Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Загадочен ли на самом деле загадочный рассказ Сэлинджера?


Рассказ Сэлинджера «Хорошо ловится рыбка-бананка» считается загадочным. Для его понимания использовались различные способы анализа вплоть до фрейдистских (психоаналитических). Лично для меня это сигнал того, что критика запуталась в собственных подходах и приемах, перевалив свои обязанности на бедных психоаналитиков. Конечно, для филологии 20 века характерно заимствования из любых источников, попадающихся под руку, но мне кажется, что для анализа данного рассказа вполне достаточно обычных филологических методов.

Итак, первое, что бросается в глаза, - то наличие трех опорных моментов, которые помогают в «дешифровке» произведения. Первый – это длинный и нудный разговор по телефону молодой жены героя Мюриел с матерью по телефону. Это обычная мещанская болтовня ни о чем, когда говорящие пытаются что-то сказать о главном для себя в данной ситуации, но не могут сосредоточиться на этом главном. Это признак обычного, не очень развитого обывательского сознания, из чего мы делаем вывод о том, в какую среду попал герой в результате своей женитьбы. Второй узловой момент – это разговор и игра героя с трехлетней девочкой в море. Третий – разговор с незнакомкой в лифте и собственно самоубийство.

Каждый из этих моментов многое сообщает нам о герое. Из разговора Мюриел по телефону мы узнаем, что герой вернулся с войны, что лечился в госпитале и что у него проблемы с психикой. Эти проблемы выражаются в том, что его «тянет к деревьям». Он даже совершил аварию в безнадежной попытке самоубийства.
То есть он одержим мыслью о самоубийстве. Отметим для себя это обстоятельство.

Далее, общение с маленькой Сибиллой. Для читателя, не потерявшего связи с реальностью, это нормальный разговор взрослого с ребенком, которого он понимает и в общении с которым он заинтересован. Очевидно же, что это игра. И очевидно также, что дети свободно, без нажима, живут в игровом мире. Герой на ходу придумывает для Сибиллы сказку о рыбке-бананке, и автор замечательно показывает, как легко ребенок осваивается в новом для себя игровом мире. Странные домыслы у читателей породил момент, когда герой называет купальник девочки голубым, в то время, как он желтый. Понятно же, что он просто дурачится, притворяясь в свою очередь ребенком. Никаких фрейдистских выводов отсюда не стоит делать. Это все та же игра. Очевидно, что герой хочет понравиться девочке. Почему? Ответ очевиден: он любит детей, он хочет, чтобы у него были дети. Он целует девочкину пятку точно так же, как отец поцеловал бы пятку своей трехлетней дочери. Это действие вполне нормальное и органичное. То есть он приноравливается к Сибилле так, как если бы это была его собственная дочь.

Автор усиливает этот мотив – мотив любви к детям, рассказом о Шерон, которой герой позволяет сидеть на своей табуретке, когда он играет на рояле. Важно отметить, что ребенок ему не мешает. А близость доставляет родительское удовольствие.

Итак, мы наблюдаем поведение несостоявшегося отца, мечтающего об отцовстве.

Но почему он не отец? Он женат, у него молодая жена. А он думает о самоубийстве и не имеет детей. Это странно и требует объяснений. Прежде чем ответить на этот вопрос, обратимся к следующему эпизоду: разговору с незнакомой женщиной в лифте о ногах. Опять же, фрейдисты и психоаналитики крупно опозорились, прочитав «ноги» как продолжение половых органов. Ничего подобного! Герой просто хулиганит, намеренно выходит за рамки приличия, позволив себе оскорбительную выходку. Заметим, что он ничего не говорит о ногах женщины, он говорит о своих ногах. Очевидно, что, выйдя за рамки приличий, он не хочет переступать ту черту, которую определил сам для себя. Ведь он мог оскорбить свою случайную попутчицу гораздо более вызывающим и мерзким способом. То есть герой не утрачивает до конца человечности. Его поступок на грани безумия, так его можно трактовать, но не за гранью человечности.

Но все же – почему такое, казалось бы, необъяснимое поведение. Причина раскрывается в финале, когда герой пускает себе пулю в лоб. На самом деле, мы видим человека в колеблющемся состоянии между необходимостью жить и навязчивым стремлением насильно оборвать свою собственную жизнь. Из разговора с женщиной в лифте мы понимаем, что герой принял окончательное решение, поэтому ему безразлично, как его поступки будут оцениваться людьми, которые останутся жить.
Почему же решение закончить жизнь герой принял именно сейчас?

Ответ автор спрятал в одну малозаметную фразу. Он написал: «Прощай!» -- крикнула Сибилла и без малейшего сожаления побежала к гостинице.

Без малейшего! Сожаления! Герой в этот момент понимает, что он Сибилле чужой.

Он ей НИКТО.

Ребенку предложили игру. Ребенок с удовольствием в нее поиграл. Но у него СВОЯ жизнь, и с жизнью героя она всего лишь пересекается на какой-то миг, но никак не перетекает одна в другую. Ни жизнь героя не перетекает в девочкину жизнь, ни жизнь Сибиллы не перетекает в жизнь героя.

И герой через эту ситуацию однозначно понимает, что он чужой не только в жизни Сибиллы, но и в жизни вообще.

Итак, мы видим, что данный рассказ Сэлинджера не имеет отношения ни к модернизму, ни к фрейдизму. Это добротный реалистический рассказ, написанный то ли под влиянием Хемингуэя, то ли еще под чьим-то влиянием, но явно с использованием приемов «литературы подтекста».

--
Позволю себе сослаться на Википедию, где сделана попытка разбраться в этом рассказе. https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A5%D0%BE%D1%80%D0%BE%D1%88%D0%BE_%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%82%D1%81%D1%8F_%D1%80%D1%8B%D0%B1%D0%BA%D0%B0-%D0%B1%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BD%D0%BA%D0%B0





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 31
© 02.03.2020 Роберт Иванов
Свидетельство о публикации: izba-2020-2746742

Рубрика произведения: Разное -> Литературная критика


















1