Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

И это всё о нём...



sntdpni     Путин сыграл в одной команде с Лукашенко. В хоккей...

Путин вчера принял Лукашенко в сочинской резиденции. Принял по-братски - братья обнялись, затем уединились и базарили тет-а-тет 4 часа, пока самолёт с членами делегации российских официальных лиц болтался над Сочи, из-за тяжелых погодных условий ожидая возможности совершить посадку, и, не дождавшись, в конце-концов приземлился в Минводах, откуда нашу делегацию доставили в Сочи автобусами - прикольное приключение!
Потом Лукашенко тепло жали руку все прибывшие в резиденцию члены нашей делегации, накормили его всякими вкусностями, а затем заставили сыграть в хоккей в одной команде с Путиным - у Путина была хоккейная футболка традиционной красной расцветки с №11, а у Лукашенко - белорусская вышиванка №1. Понятно, что команда Путина выиграла со счётом 9 : 1 ...
В общем - как у классика :
"Вроде бы всё верно и правильно, а по-сути - издевательство!"(с)Потому что ожидаемый Лукашенко "момент истины" оказался для президента Белоруссии совершенно негативным моментом : никаких, абсолютно никаких уступок по цене на нефть он от Путина не получил - перед усатой мордой лживого брата была выстроена глухая стена. Все НАШИ вежливо улыбались, похлопывали его по плечу, и сплёвывали в сторону.
После всего этого жестокого унижения Лукашенко уполз в свой выстроенный за наш счет "островок социализма", и затаился - если честно, я ожидал от белорусского истерика привычных движений : обычно, не получив ожидаемой подачки от Путина, Лукашеко, прибыв домой, открывал свой грязный рот и принимался извергать кал в адрес Путина и России вперемешку с угрозами изменить ориентацию. Но в этот раз что-то пошло не так - лукашенковский хавальник пока что закрыт на замок...
Что можно сказать о результатах встречи? Самое главное : наконец-то Путина всё это лукашенковское дерьмо достало настолько, что он принял твёрдое решение исправить явный провал на белорусском направлении и ЗАСТАВИТЬ Лукашенко осуществлять реальную интеграцию, а на самом деле - подготовку Белки к поглощению Россией.
Время пришло, тянуть дальше - невозможно.
Если кто-то не понял - эта встреча и не была "переговорной", просто Путин подтвердил "брату" свою позицию и готовность "дожать". И Путин, без всяких сомнений дожмёт Лукашенко. Потому, что Путин и Лукашенко - в одной связке : и тому и другому нет другого хода, кроме единственного узкого коридора :
1. Лукашенко. Он, конечно, может резко развернуться в сторону запада, но что это даст лично ему? Да, МВФ прокредитует и не даст сдохнуть Белке, но после первого же транша Лукашенко станет не нужен - на трон посадят бульба-Гуайдо, а Лукашенко тут же припомнят все его черные делишки вроде убийств всяких журналистов, вышвыривания посольства США с территории Белки и прочие совершенные за 30 лет мерзости, и он переедет на ПМЖ в гаагский трибунал, в свободную камеру Милошевича, ведь путь в Ростов ему будет закрыт!
Неа, Лукашенко далеко не дурак, ему такие "многовекторность и евроинтеграция" нафиг не нужны.
2. Путин. Путину в текущий политический момент необходима Белоруссия-союзник (хотя бы номинальныйдекларативный) и совершенно не нужна затяжная конфронтация с Лукашенко, грозящая сменой статуса Белки со стратегического союзника России на очередной плацдарм, захваченный НАТО, и, чтобы не допустить последнего, Темнейший готов далеко зайти в методах воздействия на Лукашенко. Но, в любом случае, Путин не станет больше кормить Белку без ответных ништяков.
Вывод : договорятся. Рано или поздно. Сначала в рамках взаимных уступок, например, цена не нефть будет не такой высокой, как предлагает Россия, в обмен на то, что белорусский сектор НП будет продан (или отдан за долги) России, затем дело пойдёт веселее.
Это неизбежно как дембель : Лукашенко понял, что Путин не станет продолжать политику уступок и вялотекущих деклараций, пришло время сдавать условный суверенитет Белоруссии, или потерять всё, включая свободу и жизнь.
PS. Для тех слабоумцев, кто принимает за чистую монету благожелательные заявления Путина о том, что Лукашенко волен принимать любые решение о том, в какую сторону двигаться Белоруссии : можете не сомневаться, Путин НЕ ПОЗВОЛИТ Белоруссии выйти из сферы влияния России, и это совершенно не зависит от воли Лукашенко.
Если Лукашенко совсем с ума спрыгнет и станет сопротивляться - Путин отправит белорусского брата на пенсию. Или в могилу. И зачистит белорусскую полит-поляну под ноль.
Второго хохлостана не будет, тем более, что ничего похожего на Крым, кой можно аннексировать, у Белки нет.



