Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Потерянное счастье.


Потерянное счастье.
Малышка летала по квартире в счастье. Сегодня прилетал её Денис, из длительной командировки и они ехали с друзьями в приватный ресторанчик в одном из мотелей под Москвой, праздновать её день рожденья. Она так ждала мужа, что по ночам плохо спала, после полуночи звонила по пустякам подругам, мурлыча обсуждала с ними детали поездки. И вот настал тот счастливый день.
В ресторанчик собирались подружки с дачи, с которыми проводили бесшабашные летние месяцы, да пара молодых людей со своими девушками, которых она знала ещё по университету.
Самолёт уже приземлился и Денис ехал, где-то в такси, двигаясь в толчее московских пробок, пробираясь в их спальный район. Он тоже хотел этой встречи, глядя в окно сквозь московскую суету, вытянувшись лениво на переднем сиденье такси и представлял тепло и ласку её объятий... Где-то в голове блуждала мысль о её друзьях, с которыми предстояло провести пару дней в подмосковном отеле у озера, о том, что наконец можно расслабиться и отдаться сладостным утехам краткосрочного пребывания на отдыхе.
Лениво перебирая в голове персонажей-участников предстоящего уик-энда, вспомнил, что один из парнишек точно приведёт с собой Вику, эту блондинистую сучку, которая жила со своим парнем и всё поглядывала в его сторону, ловя момент, когда он выйдет покурить и останется один. Что ей надо было от него...? Денис понимал, что гонимая сучьей похотью, она просто хотела отнять его у Малышки, поселиться в их гнезде, отравить их отношения с женой, увести его у неё, уничтожить соперницу подлостью, публично растоптаnm соперницу завладев им, взяnm реванш за свою давнюю неудачу. Он понимал, что женщины не прощают обид нанесёнными мужчинами.
Вспоминая о том, как он познакомился с Викой, Денис понимал, что таит в себе её маленькая блондинистая головка.
Вику бесило, что этот самец выбрал Малышку, а не её, после той университетской вечеринки. Тогда, на танцполе, опьянённая парами коньяка и появлением в их компании этого широкоплечего, уверенного в себе молодого человека, она повисла у него на шее, чувствуя, как напрягаются её соски, когда он берёт её за упругую попку, как обретает упругость его член, когда она трётся отвердевшими сосками о его широкую грудь. Он вывел тогда её из клуба ничего не объясняя, как школьницу, за руку и потащил в ночной парк. Молча схватив за волосы опустил вниз, расстегнув джинсы и дав то, о чём она так мечтала, находясь в его объятиях. Он трахал её прямо там, в парке, грубо нагнув на поломанной деревянной скамейке. Трахал жёстко, как последнюю сучку, обхватив её упругие бёдра, с силой вгоняя свой член в её девичью киску. Он сжимал грудь своей пятернёй с такой животной силой, что ей было нестерпимо больно, а другой он держал за горло, что она только хрипела, задыхаясь от подступавшего оргазма и боли. Кончив, он без нежностей, закусывая её нежные губы поцеловал так, что ей показалось его язык проникнет до матки через гортань. Потом, отпустив, застегнул молнию на джинсах и сказал: Мне нравится трахать таких сучек, как ты. Пойдём, а то нас уже потеряли...
Когда они вошли в клуб, за барной стойкой сидела Малышка. Она заливалась заразительным смехом от тонких шуток Мишеньки Гершмана, держа бокал Мартини, смешно оттопыривая при этом изящный мизинчик. Денис уже прошёл мимо, держа за руку Вику, но тут обернулся на заливистый смех Малышки, как-то пристально взглянул на неё. Вика успела увидела в этом мужском взгляде то, о что мечтает увидеть во взгляде мужчины любая женщина. Холод пробежал у неё меж лопаток, и ей стоило усилия взять себя в руки и не подать виду. Этот взгляд подтверждал её догадки о том, что между мужской похотью и глубокими чувствами лежит бездонная пропасть, в которой тонут все женские мечты и ожидания. Но она так же знала, что женщина способна привязать к себе телом, жаждой плоти, ароматом кожи и теплом губ, а этого самца покорностью его животной грубости и ненасытности в сексе.
