Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Ten Black Roses. Fuck around and kill


Ten Black Roses. Fuck around and kill
Я знал, что не должен был мечтать о Валере этой ночью. Я должен был думать о других вещах, таких как мать, Илья и наше нынешнее положение.

Но... Вместо этого, я думал только о Валерике.

Его тёплое, сильное тело прижималось к моей спине, руки нежно поглаживали мои бёдра. Я старался отогнать от себя неподходящие в данный момент мысли, но ощущение его кожи и запах, заполняющий лёгкие, были такими манящими... Моё тело начало пробуждаться, тоскуя по нему.

Я отчётливо чувствовал его возбуждённую плоть в джинсах. Я развернулся в его объятиях и одного взгляда в потемневшие от страсти, серые глаза Валерки было достаточно, чтобы зародить огонь страсти в моём теле.

- Исмаэль, - прошептал он с такой до боли знакомой хрипотцой в голосе, отчего я возбудился ещё больше. – Исми, мы не должны делать этого. Не сейчас, когда они находятся внизу, – но, между тем, крепко сжав мои ягодицы, он притянул меня к себе. Его твёрдость крепко прижималась к месту между моих ног, и я застонал от этого сладостного предвосхищения.

Мои пальцы сжали ткань его рубашки, и я потёрся своим пахом о него. – Пожалуйста, Валерик, - пробормотал я, прижимаясь губами к его шее. Я никогда не ощущал кожу других мужчин, но невозможно было представить, чтобы у кого-нибудь кожа была ещё мягче, чем у Валеры. Глухой стон вырвался из его горла, руки напряглись на моей коже очень сильно, почти болезненно.

- Чёрт, Исми, мы не можем, - протестовал он, но в его голосе мне слышалось обратное.

Впервые в своей жизни я был уверен в себе - не было больше кроткого, застенчивого ребёнка. Моя кровь бурлила в венах, сердце бешено билось в груди, слово барабаны индейцев, объявляющих войну.

Маленький чердак был тёмным и тесным, с покатой, очень низкой крышей, позволяя только встать на колени. Я чувствовал пот на своей коже от духоты этой комнатки, мне казалось, наша покрасневшая кожа сливалась вместе.

Внезапно Валерка отстранился, его глаза так пристально взглянули в мои, что мне пришлось отвернуться. Я чувствовал его желание в каждом движении его тела. – Ты должен быть тих, Исми, - прошептал он грубым голосом. – Я не знаю, слышат ли нас мать и Илья, но ты должен молчать. – Медленно его руки двинулась по мне, едва ощутимая, как кончик пера, дрожь пробежала по моему телу и дыхание стало рваным. – Ты будешь страдать от желания в полной тишине. Не жди сегодня пощады, дорогой братишка.

Мне не хватало воздуха, его слова были такими возбуждающими, что я выгнулся от удовольствия, ухватившись за матрас на полу.

- Разденься, Исмаэль - сказал он, его голос был тягучим, как мёд, густой и тёплый. – Покажи мне своё тело.

Его глаза были затуманены похотью. Мои трусы не справлялись с моим стояком, моё возбуждение ещё больше накалили атмосферу. Я встал на колени — это большее, что я мог сделать на тесном чердаке - и через голову снял свою рубашку. Рядом с рубашкой легла моя майка. Горячий воздух ласкал мою кожу, но я был сосредоточен и не смотрел в глаза Валере. Было трудно и почти неловко снимать свои джинсы, но как только я их снял, удивился, насколько огромный стояк у меня.

- Чёрт, Исми, ты восхитителен, - выдохнул Валерка, его глаза прошлись по моему телу, по возбуждённым соскам, напряжённому животу и, наконец, прикрытому члену. – Сними трусы и прикоснись к себе, - прошептал он хриплым, почти неузнаваемым голосом.

Я сделал так, как он просил, неловко сняв свои трусики, я отбросил их к остальной одежде. Валера никогда не просил меня прикасаться к себе прежде, и я чувствовал, как постепенно краснел от одной только мысли об этом.

