Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

ПИР



ПИР

Человек тогда является человеком, когда играет.
                                                                    Фридрих Шиллер
Скрипя изношенными коленками, Шпрехшталмейстер тяжело встал с обглоданного временем, оплавленного давними яростными атомными взрывами замшелого камня рядом с костром, и удовлетворённо кивнул лохматой седой головой.
- Как будто, все приглашённые высокие особы в полном сборе... - сказал он, хрипло откашлявшись. - Пожалуй, даже можно и начинать трапезу. Итак, как мы и планировали, сегодня у нас еврейский день со всеми вытекающими из него вкусными последствиями. Есть среди присутствующих злостные антисемиты, или ярые противники еврейского национализма в кулинарии?
Шпрехшталмейстер снова окинул взглядом немногочисленный контингент гостей.
- Вроде, оголтело возражающих и свирепо сочувствующих им здесь нет. Превосходно! Тогда переходим к долгожданной увертюре. С чего начинается хороший пир?.. - он сделал паузу.
- С хорошей рюмки прекрасного вина! – уверенно сказал Кагор, поднимаясь с земли и выходя на середину небольшой поляны. - Для некоторого улучшения аппетита...
- Правильно! – словом и жестом поощрил его великодушный Шпрехшталмейстер. - Действуй!
- Сегодня Рождество! - громко провозгласил Кагор, доставая из кармана драного пиджака бутылку с радиоактивной водой. - Начинать следует с бокала шампанского.
Он насыпал в бутылку горсть мелких камешков карбида кальция, дождался, когда жидкость посильнее запузырится, хорошенько встряхнул быстро дозревающий напиток, и отпил несколько глотков прямо из узенького надколотого горлышка.
- Хорошо пошло! - сказал он довольно, пряча бутылку, и садясь на своё место.
- Что у нас там дальше?.. - спросил Шпрехшталмейстер, облизнувшись. - Кажется, холодные закуски?..
- Они самые... - Салат вышел в центр всеобщего внимания и начал хорошо заученную речь:
- Сегодня у нас будет « Гехакте лебер », что есть нежный печёночный паштет. Для приготовления сего проеврейского блюда требуется где-то раздобыть двести пятьдесят граммов говяжьей печёнки, будь она неладна, ломтик булки, две столовых ложки гусиного, - тьфу!!! - или куриного жира, пару яиц, одну луковицу, тридцать граммов зелёного лука, перец и соль - по вкусу, чтоб им пусто было!..
- Сдержаннее ... - потребовал Шпрехшталмейстер. - А то уволю из поваров. Не порть людям аппетит...
Салат со стоном сглотнул.
- Начинаем, пожалуй! Печёнку промываем, снимаем плёнку, нарезаем на небольшие кусочки и обжариваем. Или отвариваем - в этом случае кипение не должно продолжаться более шести-семи минут при постоянном помешивании. Затем печёнку вместе с замоченной мякотью пшеничной булки пропускаем через мясорубку, добавляем поджаренный до золотистого цвета лук, соль, перец, растопленный гусиный жир, и всё тщательно, тщательно, тщательно перемешиваем. Перекладываем на тарелку, сверху кладём ломтики круто сваренных яиц, и посыпаем мелко рубленным зелёным луком. При необходимости жир можно заменить сливочным маслом...
Салат мученически закатил выцветшие глаза, и его как-то боком снесло с поляны.
- Изумительно! – восторженно воскликнул Шпрехшталмейстер, проглотив хорошо пережёванный лист лопуха. - Теперь мы радостно переходим к первому блюду...
- Момент! - остановил его Кагор, вскакивая с земли. - Сначала рюмка вишнёвого глинтвейна! По традиции...
- Давай! - Шпрехшталмейстер согласно махнул рукой. – Чуть было тебя не забыл!
Кагор снял с огня котелок, налил в кружку горячей воды, бросил в неё комок тёмно-красной глины, и отпил один крохотный глоток. На лице его появилось неописуемое блаженство, которое он вместе с кружкой бережно унёс на своё место.
- Дальше! – нетерпеливо скомандовал Шпрехшталмейстер. - Пир продолжается!
- На первое у нас сегодня « Пицье», - сказал Бульон, тоже выходя в эпицентр всеобщего внимания. - Для приготовления сей семитской еды необходимо достать из памяти два полновесных килограмма говяжьих ножек, две луковицы, одну морковку, три дольки чеснока, два яйца, две чайных ложечки сахара, одну чайную ложечку лимонного сока, перец, лавровый лист, булку для сухарей, и три литра водки...
- На одного?.. - привстал с земли изумлённый Кагор. – Аж целых три литра?!.
- На всё... - сказал Бульон. - Воды... Воды... Оговорился я… - поправился он, усаживая главного виночерпия. - Я продолжу, с вашего позволения... Говяжьи ноги мы уже на два часа клали или ложили в холодную воду, потом тщательно выскоблили и промыли, разрубили поперёк, снова залили холодной водой, и варили восемь часов.
Бульон нервно двигал в воздухе руками, изображая процесс приготовления еды. Зрители, млея, слушали.
…- За два часа до окончания варки мы уже добавили туда лук, морковь, аккуратно нарезанную на четыре части, лавровый лист, соль и перец. Бульон мы процедили, кости удалили, мясо мелко разрубили и вновь соединили с бульоном, добавили сахар, лимонный сок или лимонную кислоту, и дали раз вскипеть. Затем мы заправили суп сбитыми яйцами. Приготовленные из булки сухари натёрли чесноком. Подаётся « Пицье » в горячем виде, и к нему отдельно - сухари...
Бульон обессилено опустился на камень.
- Прелестно! - поставил ему оценку Шпрехшталмейстер и сделал выдержку, давая участникам пира возможность хорошенько прожевать и проглотить пожухлую траву.
- Снова моя очередь! - вскочил нетерпеливый Кагор. - Теперь бокал « Алиготе».
Он зачерпнул ржавой кружкой из лужи зелёной заплесневелости, и залпом выпил.
- Ха! - выдохнул он, утираясь дырявым рукавом. - Можно переползать к следующему номеру программы...
- Что у нас на второе из еврейского меню?.. - поинтересовался Шпрехшталмейстер, проводив Кагора завистливым взглядом. - Полагаю, что-нибудь деликатесное?..
- « Чолит – фиш »... - сказал уже занявший видное место Гуляш. - Для него потребно шестьсот граммов рыбы, желательно леща, один стакан мелко рубленого лука, один стакан мелко нарезанной моркови, три четверти мелко резаной свеклы, три столовых ложки растительного масла, две чайных ложки лука, и душистый перец...
- Помедленнее, пожалуйста... - попросил престарелый Ростбиф. – Не так быстро… У меня уже почти не осталось зубов, мне трудно так быстро жевать деликатесы...
- Делаю медленнее... - сказал Гуляш, нетерпеливо шевеля в воздухе готовыми к работе пальцами. - На дно сотейника кладётся часть моркови и свеклы, затем рыба кусками. Сверху рыба покрывается слоем оставшейся моркови и свеклы, добавляется перец, слегка обжаренный лук. Всё это заливается водой так, чтобы она всё только покрыла, прикрывается крышкой, и на два часа якобы ставится в духовку...
Гуляш обречённо облизнулся и, сильно сгорбившись, полез в пыльную траву.
- Надо было другое блюдо... - разочарованно высказался престарелый Ростбиф, что-то жуя беззубым ртом. - А то долго ждать придётся... Или есть сырым...
- Ладно, это уже детали! - возразил Шпрехшталмейстер, наблюдая за размякшим от впечатлений Гуляшом.
- Я!!! – чуть не забыв про себя самого, сипло крикнул Кагор, вскакивая, и чуть не упал.
- Ты... Ты ... - согласился Шпрехшталмейстер, подозрительно к нему приглядываясь.
- « Шар–тре-з »... - сообщил Кагор ужене очень внятно и слегка нараспев. Он налил в кружку всё ещё слегка булькавшего шампанского, добавил цветной глины, и долил остатки объёма плесенью из лужи. Кагор понюхал получившееся пойло, трижды перекрестился, и на выдохе выпил.
- Бальзам... - сообщил он всем присутствующим сипло, торопливо запихивая в рот кислый мутант яблока. - Амброзия...
Его повело, и он плюхнулся прямо в пыль.
- А что у нас сегодня будет на десерт? - Шпрехшталмейстер судорожно сглотнул, и выжидательно погладил сухой рукой прилипший к позвоночнику живот.
- На это самое у нас сегодня будет« Цукер – лека »... - сказала прямо с места Суфле - единственная женщина на мужском пиру, поскольку сладкие блюда у женщины традиционно всегда получались лучше, чем у мужчины. - Для него когда-то требовались десять яиц, одна столовая ложка сахарной пудры, одна столовая ложка молотых грецких орехов, две столовых ложки молотых сухарей и полчайной ложки соли. Я якобы растёрла яичные желтки с сахарной пудрой и орехами...
Она говорила в прошедшем времени, чтобы Ростбиф мог успеть с оставшимися зубами.

