Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Мишустин ...за капитализм с человеческим лицом!


Мишустин ...за капитализм с человеческим лицом!
Друзья!

Многие политологи России называют новое правительство...техническим, переходным. Его состав вряд ли серьезно изменится!
В новом правительстве заметные подвижки будут как среди вице-премьеров, так и среди министров, говорят три собеседника «Открытых медиа», близких к правительству. Логика перестановок на «первом этаже» кабмина состоит в том, что уйдут самые близкие к Дмитрию Медведеву заместители, а также те, кто имеет напряжённые отношения с новым премьером Михаилом Мишустиным. Возвыситься при этом могут люди, близкие к главе Роснефти Игорю Сечину, давнему оппоненту Медведева, имеющему хорошие отношения с Мишустиным. Под давлением находится последний соратник Медведева, оставшийся в правительстве, — вице-премьер Константин Чуйченко, говорят источники.
Впрочем, он выходец из спецслужб и пользуется поддержкой силовиков, поэтому его уход не предрешён. О возможной отставке Чуйченко, а также другого вице-премьера, Ольги Голодец, курирующей культуру и спорт, сообщает также РБК. Голодец вошла в кабинет министров ещё в 2012 году в качестве куратора всего социального блока, в 2018 году её полномочия сильно сузились после прихода из Счётной палаты Татьяны Голиковой. В том, что Голикова останется в правительстве, собеседники «Открытых медиа» не сомневаются. Её хвалили депутаты Госдумы на встрече с Михаилом Мишустиным.
Как писали «Ведомости», первым вице-премьером может стать помощник президента Андрей Белоусов. Ему предстоит решить проблему роста уровня бедности в стране, говорит собеседник в аппарате правительства. Вероятно, для этого Белоусов вернётся к своей идее изъятия сверхдоходов у крупного бизнеса. Как предполагают два источника «Открытых медиа», в этой связи под вопросом судьба нынешнего первого вице-премьера Антона Силуанова: известно о его разногласиях с Мишустиным; возможно, он будет понижен до обычного вице-премьера или даже останется просто министром финансов.
Стать вице-премьером может и министр экономики Максим Орешкин: это назначение обсуждалось ещё при формировании правительства в 2018 году. В свою очередь Bloomberg прочит Орешкину назначение на место Белоусова: он может стать помощником президента по экономике. С простого вице-премьера до первого может подняться и куратор цифровой экономики Максим Акимов: цифровизация является одним из путинских приоритетов.
Отставка социального блока Основные изменения в новом составе кабинета министров произойдут в социальном блоке, говорят три собеседника «Открытых медиа», близких к правительству. Речь идёт о министре здравоохранения Веронике Скворцовой, министре труда и социальной защиты Максиме Топилине и министре просвещения Ольге Васильевой. Именно работа социального блока вызывала наибольшее раздражение граждан на фоне буксующих национальных проектов и продолжающейся оптимизации, то есть сокращения школ и больниц. Эти министры сохраняют свои посты с начала десятых годов и успели накопить большой антирейтинг. Этих же чиновников критикуют в Государственной Думе.
Эти претензии прозвучали на встрече с Михаилом Мишустиным. «Есть и жалобы на нехватку специалистов узкого профиля, и работу по лекарственному обеспечению, развитию фармацевтического рынка, широкую огласку получил ряд ситуаций, когда решения ведомства приводили к невозможности приобретения необходимых лекарственных препаратов соответствующего качества», — говорил лидер фракции «Единой России» Сергей Неверов. Он также обратил внимание премьер-министра на недоработки министра культуры Владимира Мединского, но, как отмечает один из собеседников «Открытых медиа», Мединский всё же сохранит свой пост. За перегибы при медицинской оптимизации чиновников критиковала и вице-премьер, куратор социального блока Татьяна Голикова. У неё, по мнению большинства собеседников «Открытых медиа», затяжной конфликт со Скворцовой.
