Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Почему я ушла из школы, или Рассказ моей подруги от первого лица


Почему я ушла из школы, или Рассказ моей подруги от первого лица
Почему я ушла из школы, или Рассказ моей подруги от первого лица

(Первая часть из «Нейропсихологические проблемы в обучении грамотному письму у школьников»)
Работая в 1 классе с первых дней после окончания вуза, заметила, уже как учитель, что большинство детей не справляются, как кажется взрослым, с простыми проблемами письменной речи. Эти самые неприятные и обидные: «зеркальные» написания букв, дети путают похожие буквы типа «д» и «б», «ш» и «и», пропуск букв и другие ошибки.
И только спустя несколько лет, обучаясь во втором вузе на специального психолога раскрылись глаза. Мне повезло, разумеется, как педагогу, потому что мне стало все понятно про зоны Вернике и Брока, про патологии глаза, уха, органов, про психопатологии личностей и одиннадцать психотипов. Рассмотрели на лекциях по нейропсихологии атласы мозга, сравнивали строение и проблемные очаги у больного и нормального человека. Разобрались, что отклонения от «нормы» - психопатия (если со знаком минус) и гении (со знаком плюс). И практические занятия тоже очень помогли в понимании теоретически знаний. Садик 8 типа, республиканская библиотека для слепых, психиатрическая больница отказала в практическом закреплении знаний.
Многие учились для себя – бизнесмены, домохозяйки, рекламщики, актеры. А я одна из 261 человек пошла обратно в школу и в институт. Никто не стал заниматься психологией для других. В институте не захотели обучать по половине стоимости обучения как сотруднику, пришлось платно в питерском (большое спасибо моим «местным руководителям». Если бы не они, были бы у меня посредственные стандартные знания, коим они обучают население республики – скучно и с полной отдачей подарками и банкетами). В школе стала белой вороной, ибо никому не нужны драмы и психологические состояния детей в семье и в школе. Не выучил - «2» и точка!
Надежда Васильевна Колодкина ревностно следила за моей работой. Приходила без предупреждения и впивалась мне в глаза во время урока. То отвлекала, как умела – огромный ее вид не внушал доверия, а говорят, что толстушки добрые. Как бы не так! Ее боялись дети. А это уже не хорошо!
Я знала семьи моих детишек, разговаривала постоянно с родителями, собрания проводила не стандартно – было очень интересно, практически я только как интервьюер направляла или возвращала в тему. Дружно жили, как одна семья. Даже те, кто в городе не дружил между собой, в классе сумели понять через дружбу детей. Большого труда это стоит. Заниматься нужно в школе и думать о них после школы. Школа просто занимает всю твою жизнь, если хочешь быть хорошим учителем.
Замечание мое было первое и крупное только за то, что я, как и другие, только те блатным и своим ставили точку вместо двойки. Там я Рустаму поставила точку за то, что не выучил стихотворение. Вы можете вспомнить, как вам: удавалось учить или зубрить стихи? Вот я его спросила после уроков, почему он не выучил, надо заметить, что мальчик – учится очень хорошо, математик еще тот! Он ответил: «Папа пришел вечером пьяный, я в туалете учил уроки», - и заплакал. «Ну и что, давай теперь всех будем жалеть! А школа у нас, между прочим, на самом лучшем счете!» - как отрезала она.
Г. И., пенсионерка и считавшаяся в школе лучшим учителем начальной школы, по совместительству и подруга завуча, открывала всегда конверты с завтрашними министерскими или гороновскими диктантами или контрольными работами. Ну разве это возможно (просто замечу, что я – четвертое поколение учителей, дед 45 лет отдал педагогике, из них – 30 лет директорствовал, мама и папа – уважаемые и почетные преподаватели республики, военные дядья мои – отличные руководители-краснофлаговцы и преподаватели, психологи) такое, что молодая учительница со стажем 3 года да еще из лучшей столичной школы, по результатам сравнялась с учительницей, стаж которой больше 35 лет?! Никогда такому не бывать. Еще больше стала «контролировать», но никак не могла она найти слабое место. Но зато, когда впервые стали вводиться категории, ни в коем случае мне не должны были дать вторую категорию, ибо не заслужили мы там, молодые еще. Когда в других простых школах даже хорошие и посредственные учителя – наши хорошие коллеги и приятельницы – получили сразу вторую высшую.
