Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Неси меня прямо на диван





В начале своего повествования я рассказал читателю какие силы побудили меня к действию. Теперь следует показать, чем всё это закончилось. Некая сила толкнула меня на тернистый путь "саксофониста", и, ей я обязан тем, что узнал цену настоящих приключений, настоящей любви, верности и мужской дружбы. А теперь перейдем к событиям, которые произошли с известным в городе журналистом, поэтом и прозаиком, Евгением Омегиным. Он написал фельетон о проделках председателя "ТСЖ, Железного Феликса" и хотел опубликовать его в газете " Рубцовск- городок". Редактором этой многотиражной газеты была прекрасная женщина, Лена Богатырёва, которая поощряла подобные публикации. Вот, что за кружкой пива поведал мне журналист Омегин, в пивбаре "Фраер на саксофоне":

- Председатель ТСЖ, Шара Гаврик, - начал свой рассказ, журналист Евгений Омегин, - вцепилась в меня железными пальцами, навалилась всей тяжестью похотливого тела, так, что я едва удержался на ногах.
- Неси меня прямо на диван, - сказала она, - и, когда повалишь меня, крикни: "Вот сейчас я тебя поимею!" Если не крикнешь, я выброшусь с пятого этажа!..
И она так схватила меня за детородное место, что я едва не потерял сознание. От страха перед ненормальной бабой я забыл мой ужас остаться без наследства и, подхватив её на руки, потащил в зал, бросил на диван и прокричал те слова, которые она велела мне прокричать. Председатель ТСЖ вскинула удивлённые глазки, и в один миг оказалась в чём мать родила - под халатиком ничего не было!.. Я заглянул в её глаза. Да, верно! Дикая мощь и свирепость чувствовались в этой необыкновенно развратной женщине!.. Дыхание её было жаркое, мощное, как у парового котла. Лицо выражало не то испуг, не то смертельную муку. Она обняла меня за шею и стала покрывать мое лицо бесчисленными поцелуями.
- Ничего, журналист Омегин, ничего - сказала она, - я хоть баба не замужняя, но понимаю толк в мужиках. Протяни свою руку... возьми мою грудь... второй рукой погладь по животику... Вот видишь: кровь вдарила по мозгам!..
Я вскочил на ноги, но сейчас же покачнулся и схватил себя за горло. Так стоял я, пошатываясь несколько мгновений, потом с криком и, каким то непонятным желанием кинулся на обнаженную женщину. Но не тут-то было! Она уже не лежала, а сидела на этом чертовом диване, натягивая на себя проклятый халатик.
- Готово, - сказала она. - Дело сделано... В девять часов, на собрании ТСЖ, мы ещё вам покажем!.. Давай, уматывай отсюда.
Пока я соображал, в какое дурацкое положение попал, из смежной комнаты вышла учредитель ТСЖ, Валька Шалтай-Болтаева, приговаривая:
- Собирайся, дружок, собирайся! - бормотала она. - Любишь баб, люби и денежки платить. Ты пожалеешь, что пошел против нас...
Через секунду я уже был на лестничной площадке, в одних трусах, с брюками и кроссовками под мышкой.
... "Вот теперь мне совсем конец, - решил я. - Эти стервы, обязательно сообщат жене, и в редакцию газеты "РУБЦОВСК- городок", где я работал!.."
Как проклинал я вероломство членов правления ТСЖ! Как ненавидел бездушных собственников жилья, за их пофигизм и хатаскрайничество!..
К счастью, противоположная дверь на лестничной площадке была не заперта. Здесь проживала мадам Сутурова, член ревизионной комиссии "ТСЖ, Железного Феликса". Я ввалился в дверь и, тихонько закрыл её за собой. Не знаю откуда взялась у меня сообразительность, но появившаяся передо мной хозяйка квартиры, вытаращив глаза, собралась было завопить благим матом.
- Тс-с, тихо, - приложив палец к её губам, прошептал я. - Я побуду у вас некоторое время.
Я взял за плечи "ревизионную комиссию", прижал к двери и, напрягая слух, стал через глазок рассматривать, что происходит на лестничной площадке. Боюсь только, что это было сделано довольно грубо. Хозяйка была щупленькая, незамужняя, вдовствующая женщина, она не сопротивлялась и вела себя спокойно. Прыгая на одной ноге и поглядывая в глазок, я натянул брюки и кроссовки и, приоткрыв дверь, услышал чьи-то грузные шаги и протяжный, тихий свист. Прикрыв дверь, я прильнул к глазку. Волосы зашевелились на моей голове. То, что я увидел с трудом укладывалось в моей воспалённой головушке: в квартиру Шары Гаврик постучал, умерший пол года тому назад, парализованный инвалид Павел Иконников!.. Я почувствовал, что сейчас рассудок покинет меня... "Вот теперь мне точно конец", - решил я.

