Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

***


«Темно... темно, Господи! Когда же наступит...»
Он сидел на жестком каменном троне, глаза Его из-под неподъемно тяжелых морщинистых век смотрели неподвижно, устало, поверх голов Просящих, упрямо уперших колени в гранитный в трещинах пол.
Белая борода Его устилала подлокотники трона, трижды обвивала трон, растекалась по полу и словно паутина свисала со стен — из-за этого даже самое неуловимое движение головы причиняло Ему боль. И Он вынужден был слушать.
Голоса Просящих, тонкие, надломленные, раздражающе шелестящие, дробью отлетали от стен, смешивались в единый невыносимый шум, давно ставший фоном Его существования.
Их было трое — женщина с некрасивым измученным лицом, юноша, всклокоченный и тонкий, как новорожденный птенец, и человек, у которого старость отняла всякий признак принадлежности к какому-либо полу. Все трое безуспешно пытались заглянуть Ему в лицо безжизненными глазами и беспрестанно сыпали ядовитый шорох своих речей.
«Я так несчастна...»
«Я хотел бы...»
«Я боюсь...»
«Помоги мне...
помоги мне...
ПОМОГИ!»
«Господи, господи, как больно, как устало...»
Словно черная пропасть, на лице Его раскрылся рот, смялись щеки, зло прищурились глаза. Просящие притихли, ожидая Его Слова — спасительного, единственного и истинного.
— Я не знаю! — закричал Он в жестоком исступлении, почти наслаждаясь отчаянием Просящих, которое вот сейчас должно проступить на сонных лицах. — Я ничего не знаю!
От его крика воздух в пещере задрожал, и, словно миражи, повсюду возникли сотни женщин, мужчин и стариков — все они стояли на коленях и шептали одну и ту же, веками повторявшуюся непрерывную речь. Он увидел, как некоторые из них падают и исчезают — и тотчас же на их месте вырастают новые, и вливают бесцветные голоса в назойливое пчелиное жужжание.
— Прочь! Уходите! Я ничего не могу дать вам! За что вы меня пытаете? Уходите из пещеры — вы ведь можете ходить, живите там, где вам жить положено, оставьте меня в покое!
Просящие внимательно слушали Его слова. Словно ветер, гонящий рябь по воде, по их головам и плечам пробежало какое-то движение. Вот, кажется, задние ряды поднялись с колен, вот, кажется, и все остальные готовы следовать за ними...
Но ветер унялся так же внезапно, как и начался. С новой силой вросли в пол тысячи стертых колен, снова волна безутешного плача накрыла Его голову, причиняя новую, раскалывающую боль.
Пещера теперь казалась ещё теснее, но не от Просящих, пахнущая гнилью и плесенью, разрастающаяся, как раковая опухоль, Истина появилась где-то над Его головой и запустила щупальца в дрожащий воздух.
«Господи, господи! Я понимаю…»
Теперь уже не было причины возносить мучительные мольбы об освобождении из ноющей пещеры. Он — дитя Просящих, их вечный невольник и раб, вылепленный ими из мировой скорби, беспомощности и отчаяния. Он — щит, заслоняющий своих господ от слишком яркого сияния Вечного Равнодушия. Он — семейный очаг маленького племени, неспособный обогреть даже младенца, но веками мучительно тлеющий по воле миллионов горюющих. Что бы Он ни сказал, Просящие не поймут Его, но в мгновенных вспышках их жизней Его умирание станет почвой для какого-то недостигнутого, непонятого Дела.
«Господи!..»
Он смотрел поверх голов Просящих, впитывал свою обновленную боль, изгоняя из головы своей всякую мысль.
Так было нужно.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 34
© 28.02.2020 Елизавета Белозёрова
Свидетельство о публикации: izba-2020-2744339

Рубрика произведения: Поэзия -> Стихотворения в прозе


















1