На экзамене я подсказывала маститым учителям, что у паука 8 ног, а не шесть, шесть у жуков. И многое другое.
Учительница Г. М. – активистка и любимица из «великой четверки» не особо готовилась к очередному открытому занятию, нужно было ее пиарить, а я – палочка-выручалочка (тогда я самая хорошая и умная, любимица просто). Она спросила: «Как писать правильно «сеничка» или «синичка»?» Это учительница начальных классов. Потом я не удивилась, когда в городе учителя запросто по-свойски с родителями на улице говорят «свеклА», «фигня там всякая», «охр…ть», «оттудова», «обоср…ся»,а потом и мои дети стали белыми воронятами, потому что меня знали учителя и, понятно, не входила в их «формат». «Мам, - пришел со школы и удивленный первоклассник-сын сказал, - Наша учительница всегда говорит: «НожницАми режьте аккуратно!»» И все они – уважаемые учителя города.
А как же! Дочку учителя за знания и начитанность не любили, но тоже была палочкой-выручалочкой, как открытые мероприятия (как и в садике, кстати), «били» морально и физически через учеников! Бедный ребенок думал что ее любят, потому и полюбила открытые уроки, там учительница при других смотрела на нее ласково. И так было всегда. Не буду писать о том, что любимчик ее – горлопанки из родительского комитета сын – ударил специально на гемангеому (я просила их на всякий случай не бить ее). Операция в столице, приехала доучиться, на следующий день после операции ребенок утром потянулся и… отклеился шов косметический. Срочно повез папа обратно, где попросили отца не заходить и сделали грубые швы на живую. Муж мой не я, разбираться не стал. Никогда не защищал детей, чем и вредил им, не догадывался, что папа – сила и опора. Обвинял только меня и несчастного ребенка, который родился в такой семье. Тихий омут и только…
Вдруг, когда ребенок решил доучиться, точнее, мы заставили, я надеялась, что учительница, наконец, сжалится. Не любишь меня, не надо, но ребенок при чем?! Значит, не настоящий учитель, хоть у тебя и мама – почетный учитель города. Но я ее не знала и не знаю, столько помпы, а нигде не вижу ее работ, достижений. Вдруг решила наш завуч поддержать свою любимую «четверку», а внутри это группки решили выставить на звание «Учитель года» нашу учительницу. Вот тут я попалась по полной программе. Решила, что муж, который приезжал «разбираться», просто улыбался… кокетливой учительнице, и после этого все решилось. Мои старания, которые уже набирали вес, рухнули. А. В. попросила меня написать отзыв так ласково и красиво, как она поступила с мужем, хваля дочку при нем. Я подумала, нужно меняться и быть как все – ради дочери я написал такую небылицу, что вмиг она стала «Учителем года» (наша фамилия в том городке влиятельная). Но, почему-то они замахнулись на республиканский и провал им был обеспечен. Мне все равно, победит или нет, но учительница три месяца готовилась с группой поддержки к конкурсу – плакаты, портфолио, постоянные замены учителя напрягали детей и родителей, напрочь плюнули на класс. А заменяющие учителя, как правило, не утруждают себя в чужом классе работать. Это я – белая ворона, работала везде одинаково. Никому ничего не говорила, не хвасталась, никто не видел мои старания. Мне это и не нужно было. Я работать пришла, а не отрабатывать стаж и деньги. Для многих учителей сейчас школа – шабашка, потому что удобно до пенсии похалтурить. И все взялись за бизнес – репетиторство, можно растянуть работу, родитель-то не знает, и деньги текут и текут. Вот это работа – и чаем напоят, и почет, и пиар.