Впрочем, у министра в последние годы сложились хорошие отношения с главой «Ростеха» Сергеем Чемезовым, который и отстаивает её интересы, пишет The Bell со ссылкой на бывшего федерального чиновника. По мнению собеседника в аппарате правительства, в связи с очередным крупным допинговым скандалом, из-за которого Россия отлучена от крупных соревнований, поста может лишиться и министр спорта Павел Колобков. Его отставка планировалась ещё осенью, но из-за международного скандала была отложена. Под ударом также находится министр связи Константин Носков (по словам одного из источников, у него напряжённые отношения с Мишустиным) и министр промышленности и торговли Денис Мантуров, у которого затяжной конфликт с вице-премьером Дмитрием Козаком. На встрече с Мишустиным Неверов хвалил работу вице-премьеров Дмитрия Козака и Алексея Гордеева и отдельно — министра сельского хозяйства Дмитрия Патрушева. Эти чиновники сохранят свои посты, сходятся во мнении собеседники «Открытых медиа». 17.01.2020 17:39 Максим Гликин, Илья Рождественский
cообщают «Открытые медиа» https://openmedia.io/infometer/iz-novogo-sostava-...
...По-видимому, всего две-три недели займет формирование нового правительства Мишустина. Раскачиваться некогда! И так уже потеряны годы в деле претворения в жизнь национальных проектов! Экономический и технологический рывок все еще...впереди!
Вл.Назаров
**************
Прогноз Владимира Сунгоркина: Правительство обновят значительно. А потом возможны досрочные выборы Госдумы и президента
Главный редактор «Комсомольской правды» объясняет, зачем понадобилось менять Медведева и Конституцию
На дворе — сентябрь 2019-го. Главный редактор «Комсомольской правды» Владимир Сунгоркин в эфире своей радиостанции предсказывает: после Медведева премьером станет главный налоговик Михаил Мишустин. Прогноз сбылся. Мы увидели, что поменять решили не только правительство, но и Конституцию.
Главред «КП» предложил Мишустина в премьеры ещё в сентябре 2019-го.Главный редактор «Комсомольской правды» Владимир Сунгоркин на радио «КП» в своей программе с говорящим названием «Что будет» еще в сентябре 2019 года предсказал, что из Михаила Мишустина получится отличный премьер.
Чем все это для нас обернется? Зачем Путин перекроил политическую систему России? Сунгоркин объяснил в программе «Что будет» на радио «КП».
*******************
НЕОБЫЧНЫЙ ПРЕМЬЕР
Голованов:
- Владимир Николаевич, давайте объясним стране все эти финты . Это была такая заготовочка Путина? Что это – подготовка к 2024 году, когда уже он не будет президентом? Почему именно сейчас все это происходит?
Сунгоркин:
- Так мы же с тобой еще в сентябре уже предрекали Мишустина.
Голованов:
- Включаем запись сентября 2019 года.
Сунгоркин (эфир от сентября 2019 года).
«И зарплату можно еще ниже»: Сергей Шнуров в стихах дал напутствие новому премьер-министру России
- У нас очень сильная налоговая служба в стране создана. Руководитель ее – господин Мишустин, это один из выдающихся управленцев, которому,на мой взгляд, пора возглавить правительство - с его энергией, страстью, грамотностью и умениями. Вот этого, одного из сильнейших таких бульдозеров нашего управленческого сословия его взяли и поставили, я думаю, тоже неспроста, на то, чтобы он налоги собирал. И он их собрал.
Голованов:
- Так, Из сентября мы снова возвращаемся в прямой эфир. Вам в Кремле сказали?
Владимир Сунгоркин: Мы умудрились заполучить такого премьера, на которого нет компромата

Сунгоркин:
- Меня теперь спрашивают: ты чего там, участвовал в подготовке общественного мнения? Что за этим стояло? За этим не стояло ничего, кроме некоего полета фантазии. Вчера Марго Симоньян, глава RT: вообще назначение Мишустина – про такие истории обычно говорят – слишком хорошо, чтобы быть правдой. Вот у меня абсолютно та же самая мелькнула мысль. Я думаю: может, мне снится это. Ну не может быть так хорошо.