Малышка едва отделавшись от назойливого Мишеньки, вдоволь наслушавшись его тонких, но скабрезных анекдотов, испытывая непреодолимую скуку от собравшейся публики, решила отправиться домой. Очередная вечеринка не доставила ей удовольствия. Молодые люди, собиравшиеся под знамёнами универа, не вдохновляли её девичьего воображения. Там не было того, от которого её девичье сердце стало бы трепетно биться в груди, а слушать пустые разговоры и комплименты от похотливых мальчиков ей наскучило ещё на третьем курсе. Дело шло к выпуску, а принца на белом коне, чтоб дух захватило, так и не появилось. Были молодые, перспективные, одарённые судьбой, с хорошо сидящими, в интересных кабинетах папами, но того, от которого приподнимается грудь и набухают соски под кофточкой, так и не было. От этого становилось скучно, и после вечеринок, кроме чувства досады и разочарования, ничего не оставалось.
Малышка вела другую жизнь, глубоко спрятанную от подруг и её родителей. Когда-то, ещё на 4 курсе, будучи на стажировке в Канаде, после скучных лекций в Ванкуверском университете, их группа студентов из России была приглашена на приём в Российское консульство. Там было много канадцев, работающих с российским бизнесом. После официальной части состоялся банкет, и она сидела в уютной кабинке ресторана, с любопытством рассматривая гостей. Подруги ушли танцевать, а ей не хотелось общаться с этими чванливыми гусями в галстуках, а было гораздо интереснее расслабиться и посмотреть на всё это со стороны, мечтательно обратиться к своим ощущениям, лениво, приспустив ресницы, витая мыслями в облаках.
К ней, учтиво, спросив разрешения, подсел не молодой канадец. На вид ему было под 50. Седоватые, коротко стриженные волосы, крепкие загорелые руки, свободный тонкий пуловер с V-образным разрезом, надетый на голое тело, как-то диссонировали с общим видом собравшейся публики. От него тонко пахло очень приятными духами и его демократичный вид располагал к себе. Отказать ему в своём обществе Малышка не решилась. Канадец заказал себе виски, а Малышке коктейль. Выяснилось, что его зовут Кларк. Он немного рассказал о себе. О том, что работает в инжиниринговой компании, часто бывает в Москве, занимается какими-то опалубочными системами для строительства домов. У него был мягкий, тонкий юмор и он был вполне приятным собеседником. Когда он предложил Малышке провести вечер вместе, она не отказалась. Они гуляли по ночному Ванкуверу, непринуждённо болтали, смеялись и Малышка почувствовала, что ей уютно с этим большим, интересным и, как казалось, добрым мужчиной. Они провели ночь в отеле.
Утром Кларк улетел в Торонто, а Малышка засыпая сидела на лекции, сладко позёвывая и со сладострастием вспоминая минувшую ночь. Так и началась их дружба, имевшая продолжение в Москве, когда он приезжал в Россию, и в Монреале, куда он изредка увозил на уик-энд Малышку.
Кларк был в Канаде. Наскучившая вечеринка подходила к концу и Малышка сгребла со стола свои мелочи в сумочку направившись к выходу. Проходя мимо столиков, она обратила внимание на молодого человека, одиноко сидящего за одним из них, пристально, с интересом наблюдавшего за ней. Малышку обожгло совершенно несвойственным ей чувством... Он был чертовски красив и изящен. Как это она не увидела его раньше, пронеслось в её голове. Обладая в совершенстве искусством женщины, с совершенно отсутствующим видом, она обронила лёгкий шарфик, проходя мимо. Обронила так, чтоб он увидел его после того, как она скроется за дверями клуба и успеет сесть в машину, припаркованную у входа. Догадается и найдёт меня, подумала она, нажав кнопку старта.
Малышка уже вернулась домой, а этот молодой человек не выходил у неё из головы. Куда мои глаза глядели, такой мужчина! Мишка Гершман, засранец, запудрил мне все мозги своей чушью. Чёрт! Такой мужик! И откуда он взялся! А с кем он был? Ну да ладно, завтра узнаю у бармена, Сашок-то всё знает!
Она уже задремала, уютно устроясь в кресле, но неожиданно зазвонил мобильник. Взглянув на номер, она потягиваясь подумала, кому не спится в такое время? Номер был не знаком. Мгновение подумав, взяла трубку...
- Я привёз Вам ваш шарфик, который вы уронили в клубе, раздался красивый мужской голос.
-Ой! Спасибо! Я сейчас спущусь, ответила она с нескрываемыми нотками удовольствия в голосе.
Малышка носилась от зеркала к шкафу со шмотками, роняя всё на ходу...
-Это ж надо, какой сообразительный, и шустрый, как быстро нашёл! Это ж Москва, а не Верхний Волочёк с уездным клубом, стонала она. Глянув в зеркало и поправив небрежно прядь волос, спадающих на лобик, прыснув за ушком духами, Малышка вышла, состроив ещё в лифте сонливое выражение лица, с чуть небрежно растрёпанными, как после сна, локонами, успев накинуть подобранную в шкафу шубку, под которой угадывалось обнажённое тело, прикрытое нежным бельём.
