Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Генерал ("Польский цикл")




ГЕНЕРАЛ

Вновь мы слышим: «Поляки – подлюки.
Там народ, мол, и стыд потерял.
Монумент уничтожили, суки,
Где погиб этот, наш… генерал!..»
Киселёв, источая блевоту,
Кроет их, как последний скобарь,
И всё лечит мозги патриотам,
Еле-еле познавшим букварь.
Ох и счастливы Митька в Рязани
Да приезжий Толян из Орла!
Не терпела ведь ляхов маманя –
– До чего прозорлива была!
Только ежели спросим тамбовских
Или тех же орловских ребят,
Кем он был, генерал Черняховский,
Да пред Польшею в чём виноват –
– Нам ответят заученной фразой,
То визжа, то срываясь на хрип:
«Русский! Вот и не люб им, заразам.
Даже если за пшеков погиб…»
О, невежды! Святые созданья,
Патриоты в любые века!
До чего глубоки ваши знанья!
Черняховский-то русский? Ха-ха!
Говорите, за Польшу сражался.
Он о том и не мыслил небось…
Да и как регион тогда звался,
Где погибнуть ему довелось?
Чем артачиться, книжку прочли бы.
С удивленьем узнали бы вы,
Как нагрел он поляков кичливых,
Исполняя решенья Москвы.
Как неслись его танки на Вильнюс,
Упреждая бойцов из АК,
Дабы снова границы чертились,
Как Отец порешил на века;
Чтоб литовцы в том городе старом
Неожиданно вдруг завелись,
Панеряй чтоб не звали «Понары»,
Чтобы Вилия стала «Нярис».
Ради этого сколько возможно
Гнал Данилыч солдата вперёд.
Но застряла пехота безбожно.
Как он танками город возьмёт?
А ведь опыт – он есть, и немалый.
Выход можно тут ловкий найти.
Сколько раз партизан уж, бывало,
Подбирали танкисты в пути!
Всё решалось немедля, по-свойски:
На броню – да в атаку зараз.
Только с данным-то, «лондонским» войском
Дядя Коба дружить не горазд.
«Их мы знать не хотим» – эту догму
Повторял он, как тот попугай.
А в вину что им выставить мог бы?
Что любили свой город и край?
Что души не ласкал тем ребятам
Аппетит его «мирной» страны?
Что присягу давали когда-то?
Что словам её были верны?
Всё равно как ни кинь – а виновны:
Кто не наш, тот заведомо враг…
Ну поставил задачу Верховный!
Завтра штурм – а с пехотой напряг.
Но военный затем и военный,
Что не плачется, шансов, мол, нет.
Разрулит он вопрос. Непременно.
Пусть нарушив какой-то запрет.
И Данилыч – судите по фактам –
– Был такой же, как эта среда:
Ведь пошёл генерал на контакты –
– Больно время ценилось тогда!
ТЕ пришли – с диким форсом на лицах,
Не поняв, что пред ними – хохол.
Эх, ребята!.. Вы лохи! Тупицы!
Он же вас на мякине развёл!
А держались-то как! Море спеси:
Ведь позвали, не могут без нас!
Хоть умом пораскиньте да взвесьте,
Кто есть вы, кто пред вами сейчас.
Тут не «быдло», не «морды коровьи»,
Не «хамьё», не «толпа мужиков».
Разве мыслимо ставить условья,
Лишь пять тысяч имея штыков!
Он ответил тогда им неслабо:
«Что сидеть и болтать о пустом!
Вы мне город возьмите хотя бы.
Торговаться же будем потом».
Вот на это и клюнули дурни…
Их полковник одно разглядел:
Не отметимся нынче при штурме –
– Завтра будем сидеть не у дел.
Тут хоть шанс! Пусть он жалкий, говённый –
– Там же просто надежд никаких.
И пошли под чужие знамёна
Те, кто чванился больше других.
А солдат волновала несильно
Та бодяга. Ведь их-то, кажись,
Не глодали сомненья, чьё Вильно –
– Так что хлопцы на дело рвались.
Эти все молодые парнишки
Были местными. Шли они в бой
За Альтарию, Россу, Хрыбишки,
За Поплавы, за дом свой родной.
Жажда битвы отчаянно крепла
В сердце юных и честных ребят.
Их и бросили в самое пекло,
Как обычно кидали штрафбат.
О «жолнежах» молчали в газете.
Ждали многих лишь яма да крест:
Ведь из них там погибло две трети –
– Ни один до сих пор не воскрес.
Умирали беззвучно солдаты,
Выйдя с танком один на один
(За душой, как и в тридцать девятом,
Был кураж да пустой карабин).
Их чужой не оплакивал дядя –
– Не своя же тут рать полегла!
Как цинично писали в докладе:
Мол, пехота осталась цела!
Правда наши бойцы рядовые
Подвиг тот оценили сполна.
У окопных понятья другие:
Там известна победы цена.
Под огнём они вместе на пузе
От вокзала ползли до Ворот.
Как-то сразу же слово «союзник»
Между ними вошло в обиход.
Забывалось о распре всегдашней,
Когда будто бы Кобу дразня,
После штурма на замковой башне
Оба флага стояли два дня;
Когда начали в центре совместно
Те да эти ходить патрули,
Да все части под звуки оркестра
По Мицкевича лихо прошли.
В атмосфере такой небывалой
Разве ждали подвохов и бед,
Получив от лица генерала
Приглашенья на чёртов банкет?
Офицерскому самодовольству
Льстили той заманухи слова.
Напечатано! Вязью! Po polsku!
Закружилась, поди, голова!
У кого были цéлы квартиры –
– Те помчали до хаты бегом.
Надушились, одели мундиры,
Что хранили пять лет под замком.
И в фойе городского совета
Все вошли, так собою горды!
Глядь – а там никакого банкета,
Лишь фуражечек синих ряды.
Заловили, как неводом кильку.
Вновь поверил им
                                   интеллигент!..
Коменданта полковника Вилька
Держиморды скрутили в момент.
И его, и всю братию штаба
Засадили в фургон опера –
– Да в Лукишки! Туда, где гестапо
Находилось буквально вчера.
Ну а ближе к утру, спозаранку
Из тюрьмы повезли втихаря
Командира – в Москву на Лубянку,
А других – без суда в лагеря.
Суд зачем, коль Отцу-гуманисту
Был невыгоден шумный финал?
Ювелирно сработали, быстро –
– Даже Запад не больно вонял.
Только странно всё вышло на деле.
Прямо фокус. Как цирк шапито:
По бумагам никто не расстрелян –
– И домой не вернулся никто…
А раз нет офицера – едва ли
Что-то в роте пойдёт хорошо.
Чуть попозже солдат похватали,
Кто из города в лес не ушёл.
И шагали потом те бедняги
Десять лет по дорогам Хибин,
Ибо новой, советской присяги
Не желал подписать ни один.

