Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Мотылёк


Пламя медленно пожирает очередное полено. Огонь плотояден, он просит все новых и новых жертвоприношений. Часы в тишине бодро отсчитывают минуты: трик-трак. Дрова кончились, сноп искр взметнулся вверх - бессильная ярость угасания, несколько минут пламя вскидывается всполохами... и вот в камине тлеют багровые угли. Огонь беспомощно перебегает от одного уголька к другому - они мерцают в темноте комнаты. Но сил на огненный танец уже не набрать. Смирный порабощеный огонь затихает до завтрашнего утра. Часы заявляют о себе громче: трик-трак. В какой-то момент их голос становится непереносимо громким и она открывает окно. В комнату врывается шум дождя. Если разложить этот шум на составляющие, то можно услышать барабанную дробь падающих с крыши дождинок, шелест листьев в момент, когда капля соприкасается с их поверхностью, звонкое журчание ручейка, стекающего из водостока в дождевую бочку. Ветер шуршит мокрой травой, гонит редкие капли под навес терассы до самого окна, где они с громким звуком врезаются в стекло и сбегают кривыми дорожками на подоконник. В открытое окно на свет лампы, петляя, влетает ночной мотылёк - откуда только взялся в дождливой ночи. Она пытается поймать его рукой, но он ускользает, задевая мягкими крыльями её пальцы, и устремляется к своей цели - лампе с большим бумажным абажуром. Сделав пару неровных спиралей вокруг абажура, он вдруг смело залетает внутрь, ближе к источнику света. Современные лампочки не нагреваются, иначе он уже падал бы сбитый жаром раскаленного стекла. Технологии настоящего времени несколько продлили его жизнь и дали шанс станцевать свой предсмертный танец. Мягкий ламповый свет комнаты перестал быть однородным и наполнился росчерками теней и шуршанием бумаги. Зато зловещий ход часов стал почти не слышен за лёгкой поступью дождя и безумным танцем мотылька. Какое-то время она просидела на подоконнике спиной к окну, ощущая лопатками свежесть летней ночи, умывшейся дождем, глядя на отчаянные попытки мотылька продлить свою жизнь, думая о том, что завтра он будет лежать на полу под лампой и она аккуратно сметёт его щёткой в совок. Успел ли он перед тем, как она распахнула окно и он был притянут манящим светом лампы, сделать свой вклад в продолжение жизненной цепочки? Или его короткая жизнь была бесполезной, и единственный её смысл - этот танец за выцветшим бумажным абажуром старой лампы. Эта мысль пронзила её насквозь, почему-то крайне удивив и расстрогав - ведь тогда получается, что она единственная в зрительном зале жизни этого существа.
Шум дождя за спиной стал сонным и еле слышным, мотылёк устало присел на край абажура и замер, часы же, как ей вдруг показалось, стали отбивать набат секунд ещё громче, их оглушительное: трик-трак застучало в висках, заставляя вибрировать в этом ритме всё ее тело.
Он обещал вернуться два часа назад. Надевая плащ, он открыл дверь в начинающийся дождь и сказал - я скоро вернусь, дай мне полчаса. Удаляющая фигура в плаще быстро слилась с сумерками летнего вечера. Она дала ему сначала полчаса, потом час. Она могла бы дать и больше, но съедающее её изнутри чувство беспокойства, не позволило ей продлить это время. Она начала вдруг его звать, сначала тихонько, потом все громче и жалобнее. Ей вдруг показалось, что он мог незаметно для нее вернуться и сидеть на терассе, боясь потревожить её сон. Почему-то ей подумалось, что он определённо решил будто она уснула под шелест мокрых листьев. Поэтому она громко заявила о своем бодрствовании, срывающимся от волнения, жалобным голосом, невольно заявив о своем беспокойстве. Продолжая громко его звать, она вышла на терассу, зажгла фонарь и замолчала. Иллюзия его молчаливого присутствия рассыпалась. Она в смятении схватила фонарь