Ведь смотрите, традиционно самые ключевые фигуры в нашей стране, в большинстве своем, а премьеры – все с прихода Путина , они должны иметь такую контрамарку на вход на вершину власти – это ленинградская прописка, желательно Петербургский университет и хорошо бы быть еще минимум полковник КГБ СССР. И тогда все срастается. Мишустин – ни тебе Петербургского университета, ни тебе КГБ СССР, беспорочной службы до полковника, и так далее. И получилась какая-то очень не типовая история.

Я очень доволен тем, что произошло. Потому что, на мой взгляд, вы знаете, я к Путину всегда хорошо относился, старался его поддерживать на нашем маленьком уровне. И всегда, со времен его прихода, путинисты мы. Но вот эта история затянувшаяся с премьерством Медведева, очень затянувшаяся… Она сильно соблазняла к тому, что как-то, черт, трудно очень быть верным путинистом, наблюдая все-таки Дмитрия Анатольевича. Он добрый человек, наверное, хороший человек. Но не премьер все-таки в нашей ситуации.
Медведева сменит Мишустин.Главой правительства России станет Михаил Мишустин. Кто же он, наш новый премьер-министр?
А ЧТО МЕДВЕДЕВ?
Голованов:
- Кстати, в том сентябрьском аудио нет моего вопроса: а куда Медведева? Вы сказали: это уже не мой вопрос. Но мы же его теперь не выкинем из политики.
Сунгоркин:
- Бог с ним, с Дмитрием Анатольевичем. Я думаю, он не пропадет. Все у него будет хорошо. И было у него всё всегда хорошо. Но речь идет о серьезнейшей вещи – о премьерстве. Я стал смотреть отклики в чате радио, вот начался шум. Мы же с тобой занимаемся просветительством еще. Тут же начался такой информационный шум по поводу Мишустина: ага, это того, который людей мучил, налоги собирал…
Вот я сейчас займусь пропагандой Мишустина. Очень интересный он был сборщик налогов. Да, он поднял налоговые доходы в стране. Да, он собирал. Но он так интересно собирал. У нас постоянно идет стон и ругань в адрес силовиков. Прокуратура, Следственный комитет, МВД, таможня – все, кто во что гораздо, только как пираньи – кого бы ограбить. И это не голословные заявления сумасшедших журналистов. А когда постоянно идет такое соревнование – кто больше денег накопил из этой публики. Один – миллиард, другой – восемь миллиардов. Уже рекорд двенадцать миллиардов в рублях. Это же дурдом. И вот Мишустин...
Голованов:
- Он, как Левий Матфей – был такой апостол, мытарь – сборщик налогов.
Сунгоркин:
- Левий Матфей – это мне сложно. Хотя он бы тебя, наверное, лучше понял, потому что он еще и православный глубоко человек, как выясняется. Мишустин оказался один из главных благотворителей многих православных приходов.
Голованов:
- Знакомые священники говорят: во многие монастыри жертвует деньги, приезжает тайно, ходит на службы.
Сунгоркин:
- Так Бог есть, значит? Мы все дискутируем.
Голованов:
- Есть!
Сунгоркин:
- Он видит. Господь Бог в уши-то сказал Владимиру Владимировичу: слушай, Владимир Владимирович, ты там, миропомазанный наш, обрати-ка внимание на Мишустина. Так вот, он ведь умудрялся собирать налоги, и очень эффективно, так, что обиженных им нет, таких, чтобы орали: да я бы на вилы этого Мишустина. Все субъекты хозяйственной деятельности понимают, что он делал правильные вещи. Есть потрясающая статистика, что выборочные проверки, когда человека берут и говорят: нет, мы тебе не доверяем по налоговой линии, давай-ка мы тебя проверим! Оказалось, в год тщательно проверяется налоговой порядка трехсот человек по всей стране.
Голованов:
- Это копейки.
Сунгоркин:
- Это микроны. И точно так же подвергаются изощренным мощным добросовестным проверкам порядка четырех тысяч юрлиц. Он очень много закрыл всего, но закрыл разных паразитов. Фирмы-однодневки и так далее. Мы умудрились заполучить такого премьера, на которого нет компромата.