- Дотронься до себя, - подсказал он, его голос стал грубее.

Я опустился на матрас и, пошире расставив ноги, почувствовал, как мои шары протяжно заныли, член стал неуправляемым. Я провёл пальцами по своим шарикам, скользнув указательным пальцем в свой готовый проход.

- Смотри мне в глаза, пока ласкаешь себя, - пробормотал он. – Смотри на меня, Исмаэль.

Закусив губу, я поднял глаза на Валеру, и то, что я увидел, заставило сжаться всем своим существом от похоти. Он сидел недалеко от меня, скрестив ноги, его руки, сжатые в кулаки, лежали рядом. Лишь на мгновение его глаза встретились с моими, прежде чем они вернулись к тому, что я делал.

- Заставь себя кончить, братик, - скомандовал он, я видел, как эрекция с силой упиралась в его джинсах. – Трахни себя рукой и кончи.

Мои ноги начали дрожать от усилий, прикладываемых мною, и я отчаянно ввёл свой палец глубже в тугое кольцо. Казалось, что это было как-то неправильно, но я уже не мог остановиться. Я задыхался, мои глаза закрылись, когда я вытащил один палец из своего прохода и вставил два, толкая их ещё глубже.

- О, Боже, - я ахнул.

Волна удовольствия прошла через меня, концентрируюсь между моих ног.

- Позволь мне помочь тебе, Исми, - промурлыкал он, придвигаясь ко мне. Валера прижал меня к себе и схватил стул, стоящий в углу. Он поставил стул передо мной, так чтобы я мог сесть на него. Его горячие пальцы были на моих бёдрах, раздвигая их очень широко. – Ммм, Боже, твой запах просто восхитителен. Знай, что мне приходится прикладывать всю свою силу воли, чтобы не прижать тебя к стене и сразу оттрахать.

Его губы касались моего уха, он лизал и посасывал его мочку, а кончиками пальцев слегла поигрывал моими яичками. Я слабо вскрикнул, выгибаясь к нему навстречу.

- Я же сказал тебе, чтобы ты молчал, Исмаэль, - он напомнил мне строго. – Мы не можем рисковать. Если я услышу что-то от тебя ещё раз, я сразу остановлюсь. Я серьёзно, – он пристально посмотрел в мои глаза. Мне ничего не оставалось, как нервно сглотнуть и кивнуть, соглашаясь с ним.

- Я понимаю, - мне едва удавалось выровнять свой голос.

- Хорошо, - Валерка взял руками мои лодыжки. – Теперь поставь ноги на сидение стула. Я хочу увидеть твой анус открытым. – Он нежно управлял моими ногами, так, что мои пятки оказались прижатыми к моей заднице, мои бёдра были широко расставлены, открывая моё колечко на всеобщее обозрение.

Я, как зачарованный, наблюдал за тем, как Валера опустил свою голову между моих ног и провёл влажную линию от бёдер к моему стояку.

- Ох, Валерик, - ахнул я, ноги почти соскользнули со стула. Я выгнулся и запустил руки ему в волосы, ожидая, когда он прикоснётся к тому месту, где я больше всего этого хотел.

Он сделал паузу. – Я приказал тебе молчать, Исми. Это твоё последнее предупреждение.

О, Боже, как он может заставлять молчать, когда он делает такие вещи? Я знал, что это невозможно, но резко кивнул — единственное о чём я думал, так это о том, что я должен получить удовольствие. Я не мог оставаться в таком возбуждённом, доставляющим мне дискомфорт состоянии.

Но потом его мокрый язык прикоснулся к моему члену, поддразнивая наиболее чувствительные участки, мои глаза закатились от удовольствия и я откинулся назад, постанывая. Мои бёдра придвинулись к его рту, и его губы вобрали всю мою длину. Я ахнул и схватился за бока стула для поддержки, мои пальцы побелели от напряжения.