Когда Малышка вышла, Денис облокотившись на капот своего RangeRover спокойно курил, поглядывая, как дворовые коты выгнув хвосты носились вдоль дома. Увидев её, небрежно выбросил окурок, молча открыл машину и достал её обронённый шарфик.
- Вы уронили в клубе, а я не мог не познакомиться с такой девушкой, сказал он, открыв правую дверь, как бы приглашая Малыша. Малышка, улыбнувшись, стрельнув глазами, как это умею делать только красивые женщины, грациозно, как бы случайно оголив ногу до бедра села на переднее сиденье его авто.
Она ни разу не садилась раньше в машину к незнакомому мужчине, но выпитое в клубе Мартини и ощущение аромата его дьявольских духов, непреодолимо тянули на приключения. Да и Range явно играл на имидж мужчины. Лёгкий запах коньяка и Armani не оставляли шансов и делали уже потерянный вечер очень даже интригующим.
Из-под шубки выглядывала её загорелая красивая коленка, поблёскивала цепочка на щиколотке, подаренная Кларком. Дождавшись его жадного взгляда, она поправила полы шубки и кокетливо уткнувшись в приподнятый воротник промурлыкала:
- Уже поздно. Я, признаться, спала. В клубе мне было скучно, а шарфик я и не заметила, где обронила. А почему я Вас не видела?
- А я Вас видел, Вы так заразительно смеялись у барной стойки, сказал Денис.
- Уже почти утро, всё равно спать не ложиться, а мне уже сегодня надо на преддипломную практику, на другой конец Москвы. Ложиться спать уже поздно, иначе не встану, тихо, как бы сама с собой разговаривая, проговорила Малышка.
- А знаете, я Вас могу пригласить на чашку кофе, Вы ведь не спали совсем, оживилась Малышка.
- Да было бы не плохо зарядиться кофеином. У меня сегодня днём у самого полно дел, сказал Денис.
Они зашли в Малышкину квартиру. Она переоделась в тоненький шёлковый пеньюар белого цвета, пока он сидел на кухне и рассматривал многочисленные картинки на магнитиках, закреплённых к холодильнику. Она включила кофеварку и через пару минут по кухне расплылся аромат чудного кофе
- Хотите с виски? Спросила Малышка.
- Хочу, но тогда мы не куда не уедем. Ответил Денис.
Малышка вопросительно вскинула глаза, глянула на календарь, как бы что-то просчитывая и сказала:
- Я хочу в душ, не могу прийти в себя.
Денис улыбнулся.
-Тогда можно виски. Сказал он.
Малышка принесла бокал и бутылку из бара.
-Располагайтесь, и не стесняйтесь. Я пить не буду, иначе я просто усну. А курить можно в вытяжку. Улыбнувшись сказала Малышка.
Малышка мылась в ванной, а Денис думал о ней, такой красивой и женственной. О том, что она напрочь лишена неуместных комплексов, о том, что его ждёт с ней классный секс, ради которого они готовы махнуть рукой на дурацкие надуманные дела. Она нравилась ему своей женственностью и потрясающей красотой. Ему не в первый раз приходилось в первую ночь знакомства трахать женщину. Как правило он относился к таким особам с потребительским скотством. Но в этот раз было нечто другое. Малышка действительно нравилась ему. Было что-то в этой девушке, что отличало её от других. Наверное, она мало походила на этих дешёвых сучек из клубов. И, наверное, из неё получится классная жена. Подумал он.
Она лежала на кровати, мечтательно глядя в окно. Денис принимал душ. А за окном уже рассвело. Москва уже просыпалась, наполняя гулом улицы. Малышка не помнила, чтоб она так сама подсекла мужчину, без его ухаживаний и настойчивых предложений. Исключением был Кларк, но она не испытывала к нему такого чувства, как к Денису. Это было просто приятное времяпровождение и ощущение надёжности каменной стены. А Дениса она хотела. Хотела, чтоб он вошёл в её плоть и это желание подавляло в ней чувство осторожности.
