Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Бедный котик


                                                                                                 Бедный котик

Забегая вперёд, могу сказать, что и наш умнейший Маркиз, в одном из своих обходов, своей кошачьей территории крепко оплошал. Но наверно иначе он и поступить не мог, потому, что он всего лишь кот, а не человек. А виноваты тут люди, которые заступили в караул. Не ожидал от них котик такого «негативного» подарка.
- Их самих, можно было бы поймать на эту завидную приманку. – И человек доверчив, а животное ещё больше. Так устроена наша общая жизнь.
- Зачем было им пойманную рыбку на крючке оставлять. Или хотя бы удочку подальше убрали. А то воткнули удилище возле куста, а крючок с наживкой возле земли болтается.
- И конечно, любитель свежей рыбки Маркиз: «клюнул», иначе он и поступить не мог. Потому что. До безумия, довёл нашего Маркиза вкусный деликатес, который, так необдуманно был оставлен людьми, на остром крючке. Ведь, это не крыса какая-то там вонючая, со своим отвратительным запахом: «понимать это надо?» Деликатес это!».
- И кот действовал чётко, как и всякий верный своему желудку хищник, согласно своего внутреннего регламента работы.
- Что тут думать: прыгать надо!
Стальной крючок намертво засел в верхней губе Маркиза. И кот, во всю мощь своих лёгких, возопил от обиды, на весь белый свет.
- Попался! Помогите!
Обидно ему от всей этой великой несправедливости к своей геройской персоне. И невольно в его воспалённом мозгу, законный к нам вопрос: «за что страдаю люди?»
- За что?
Гибкое удилище, с шумом ходит ходуном, как живое подпрыгивает. И как обычно оно выуживает рыбу, то так же и сейчас кота. Ему без разницы, кто там попался, «и кот за рыбу сойдёт». Его проблема удержать добычу, и в руки сдать её рыбаку.
- Попался «злыдень» усатый! – дразнится удилище.
Деревянное и бессердечное, оно крепко держит обезумевшего от боли Маркиза, и не отпускает его с крючка на свободу.
Долго мы с Юрой Тулиновым пытались снять нашего гурмана, с кованого крючка, но все наши усилия были тщетны. Не хотел Маркиз подчиняться нашей воле, и сучил своими когтистыми лапами по воздуху.
И тут, «мало не покажется нам», если он зацепит кого-то из нас когтями. Да ещё острые зубки у кота в запасе, а это тоже грозное «оружие».
- Что же ты Юрасик бросил так необдуманно удилище, да ещё с рыбой на крючке? – спрашиваю я Юру Тулинова.
Тот добрейшей души человек, и ему до безумия жаль нашего Маркиза. Я думаю, что он бы и сам «отсидел срок на крючке», вместо своего любимца. Не так болела бы его нежная душа.
Хотя я и сам грешен был. Ещё в детстве это случилось, а до сих пор хорошо помню.
Ушёл я с друзьями на рыбалку, самому мне лет двенадцать было, и тем не больше. Ушли мы далеко, километров за пять от дома. А дело осенью было. И уже, когда мы с уловом возвращались домой. То погода резко изменилась, сильно похолодало, и пошёл мокрый снег.
Так и шли мы мокрые и холодные до своего дома. И настолько мы промерзли, что пальцы на моих руках уже не гнуться, и удилище, никак не держат.
Так и висит оно на плече, «кое-как», «тут лишь бы до дома дойти, не до него мне сейчас».
Зашёл я в свой двор и удочку с плеча стряхнул, не иначе. Потому что руки у меня застыли и как кочерёжки стали. А крючок, что болтался на поводке, я так и не закрепил на удилище. Не до него было.
Вошёл я в дом, «маленький пингвинёнок»: руки, что «ласты» в стороны торчат. Ноги тоже не ходят. И человечьего слова сказать не могу, так промёрз я.
Испугались бабушка с дедом тогда не на шутку, раздели меня и давай водкой натирать, а затем шубой укрыли и к печке положили. Только там я и стал отогреваться.
И уже сквозь сон я слышу, бабушка в дом курицу заносит, та на мой крючок попалась. На крючке немного мяса от червячка оставалось, вот и подобрала всё это «хозяйка нашего двора». И теперь она кудахчет заполошно, больно ей, сделать ничего не может.
Перехватил дед курицу у бабушки из рук, и ловко снял эту «рыбку» с крючка. Затем выбросил её из хаты, не любил он «это шелудивое войско». Всё время те грядки подрывают, да завалинки в доме роют.
Не стали меня ругать тогда за мой «недогляд». Понимал дед, что погода во всём виновата, и сам не раз промерзал он на рыбалках до костей.
Теперь и Юра успокоился: «отлегло у меня от души Григорий». А так бы всё думал, что я один такой «тефтеля». На пару то нам легче теперь, «хоть горшком назови». Сам такой!
Решили мы ещё раз освободить Маркиза от крючка, но опять безуспешно. И хоть понимает кот, что мы ему не враги. Но его боль сильнее разума.
Крепко держится жало крючка, и не хочет вылезать из губы маркиза: и ему больно, и нам неприятна это процедура. Неловко нам всё это делать, кот юлой крутится.
Вытащил я ножик, и обрезал леску возле крючка, всё коту спокойней будет. И потихоньку наш Маркиз успокоился. Ему главное, эту «занозу» не тревожить.
- Будем ждать, когда новая смена приедет, тогда и попробуем снова вытащить крючок, - решили мы. – Будет, кому кота держать, другого выхода мы не видели.
Едет новая смена, что бы менять нас. А за рулём уазика, старый и опытный рыбак Сергей Штарк. Но в данном случае, для нашего Маркиза он доктор Айболит, не иначе.
Осмотрел он внимательно нашего Маркиза и говорит нам:
- Ничего у вас не получится ребята, крючок крепко сидит в его губе. Но одно хорошо, что его жало насквозь прошло через губу.
- И у меня на этот счёт своя концепция есть: «простые кусачки, тут надо».
Подержали мы коту лапы, и его красивую мордочку с острыми зубами. И обкусил Сергей жало крючка кусачками. И уже потом, почти безболезненно извлёк, и сам остаток крючка. Вытащил из кошачьей губы, как простую занозу.
Теперь это была просто проволока: беззубая и не опасная, и можно отбросить её в сторону. Что он и сделал.
Отряхнул Маркиз свою красивую шубку, и с благодарностью глядит на доктора своими зелёными, и добрыми глазами.
Ему коту без разницы, что доктор Айболит, первоклассный шофёр. И то, что его портрет на доске почёта висит. Для него главное душа человека.
А тут он ошибиться не может: «таких добрых людей, как Сергей мало, цены им нет!»
Теперь свободен наш Маркиз, для разных геройских дел. Лишь бы не вёлся он, на разные там людские провокации подобные этой.
- Слава, слава! Нашему доктору Айболиту, Сергею Штарку, - веселимся мы, как дети.
А Сергей скромно улыбается нам. И ему тоже хорошо сейчас: нужное дело сделано, спасён наш любимый Маркиз от крючка.
Сергей сам таёжник, и мимо чужой беды никогда не пройдёт - грех это!
И уже летит дежурный уазик в город, навстречу восходящему солнцу, везёт нас домой, закончилась наша трудовая смена.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 12
© 17.01.2020 Григорий Хохлов
Свидетельство о публикации: izba-2020-2713584

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ















1