- Тебе нравится, когда я вылизываю тебя, Исмаэль? – спросил он, глядя мне в лицо. Его дыхание обдувало мою эрекцию, и удовольствие взрывалось фейерверками внутри меня. – Ты любишь, когда я ласкаю твой член? Может быть, я просто должен ввести свой член в твою тугую щель и оттрахать, заставляя тебя громко кричать моё имя? – он слегка укусил мои яйца, и я подскочил, едва успев заглушить свой стон. Я был уверен, деревянный стул расколется подо мной.

Ох, блять, я не мог выдержать большего. Я должен сосредоточиться и вести себя тихо. Мне хотелось закричать Валере, чтобы он просто трахнул меня, но он продолжал дразнить меня, наслаждаясь процессом.

С силой он ввёл в меня два пальца, лизнув и пососав мои шары перед этим. Сильное, ослепляющее, горячее удовольствие наполнило меня, и я делал всё возможное, чтобы не закричать. Боже мой, да! ДА! Я ахнул и придвинул свои бёдра вплотную к нему, чтобы он входил в меня ещё глубже.

- Ты хочешь этого, не так ли? – промурлыкал он. Снова погружая в меня два пальца, он медленно вытащил их, прежде чем снова ввести. – Почему бы тебе не показать, как сильно тебе это нравится, милый Исмаэль? – предложил Валерка, сжимая одной рукой мою задницу.

- О, пожалуйста, Валера, - просил я, не думая о том, что должен молчать. – Пожалуйста, не дразни меня, - мой голос был низким, почти животным.

Не потрудившись ответить мне, он добавил ещё один палец. Я выгнулся, мои глаза открылись, когда я почувствовал, как мои стенки растягивались, чтобы принять больший размер, ширину в три пальца. – Посмотри на меня, Исми, - сказал он тихо. – Я хочу видеть твоё лицо в экстазе.

Было так трудно заставить себя делать что-то ещё, кроме как извиваться от удовольствия. Но мне удалось взглянуть ему в лицо, заставляя глаза оставаться открытыми. Его серые глаза, казалось, поглотили меня, затягивая в свою глубину. Я падал, ощущая только его кожу и до боли родной и знакомый запах его тела. Через мгновение Валера ускорил темп своих движений, и мне пришлось ухватиться за стул, чтобы не упасть.

- Блять, - проворчал он. – Кончи сильно, Исмаэль. Кончи сейчас! – он продолжал входить в меня очень грубо. Мне должно было быть больно, но я тянулся к нему навстречу, чувствуя приближающийся оргазм. Моё дыхание ускорилось - я знал, что был близок. А потом, когда я уже подошёл к краю...

Он остановился.

Я зарычал в отчаянии, и мне пришлось открыть глаза, чтобы увидеть, что же произошло. Валерка возился с пряжкой на поясе и, наконец, расстегнув её, а затем молнию, стянул с себя джинсы. Он был настолько возбуждён, что его член буквально выскочил из ширинки. Мои глаза расширились, и у меня перехватило дыхание. Я хотел Валерика так сильно, так отчаянно, что был уверен, что умру, если не получу его сейчас.

Валера пристально взглянул в мои глаза, его спутанные, светлые волосы свисали на лоб. Я видел его напряжённую челюсть, губы, мокрые от соков моего возбуждения. Его глаза заглядывали, казалось, мне в саму душу. Мои руки судорожно дрожали, и Валерка медленно провёл своими руками вниз и взял меня за запястья, легко и нежно.

- Тебя никогда раньше не связывали? – спросил он едва различимым шёпотом.

Мне потребовался момент, чтобы вспомнить, как говорить. – Что ты имеешь в виду? – удалось выговорить мне слегка дрожащим голосом. Он завёл мои руки за голову, с силой прижимая к стене, у которой я сидел.

- Тебя привязывали так, чтобы ты не мог двигаться?