Денис вышел из ванной с обёрнутым на бёдрах полотенцем, подошёл к кровати, скинув его на пол и лёг рядом, чуть придавив её своей грудью, положив Малышкину головку на плечо. Мягко стал вылизывать её нежный грудной сосок, а правой рукой, пропущенной под шеей, стимулировал другой, одновременно гладя пальцами влажнеющий клитор. Малышка чувственно изогнулась, пытаясь вырваться и прильнуть к его губам, но он грубовато взял её за волосы и сам поцеловал в чувственные, нежные губы, проникая языком до её нёба, закусывая их и отпуская, не переставая всё сильнее стимулировать клитор. Она стала стонать, пытаясь вырваться, приподнимаясь на согнутых в коленях ногах. Её судорожные движения и отвердевшие соски говорили ему, что хватит, она сейчас кончит... Он лёг на неё, сильно сжав пятернёй её мокрые волосы на затылке, нежно вошёл в неё, от чего она вскрикнула, полоснув его своими коготками по спине. Почувствовав возбуждающую боль, он глубоко и сильно вошёл в неё членом, всё сильнее и резче проникая. Она впилась в его ягодицы коготками, плотнее и плотнее прижимая к себе, разрывая мужскую кожу до кровавых полос. Он видел, как она глотала воздух, как мутнели её глаза, чувствовал, как впивается зубами она в его грудь и руки, как надуваются вены на её откинутой шее.
- Да-ааааааааааааа !!!!!!!!!!! Да-аааааааааааааааааааа!!!!!!!! Кричала она, обхватив его ногами и прижимая к себе. Крик её разорвал тишину московской квартирки, а он продолжал, видя, как она сжимает в экстазе длинными пальцами простыню, и мотает в бессильном изнеможении головой, разбросав шикарные волосы. Он опустился ниже, скользя по бархатистой коже её живота, и стал делать то, от чего у женщин отключаются мозги и судороги сводят тело, то от чего они теряют сознание и лежат после секса подёргиваясь в конвульсиях, не в состоянии прийти в себя. Когда тело её обмякло, он долго и нежно гладил её спину, грудь, живот, волосы, вылизывал вокруг киски ямочки между разбросанных в изнеможении, обессиливших ног и нежно целовал в губы. Он получил что хотел, эту самку, которая так понравилась ему.
Малышка лежала на спине с широко раскрытыми побелевшими глазами. Медленно повернулась и прильнула губами к его члену. Она массировала его мошонку, глубоко вводя член в свой милый ротик, выпускала и вылизывала головку, от чего его тело подёргивалось, а ноги напрягались и вытягивались в струну. Потом она села на него. От этого танца её загорелых, упругих бёдер, сперма начинала пузыриться и рваться наружу. Он, кончая вместе с ней одновременно, не чувствуя боли от её зубов, вцепившихся ему в грудь, сильно прижав руками к себе за спину и попку, кончил в неё с диким воплем, с каким кончают самцы, обезумевшие от страсти.
Он хотел кончить именно в неё. Ему хотелось безраздельно обладать этой потрясающей девушкой. И это ему удалось. Малышка лежала с совершенно мутными, зеленовато-сероватыми глазами, осознавая, что ни с одним мужиком ей не было так хорошо.
Денис не сравнивал никогда Малышку с Викой. Вика была похотливой шлюхой, и ничего в его жизни не значила. Её он имел, как животное, когда хотел, грубо истязая её плоть, с занозами на спине, кровоподтёками на коленях, с уздечкой на шее и оттягиванием до сукровицы девичьих сосков. А Малышка была женщиной, которую он любил. Он понимал и опасался, что скрытая бабья сущность Вики требовала нагадить в чужое счастье и знал, что не было у Сучки удовлетворения и покоя без этого.
Он испугался своим мыслям, улавливая жестокое начало в их течении, но машина уже въезжала в родной двор...
**************************************************
Пора было ехать.
Дорогой Малышка посматривала на него зелёными глазами. Денис знал этот взгляд. Ему от него становилось тепло и это чувство поднималось выше и, как алкоголь, опьяняло мозг.
Отель был действительно приятным. Современная отделка деревом чёрных тонов с хорошей итальянской мебелью, террасой с видом на озеро, пиренейской керамикой и зеркалами во весь рост, в конце коридоров. Проживающих в отеле было немного, а ресторанчик и вовсе пуст.
Молодёжь потихоньку наливалась спиртным, Малышка увлечённо щебетала о чём-то с подружками. Он вышел на террасу к мангалу, разгрёб угли, жадно вдыхая свежий воздух с привкусом дыма берёзовых поленьев, достал сигарету и жадно затянулся.
Вику он почувствовал сразу по потянувшему аромату чужих душновато-терпких духов. Она кралась, как кошка, боясь вспугнуть свою добычу. Он знал это лёгкое прикосновение, едва ощутимое через тонкую рубашку, но не стал поворачивать голову, только почувствовал возбуждающий запах виски и тихий шёпот... Взглянув мельком в зал, Он молча направился в туалетную комнату, оставив приоткрытой дверь. Сучка тенью скользнула в оставленную дверную щель, обвив его шею и опускаясь вниз, жадно расстёгивая его ремень.
