Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Фотография в паркете (художественно о созависимости)


Она считала себя крайне счастливой и хорошо устроенной женщиной. Если бы кому-то пришло в голову сказать ей, что она давно глубоко несчастна, она бы рассмеялась ему в лицо. А потом наверное крайне оскорбилась. Ибо нечего нести рядом с ней такую откровенную ересь, да ещё и в её адрес. Она определённо удачно вышла замуж, её муж - высокий, широкоплечий, красивый мужчина произвел неизгладимое впечатление на её подруг: одна половина ей откровенно завидовала и стращала при каждом удобном случае его скорыми многочисленными изменами, а вторая половина строила ему глазки и начинала усиленно крутить задом в его присутствии, в связи с чем подруг у неё практически не осталось. Её муж, который на момент их знакомства был молодым, перспективным врачом, полностью оправдал ожидания - свои и её. Поработав немного в муниципальной поликлинике, он открыл частную практику и довольно быстро приобрел обширную клиентуру. Она гордилась тем, что с ним здоровались на улице, благодарили, и в общем и целом относились крайне уважительно и восхищённо. И ей, как жене важного, уважаемого всеми человека, доставалось немного его известности и признания. Она получила высшее образование, но не смогла бы сейчас уже вспомнить, как точно называлась ее специальность. Она ни дня не работала, так как получила диплом уже будучи женой, и считала своим святым долгом заботиться о муже и делать его быт максимально комфортным. Поэтому последние несколько лет она старательно создавала уют, готовила домашнюю пищу, гладила его рубашки, вкладывая свою любовь и гордость за него в каждое движение или действие. Немаловажным она считала также свой презентабельный внешний вид, поэтому сделала систематическим посещение косметолога, парикмахера, массажного салона, портнихи, которая шила ей платья согласно последним тенденциям и веяниям моды. Со временем многие её подруги повыходили замуж, и их дружба снова стала возможной. Возобновились совместные походы по магазинам, встречи за чашкой чая в уютных кафе, а так же семейные ужины в компании подруг с мужьями. Раз в неделю, обычно по субботам, собирались у кого-нибудь дома, играли в покер, обсуждали последние новости, летом выезжали большой компанией загород. Жизнь текла размеренно, с карьерным ростом мужа росло семейное благосостояние. Довольно скоро они смогли себе позволить приобрести загородный дом, второй автомобиль, стали довольно часто выезжать на заграничные курорты, в общем приобрели признаки успешности, признаваемые и почитаемые в обществе. Она незаметно для себя растворила свою жизнь, интересы и стремления в жизни, целях и задачах мужа. Впрочем, её это абсолютно не заботило, более того, она считала это вполне естественным поведением для любящей заботливой жены и хозяйки. Её муж при любом удобном случае рассказывал своим друзьям о том, какая она умница, и всячески давал понять, как гордится ею. Коллекция бриллиантов в её шкафу неумолимо росла, как и её гордость за мужа и уверенность в том, что она сделала определено правильный выбор, выйдя за него замуж десять лет назад. Им обоим подходило к 30, и он стал всё чаще заговаривать о детях. Её эти разговоры немного пугали, и она, хоть и не смела ему открыто возражать, но энтузиазма при мысли о беременности и продолжении рода не испытывала. Многие её подруги к тому времени имели детей, и она наслушалась историй про изменение тела после родов, про бессонные ночи, которые также не лучшим образом отражались на внешнем виде счастливых мамаш, об ухудшении отношений с новоиспеченными отцами, о недовольстве супругов по поводу невозможности первое время принимать дома гостей и много других досадных мелочей, которые она не хотела впускать в свою жизнь. Она боготворила своего мужа, и в том, чтобы родить ему ребенка она, безусловно, видела некое воплощение и продолжение его самого, да и он всячески давал понять какая торжественная роль уготована женщине, которая явит свету его плоть и кровь, но страх угасания интереса к своей персоне, невозможности быть при любой возможности рядом с ним, превращали мысли о беременности в страшный кошмар.