Его губы были так близки к моим, головка его возбуждённого члена упиралась в мой напряжённый ствол. Я застонал, выгибаясь к нему навстречу, забыв о том, что не должен говорить. Удовольствие во мне было мучительным, образуя во мне неудовлетворённость.

- Нет, - прошептал я, задевая его губы своими.

Под нами послышался треск и грохот кастрюль, напоминающий о том, что мы не одни в этом доме.

- Я не свяжу тебя, но всё равно не позволю твоим руками двигаться, - сказал он уверенно.

- Но, Валерка... - пробормотал я. – Как мы будем делать «это», если у нас нет... Если у нас нет презерватива? – я едва выдавил из себя эти последние слова.

- В этом весь кайф, Исмаэль. Я буду жёстко трахать тебя всухую, без смазки и чувствуя каждый миллиметр твоего организма, - долгое время он просто смотрел на меня. Когда я кивнул, соглашаясь с ним, он продолжил говорить. – Как я и говорил, пощады не жди, – буря в его глазах перехватывала моё дыхание. – Я не могу удержаться, чтобы быть нежным, Исми. Я не могу.

И не дав времени на ответ, он сунул свой пульсирующий член в моё колечко до конца, прижавшись ко мне всем телом. Я подавил крик триумфа и радости, мои глаза открылись, я выгнулся, а руки напряглись в оковах его ладоней. Он сильно простонал, его тело дрожало, когда он остановился.

- Блять, Исми, - тихо проворчал он. – Ты всё ещё такой тугой... Такой девственный. Как я мог упустить такую возможность, чтобы не побывать в тебе без резинки? – он уткнулся мне в шею, лаская языком местечко около моего уха. Член Валеры без презерватива во мне был чистым грехом. Я никогда не думал, что латекс может так притуплять ощущения его голого члена. Я укусил его за плечо, чтобы скрыть свой протяжный стон. О, Боже, сейчас всё это так сильно отличалось от того что я чувствовал раньше.

Двигаясь быстро и выйдя из меня в очередной раз, он снова устроился напротив моего входа. Валерка был всё ещё полностью одет, и ощущение грубой ткани его одежды, теревшейся о мою, чувствительную, заставляло меня задыхаться от удовольствия, приносимого им.

Моя кожа была покрыта потом, и когда я крепко обхватил ногами его талию, притягивая ближе к себе, то почувствовал грубую шероховатость стены за моей спиной. Моя голова откинулась назад, когда он снова погрузился в меня, его яйца слегка ударились о мою кожу. Стенки ануса растягивались, принимая его член всё больше и ритмично сокращаясь, доставляя чистое удовольствие, предшествуя оргазму, приближение которого я чувствовал.

Именно тогда я понял, насколько отчаянно глупым было то, что мы здесь делали. Мать и Илья были на этаж ниже нас. Я уверен, они слышали нас. Во мне зародился страх, когда я подумал, что скажет мать, когда поймёт, что мы делаем. Тогда Валерик вошёл в меня очень грубо, спиной ударив о стену.

Внезапно он отпустил мою руку, освобождая меня, и крепко схватил за бёдра своими напряжёнными руками, входя ещё глубже. Я сильно кусал губы, так что появилась кровь, пытаясь скрыть крики удовольствия. Я тяжело дышал, как будто пробежал марафон, и запустил руки ему в волосы.

- Сильнее, Валера, - выдохнул я ему в ухо, мои пальцы цеплялись за его спину. – О, Боже, сильнее, пожалуйста.

- Чёрт, Исми, - прорычал он, сжав мою задницу руками, приподнимая со стула и сильнее входя в меня. Мой крик был слаб, и я быстро замолчал, моё тело жаждало его. – Тихо, - он задыхался. – Молчи, в противном случае нам придётся остановиться.

- Я не думаю, что мы сможем, - сказал я, надеясь, что он этого не сделает.

И потом он доказал свои слова, Валера вдруг прекратил свои движения. Мне хотелось закричать от отчаяния и неудовлетворённости.

- Если я что-то говорю, значит так и сделаю, - сказал он торжественно. – Мы продолжим, только если ты будешь молчать.

