимаю,- смутилась Сильвия.
   Элена с восторгом наблюдала за Тео и Сильвией, радуясь, что все идет так, как она задумала. Но Тео заинтересовался Камиллой без чужого вмешательства, а значит, была надежда на продолжение их отношений.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 9
© 19.03.2020 Анна Гринина
Свидетельство о публикации: izba-2020-2760229

Рубрика произведения: Проза -> Мистика


















1