Лукашенко улетел. «Момент истины» отложен

Ростислав Ищенко


Лукашенко, несмотря на свой взрывной характер, нашёл в себе силы не выносить своё недовольство на публику сразу по итогам переговоров.
В остальном стороны озвучили ранее известные позиции и ни одна из них оказалась не готова к существенным уступкам.
Из чего это видно?
Во-первых, о результатах встречи мы знаем со слов вице-премьера Козака. То есть, президенты не дали совместную пресс-конференцию, не было и общего коммюнике. Подобным образом поступают лишь в тех случаях, когда по всем ключевым проблемам мнения столь различны, что в итоговом коммюнике нет возможности даже прописать «стороны отмечают близость (или сближение) позиций по большинству обсуждавшихся вопросов».
Со слов Козака мы знаем, что по главной проблеме, волновавшей белорусское руководство — цене на нефть позиция России осталась неизменной: Белоруссия может покупать нефть на тех же условиях, что и российские предприятия, никакой «компенсации» за налоговый манёвр не будет. Вопросы интеграции, на которых Белоруссия пыталась сыграть, также остались без разрешения. Договорились обсуждать их дальше (прямо как с Украиной по Минским соглашениям «договорились договариваться»). Прогресс явно не просматривается.
Во-вторых, если Путин коротко сказал, что, беседуя полтора часа наедине, «обсудили много вопросов, которые представляют взаимный интерес», то Лукашенко конкретизировал, что за полтора часа они обсудили темы, касающиеся «многих наших соседей, стран бывшего Советского Союза». Кроме того, по словам Лукашенко, «Мы действительно о многом поговорили, дошли до глубины седых времён нашей совместной жизни, обсудили много исторических дат и моментов».
В последние недели особенно интенсивно (а в более умеренном стиле бывало и раньше) белорусский президент обращался к истории, причём его трактовка известных событий, мягко говоря, не радовала Россию. К тому же исторические упражнения Лукашенко Москва имела право воспринять, как подготовку идеологической базы для ухудшения отношений и даже к выдвижению территориальных претензий. И актуальные политические события современности (например, возвращение Крыма в Россию) Москва и Минск рассматривают с диаметрально противоположных позиций.
Российское руководство не просто имело право, а было обязано потребовать от Лукашенко («друга», «союзника» и «строителя единого государства») прояснить его позицию. Причём непохоже, чтобы объяснения Александра Григорьевича удовлетворили Владимира Владимировича.
То есть, как мы писали раньше, в своей привычке шантажировать Россию торможением интеграции и «уходом на Запад», а также попыткой формировать внутриполитическую повестку России на базе тезисов: «потеряете Белоруссию» и «Батька последний борец за народ, за СССР», — Лукашенко заигрался и зашёл слишком далеко. «Момент истины», о котором он распространялся накануне поездки в Сочи, которую демонстративно перенёс ради встречи с Помпео, был неприкрытой угрозой: или вы нам уступаете, или мы переориентируемся на Запад.
Как мы и писали, Лукашенко не понял, что времена, когда Россию можно было шантажировать переходом в другой лагерь давно прошли. Он представить себе не мог, что ему скажут: «Пожалуйста. Как суверенное государство вы имеете право сами выбирать себе союзников. Со всеми вытекающими последствиями». А ему сказали, или, по крайней мере, намекнули, что плакать никто не будет.
Теперь надо либо реализовывать угрозу и уходить на Запад, где Лукашенко в идеале ждёт судьба Милошевича (в худшем случае может быть вариант Чаушеску или Каддафи, когда охотиться будут не только на него, но и на его семью), либо снимать амбициозные требования и учиться жить по-новому. Прежде всего осознав, что экономическая интеграция требует одинаковых правил игры и эти правила продиктует более крупная экономика-донор, а не крошечная экономика-реципиент. Если же единые правила не устраивают Минск, то будут действовать правила мирового рынка.
