Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Золото после грозы


Кириллу и Агафье Черновым - духоборам Канады посвящаю.

   Было это лет десять-двенадцать назад - в году седьмом-восьмом.
  Есть такое место в Канаде - в провинции Британская Колумбия - Кутни (Kootenay). Расположено оно на юго-востоке провинции вдоль границы с США. Климат там замечательный - зима мягкая, снежная, горы, тайга кругом, озёра большие, летом тепло, даже жарко порой, и очень часто грозы. И живут там больше ста лет, в основном, Русские люди - Духоборы - последователи учения Льва Толстого. Две "столицы" у них - Гранд Форкс и Кастлегар (Grand Forks, Castlegar).Сохранили эти люди и язык Русский в четвёртом, да пятом поколении. И в школах у них предметы преподают, как на английском языке, так и на русском. Только язык это остался без "движения", старо-русский он и многих слов современного русского языка они не понимают. А так, говорят чисто - без акцента, путая и смешивая порой английские слова и русские. Допустим кто-нибудь из баб кричит - "ЗакутАйте бабы доры, а нито чилдренята зафризуются!" - это означает закрываете бабы двери, а то ребятишки замёрзнут.
   На то время был я в тех краях уже раза три, но всё как-то проездом. А тут зимой поднял информацию, что много там звёздчатых рубинов и сапфиров. Качество не ахти какое, но съездить покопать летом всё-таки решил. Подобрал клейм (участок) не занятый по картам Министерства Геологии, кликнул на компе, оплатил карточкой земельный участок и девятнадцать гектаров на целый год мои, копай и мой сколько душе угодно... или пока не сдохнешь.
   И вот в конце июня, когда весенняя вода в речках ушла, поехал я на свой участок. Расположен он был в двадцати километрах от Кастлегара. Ехать от Ванкувера восемь-девять часов. Выехал я рано утром и часам к четырём дня добрался до большой деревни. Погода стоит жаркая, окна у меня все открыты, играет кассета с Русской музыкой - Малинин поёт "... не падайте духом поручик Галицын, корнет Оболенский седлайте коня...". Подъехал к заправке, заправился, зашёл расчитаться и увидел газеты на прилавке... оппа! на Русском языке, да ещё "Искра" называется. Купил сразу несколько штук за последние три-четыре месяца. Выхожу я из помещения и смотрю какие-то люди стоят возле открытых окон мой машины и музыку слушают. Тут уже Машка Распутина голосить начала о том, как она родилась в Сибири. Подхожу, здороваюсь (по английски естественно) а мне прямо "в лоб" на Русском - ты Русский?!. Я говорю - да Русский. И тут они все расплылись в улыбке. Мы говорят тоже      Русские, мы Духоборы. Начали знакомится.
   - Андрей, говорю, меня зовут.
   - А меня Кирюня, по английски Крисс.
   - Да какой же ты Кирюня? Тебе лет шестьдесят уже, Кирилл тогда уж.
   - Да нет! Кирюня я, а Кириллов у нас отродясь не было.
   Вот тут я чуть не присел.
   - Слушай, Кирюня, это тебя мамка может так звать, жена твоя, а если бы у тебя Русский паспорт был, то там было бы твоё официальное имя - Кирилл.
   Теперь уже он чуть не присел.
   - Вот у меня в паспорте - Андрей, а жена меня зовёт Андрюша, мама звала в детстве Андрейкой. Ну, можешь тогда называть меня Андрюней.
   - Знакомся, Андрюня, это моя жена Гапка... то-бишь Гапа.
   - Ага, понял, Агафья значит.
   - Что?!!! Какая такая Агафья?! Гапа её зовут!
   Опять пришлось всё объяснять.
   Начал Кирюня меня знакомить со своим взрослым сыном, его Макаром по Русски зовут, а по английски Майкл.
   Тут Гапа звонит подругам-родственникам своим и как бешенная орёт: - "Бабы! Бабы! Здесь настоящий Русский мужик!... из России!... бравенький такой... да-да! живой!... мы его в плен взяли! ха-ха-ха! Щас до дому повезём. Ступайте к нам.
   Через десять минут я был в гостях у Кирюней с Гапой.
   Начинал подходить народ.
   Все хотели показать свою принадлежность к России и Русскому народу. Кто часы старинные на цепочке нёс показать, кто балалайку старую-престарую без струн, кто фотографии старинные, а кто книжки ещё дореволюционные.
   Все галдят, все меня спрашиваю, как там в России, чем люди занимаются, как живут? Как могу, всем отвечаю.
   Спиртное Духоборы почти не употребляют, а если и возьмут пару баночек пива, то пьют втихую. А тут и пиво появилось и чай и кофе и пироги, и даже откуда ни возьмись бутылка водки. Старики посмотрели сурово, но ради такого случая промолчали... даже пригубили чуток.
   И тут Кирюня задаёт мне вопрос: - "Андрюня, а какими судьбами ты в краях наших? Проездом, али как?"
  - Да проспектор (старатель) я, клейм я тут недалеко на один год взял.
   - О, так и я тоже между коровами, да покосами проспектор.
  - Вот видишь коллеги мы с тобой значит.
   И тут Кирюня подскакивает, кулаком по-столу и кричит:
   - Какой я тебе калеКа?!!! Может ты калеКа, а я жив-здоров и в жизни никогда не болел!!!