Голованов:
- А точно нет? Может, для нас нет?
Сунгоркин:
- Сейчас же сильно не утаишь. Компромат – имеется в виду не то, что вот доказано, завтра к нему придут следователи, - а мы говорим с тобой про PR-эффект. Про любого чего-нибудь рассказывают, какую-нибудь хрень. На Мишустина не разбрасывалось в интернете каких-то зловещих историй, как он на кого-то чего-то когда-то с кем-то, разорил, отнял, утащил.... Он оказался и неконфликтным человеком, доброжелательным и в то же время настолько эффективным. Самая эффективная служба в стране.
Тут поневоле начнешь про Бога вспоминать. Как, чего, почему? У нас же абсолютно не в логике кадровых решений это случилось. У нас, скажу интересную вещь, вчера между отставкой правительства и назначением Мишустина вся политически озабоченная публика перебирала кандидатуры. Хоть бы кто-то Мишустина вспомнил. Кроме нас в КП. Еще на радио нашем экономист Кричевский его напророчил.
ПОЧЕМУ ПЕРЕМЕНЫ ПОШЛИ СЕЙЧАС?
Голованов:
Важный вопрос – почему именно сейчас отставка правительства? Почему не месяц назад, не месяц вперед?
Сунгоркин:
- Мы с тобой, как два конкурирующих с профессором Соловьем Нострадамуса, в сентябре-октябре рассуждали, что вот осенью должно многое случиться. Видимо, не успел президент осенью: затянулся процесс осмысления, размышлений, согласований. Но – дальше тянуть нельзя, год начался. Насколько мы, журналисты, редактора знаем, у Путина не было никаких новогодних каникул. Он был в цейтноте, он не успевал до Нового года это все объявить.
Голованов:
- На лыжах даже не покатался.
Сунгоркин:
- А потом как-то нехорошо в новый год вступать в такой турбулентности. Новый год, пусть люди выдохнут, пусть встретят, пусть выпьют-закусят. С другой стороны, никогда не было так рано Послание президента. 15 января - это беспрецедентно ранняя история. Вот все объяснение.
Голованов:
- Многие предполагают, что это заготовочка к 2024 году.
Сунгоркин:
- Да, это «транзит». Безусловно, не будем лицемерить, эта составляющая велика. Меняется политическая система. На нас вчера столько всего свалилось, что просто оторопь берет. Меняется от такой застойной ситуации, которая была по состоянию на лето, хотя мы каркали постоянно: будет, будет нам буря какая-то! Меняется политическая система. Это тоже огромный блок. Ладно, Мишустин – это все-таки отдельная история. И новое правительство. Но страна, по сути, становится не той самой сверхпрезидентской страной, которой она была.
Она ведь возникла из гражданской войны, эта страна, эта конституция, этот режим политический. Он возник из октября 1993 года, когда еще порох не рассеялся после обстрела Белого дома. И то, что сейчас предлагается, я бы так сказал, что Путин аккуратно пытается немножко от себя власти делегировать. Но в меру, немножко. Это был всегда коренной вопрос наших революций – народ должен управлять, парламент. В 1917 году, в 1991 году, помнишь, «Партия, дай порулить!» У коммунистической партии отбирали власть. А в 1917 году власть отбирали у царя. В пользу Думы, между прочим. Тогда это называлось – ответственное правительство. В обоих случаясь оказалось – неудачно. Деликатно скажем – неудачно. Страна рухнула в тартарары.
Сейчас Путин, безусловно, все это учел. И поэтому он чуть-чуть отдает власти парламенту. Чуть-чуть отдает власти Совету Федерации. Своей, президентской власти. Чуть-чуть отдает власти Госсовету. На донышке, как говорят.
Впервые с 1996 года ни один депутат Госдумы не проголосовал против предложенного премьера.

ЧТО БУДЕТ?
Голованов:
- По пунктам. Госсовет получает полномочия. Госдума будет утверждать премьера и министров. Совфед – консультации по главным силовикам, отстранение конституционных, верховных судей. Муниципалам больше власти на местах. Конституционный суд – проверка законов до подписания президентом.