* * *

Мы поляков ругаем базарно,
Вечно ставя на лбу им тавро:
Мол, бесстыдники! Неблагодарны!
Зло чинят нам в ответ на добро!
Тут, конечно, поспорить не смеем,
Видя правду за воплем души.
Но история много сложнее.
На поверку-то все хороши.
Только факты, где мы неприглядны –
– «Чушь собачья» для пылких сердец:
Разве мог он, герой наш фасадный,
Поступать, как последний подлец!
Ложь милее сюжетов колючих,
Так и бьющих по лбý кирпичом.
Вот и лгут себе внуки да внучки:
Всё, мол, Берия! Дед ни при чём!
Да, мингрел в этом деле паскудном
Был за главного – тот ещё гусь!
А Данилыч? Он что, неподсуден?
Имя ЧЬЁ прикрывало ту гнусь?
Чей приказ ради жатвы бескровной
Кинул этих людей на распыл?
Иль другой поимел их по полной
Да чуть позже Лаврентию слил?
Безусловно, ещё и сверх меры
На решенья давила Москва.
Ну а совесть? А честь офицера?
Что, теперь это просто слова?
Раньше, после такого скандала,
Хоть виновный мог быть и в чинах,
Застрелиться ему надлежало,
Зная цену лампас на штанах.
Иль отставка: деревня, безвестье…
Там сиди до скончанья веков!
Но другие понятья о чести
У родных и привычных совков.
Мы не чтим рефлексии толстовской.
Погибать – так уж только в бою!
Не стрелялся ж говнюк Рокоссовский,
Когда предал Варшаву свою!
Вот и наш себя жрал неохотно.
Впрочем, Бог судит жёстче стократ:
Как ещё объяснишь тот залётный
Генерала убивший снаряд!
Ведь и впрямь, долетел же, проклятый,
Всполошив тихий город Мельзак.
Было мненье, что это – расплата,
Хоть и явно стрелял не поляк.
Те друзья туда прибыли позже,
Большинство – из литовской земли.
А раз так, удивляться негоже,
Почему эту стеллу снесли.
Не забыли ребята ни дома,
Ни того, что зовётся «исход».
Им военные были знакомы,
Угодившие в тот переплёт.
Как могло быть им жаль генерала –
– Зачинателя тех передряг?..
Только наши писцы-надувалы
Всё теперь объясняют не так.
Мол, поляки со страшною силой
Гадят нам пять веков уж подряд.
А сейчас и похабят могилы,
Без конца монументы громят
И любое наследие Кобы
Вытравляют, как дикую сныть…
Ну, допустим, они – русофобы.
Что же, надо всё в кучу валить?
Польша – да, любит русских не дюже,
Коротка у них память о нас.
То, что краковский Конев порушен –
– Это мерзость: он город-то спас!
Но про стеллу пример не годится,
И Москве, коли рыло в пуху,
Просто нужно хоть чем-то прикрыться.
Да и факты у всех на слуху.
Мы спешим их раздуть непомерно,
Клея вновь на соседа ярлык.
А народец у нас легковерный,
Потому как читать не привык.
Только попусту телек и пресса
Будут лить эту самую грязь.
Черняховскому в Польше нет места.
Не согласны – учите матчасть!





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 16.01.2020 Алексей Пашковский
Свидетельство о публикации: izba-2020-2712761

Рубрика произведения: Поэзия -> Исторические стихи














1