Лукашенко оказался не готов на месте в Сочи, за доской, принять ни одно, ни другое решение. Что бы он ни рассказывал белорусам, у него нет альтернативы экономическому сотрудничеству с Россией. Разрыв (даже мягкий, а Россия не будет настаивать на жёстком варианте) приведёт к практически немедленному коллапсу белорусской экономики и быстрому разрушению политической системы (Украина в пример). США и ЕС не готовы финансировать «белорусское экономическое чудо». Они согласны лишь поддержать «демократизацию» (после которой Лукашенко в Белоруссии места нет), а также уничтожение и разграбление белорусской экономики импортными соросами и местными «евроинтеграторами» (по примеру украинской).
С другой стороны он не готов просто отступить.
Во-первых, он для этого слишком самолюбив. Как это он уступит после того, как два месяца рассказывал белорусам, что они кормят Россию и что он запросто найдёт замену и её нефти, и её рынкам, и её дружбе.
Во-вторых, слишком большое количество чиновников в последние годы лишилось должности за «излишние» симпатии к России. В Белоруссии незаметно произошёл негативный отбор — верхушка государственного аппарата уже вполне «евро-национальная». Для неё разрыв с Россией естественен, Лукашенко они не дорожат, а момент сейчас удобный, Александр Григорьевич сам его подготовил, своей пропагандистской деятельностью.
В-третьих, выращены и выпестованы «активисты-общественники», информационные и идеологические структуры, ориентированные на Запад и занимающиеся евроинтеграционной пропагандой при поддержке государственного аппарата. Они вовсе не желают отказываться от материального благополучия и политических перспектив, которые им обеспечивает прозападный крен в белорусской политике последних лет.
В то же время, пророссийские силы маргинализированы, разобщены и дезорганизованы. Они пребывают в состоянии, мало чем отличающемся от того, в котором пребывали пророссийские силы Украины в начале конца Януковича (который тоже самостоятельно отпилил сук, на котором мог сидеть пожизненным президентом). Оказать существенную поддержку Лукашенко при сопротивлении «евроинтеграционной общественности» и государственного аппарата они смогут только в том случае, если он обратится к ним напрямую, покается в грехах и сам займётся их организацией. В таком случае, риск проиграть сохранится, но шансы на победу Лукашенко над прозападным истеблишментом существенно возрастут. Однако, пророссийские силы могут вновь поверить Лукашенко только под российские гарантии, а это значит, что надо принимать условия Москвы, к чему, как было сказано выше, Лукашенко морально не готов.
В-четвёртых, принятие условий сотрудничества, предложенных Москвой, потребует от Белоруссии немедленных и довольно радикальных экономических реформ. Российская поддержка может смягчить их воздействие на население на первом (сложном) этапе, не допустить в Белоруссии «лихих 90-х», но, с изменением экономического базиса неизбежно претерпит изменения и политическая надстройка. Управлять страной, как раньше, лично принимая решение едва ли не о каждом ценнике в каждом магазине, Лукашенко больше не сможет, а по-другому не факт, что сумеет. Он уже не молод, ему переучиваться (тем более на ходу) поздно.
В общем, Александру Григорьевичу надо принимать тяжёлое решение. Оно будет тяжёлым, каким бы оно ни было. Момент же истины заключается в том, что он может принять решение в интересах народа Белоруссии, а может в интересах евроинтеграционной элиты и её змагарско-литвинской группы обеспечения. Личных гарантий ему никто не даст ни в одном, ни в другом случае, но оставшись с народом, он имеет шансы остаться не только живым и не только в стране, но даже власть сохранить (хоть и не столь абсолютную, как сейчас). Выбрав же сторону евроинтеграционной элиты он потеряет всё — загнанных лошадей пристреливают — таково их жизненное кредо.
В Москве будут рады, если Лукашенко сделает правильный выбор, но, зная его взрывной (и в то же время управляемый близким окружением) характер, не особенно обольщаются. «Опоздание» большей части российской делегации на переговоры (давшее Лукашенко возможность провести побольше времени в личной беседе в Путиным) может оказаться не только последним сигналом, но и последним шансом. Им надо воспользоваться. При всей своей противоречивости Лукашенко немало сделал для Белоруссии в 90-е годы.