Сунгоркин:
- У нас программа называется «Что будет». И мы с тобой в угаре успеха должны дальше накаркать всякого. Я думаю, очень великая вероятность, чисто наблюдая за всеми процессами, которые начались, что правительство будет серьезно обновлено. Мы же занимаемся тут гаданием на кофейной гуще. Ага, политологи сейчас вангуют: правительство будет обновлено косметически, Мишустин будет техническим премьером, который будет символизировать Я думаю, ни фига он не будет техническим премьером. Он слишком энергичный дядька такой, слишком пассионарный. Он будет реально добиваться успехов. И для этого правительство обновится, - процентов на сорок. Что много, очень много!
Голованов:
- Это в основном социалка должна уйти?
Сунгоркин:
- Я думаю, экономический блок обновится. Финансисты останутся, наверное, те же. Потому что к финансистам вопросов не было. К Силуанову вопросов нет. Он себе скирдует и скирдует деньги в закрома Родины. И счетовод хороший. А вот экономический блок, я думаю, изменится. Я думаю, высока вероятность досрочных выборов в Госдуму. И я бы – гулять, так гулять! – не исключал бы досрочных президентских выборов. Это был бы красивый ход со стороны Путина – досрочные президентские выборы. Вот на новой площадке к него возникнет маневр: центры власти будут – не только президент, но будет еще и парламент, будет еще и Госсовет.
Я не исключаю, что Путин может прийти к выводу… Знаешь, последний президентский год - он всегда такой для власти и бюрократии в целом: ну ладно, президент уже уходящий, что его слушать? И он тоже будет сидеть так немножко некомфортно. . Доживем, я думаю. Думаю, он может к 2022-2023 году прийти к выводу, что надо провести досрочные президентские выборы, не тянуть, чтобы не было этой хромой утки в виде президента.
ВОЙНА КОМПРОМАТА
Голованов:
- Мы говорим про обновление правительства. А главные – Шойгу, Лавров, те, кого знает народ, они-то сохранятся?
Сунгоркин:
- А они вообще здесь ни при чем. Это же так называемые министры со звездочкой. Министр обороны, министр иностранных дел, министр по ЧС Зиничев, министр внутренних дел, Генеральный прокурор – к ним вся эта катавасия не имеет никакого отношения.
Голованов:
- Вот сейчас Шойгу такой спокойный сидел.
Сунгоркин:
- Они не входят в подчинение правительству. А чего Шойгу не спокойно сидеть? Шойгу вообще не человек, а памятник уже. Я думаю, как раз Шойгу спокойно сидел, потому что это не его сегодня суета. Это все люди, подчиняющиеся напрямую президенту. По конституции.
Голованов:
- По Госдуме. Вы говорите, что выборы раньше. Но это же не завтра все произойдет.
Сунгоркин:
- Там есть целый ряд конституционных ситуаций. Дума должна принимать ключевые конституционные решения не в последний год своей деятельности. Там есть такие процедурные ограничения. Последний год деятельности начнется с 20 сентября. Значит, им надо либо до 20 сентября принять очень важные документы по конституции, по полномочиям Думы. Если они их до сентября успеют принять, то эта Дума, которая формировалась под декоративную функцию,( мы же люди с тобой безответственные, мы же не из государственных структур, так что назовем все своими именами) Дума формировалась во многом как декоративный орган. Теперь Дума получает очень серьезные полномочия, вообще не декоративные. Новая Дума, по новому законодательству, которое будет принято, она утверждает не только премьер-министра, но и всех министров. А представляете нынешнюю Госдуму?
Голованов:
- И президент не может их отклонить.
Сунгоркин:
- И президент должен будет у думы целый список принять, раскланяться, расписаться. А нынешняя Дума, ее кадровый состав такой в значительной степени достаточно случайный. Там начнется вокруг кандидатов в правительство мощнейший лоббизм, начнется драчка внутри Думы. Это очень интересная вещь. Один будет говорить: я – за министра финансов, требую вот такого из нашей деревни, с нашего колхоза, он нам денег даст на тоннель, или город построим новый, или аэродром. А другая будет вопить, как резаная: что это не министр, а тряпка, у нас есть своя кандидатура – вот такой вот огонь дядька!