Он, между тем, увлекся игрой в гольф и стал всё чаще свободное время проводить в гольф-клубе, в который его с радостью приняли как почетного участника. Там он познакомился с таким же заядлым игроком в гольф, известным в их городе адвокатом Н., успешным, семейным человеком. Они стали постоянными партнёрами на поле для гольфа, а после игры часто обедали у Н. дома. На её вопрос - почему же они не приезжают обедать к ним, ведь она могла бы встретить их ничуть не хуже жены Н., при условии наличия у тех троих детей, и безусловной занятостью бедной замученной женщины, что, понятное дело, не может не отражаться на качестве приготовленного ей обеда, - муж с нескрываемым восторгом рассказывал, что жена Н. отнюдь не утруждает себя приготовлением обедов. В их большом доме вместе с Н., его женой и их тремя детьми проживают также няня, повар и помощница по дому, как ее называет Н. "наша фея порядка и чистоты". Жена Н. - известная в городе модистка, имеет своё ателье, заказов в котором на полгода вперёд, в связи с чем дома бывает не так часто, как хотелось бы Н. Но старается находить время для семьи даже в условиях загруженности заказами и увлечённости своим делом. Поэтому к обеду она всегда за столом, вместе с их чудесными детьми, смеётся шуткам Н., с обожанием смотрит на мужа, при этом сама является крайне интересным собеседником. Читает газеты, в курсе всех последних новостей политики, экономики и даже спорта. "Удивительная женщина" каждый раз отзывался о жене Н. её муж, чем вгонял её, сам того не желая, в крайнюю степень отчаяния. Её попытки настоять на обедах у них дома не увенчались успехом. Он честно признавался, что не хочет лишать Н. возможности пообщаться лишний раз со своей женой и детьми, но кроме того ему и самому приятно находиться в их обществе, в связи с чем он просит свою обожаемую жену не утруждать себя приготовлением обеда и напрасным ожиданием, и найти себе в освободившееся время занятие по душе. Тогда она попыталась настоять на своём присутствии в этих визитах к Н., но её обычно довольно мягкий и добродушный муж проявил неожиданную твердость, сказав, что ему будет крайне неудобно заезжать за ней, чтобы прибывать к обеду в доме Н. вместе. На её робкое предложение приезжать самой к назначенному времени к дому Н. ответил категорическим отказом, сказав "не надо со мной нянькаться", и вышел, громко хлопнув дверью, чего в их семье в принципе не случалось, дав понять, что её навязчивые попытки быть с ним рядом в данной ситуации не вызывают у него отклика и одобрения. Тогда в дни обедов мужа у Н. она стала приглашать к себе подруг, скрывая за светской беседой с чашкой чая, свою досаду и беспокойство.
Стремясь соответствовать озвученным мужем идеалам, она попробовала читать газеты, чтобы быть в курсе новостей и ситуации на мировых рынках экономики. Половину прочитанного в газетах она просто не понимала, вторая половина вызывала адскую скуку. Муж, заметив это, крайне скептически отозвался о её столь неожиданно возникшем интересе, и упорно не желал обсуждать прочитанное ею. В связи с чем она оставила бесплодные попытки вести светские беседы, как и надежду, что сможет вызвать интерес обсуждением роста цен на нефть и выборов нового президента Америки у своего мужа. Впрочем, надо отдать ему должное, довольно скоро он познакомил её с Н. и его семьёй, посетив званый ужин в доме адвоката, куда они были приглашены вместе. Она попыталась сдружиться с женой Н., много разговаривала с ней, приглашала к себе в гости, предлагала совместные походы по магазинам, делилась контактами портнихи, забыв, что у той свое ателье, нервно смеялась невпопад, гладила по головкам детей, умиляясь каждому их жесту, пытаясь завоевать расположение. Жена Н. охотно поддерживала беседу, но откровенно скучая в её обществе, вежливо отказывалась от ее приглашений, ссылаясь на свою занятость и полное отсутствие свободного времени. Однако заметила, что всегда будет рада видеть её в своем доме вместе с мужем. Домой она вернулась разочарованная, с больной головой. С абсолютным непониманием, почему детям разрешено сидеть за одним столом со взрослыми, мешать их разговорам, и вообще присутствовать в этом определенно неподходящим для детей пространстве. Попытавшись озвучить своё возмущение мужу, получила довольно резкий ответ и недоумение с его стороны. Это же дети! - сказал он. - И это чудесная традиция - позволять им быть среди взрослых. А не изолировать, как животных в зоопарке. Тем более они пробыли с нами не больше пары часов, а после няня увела их. Я бы тоже хотел позволять нашим детям бывать среди взрослых людей, общаться с ними, играть в игры. В конце концов взрослым тоже иногда полезно вернуться в детство и сыграть в трик-трак. Его слова об "их детях" напугали её и, боясь развития и углубления этой темы, она свернула разговор, сославшись на свою усталость.