Будет обидно, если дело своей жизни он разрушит собственноручно.

Лукашенко погрузился в глубокий шок

Блондинка Блондинка
Политолог Андрей Суздальцев считает, что нынешний режим в Белоруссии обречен

— Андрей Иванович, насколько серьезным является конфликт между Россией и Белоруссией из-за цен на энергоресурсы? И какой эффект он может произвести на судьбу Союзного государства и ЕАЭС?
— Союзное государство создавалось на основе баланса интересов. В начале 1990-х годов Москва была серьезно обеспокоена военно-стратегической безопасностью на своих западных рубежах, функционированием нефтепровода «Дружба» и переживала за судьбу русской диаспоры, которой угрожали проведением политики, аналогичной той, что тогда осуществлялась в Прибалтике. Минск же большую часть денег зарабатывал благодаря продаже на Запад нефтепродуктов, вырабатываемых из российской нефти, и калия, а все остальное он поставлял в Россию. Поэтому Белоруссия была крайне заинтересована в доступе на российский рынок на льготных условиях и получении скидок на нефть. И при этом Минск всегда закрывал свой рынок для российских товаров, потому что боялся, что утонет в продукции из соседней страны. Сегодня действует 18 тарифных ограничений — это мировой рекорд.
В реальности никакой интеграции не было. За все время существования Союзного государства было выполнено только 10% из того, что изначально планировалось. Фактически речь идет о том, что белорусы получили возможность без проблем работать в России, получать здесь вид на жительство, медицинское обеспечение и так далее. При этом россияне такими возможностями в Белоруссии не пользуются, лишь небольшая часть из них ездит в соседнюю страну на отдых. В России же работают не меньше 700 тысяч белорусов.
— То есть союз получился таким однобоким?
— Со временем в Союзном государстве начал доминировать дотационный характер отношений. Постоянно идут торги вокруг цен на нефть и газ, выделения дотаций, социальных пакетов и так далее. Все это подсчитывается. На 1 января 2020 года общая сумма дотаций, которые Минск получил от Москвы, составила 133 миллиарда долларов. При этом Белоруссия проводила зачастую антироссийскую политику. Минск не признает независимость Абхазии и Южной Осетии, не хочет признавать Крым частью России, поддерживает Киев в войне на Донбассе и так далее. Александр Лукашенко обещал признать Абхазию и Южную Осетию, но выкатил огромный счет за это. Кроме того, были аннулированы соглашения по размещению российской базы ВКС в Белоруссии. Причем теперь Лукашенко доказывает, что Москве она вообще была не нужна. Что странно, потому что в Москве, наверное, лучше знают. База была нужна, поскольку она брала под контроль базу США в Польше. Зато после начала санкционной войны между Россией и Западом в Белоруссии появилась развитая отрасль по обеспечению контрабанды из Европы в Москву и другие российские города. Минск уже 5 лет снабжает европейскую «запрещенку» своими документами. А вершиной стало то, что Лукашенко открыл свою страну для граждан 80 стран — и теперь они могут использовать безвизовый режим с Минском для того, чтобы попасть в Россию.
— Но это же продолжалось не один год. Почему обострение случилось именно сейчас?
— За время существования Союзного государства в Белоруссии выросли два поколения людей, которые относятся к России иждивенчески. Но у Москвы закончилось терпение, и она заявила, что в дальнейшем дотации будут предоставляться только в обмен на интеграцию. Россия готова не обращать внимания на внешнюю политику Минска, но она ждет от него экономических подвижек. В частности, совместно с белорусами была разработана 31 «дорожная карта» экономической интеграции. Со скандалом, но Минск все-таки утвердил все «карты», кроме четырех. За бортом оказались нефть, газ, налогообложение и создание единой валюты.
Лукашенко готов подписать документы, но требует аванс. В частности, он настаивает на том, чтобы полностью компенсировать ущерб от российского налогового маневра, который заменяет экспортную пошлину на налог на добычу нефти и газа. Но российские компании пользуются льготами на территории своей страны, Лукашенко же хочет такие же условия для своих фирм. Москва не против, но желает, чтобы сначала Минск привел свое налоговое законодательство в соответствие с российским. Белоруссия против. Между тем Минск покупает газ за 129 долларов за тысячу кубов, а продает его своему населению за 270–300 долларов. Неизвестно, куда уходит разница. Судя по всему, кто-то в Белоруссии спекулирует.
Еще одним условием Лукашенко стало снятие всех ограничений на поставку белорусских товаров в Россию. В том числе тех, что явно являются контрабандой... Каждый раз, когда Москва берется за интеграционные процессы, Лукашенко требует чего-то подобного. Причем он сначала получает аванс, а потом уклоняется от выполнения взятых на себя обязательств. В этот раз он хотел поступить так же, но не вышло. Его предупредили, что в случае интеграционных программ дотации начнут выделять по принципу «сделал — получил».
— Почему президент Белоруссии уверен, что Москва пойдет у него на поводу?
— Лукашенко очень высоко оценивает свою роль в истории человечества. Кроме того, ему кажется, что Белоруссия занимает особенное место в геополитике. В связи с этим он уверен, что Москва в очередной раз должна пасть перед ним. Когда же ему заявили, что Россия готова сделать скидку на нефть (предложив цену) в 83% от мировой цены, его это крайне возмутило. Вся его демагогия, которую он разводил 20 лет, быстро свелась к тому, что есть нефть — есть братство народов, а нет нефти — и братства тоже нет.
Теперь Белоруссия ищет альтернативу российской нефти. Так никто же не против. Если найдут дешевле, пусть покупают. Но даже США отказались тратить на Белоруссию 6 миллиардов долларов в год, оставив эту почетную обязанность России. Посмотрим, как Лукашенко переварит визит госсекретаря США Майка Помпео, последние 2 месяца его страна почти не получала нефть из России, а для республики это вопрос выживания. Время на размышление заканчивается.
Скоро в Белоруссии выборы. Не секрет, что в стране лидером должен быть тот человек, который способен наиболее эффективно решать вопросы с Москвой. При этом Лукашенко уже который год оказывается полностью бессилен. Конечно, он обращается к Президенту России Владимиру Путину на «ты», не стесняется брезгливо о нем отзываться и так далее. Но пока Москва не бежит к нему с дарами. В частности, Лукашенко жаловался на это госсекретарю Майку Помпео…
— А России выгодно, чтобы Лукашенко вновь стал президентом?
— Нет. Россия заинтересована в том, чтобы Белоруссия продолжала существовать в качестве суверенного государства между Россией и Польшей. Москва всегда готова ее поддержать, но содержать ее готова только при условии интеграции. Лукашенко никогда на это не согласится, потому что он относится к России как к колонии. Кроме того, Украина произвела на него огромное впечатление. Когда Москва отдала Киеву 3 миллиарда долларов, он погрузился в глубокий шок — почему им дали, а ему нет. Лукашенко рассчитывал на то, что Россия в результате санкций окажется в изоляции — и Белоруссия станет ее единственным «окном в мир». В СМИ даже стали преподносить Минск как своего рода прихожую в Европу. В свою очередь, Лукашенко собирался командовать Россией через пост главы Госсовета Союзного государства. С точки зрения президента Белоруссии, русские — это варвары, которые ни на что не способны. Даже Петр Порошенко никогда не опускался до критики личности Путина. Он никогда не обращался к нему на «ты», не вытирал об него ноги и так далее. С 2015 года Лукашенко трижды вспоминал о том, что Калининград должен быть частью Белоруссии. Остальные страны смотрят на него и тоже так хотят — ругать Путина и получать взамен миллиардные дотации.
Вместе с тем белорусы — это очень скромно и тяжело живущий народ. Большая часть из них подрабатывает на чужбине. И при этом Лукашенко ругает Россию за то, что она ему чего-то там недодала.