Голованов:
- Для журналистов будет раздолье!
Сунгоркин:
- Раздолье. Потому что они будут бегать стучать друг на друга к нам. Будут друг друга компрометировать. Как в Америке. В Америке, чтобы пройти на высокий пост, его до трусов разденут и вспомнят ему все его невинные юношеские забавы. Очень сложно будет, очень непривычно. Но для начала внутри Думы будет много разных склок, дрязг, драк, мы страна коррумпированная, будут бегать, с портфелями, с полиэтиленовыми мешками, коробочками из-под ксерокса. И весь этот дурдом начнется. Я подозреваю, что это будет очень сильно соблазнять высшую власть переизбрать Думу.

ПРОСНУЛИСЬ В ДРУГОЙ СТРАНЕ
Голованов:
- Это очень интересный прогноз. Нам пишет слушатель: «Не страшно ли вам от ваших прогнозов?»
Сунгоркин:
- Я ничего страшного не вижу. А почему страшно должно быть?
Голованов:
- То, что перемены будут продолжаться. Что мы просыпаемся в другой стране.
Сунгоркин:
- Тут другие пишут: начал тут нахваливать сразу всех. Ну да, я настроен гораздо более оптимистично, чем был настроен позавчера или вчера утром. Путин мог бы назначить, и это было бы в стилистике знакомой политической, какого-то неведомого нам человека, который никогда ничего не совершил, но с теми строчками анкетными. Или Путин мог не менять правительство еще долго. То, что вчера случилось, по-моему, очень оптимистичная история.
Голованов:
- Люди тоже радуются этой отставке. Но никто не знает, будет ли новое правительство лучше, будет ли оно лучше справляться. Никто не знает, как будет работать новый премьер. Но все уже ликуют из-за того, что все, Медведев, до свиданья, он отправился в отставку.
Сунгоркин:
- Да. Причем я бы просто напомнил, что существуют такие понятия как усталость от любого политика. Усталость от каких-то политических лиц. И поэтому во всем мире, который признал демократические правила игры, там достаточно часто меняется хотя бы исполнительная власть. Это такой обычный громоотвод в обществе. При этом первые лица могут очень долго править. Мадам Меркель в Германии руководит чуть-чуть меньше Путина. И правила бы еще долго, у них там нет ограничений, если бы не известные проблемы со здоровьем, возникшие у нее в последний год.
Радость населения понятна. Население хочет новых надежд для начала. Дмитрий Анатольевич Медведев все-таки последние годы производил впечатление человека, который не ассоциируется с какими-то надеждами на улучшение жизни. Помните: «Денег нет, но вы держитесь!». Недаром, это стало фразой века. Поэтому то, что правительство сменилось, это, конечно, я с пониманием отношусь, почему возникает такой оптимизм.
Голованов:
- Мы на фоне всего этого не видим никаких выступлений оппозиции. Они собираются по любым пустякам. Кого-то куда-то не допустили, у кого-то нашли какую-то дачу. Сейчас казалось бы, можно сказать: вот Путин себе придумал повод для того, чтобы править до бесконечности. Но никаких восстаний, митингов или прочих революций мы не видим.
Сунгоркин:
- Мы же живем в 2020 году уже несколько недель. Это реально информационное общество. Я думаю, вчера за те считанные часы, которые оставались до полуночи, и сегодня за те часы, которые прошли, в эфир, на сайты, в газеты выброшено огромное количество информации о Мишустине. И видно, что нет хороших зацепок, на которых могли бы оппозиционеры сыграть.
Голованов:
- Ну почему? Говорят, что после 2024 года президент не уйдет. Они могут сказать: вот есть Госсовет, в который он перейдет…
Сунгоркин:
- Все ровно наоборот. Это ерунда. Предложенные политические реформы означают точно на 146 процентов, что президент уйдет со своего поста. То, что он останется где-то в политике, и то, что новые площадки, которые возникают по конституционной реформе, дают ему возможность оставаться, маневрировать…
Голованов:
- Быть Назарбаевым.