   Пришлось объяснять разницу слов коллеГа и калеКа.
   ...Разошлись все только глубокой ночью. А за это время меня и сосватать за трёх незамужних женщин успели и "устроили" учителем Русского языка сразу в две школы в обоих "столицах". С зарплатой, кстати, 80 тыс. долларов в год.
   Спал я на открытой веранде (патия называется), в доме было жарко и душно.
   Часов в восемь утра Кирюня меня разбудил. Гапа накрыла на стол завтрак и налила кофе.
   За столом спрашивает меня Кирюня: - "Где клейм-то у тебя? Может я чем подсоблю?"
   "Надо съездить, найти, посмотреть" - отвечаю.
   Позавтракали мы, сели с ним каждый в свою машину и поехали искать мой участок.
   Нашли. Говорю:- "Вот здесь я недельку, поживу и покопаю".
   А Кирюня покачал головой и говорит: - "Эх, Андрюня, плохой ты клейм взял, нет здесь золота и никогда не было".
   Пришлось объяснять, что не на золото я клейм взял, а на камни.
  Он посмотрел на меня скорбно так и говорит: - "Копай, Андрюня, я тебе не помощник". Сел в машину и уехал.
  После обеда, когда я уже закопался на полтора метра, смотрю экскаватор какой-то рулит в мою сторону. Глядь, а там Кирюня с каким-то мужиком. Подъехали они и смеются-шутят: - "Ну что, Андрюня, много золота нарыл?
   - Сколько нарыл, всё моё.
   - Давай-ка мы тебе ямку фитов на двадцать выроем (это примерно шесть метров).
  - Ройте - говорю.
   За полчаса они мне такую яму выкопали, что мне за три года не поднять. Траншея получилась три метра шириной и метров двенадцать длиной. Первые три метра в глубину песок с гравием шли, да валуны небольшие, а с четвёртого метра глина пошла с песком и гравием. Глинка хорошая такая, правильная - серо-белая и с красным ржавым оттенком. Насыпали они мне по кромке отвалов по три метра высотой.
   Закончили, пошутили, посмеялись. Кирюня сказал, чтобы вечером к ним на ночь возвращался и уехали.
   А тут уже часов пять дня, жарища несусветная. Подошёл я к речке, лёг на пузо в неё и балдею. Речка не большая - мелкая, меньше чем по колено, вода тёплая.
   Лежу и думаю. Вот сейчас начну таскать вёдрами грунт и через сито в речке промывать. Камни быстро промываются, легко. У сита ячея пять миллиметров, всё что мельче в реку сразу уходит.
   Глянул на небо, а небо-то заволакивает на ходу, гроза минут через десять будет.
   Быстро одни вещи под машину, другие в машину и под кэнапи на матрас падаю. А тут и гроза с ливнем. Открыл я бутылочку, достал харчи, попиваю свою настоечку, закусываю, отдыхаю в общем. А ливень льёт, как из ведра.
   Устал я видно за два дня, да и спал всего часа четыре. Вот и уснул под уходящую, да стихающую грозу. Проснулся, а уже смеркается. Плюнул я на всё, выпил ещё стопочку и завалился спать до утра.
   Проснулся рано, ещё рассвет только забрезжил. Натаскал дровишек сырых, кое-как разжёг костерок, заварил в котелочке чайку, налил в кружку, залил свежим чаем термос, а тут и солнышко встаёт.
   В прекрасном настроении беру лопату, два ведра и подхожу к отвалу... Смотрю и глазам своим не верю - вся поверхность глинистых куч мелким золотом усеяна!!! Ничего понять не могу, его же вчера не было. И тут до меня начинает доходить. Ливень-то сверху глинку смывал, а всё золото оставалось на поверхности прилипшее. А где с маленькими ручейками с куч стекало, то тут же останавливалось внизу и откладывалось. Такого я ещё в своей жизни не видел. Ну думаю, всё собрать за день с поверхности не сумею, если кто подъедет, увидит, убьют на вторую-третью ночь. Да и нечестно вроде бы перед Кирюней и мужиком экскаваторщиком. Прыгаю в машину и в деревню.
   Приезжаю к Кириллу, пытаюсь всё объяснить, а он не верит.
   - Ну поехали - говорит - посмотрим на твоё золото. Пирит это, а не золото, золота столько не бывает.
   Приезжаем. Кирюня смотрит и чуть было не падает в обморок.
   Поехали мы за этим мужиком, он вроде бы как тоже в доле...
   В общем, задержался я там на целых полтора месяца. И после каждой новой грозы снимали мы втроём "сливки". Намыли мы в тот год очень хорошо, а на следующий год у меня появились другие планы и этот клейм я продлил и переоформил на Кирюню...
   Теперь я уже почти четыре года в России. Гапа лет шесть назад умерла, а Кирюня жив-здоров, роет потихоньку эту золотую струю, мечтает приехать ко мне в Россию и найти себе в жёны Русскую женщину. Иногда разговариваем с ним по скайпу и вспоминаем, как мы тогда случайно наткнулись на погребённую древнюю золотую россыпь.
   А вот звёздчатых рубинов и сапфиров я так и не нашёл. Да и не искал, некогда было.
   02.12.18





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 6
© 12.02.2020 Андрей Костебелов
Свидетельство о публикации: izba-2020-2732086

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ















1