Батька построил в Белоруссии «семейный капитализм»: на фото Лукашенко с сыновьями.
— У России есть альтернатива Лукашенко на грядущих президентских выборах?
— Этот вопрос относится к закрытой части политики. Но в любом государстве есть вполне адекватные люди, которые будут любить свою страну и выполнять взятые на себя обязательства. Только очень глупые люди могут считать, что среди белорусов нет человека, способного заменить Лукашенко. Кстати, он хочет переписать под себя Конституцию Белоруссии. В частности, там собираются закрепить передачу власти по наследству. России очевидно нужно новое лицо. Понятно, что с Лукашенко никакого продвижения вперед не будет.
— В Белоруссии периодически проходят массовые чистки — среди таможенников, среди главврачей, среди глав предприятий и так далее. Недавно пересажали глав сахарных заводов. Оправдываются ли подобные методы управления?
— Во-первых, в стране нет ни выборов, ни серьезной оппозиции. Например, я первый гражданин России, который был депортирован из Белоруссии в рамках Союзного государства. Там сложился очень жесткий авторитарный режим, в котором есть политические заключенные и просто заложники. Иногда заложниками становятся даже граждане России. Например, в 2013 году в таком статусе оказался глава «Уралкалия» Владислав Баумгертнер. Секрет в том, что Белоруссия фактически является корпорацией, которой управляет Лукашенко и его семья. Не случайно президент Белоруссии быстро нашел общий язык с Порошенко, который тоже пытался построить нечто подобное. В рамках своего государственного капитализма Лукашенко пытается сделать нечто эффективное, но без российских миллиардов у него ничего не получается. На самом деле любая авторитарная система нужна только в условиях мобилизации, когда идет война и так далее. А в мирное время такая система экономически неоправданна.
— Получается, что режим Лукашенко обречен?
— Конечно, обречен. Именно поэтому он постоянно оскорбляет Россию, требует от нее все больше денег и так далее. Он отчаянно пытается спастись.
— Как его поведение сказывается на ЕАЭС?
— Ничего хорошего ждать не приходится. С последним председателем Евразийской экономической комиссии Тиграном Саркисяном нам повезло. Удивительный оказался человек. Он очень много сделал для евразийской интеграции. Его энергии и собранности можно только позавидовать. Но даже в этих условиях белорусы постоянно интриговали, пытались выбить для себя особые привилегии, объединиться с Казахстаном против России и так далее. Теперь ЕЭК возглавил Михаил Мясникович, который целиком сконцентрируется на выбивании из Москвы всевозможных уступок. Переживаю, что это нанесет ущерб всему процессу евразийской интеграции, его имиджу. Кстати, секретарем ОДКБ тоже стал белорусский генерал с украинскими корнями Станислав Зась, так что и этой организации будет нелегко.
— С Лукашенко или без него Белоруссия может уйти на Запад?
— Есть такая вероятность. Причем это может произойти без всяких майданов. Лукашенко пытается натравить Запад на Москву, а Помпео, наоборот, натравливает Минск на Москву. Встретились два хитреца. Ну вот сейчас Лукашенко прилетит в Россию и будет пугать Путина американской нефтью. Между тем Запад не собирается заступаться за Лукашенко. Там годами наблюдали за тем, как президент Белоруссии обманывал Россию, и полностью этим удовлетворены. На Западе прекрасно понимают, что он недоговороспособен и будет точно так же пытаться обмануть их. В связи с этим Лукашенко мертв для США и Евросоюза, но у того есть фигура, которая успешно прошла кастинг западных партнеров, — это глава МИД республики Владимир Макей. Никто даже не скрывает, что он является как минимум одним из наследников Лукашенко. Если Макей придет к власти, то Минск превратится во второй Киев, хотя и более слабый. России переживать не о чем, потому что она с Украиной справилась, а вот для белорусского народа это будет катастрофа.
Но к этому нужно относиться спокойно. «Накормить» Лукашенко невозможно. По этому пути уже шли с Украиной, но с каждым годом там Россию все больше отождествляли с врагом. Остается надежда на зрелость белорусского политического класса и понимание населением своей перспективы. При этом Лукашенко уже создал белорусский формат украинского синдрома. Это когда небогатой стране годами рассказывают, что ей должна помогать Россия, а потом меняют пластинку на то, что прошли годы, а помощи от нее все нет, поэтому нужно развернуться к Евросоюзу.