и выбежала в сад. За шиворот тут же залетели пару холодных капель и стали медленно стекать между лопаток. Ей было все равно, её растерянность сменилась беспомощной яростью - я найду тебя - чуть слышно шептали её губы. Я знаю, ты не мог не придти, а значит прячешься в саду. Звук ее голоса вдруг набрал силу и она закричала - выходи! Я знаю, что ты вернулся! Зачем ты заставляешь меня играть с тобой в прятки! В дальнем углу сада вдруг что-то громко зашуршало в темноте кустов, и она, охваченная паникой, бросилась обратно в дом. Дома её поглотили зловещие звуки бегущих секунд, и она просидела неизвестно сколько времени, мысленно повторяя за ними: трик-трак. В какой-то момент этот звук перестал умещаться в её голове, разрывая барабанные перепонки, заполнил всё ее тело. От каждого трик-трак она стала дёргаться, как от удара. Тогда она встала и разожгла камин... И вот теперь часы показывают, что с момента, когда скрипнула калитка, выпуская его из сада, прошло больше двух часов. А если быть точной два часа и тридцать четыре минуты. А он до сих пор не вернулся.
Она вдруг поняла, что сидит на подоконнике слишком долго, спина её стала влажной, футболка прилипла к лопаткам. У меня и ужин ещё не готов! - вдруг вспомнила она. Аккуратно спустившись с подоконника, она закрыла окно - ей вдруг показалось, что мотылёк может замёрзнуть, - одела сухую футболку и замерла посредине кухни. Он хотел сегодня жарить мясо на открытом огне, ещё днём порезал его на куски и, пересыпав солью и перцем, аккуратно сложил в кастрюлю. Кастрюля эта стоит теперь на терассе, дожидаясь пока он уверенной рукой откроет крышку и приготовит самое вкусное в мире мясо. Немного помедлив и рассудив, что раз на улице дождь и он немного задерживается, не случится ничего страшного, если она пожарит эти куски мяса на сковороде. Ещё час прошёл в приготовлении ужина. Перевернуть мясо, помыть и порезать овощи, разобрать и красиво уложить на тарелку зелень. Охладить вино. Поставить на стол тарелки и приборы, расположить рядом высокие бокалы. В их натертых до блеска боках пляшет неровный язычок пламени свечи. Она вдруг понимает, что такая погода очень располагает к романтическому ужину. Самое время ему сейчас уже вернуться: бутылка вина запотела в исходящих от мяса клубах пара. Она решила, что у неё есть пять минут чтобы надеть его любимое платье и красиво расчесать волосы...
Воск оплавленной свечи тонкой струйкой стекает на нарядную скатерть. Мясо давно остыло, он ни за что не станет его есть - подсохшее и заветренное. Вино стало тёплым, зелень завяла. Но она ждёт, положив голову на руки, смотрит на огонёк свечи и точно знает, что он скоро придёт.
Его плащ обнаружили на берегу, недалеко от моста, на очень подходящем для падения уступе скалы. На скользких холодных камнях также были обнаружены пятна крови, к моменту приезда полиции их практически смыло неожиданно усилившимся дождём. Но эксперты утверждали, что кровь именно его. Тело его так и не нашли. Ей пришлось похоронить его плащ.
Когда тем утром ее, тревожно спящую сидя за столом, разбудил громкий стук в дверь, она решила, что это вернулся он, и даже успела разозлиться на то, что ужин испорчен, что он позволил себе столь долгое отсутствие, да ещё и ночью, и ей приходится встречать его в мятом платье. Но за дверью стоял полицейский. Она поехала с ним в участок прямо в Его любимом платье, хоть и изрядно помятом. Но перед тем, как выйти в утреннюю сырость сада, взяла веник и аккуратно смела в совок лежащего под бумажным абажуром лампы мёртвого мотылька.

--






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 19
© 15.01.2020 Ольга Гапанюк
Свидетельство о публикации: izba-2020-2712086

Метки: мотылек, одиночество, ожидание, фантазия,
Рубрика произведения: Проза -> Рассказ














1