Сунгоркин:
- Быть Назарбаевым в чем-то. Все аналогии хромают. Но почему на это надо с вилами ходить и рвать тельняшку? Путин в хорошем физическом, моральном, умственном состоянии. Почему мы должны сказать: Путин, уходи, и так далее? Господи, у нас что, такой избыток крупных государственных реальных деятелей? Ну и пусть он будет главой Думы в 2024 году. Ну и пусть он будет главой Госсовета, допустим. Ну и пусть он будет главой Совета Федерации и так далее. Что в этом страшного? Если, дай ему Бог здоровья, будет все в порядке со здоровьем, он что, не нужен нам, что ли?
Голованов:
- Очень нужен.
Сунгоркин:
- Он точно войдет в историю. И вчерашний день – это один из триумфальных дней этого президента и этого политика.
ТАЙНА ШЕСТЕРЫХ
Голованов:
- А кто-нибудь вообще знал из окружения о том, что такие перемены готовятся?
Сунгоркин:
- Я думаю, абсолютно минимальное количество людей знало. Моя фантазия разыгрывается, что могло знать шесть человек. Путин, Медведев, руководство администрации и, наверное, сам Мишустин.
Голованов:
- Все-таки его предупредили?
Сунгоркин:
- Я думаю, да. Потому что как-то слишком быстро все пошло. А как не предупредить? Мишустин скажет: ребята, у меня такие планы были хорошие, на Сейшельские острова поехать, песни сочинять…
Голованов:
- Мне кажется, от такого не отказываются.
Сунгоркин:
- Черт его знает. В истории Римской империи был такой император, который капусту выращивал. Он ушел в отставку, стал выращивать капусту. И к нему приехала комиссия общественности и говорят: возвращайся, император. Он говорит: вы посмотрите, какую огромную вкусную капусту я выращиваю, и зачем мне тот трон.....
Голованов:
- Мне кажется, капусту выращивать попроще, чем сидеть в правительстве.
Сунгоркин:
- В общем, Он не вернулся.
Голованов:
- Давайте ответим на вопросы слушателей.
Сунгоркин:
- «Возможна ли корректировка пенсионной реформы новым правительством?» Думаю, возможна. Но это не завтра и не послезавтра.
Голованов:
- Он же сказал, что нет, когда выступал в Думе.
Сунгоркин:
- А Владимир Владимирович Путин сказал когда-то гениальную фразу, когда его спросили вот так же: а возможно? Он сказал: в нашей стране возможно всё. И я с ним абсолютно согласен.
«Все радуются, что Медведев ушел. Медведева пожалеть охота». - это нам пишут.
Р. Голованов:
- А я не думаю, что Медведев пропал из политики. Вы его еще увидите. Может, даже президентом.
В. Сунгоркин:
- Есть всякие версии. Мы же тут занимаемся гаданием на кофейной гуще. Есть версия, что Дмитрий Анатольевич сейчас наберется нового опыта. И его выдвинут в президенты на новый срок. А дальше все зависит от 147-миллионного российского народа – выбирать его, не выбирать. Во всяком случае, он имеет право избираться.
Голованов:
- Лично я боюсь перемен. Вершина когда-нибудь заканчивается, да еще и сорваться можно». У нас люди стоят на двух ногах – стабильность. И перемен не все хотят.
Сунгоркин:
- Без перемен тоже нельзя. Везде нужна просто умеренность и аккуратность. Без перемен тоже как-то странно. Если бы перемен не было, мы бы жили в каменном веке.
https://www.nsk.kp.ru/politics/
**********************
Материалы из Сети подготовил Вл.Назаров
Нефтеюганск
19 января 2020 года.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 15
© 19.01.2020 Владимир Назаров
Свидетельство о публикации: izba-2020-2714590

Рубрика произведения: Проза -> Статья















1