Я простонал вместо ответа, взял его напряжённый член в свою руку и быстро потянул к себе, вставляя головку в свою жаждущую продолжения дырочку. Удовольствие настигло меня так быстро, что я вздрогнул от начала своего оргазма. – Валерик, - прошептал я, обнимая его за шею. – Пожалуйста, прошу, не останавливайся.

- Боже, Исмаэль, - выдохнул он, снова раздвигая мои ноги шире. – Как ты это делаешь со мной?

Но эти слова растворились в наших стонах.

Уложив меня на матрас, Валерка продолжил входить в меня, нависая надо мной, тщательно изучая своим языком мой рот, но я жаждал большего. Другие верят, то мы создали самый греховный союз, но как я мог не любить Валеру? Как можно любовь, такую сильную и страстную считать греховной?

Мои ноги затряслись, когда я стал приближаться к своей кульминации; спина выгнулась, пока я лежал на полу, а Валерка продолжал двигаться в заданном темпе. Мои бёдра стали выводить большие круги, пока ноги держали его за бёдра. Член Валеры неистово тёр мои стеночки, вдавливая моё тело в матрас. Я отчаянно цеплялся за него, пытаясь задушить свои звуки.

С внезапностью и скоростью грузового поезда я врезался в стену оргазма, поднимаясь высоко на волне, которая угрожала утопить меня. Я сильно укусил его за плечо, пока кричал, мои стенки сильно сжимались вокруг его голого члена. Моё тело, казалось, вырвалось на обжигающий, белый свет, и приятно сгорало. С глубоким стоном, казавшимся агонией, он быстро вышел из меня, кончив сразу же.

Я почувствовал тёплую, густую жидкость на своём животе — странное, белое вещество стекало по моим бокам. Валерик теперь лежал на спине рядом со мной, тяжело вздыхая, спускаясь с высоты своего оргазма. Я узнал жидкость, вышедшую из его члена. Проведя пальцем по своему животу, я зацепил им жидкость, а затем подвёл пальчик к языку, дегустирую знакомую, солоноватую жидкость.

- Мы не должны так больше делать, - пробормотал Валера, приподнимаясь на локте, и смотря на меня. – Я не буду прикасаться к тебе до тех пор, пока у нас не будет защиты. Я еле успел выйти из тебя, Исми, - прошептал он.

Всё чувство блаженства покинуло меня, и я резко сел. – Что? Нет, Валерка. Если я хочу тебя... - начал я, не зная, как высказать свои желания. – Если я хочу тебя, то должен получать тебя, - наконец, сказал я, глядя на него снизу вверх. Его взгляд прошёлся по моему обнажённому телу, а потом обратно к лицу. Мои глаза нерешительно опустились на его обмякший член, который был большим, даже когда не был возбуждён.

Неожиданно он грешно улыбнулся. – Есть и другие способы удовлетворять друг друга, Исми, чем просто трахаться неустанно. Ты никогда не слышал о позе 69? Нет? Напомни мне её когда-нибудь, - его палец игриво ущипнул мой всё ещё твёрдый сосок. Я прикусил губу, заставляя себя подавить реакцию.

Я никогда не слышал о такой позе. Чтобы она могла значить? Моя кровь начала быстрее бежать по венам, пока я думал о Валере и о тех вещах, которые он может сделать с моим телом.

- Тебя, братишка, только что грубо трахнули.

Всю эту боль, стальной обвес
Мне ни за что не променять
На благо праведных небес,
Теперь мне нечего терять.

И в венах кровь чернее ночи,
Прощения смысла нет просить.
Мне Ад судьба давно пророчит:
Пойми братишка мне не жить.

Я проклят. Плакать по мне поздно.
Я смерть несу с собою на плечах,
Рассвет кровавый, ливень слёзный
И полутьма в моих глазах.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 30
© 28.01.2020 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2020-2721103

Рубрика произведения: Проза -> Эротика














1