Послесловие.
В Евросоюзе Рыгорычу точно ловить нечего. Лидеры ЕС изначально поддержавшие Киевский Майдан, сейчас вместе с Газпромом строят газопровод Северный поток - 2 в обход Украины.
Инвестиций в Укрорейх от ЕС йок.
Политической поддержки после того, как Меркель и Макрон послали соросятого клоуна выполнять Минские соглашения, тоже теперь йок.
Восточноевропейских нахлебников в этом году Евросоюз отпускает на вольные хлеба - искать денег на пропитание самостоятельно, сокращая им дотации.
Еще одна русофобская страна, чтобы с одной стороны ее кормить, а с другой стороны, чтобы она только и делала, что гадила и портила отношения Европы и России, европейским лидерам и европейскому бизнесу точно не нужна. Им уже хватает собственной гиены - Польши и Прибалтийских вымиратов, которым все не в коня корм. Вместо того, чтобы отстаивать интересы собственных стран в частности, и Европы в целом, они только и делают, что ублажают дядю Сэма, который сейчас уже открыто ведет экономическую войну против Евросоюза.
Поэтому явно не на ЕС делал ставку Бацька, а на Вашингтон, пообещавший Рыгорычу в скором времени сменить Путина на свою марионетку в Кремле (наверное зуб Помпео в залог Лукашенко американцы оставили))). Иначе Колхозник никогда бы не стал так открыто "вытирать ноги" об нашего президента, и отрекаться от России, заявляя, что Великая Отечественная война: "Это была не наша война".
Ну а после встречи с Помпео, для Лукашенко наступил "момент истины". Американцы могут снабжать Белоруссию нефтью, купив ее предварительно у России по мировым ценам, а потом перепродать с маржой Колхознику.)
Тем самым американцы скомпенсирует часть потерь из-за санкций против Венесуэлы. Раньше то они напрямую покупали нефть у Каракаса, а сейчас, после того, как их плохиш Гуайдо так и не смог занять президентское кресло, чтобы отдавать дяди Сэму нефть за так, им приходится покупать венесуэльскую нефть у России, но уже дороже.)
Дораскорячивался Лукашенко со своей бахтовекторностью. Заверений "в вечной дружбе", рукопожатий и льстивых улыбок Москве больше недостаточно. Сейчас вопрос стоит в корне иначе:
- либо Белоруссия на условиях России интегрируется в союзное государство, то есть пойдет на создание единой валюты и наднациональных органов;
- либо Бацька утонет во время экономического цунами, которое обрушится на экономику Белоруссии, когда подписанный договор о создании союзного государства между Россией и Белоруссией, прикажет долго жить, отправившись на кладбище истории.
Лукашенко, куда не кинь, всюду клин, так как понятно, что дни Бацькиной Семьи сочтены. Вечно управлять Белоруссией, передав власть по наследству одному из своих сыновей, у ушлого Колхозника теперь абсолютно точно не получится.
Отсчет конца начался.
* * * * *
О чем в итоге договорятся Лукашенко и Путин в самое ближайшее время узнаем. Ну а пока ждем, можно почитать, что по поводу российско-белорусских отношений думают левые занародники.
Этот комментарий нашла на Афтершоке:
Однозначно в гранит! ...

И на стол всем российским бизнесменам, чтобы они рыдали под столом, и этим дали фору всем "хоз. субъектам РБ".)))

«Кашка на воде» – выживет ли экономика Белоруссии без дотаций России?

