Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Приехали


Приехали
Взглянув на часы, Олег Иванович вылетел из дома как ошпаренный и рванул на остановку. До начала рабочего дня оставалось меньше часа. Пешком не добраться, на машине не проехать. Сильный снегопад начался еще вечером, под утро усилился, и теперь вязкая белая каша с жадностью пыталась заглотнуть ноги любого отчаявшегося безумца.

Взмокнув от усилий, но добравшись до остановки, он в течение двадцати минут фанатично гипнотизировал поворот, из-за которого должны были появиться троллейбус или маршрутка. Наконец, свершилось. Олег Иванович нащупал в кармане мелочь, но внезапно оказался последним в очереди на посадку, где только что был вторым. Ошалев от неожиданности, он уставился на тех, кто с таким жестоким равнодушием выталкивал его за борт рабочей жизни: большинство из вырвавшихся вперед составляли женщины. Среди них были и молодые с агрессивным макияжем и кричащим маникюром на острых ногтях, и пожилые, с бесформенными сумками, похожими на своих неповоротливых хозяек. «Вот бабы! Ну куда ж вы прёте-то?» – с горячей ненавистью выругался про себя Олег Иванович, давно отвыкший от общественного транспорта.

Ему с трудом удалось впихнуться в маршрутку и, балансируя между рюкзаками, портфелями и равнодушными физиономиями, он вынужден был внимательно следить за дорогой, чтобы не пропустить остановку. Водитель же, вместо того, чтобы объявлять названия, постоянно орал: «Сдаём проезд, сдаём проезд. Не все сдал проезд. Сдавай!» Олег Иванович поражался: «Откуда он знает, сколько здесь людей, стоящих друг на друге? Вот наглец! По-русски еле-еле, а еще требует чего-то. Представляю, как я у них в горном ауле начал бы права качать... Кстати, веселенький вариант для самоубийц». И похвалив себя за юмор, он, пытаясь отстраниться от происходящего, уставился в окно.

Через несколько минут унылого созерцания он вдруг увидел две не поделивших узкую полосу машины, что при такой погоде было обычным делом. Обе иномарки, по-видимому, собирались разъехаться с миром, но тут из опеля вышел хозяин, у которого из-под пальто виднелась черная ряса. Олег Иванович аж разрумянился от неожиданного подарка и разразился комментариями вслух:

– Поп... Да это ж поп! Вот хапуга! Такая модель не меньше, чем на три лимона тянет.

И стараясь придать голосу противное брюзжание, воскликнул: «Благословите, батюшка!»

Этот издевательский писк мгновенно облетел маршрутку и чудом не взорвал ее изнутри, расколов пассажиров пополам: одни пытались призвать Олега Ивановича к порядку и устыдить его, другие неистово и даже с остервенением бросились ругать церковь, священников, монахов и редакции телеканалов, транслирующих церковные праздники.

– Обычные воры в рясах. Чего удивляться-то? Народ сказками пичкают, а сами грабят его... На зарплату, что ли, он ее купил? – пробурчал низким голосом пожилой мужчина строгой внешности, по виду бывший партийный работник.

– Да хватит вам! Как не стыдно? Что ж вы всех по себе-то судите? – Пыталась взывать к нему соседка. – Разве вы сами в церковь ходите? Зачем судить тех, кого и знать не знаете?

Внезапно оторвавшись от смартфона, в ожесточенный спор вступил парень в очках:

– А смысл копья ломать? Кто заставляет в церковь идти? Не хочешь – не ходи.

В это время женщина средних лет, стоявшая рядом, развернулась к бывшему члену советской номенклатуры и сказала:

– Послушайте, если сейчас Ленина вновь возвести на пьедестал, то вы опять броситесь покланяться своему идолу и заставите весь народ верить в дурь мировой революции... А про советскую коррупцию и говорить стыдно: позор, до чего довели страну! Но вы еще и верующих уничтожали, храмы взрывали, священников пытали, над святынями глумились, которые наши предки веками собирали, тысячелетиями... Уж, наверное, они не глупее вас были, раз такую страну создали. Так что лучше помолчите и будьте благодарны за то, что вам не отвечают тем же... До сих пор одуматься не можете? Наверное, ненависть покоя не дает?!

Молодой человек, стоявший рядом, вдруг начал негромко и медленно хлопать в ладоши... Соседи активно поддержали его, и через минуту маршрутка уже сотрясалась от аплодисментов. Не ожидавший такого Олег Иванович почувствовал себя глубоко обиженным и постарался выкрикнуть:

– Священники должны пример показывать, а они жируют и обогащаются!

Вдруг прежде хранивший молчание его сосед, мужчина лет сорока - сорока пяти, спросил Олега Ивановича, глядя прямо в глаза:

– А священник вам лично что-то должен? Он с вами договор на пожизненное обслуживание подписывал?

Эти вопросы неожиданно получили резонанс, и в адрес Олега Ивановича с разных сторон понеслось:

– Ты сначала на себя посмотри, а потом других ругать будешь, безгрешный!

– Да он себя уже к лику святых причислил.

– Пусть имя скажет, я ему свечку поставлю.

Олег Иванович не был готов к такому оскорбительному развитию событий и выпалил в сердцах:

– Вы что, не видите, что церковь весь народ обирает? Там жулики одни!

В этот момент послышался голос водителя, который уже не напоминал про оплату, а внимательно слушал пассажирскую дискуссию:

– Уважаемый, зачем так говоришь? Церковь к тебе не приходит, деньги не отбирает. Ты сам идешь... А жулик другой, жулик – это ЖКХ. Он в твой дом зашел и хозяйничает. Слушай, не видишь, что ли? Почему ругаешь церковь? Не веришь во Всевышнего? А что детям оставишь, когда отправишься к Аллаху? Очень плохо: твой отец не научил тебя, что без веры нет народа. У каждого народа она должна быть. Без веры – это стадо баранов. Куда потянешь барана, туда он и пойдет.

Через несколько мгновений газель, наконец, подъехала к нужной остановке. Как только Олег Иванович протиснулся к выходу, женщина, стоявшая у двери, протянула ему тридцать рублей со словами:

– Это вам водитель просил вернуть. Возьмите!





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 9
© 10.03.2020 Ольга Сольви
Свидетельство о публикации: izba-2020-2752855

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


















1