В один из своих обедов у Н. её муж имел возможность пообщаться с няней их детей. Она была приглашена за стол, так как дети уехали на празднование дня рождения их двоюродной сестры, и её присутствие с ними не требовалось. Няня оказалась крайне увлеченной личностью, интересовалась модой и мечтала открыть свой шляпный магазин. А пока помогала в свободное время жене Н., став с той добрыми подругами. Придя домой, он за ужином вдруг спросил её, а чем увлекается она, высказав своё беспокойство в том, что оказавшись загруженной домашними делами и заботами она не имеет возможности заниматься чем-то интересным и близким именно ей. Чем вызвал бурю негодования с её стороны, и заверения, что единственное увлечение её жизни - это он. И что она с удовольствием занимается созданием уюта и комфорта в их доме, приготовлением обедов, заботится о его презентабельном виде, всячески ухаживает за собой и следит за модой только для того, чтобы ему было хорошо. Потому что она любит его и считает своим долгом разделять интересы семьи и мужа, а не свои собственные. В этот момент она не приминула посетовать на тему "бедного Н.", у которого жена не столь ответственна, и видимо не столь его любит. Он молчал, внимая её жаркому монологу, в задумчивости закончил ужин и ушёл к себе в кабинет. А наутро заявил, что не намерен больше откладывать вопрос продолжения рода, и настаивает на посещении ею врача, желательно сегодня же, для получения рекомендаций относительно зачатия и будущей беременности. Перечить ему она не посмела, и послушно в этот же день обсудила все вопросы с врачом. Его мужской интерес к её персоне с этого дня значительно вырос, и довольно скоро она поняла, что беременна. Несколько дней она пребывала в состоянии ступора, вспоминая огромные животы своих подруг, нелепую походку, сморщенных орущих младенцев, жадно впивающихся в набухшую от молока грудь, требующих внимания и заботы, никогда не вызывавших у нее и капли умиления, представила, что в ближайший год муж врятли будет так же часто бывать в ее спальне, и приняла окончательное решение. Вечером того же дня она извлекла из недр записной книжки полученный когда-то от невовремя забеременевшей в отсутствие мужа подруги телефон человека, который мог помочь в решении этого деликатного вопроса, позвонила, вызвала такси и, сунув в сумочку пачку наличности, без тени сомнения уехала в подпольный абортарий.
Её муж в тот день был на важной деловой встрече, приехал поздно и жену тревожить не стал. Когда утром она не встала к завтраку, полный недоуменного волнения он все же постучал к ней в спальню и, не дождавшись ответа, нашёл её лежащую в беспамятстве в скомканных кровавых простынях в сильном жару. В больнице он долго ходил из угла в угол в сильнейшем волнении, ожидая приговора врача. Мучимый догадками о причинах беды, которая случилась этой ночью, он всё-таки предполагал, что она оказалась беременна, и молился, чтобы с ребенком было все в порядке, не предполагая, что несколько часов назад то, что было его ребенком, его плотью и кровью было извлечено по частям и брошено в кювет человеком в бывшим когда-то белым, а сейчас явно несвежем халате и окровавленных перчатках. С момента, когда врач сообщил ему причину её смерти до самых похорон, он пребывал в глубоком недоумении. На девятый день, провожая знакомых, которые пришли для поминального слова в их дом, он наконец осознал, что она видимо тронулась рассудком, что и толкнуло её на такой шаг. Она просто не ведала, что творила, а он не заметил вовремя её психического расстройства и не смог предотвратить этот фатальный поступок. Немного покорив себя за это, он незаметно для себя стал проводить всё больше времени в доме Н. А через год, выдержав положенное правилами приличия время, женился, лишив семью Н. прекрасной няни. Новоиспечённая жена его, все ещё увлеченная идеей магазина, с его одобрением получила и материальную поддержку. И вскоре став хозяйкой шляпной мастерской, реализовав все свои самые смелые идеи и желания, сделала его счастливым отцом троих погодок.
Каждый год в годовщину её смерти они собирали поминальный ужин, приглашали её подруг и знакомых, с которыми она имела теплые отношения при жизни. Смотрели на её большой портрет с траурной лентой торжественно висящий в углу комнаты над камином, качали головами, говорили слова о безвременной кончине, раннем уходе и её чудесных душевных качествах. Пока привычный ход событий не был нарушен рождением их четвертого ребенка накануне годовщины её ухода. А вскоре один из детей, пытаясь достать стеклянный снежный шар с камина, случайно задел её портрет. Тот с грохотом упал на пол, рама и стекло разлетелись на куски. Его жена всё хотела заказать новый, но сначала не могла найти на чердаке среди коробок с архивными документами подходящую фотографию, потом не находила времени доехать до мастерской фотографа, когда же она собралась наконец это сделать, выяснилось, что карточка эта куда-то завалилась. Фотография эта через много лет была извлечена их пятилетним внуком из щели в паркете. Внимательно разглядев выцветшую фотокарточку красивой тети с цветком в волосах, он в тот же день удачно выменял у соседской девчонки эту картинку на медведя без лапы. И абсолютно счастливый в полном удовлетворении от удачно проведенной сделки, безмятежно уснул в обнимку с этим медведем.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 20
© 15.01.2020 Ольга Гапанюк
Свидетельство о публикации: izba-2020-2712097

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ














1