…- Затем добавила сухари, сбитые белки, всё вместе осторожно перемешала, выложила в форму, хорошо смазанную маслом, и выпекла в духовке...
Суфле набросилась на остатки покрывавшей поляну травы и стала жадно рвать её прямо ртом.
- Славно... - резюмировал Шпрехшталмейстер. - И с чем мы будем употреблять это роскошное блюдо?..
Кагор, валявшийся в пыли, даже не шелохнулся. Это сейчас касалось совсем не его.
- Я не нашёл в кулинарной книге ничего, истинно еврейского, поэтому будет кофе по-варшавски, - послушно принял кулинарную суперэстафету Коктейль. - Берётся две чайных ложки молотого кофе, три чайных ложки сахара, и полстакана молока. Сначала варится кофе с малым количеством воды. В сваренный и процеженный кофе добавляется сахар, топлёное молоко, и он вновь доводится до кипения...
- Уф! - сказал Шпрехшталмейстер, похлопав себя по животу. - Вот это пирушка! Объелся, как никогда! Браво, ребята! В следующий раз устроим парад французской кухни!
Он с грустью во взоре оглядел поляну, на которой почти не осталось травы, и добавил:
…- Только в другом ресторане...
Участники застолья стали тяжело, отдуваясь, с икотой и отрыжкой вставать. Остался лежать лишь Кагор.
Его пнули в бок.
- Вставай, симулянт! Вроде, ели мы, а ты только пил, поэтому не должен был обожраться!
Кагор что-то промычал и перевернулся на другую щеку.
Гуляш наклонился над ним и понюхал.
- Фу... - сказал он, брезгливо скривившись. - Воняет от него, как от этой самой...
- Ну-ка!.. Ну-ка!.. - престарелый Ростбиф присел и понюхал повнимательнее.
- Перегар это, разрази меня гром, – перегар! - сказал он с завистью, вспомнив что-то, уже давно почти забытое. - Пьяный, мерзавец, в стельку... Плохо закусывал...

                                                                        Сколько ни глотай слюнки, сытым от этого не будешь…





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 30
© 12.01.2020 Валерий Брусков
Свидетельство о публикации: izba-2020-2709714

Рубрика произведения: Проза -> Антиутопия


















1