Он презирал эту красивую шлюху, но чувство самца требовало трахнуть её жестоко и беспощадно, как животное, грубо и без признаков взаимности... Он оттолкнул её, нагнув за волосы лицом к раковине, рванув декольтированное платье, накинул кожаный ремень на её изящную шею и сильно потянул на себя... Она вскрикнула от того, как грубо и по-скотски он вошёл в неё, держа пятернёй за ремень, как собаку за ошейник, натягивая на член так, что она глотала через перетянутую глотку воздух, судорожно ища опору о зеркало, ломая ногти о хром кранов. Он насиловал её, как бы говоря: Ты шлюха и ты зря связалась со мной. Это опасно для тебя и теперь тебе конец.

Малыш почувствовала, что его нет. Вокруг галдели подруги, а она искала глазами его. Ей стало страшно, женское чутьё не обманывало её никогда. Она встала, не обращая ни на кого внимания и пошла...
Она стояла у приоткрытой двери, в проёме которой было видно, как он пялит эту Сучку на раковинах умывальника, сжимая удавку в руке и затягивая всё больше и больше. Она видела, как беспомощно болтались её руки, тщетно пытаясь найти опору. Она видела, как швырнул он её со столешницы на пол. Она видела этот страшный удар головы о биде, эту струю крови, медленно расползающуюся по кафелю пола, её конвульсии и хрип. Она видела, как он поднял её за волосы и ещё раз, со звериной силой, швырнул об стенку. Вика гулко грохнулась бездыханным телом на пол. От этого звука у Малышки поползли мурашки по коже и она, прижавшись к стене готова была слиться с ней. Она видела, как он холодно сдёрнул ремень с шеи бедняжки, смыл с него кровь, постоял молча у тела, закурил сигарету и вышел.
Он не увидел Малыша, она осталась незамеченной в тени за дверью.
Друзья, по утру, не хватились, куда исчезла Вика, так как нашлись свидетели, видевшие, как она вечером села на шоссе в попутную машину и уехала.
Через сутки, в канаве под Москвой, был найден обезглавленный труп неизвестной женщины, со следами побоев и насилия. Личность установить не удалось, заявлений в органы не поступало. В милиции сочли, что это труп очередной хохлушки, жертвы многочисленных московских диаспор.
Пропаже девушки обрадовалась только мама молодого человека, с которым Вика приехала в мотель, надеясь, что эта лимитчица, наконец, оставит её сына.
************************************
Они молча лежали на кровати дома. Он встал, достал спортивную сумку, вынул за волосы блондинистую головку несчастной, кинул на пол и сказал: Я хочу тебя при ней. Она всегда мечтала быть с нами. Ей к лицу стоять рядом, в тени, и ждать... Пусть подождёт последний раз…
Он насиловал Малышку всю ночь, с особым звериным желанием, то нежно лаская и вылизывая её киску, то до боли закусывая соски и душа её своей увесистой золотой цепью, насилуя так, что Она глотала воздух, обезумев от оргазмов, готовая простить ему всё...
Он уснул под утро, лежа по диагонали и раскинув руки. Дыхание его было медленным. Грудь едва поднималась.
Малышка сидела рядом...
Она осторожно встала, чтоб не разбудить, вышла на кухню, набрала номер на мобильном, и тихо сказала: Приезжай, он уснул.
Под вечер, на следующие сутки, неподалёку от того места, где нашли ранее труп неопознанной девушки, в той же канаве, нашли обезглавленный труп неизвестного мужчины с ножевым ранением в сердце. Какой-то странный браслет был на его руке. Эксперт, покрутив его в руке, пожал плечами и аккуратно запечатал его в целлофановый пакетик, но опознать его так и не удалось....
Днём из Домодедово, в Монреаль вылетел самолёт. В бизнес-классе его сидел немолодой канадец с красивой молодой женщиной, которая укутавшись пледом и положив свою головку на его колени, тихо спала.
Sergey Freeman
2010 year

Attention !The plot, the text of work and the idea of a scenic setting owned by S.Freeman - ART Co.Ltd. Copying, using materials of the publication without notice to the owner of the work that are prohibited by law and punishable in court.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 13
© 13.02.2020 Sergey Freeman
Свидетельство о публикации: izba-2020-2732958

Метки: драма, отношения, жестокость, маниакальные наклонности, любовь, секс,
Рубрика произведения: Проза -> Любовная литература



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  















1