Завучу мало было меня достать, она препятствовала мне на каждом шагу. Улыбалась, конечно, когда предстояли открытые мероприятия – вдруг откажу. Или другой случай. В гороно сократили молодого методиста – дочери известной фамилии города – и мне было отказано в поездке учиться на психолога. «Улыбка» обещала мне испортить карьеру в случае отказа. Все, К. Т. – любимица номер пять, уехала и получила корочку. Теперь – она главный психолог города: постоянно ездит на туры и конкурсы, походы и турбазы. КАК могут допускать  работать с детьми, да еще и ставить главным психологом завистливую, ревнивую шестерку, которая отбила у подруги и ее сынишки годовалого мужа и отца? Просто нет проверок, а такие умеют себя преподнести. Таким верят - у них поддержка. Толпизм=стадность полный, друг друга выгораживают.
Как-то я обрадовалась, что она пригласила меня с дочкой на собеседование. Я ее когда-то знала лично, будто и дружили. Обрадовалась, что хоть К. поможет, психолог же (после этого я не могу простить ей то, что так просто заняла мое место и завучу, извините, но любой бы так поступил. Простила, но разве можно забыть?) Так она секретными смс-ками вдруг во время уроков (!!! А детям дают самостоятельную работу в это время и тихо сидеть велят, при поддержке завуча не страшно) пришла Г. М., учительница, социальный педагог – их подруга, за разведенного брата которой вышла ГМ замуж. Дочь выпроводили, она и не нужна была. Здесь меня «раздевали» по полной программе эти сплетницы, мне пришлось согласиться с их суждениями. Опоры у меня нет, мать старалась быть хорошей, муж – в столице один живет, с матерью, дети в тягость.
Это все мои ошибки на те годы. Где была Москва раньше?! Доучиться пришлось дочке. Девочка побила дочку до состояния, что пошли в травмпункт. Учительница мило убеждала меня, что нельзя школу позорить, это пятно – милиция, разборки… Пришлось сказать, что упала. Не поверили, но и не стали переубеждать. В школе лучше не стало. Надежда ли умирает последней?
В четвертый класс отдали в третью школу. Все по себе сужу, что учителя должны быть порядочными, не сплетниками по городу, беспристрастными… Наталья Н. – беременная учительница- на собрании, в самом конце его, сказала всем: «А, вот сидит мама той девочки!» Та девочка из другой школы. Перешла еще одна такая же неугодная, но родители сами ее отдали и попробуй с такими связывайся. А тут мы – простые и без поддержки. Клевать надо дальше. Нечего в нашей школе. «Не любим мы столичную отличница», - сказали дети при АВ при дочери. Учительница только улыбалась, говорит, а мы дома всегда плакали. Но выстоять пытались. Не будь мы отличницами и палочками-выручалочками? Как же дети, которые плохо учатся?!
Однажды беременная учительница размером с той завучем НВ ударила слабенькую девочку, которая не могла правильно красиво писать, по рукам. Да, кому понравится, действительно, моя грамотная девочка, которая вынуждена была вызубрить (я даже не знала) «Конституцию». Она возмутилась: «Вы по «Конституции» не имеете права бить ребенка!»
Не доучились, конечно. Пришлось ребенку после операции уехать. Как говорят, чтобы было хорошее, нужно пережить много плохого. Видимо, не важно, ребенок это или взрослый. Ангелы стараются сделать нашу жизнь лучше, находят разные пути, чтобы двигаться дальше, так говорят. Если так, то можно быть «спокойным», ведь это лучший вариант, могло быть хуже.
Дочку ненавидели учителя и их дети во всей школе. Один мальчик из класса ЗПР бросил в дочь увесистый камень. Поездка гости в деревню, в баню заменили травмпунктом. Ну мало ли ей с 7 лет (именно в этом городе и началась, как назло) акселерация. Упадет с высоты роста – перелом или ушиб. И так до 14 лет. На мальчика тоже не стали подавать, то есть, на родителей. Мама спокойно отнеслась, даже не пыталась что-то утешить ребенка или извиниться, обняла мальчика и увела. Муж – подкаблучник.
Учительница этого мальчика – моя бывшая подруга. Доложено было ей, ведь знали. После этого случая она перестала здороваться. Вот и подруг «забрали».
Однажды с сыном идем на почту мимо школы, близко. Дочь уже в другом городе, с отцом. Сын- дошкольник. Смотрю, идет самодовольная толпа подростком, среди них тот, кто побил дочку и сын музыкального руководителя (попробуй про таких детей им что скажи, разбираться не будут, сразу напомнят о твоем ребенке). Смотрю, какой-то бомж долго что-то высматривает в стороне стадиона – параллельно пешеходной тропинке. Глядим и мы. Лежит на снегу мальчик, шапка далеко, головой в снег и закрыл голову руками. Страшно. Мы тоже не можем понять. Думаем, вот-вот поднимется.