Но любопытство моё оказалось сильнее страха. Я впился в дверной глазок, и полностью превратился в слух, наблюдая за тем, что происходит на лестничной площадке. Там, вместе с покойным Иконниковым, находились ещё два человека. Я знал их как облупленных: недавно умершие, Витя Заремба и его сосед Димедрол. Кто из них издавал тихий свист, понять было невозможно.
- Ломай дверь! - приказал Иконников.
- Будя сделано! - в один голос отозвались они.. .и плечами навалились на пластиковую дверь. Послышался шум, треск разрушенной пластиковой двери и дружный голос взломщиков:
- В квартиру! В квартиру! - кричали взломщики, почёсывая утруждённые руки и плечи.
Они вошли в квартиру и, после нескольких мгновений раздался крик удивления изнутри:
- Учредитель и председатель ТСЖ, сбежали! Но деньги на месте.
Павел Иконников выругался.
- К чёрту деньги! - взревел он. - Ищите то, о чём я вам говорил. Ищите Устав ТСЖ, регистрационные документы и квитанции об уплате за квартиру № 58... за мою квартиру!.. Надо же, подлые бабы ушли через соседний балкон!..
- Бумаг не видать, - отозвался Виктор Заремба.
В это мгновение, член ревизионной комиссии, мадам Сутурова, которая безмолвно стояла около меня, заёрзала, засуетилась и, ловя ртом воздух попыталась что -то сказать:
- Миленькие мои, - наконец выдавила она из себя, - берите деньги и бегите. Никаких квитанций вы там не найдёте... бухгалтерию они не вели. Я чувствую, что сейчас упаду в обморок...
Кому были сказаны эти слова, не понятно. Но я помог ей - она шаталась, как пьяная, - принёс стакан воды. И только она пригубила, в дверь постучали.
- Это всё члены правления! Их проделки, - послышался через дверь, голос Павла Иконникова. - Жаль, что мои ноги плохо ходят, я выдавил бы им глаза.... Ищите же, их, ребята! Ищите во всех квартирах...
Я открыл дверь.
- О, дьявол! - увидев меня, воскликнул Павел Иконников. - Журналист Женька Омегин, ты ли это! Не будь у меня глаз, ни за что бы не поверил, что увижу тебя в квартире этой продажной шкуры, члена ревизионной комиссии, Сутуровой!.. Да ты не пугайся! Не пугайся, мы пришли оттуда, - он указал пальцем вверх, - чтобы навести шороху в хреновой канторе "ТСЖ, Железного Феликса"... Помочь тебе и твоему другу, Лёхе Шелиху.

Отрывок из обрывков из какого-то моего (не помню) произведения. А-а-а! Вспомнил! Из "ТСЖ, Железного Феликса".... продолжение следует.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 122
© 15.02.2020 Борис Бодунов
Свидетельство о публикации: izba-2020-2734509

Рубрика произведения: Проза -> Эротика













1