Александр Запольскис

Встреча президентов России и Белоруссии в Сочи закончилась. Судя по отсутствию итогового документа и финальной пресс-конференции, прошла она, как и все последние встречи, трудно. И оценивается сторонами неоднозначно.
Александру Лукашенко не удалось добиться удовлетворения ни одного из ранее озвученных требований. По крайней мере, до конца текущего года российский газ будет поставляться в РБ на прежних условиях, то есть по 127 долларов за килокуб, а не по 73, как настаивал официальный Минск, исходя из цен для Смоленской области.
Точных цифр по нефти в открытых источниках не называется, но замглавы администрации президента РФ Дмитрий Козак сообщил журналистам, что цены для Белоруссии тоже останутся на прежних коммерческих условиях, как и не будет отмены налогового маневра.
Правда, при этом остается не совсем понятным, речь идет о рыночной мировой цене на Urals по 63,8 доллара за баррель или с учетом существовавшей скидки в 75 долларов на тонну, что снижает цену на 10,1 доллара за баррель. Видимо наиболее близкой следует считать последний вариант с поправкой на ставшей яблоком раздора дополнительной премии поставщика в 5 долларов на тонну или 54,36 доллара за бочку.
Таким образом, поставки энергоресурсов в РБ сохранятся, если Минск будет готов их оплачивать по прежним ценам, но судьба переговоров по дорожным картам продолжает оставаться неясной. Нельзя исключать попыток Минска по усилению «многовекторности».
Тем более что наши зарубежные партнеры, в части вариантов развития событий, уже пытаются ситуацию еще сильнее раскачать. Посетивший Белоруссию с официальным визитом госсекретарь США Майк Помпео публично пообещал поставить в РБ сколько угодно нефти из США. Однако не уточнил ключевой вопрос — по какой цене.
Следовательно, и окончательное решение Белоруссии по выбору итогового стратегического пути — на Восток и полную интеграцию с Россией или в «многовекторность», а значит, как можно дальше от России на Запад, остается пока открытым.
Россию, как говорилось ранее, действительно устроят оба варианта. Ключевым для нас тут является, прежде всего, вопрос окончательной конкретизации стратегического положения.
Даже МВФ признает, что дотирование экономики невнятного союзника обходится Москве в 9−10 млрд долларов в год. Это примерно 0,56% ВВП или около 3,7% доходной части федерального бюджета РФ или 50% бюджета республики. Деньги достаточно большие, чтобы списывать их только на пустые разговоры о братстве. Кредит на строительство белорусской АЭС, покрывающий 90% общей сметы, составил 10 млрд долларов. Так что фактически такая «дружба» стоит нам почти по одной новой АЭС ежегодно.
Однако если отойти от эмоционального бодания на голых принципах, следует признать, что любой из упомянутых вариантов для обеих сторон плох, но плох очень по-разному.
РБ, безусловно, имеет полное право на самостоятельные решения и собственную оценку их для себя приемлемости. Но это не может отменить объективную реальность. В случае «хоть как, лишь бы по-своему» экономика республики неизбежно столкнется с глубоким экономическим кризисом.
Для страны с ВВП в 60 млрд долларов потерять разом дотаций на 15,8% этой суммы (с разрывом экономических связей вероятнее всего даже в 2−3 раза больше) чревато гарантированным падением уровня жизни и коллапсом всей социалки.
А именно сохранение хоть сколько-нибудь приемлемого уровня социальных гарантий является главным фундаментом стабильности белорусского государства в целом. Если его не станет, социально-политическую стабильность страны вряд ли удастся сохранить.
На данный момент экономическое устройство и вытекающая из него политическая конструкция России и Белоруссии между собой имеют огромное множество принципиальных различий. В условиях рынка Россия жить и развиваться может. Тогда как Белоруссия — однозначно нет.
На протяжении всего постсоветского периода там реализовывалась очень похожая на социализм модель прямого государственного управления экономикой. За российский счет. Фактически все сколько-нибудь значимые предприятия РБ либо прямо принадлежат государству, либо оперативно управляются им.
В теории о достоинствах этой системы спорить можно долго. Но при этом нельзя не признать нарастающей общей убыточности хозяйства хотя бы примера с сахарной отраслью страны.
С одной стороны, четыре ее завода способны иметь производственные издержки существенно ниже аналогичных российских, но, с другой, из-за навязанного государством обязательства по дотированию производства свеклы и запрета на использование внешнего сырья, итоговая цена продукции получается существенно выше российской.
Причем нельзя сказать, чтобы в своем решении государство было так уж не право. Без жестких мер прямого директивного ценового регулирования сельское хозяйство в 16 из 118 административных районах, охватывающих 14% пашни с высоким естественным плодородием почв и столько же сельскохозяйственных угодий, останется без работы.
Это только кажется, что в полях можно выращивать буквально что угодно. В реальности вырастить мало, надо еще суметь продать результат с прибылью. И вот тут кроются самые большие проблемы. Мировой рынок продовольствия переполнен. Несмотря на все усилия последних 10 лет, более 80% производимого в РБ продовольствия продается в России. Сколько-нибудь существенно нарастить доли на других рынках не получается.
Но если всю эту системы сходу перенести в российские экономические реалии, то она неизбежно умрет. Банально не выдержав конкуренции. Обсуждающийся сейчас между Москвой и Минском обширный пакет «дорожных карт» предназначен не просто ради какого-то теоретического углубления экономической интеграции в рамках Союзного государства.
Его главная задача плавно реформировать нынешнюю командно-административную модель экономики РБ под условия жизнедеятельности российской модели. Чтобы далее в процессе окончательного слияния она смогла самостоятельно удержаться на плаву, обеспечивая 9,1 млн граждан республики работой и доходом.
В противном случае платить по белорусским долгам после включения РБ в состав РФ (в любой форме, что через механизм СГ, что областями напрямую) придется уже из российского бюджета. А они не просто велики, а огромны: в 2018 году государственный долг республики составлял 47,8 млрд долларов.
Если от конкурентного шока вся белорусская экономика ляжет, то на обеспечение государственных обязательств перед населением, в дополнение к прежним 9,5 млрд дотаций, России где-то придется изыскивать еще по меньшей мере 11,34 млрд долларов в год. Именно столько составляет доходная часть бюджета РБ 2019. В сумме выходит до 21 млрд долларов. На протяжении всего периода который потребуется на восстановление после шока. А это годы и годы.
Кстати, что-то придется делать еще и с накопившимся в Белоруссии внутренними долгами субъектов хозяйствования перед бюджетом. Например, на совещании у президента РБ по АПК 28 января нынешнего года в частности прозвучала цифра в 3 млрд белорусских рублей только по сельскому хозяйству одной Витебской области. Что примерно соответствует 1,37 млрд долларов. А всего областей в Беларуси шесть…
Так что лишь очень наивные люди могут продолжать считать, что нынешний «идейный конфликт» между Москвой и Минском возник исключительно из-за предательского желания России сиюминутно заработать себе «немножко больше денег» на попавшем в трудное положение союзнике.