- Он давно так лежит! – сказал мужчина.
- А почему не подошли? – спросила я.
- Да я людей боюсь, накинутся еще.
- Так пойдемте, поможем!
Я надела шапочку на голову, подняла голову. Он весь был в отчаянии – от слез тихих распухло лицо, волосы – как мочалка после побелки – в разные стороны торчат. Попросила сына подождать и побежала в школу.
- Помогите, ГА (тот самый социальный педагог), там мальчик лежит.
- А как его зовут? – не обратила внимание на мой расстроенный вид. Я ведь сама мать изгоя.
- АМ, какая разница! Там ребенок! – стала возмущаться я.
Психолог КТ, которая стояла там, нехотя решила исполнить свои прямые обязанности (вспомнился «Служебный роман», где Шурочка-бухгалтер занималась общественными делами – собирала деньги на мелкие и крупные мероприятия, и директор ей как-то сказала: «Вы, кажется, в бухгалтерии числитесь?» «Да, кажется», - удивилась та. «Мне кажется, вам нужно заниматься непосредственно своими обязанностями», - как-то так отрезала директор).
В это время шли родители одноклассника мальчика, муж женщины поднял его и отвели…в школу. А вы говорите, закрытая школа хуже… Оказалось, опять этой учительнице позвонили, побеспокоили и покой отняли. А ведь она обижалась, что я дочь не отдала в ее класс. Я и не знала, что ее класс проблемный. Нет, не потому что ее класс такой, а потому что не к ней я отдала. Ведь как учитель я подумала, что не этично отдавать ребенка в класс приятельницы. Вот и прогадала. Лучше бы отдала к ЛГ, ведь она действительно работает с классом.
Гадкий утенок, переживший трагедию с раннего детства, получил кучу комплексов от воспитателей и учителей.
И я поняла, что польза от меня будет значительней, если потрачу час работы и одним учеником, чем с классом.
Девочка из второго класса из малообеспеченной семьи, мать ждет ребенка от второго мужа, постоянно в заботах и ревности, сама плохо училась, по ее словам, не могли читать хорошо. Мне приходится входить в положение и не было случая, чтобы я брала деньги как «настоящие» учителя. Беру мало, отдача большая и быстро прощаемся. Итог – удивление учителей. Договариваемся с родителями, что они не говорят мое имя, в городе меня знали. Девочка за два месяца не только поправила грамотность, но и читать стала заметно лучше. Разве мне, как учителю, не приятно получать ее «Второе место» на конкурсе чтеца по внеклассному чтению?
Мальчик занимался 1 год, в 7 классе научился всему тому, где застрял в 3 классе.
И все мне помогали индивидуальный подход с применением знаний специальной психологии, каждый ученик - целый класс!
Вот, вчера в библиотеке, сижу и жду очереди, чтобы сесть за интернет. Пришла репетитор. Слух уловил: «Смотри, если здесь вот эта фигня, ты ее…» Я думала, что только в провинции и в глубине России безобразие, а тут – Москва!
Здесь бы можно было поставить точку.
Но я не поделилась знаниями по заголовку.
Мне повезло, что я теперь знаю, как построить учебный процесс, но ведь не знают об этом директора, завучи, родители. Потому я ушла со школы и с великим удовольствием занимаюсь репетиторством.
2013

Теперь А.В. завуч в той же школе, старая, которая ненавидела успешных, а только подпевал, уехала в другой город, навещает своих любимиц. Словом, дети той школы, как мне теперь говорят и родители, и даже сами бывшие ученики, "суицидальность" высокая, только боятся признаваться родителям - городок-то маленький, как в деревне (выходцы как раз из деревень), в черный список попадешь - пиши, всё - уезжай, если сможешь (сбежишь и обрадуются - избавились легко), либо терпи.
Третьего не дано!

2019





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 19
© 12.01.2020 Лия Гузей
Свидетельство о публикации: izba-2020-2710295

Рубрика произведения: Проза -> Ужасы



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  














1