В реальности речь идет, ни много ни мало, фактически о стратегии спасения народа республики в долгосрочной перспективе. Но для этого требуется не просто договориться по нефти и газу сейчас.
Надо обеспечить комплексное выполнение всей 31 «дорожной карты» в полном объеме на всем сроке их действия и с обязательным выполнением всех ими предусмотренных условий и контрольных целей.
Без шатаний и истерик.

Просто потому что время «многовекторности» окончательно закончилось.





Рейтинг работы: 7
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 3
Количество просмотров: 12
© 09.02.2020 Alex Semalion
Свидетельство о публикации: izba-2020-2730136

Рубрика произведения: Разное -> Публицистика


Натали       10.02.2020   12:56:16
Отзыв:   положительный
С удовлетворением прочла данную информацию, так как с политикой я
не дружу, то многое мне было непонятно в наших отношениях с Республикой
Беларусь, ...теперь мне много становится понятно и поведение хитрого лиса
батьки тоже...!? Давно пора ставить все точки на место, сколько можно испытывать
терпение России и главное за какие такие "их подвиги" или отношение к нам, прямо
скажем, мало напоминающее дружеское , скорее скотское... ?!


Alex Semalion       10.02.2020   13:59:33

К хорошему человек быстро привыкает и начинает его считать само собой подразумевающимся.
И это , даже несмотря на то, что это хорошее ему давали "за просто так" (на халяву)
Но когда халява заканчивается - "благородному негодованию" нет предела!
Увы, большинство людей таковы и Лукашенко не исключение.
***
Мы живём в параллельных мирах
И нигде те миры не стыкуются,
Есть у каждого свой иерарх
И свои перекрёстки, и улицы.
*****
Каждый в мире своём Царь и Бог,
Он и Раб и Страстей Повелитель.
Чтоб никто сунуть нос свой не смог,
Запечатан вход в эту обитель.

Имя этого мира — Душа,
Для чужого — сплошные потёмки,
Для себя же она хороша!
(Там мечтаний и счастья обломки.)

Сожалея о том, что прошло,
Роясь в сомне бесплодных мечтаний,
Мы не можем найти ничего,
Своей жизни пустой в оправданье.

У кого то гордыня и кайф,
У кого то желанье халявы.
Кто попроще — им нужен лишь драйв,
А героям, тем хочется славы.
***
Каждый мнит себя пупом земли,
Всех других низшей расой считая.
Несогласен? — в себя загляни
И любые сомненья расстают…
Натали       10.02.2020   15:01:27

...здорово написано...!!!
Alex Semalion       10.02.2020   15:31:19

Я вообще то спокойный человек, даже от медведя в панике не убегал:)
Но , если меня что то "цепляет", то я начинаю "рыть рогом" пока не докопаюсь до истины.
Потом сам себе удивляюсь - неужели это я сотворил?
***
Почти все мои стихи-это результат такого "выхода из зоны комфорта" :)














1