Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Очарованный


«Очарованный»
Июль, жара, народ едет к морю, а мне приходится работать. Все у меня ни как у людей. Дожил до сорока, а стабильности как не было, так и нет. Перебиваюсь с друзьями с шабашки на шабашку. Вечные строители пилигримы. И занесло нас как то в одну деревню, за сто верст от дома, на строительство забора, вокруг загородной усадьбы, одного местного «барина». Работали слажено, дни летели незаметно. Ночевали в новенькой бане, недавно сложенной и по назначению еще не используемой. Места в ней, на удивление оказалось столько, что можно было и жен разместить, как шутили товарищи. Провизией же мы запасались у местных. Все натуральное -свое, да и цены у деревенских совсемне кусались.
И выпал мне как то жребий, за молоком идти к местной бабке державшей корову. Взял я трехлитровую банку, да и пошел шаркая ногами по пыльной дороге на конец деревни.
Так уж вышло, что за все время командировки, за молоком я пошел впервые. До этого ходили товарищи. Помявшись у старой калитки, я снял проволочное кольцо со штакетника, и вошел в небольшой палисадник, пройдя сквозь который постучал в покосившееся оконце. Однако сколько я не барабанил в стекло, достучаться до старушки мне так и не удалось, и я вернулся на дорогу.
Мимо проезжал мужик на телеге груженой сеном. Я поздоровался, и поинтересовался, где тут можно еще купить молока. Мужик недобрым взглядом окинул меня с головы до ног, а потом хлыстнув лошадь, молча поехал дальше, с неохотой ткнув пальцем в зеленый дом напротив. Я кивнул в знак благодарности вслед неприветливому мужику, а сам подумал, - Что за народ такой, ничего ведь плохого не делаешь им, а ведут себя, словно с врагом. Хотя на Руси приезжих всегда не жаловали, удивляться тут нечему.
Поравнявшись с воротами старенькой избы, я громко постучал по облупившейся двери, и прислушался. Послышалось неторопливое шарканье чьих то ног.
-Кто там?! –Раздался негромкий старческий голос.
-Бабуль, молока продадите? -Заглядывая в щель между ворот спросил я.
Дверь заскрипела, и за ней показалась невысокая сгорбленная старуха, в малиновом платке, черной безрукавке и голошах на шерстяной носок. Осмотрев меня слегка помутневшим взглядом, старуха отошла в сторону, приглашая войти во двор.
-Заходи милок. Обождать надо немножко. Внучка доить пошла. Парного тебе нальем.
-Парного это хорошо. –Одобрительно причмокнул я , не спеша направляясь за бабушкой.
-Проходи. –Откинув тюлевую занавеску повешенную от мух, сказала хозяйка и отворила дверь в избу, и я наклонившись, вошел в сени.
Внутри пахло едой, от круглой печи, в которой потрескивали дрова, веяло теплом, и на моем лбу проступили капли пота.
-Недавно у нас, стало быть! Не видала я тебя раньше.
-Да, недавно мать, проездом можно сказать. По соседству забор мастерим.- Шмыгнув носом произнес я.
-Рукодельный значит, молодец. Молодец. –Негромко похвалила меня старуха. – А давай я тебе самогоночкой угощу? Хочешь? Шибко хорошая. На травах. От семи недуг и от печали,избавит.
-Да нет мать, спасибо, работать еще сегодня. Расслабляться некогда.
-Не робей давай, с нее работать за троих будешь. – Упрямствовала бабка.
-Ну давай, пригублю твоей лечебной. А то не отпустишь. –Прокряхтел я.
Уйдя куда то за занавеску, старуха принесла бутыль мутной слегка зеленоватой настойки. Звонко вытащив тугую пробку, бабка налила самогон в стоявшую на столе рюмку.
Ну, пробуй давай!- Поджав свои сморщенные губы, сказала она. –Обожди ка, забыла совсем, сальца нарежу. Закусишь.
-Да не надо Мать, я так...-Сказал я, и выдохнув, в один глоток осушил рюмку. Травяной вкус перебивая вкус самого самогона, не обжигая горла, теплом прокатился по желудку. –Ох хороша самогоночка! –Покачав головой произнес я с улыбкой.
-Вот и славно. Пойду ка я гляну, куда там девка моя запропастилась. –Сказала бабка и вышла в сени, после чего послышался скрип входной двери, сменившийся гробовой тишиной, изредка прерываемой жалобным жужжанием угодившей в паутину мухи. От выпитой рюмки, я захмелел, видимо самогонка была весьма крепкой.
Послышался звон ведер, и входная дверь снова заскрипела. Откинув занавеску, в комнату вошла рыжая девушка, лет двадцати, с ангельским лицом, и бархатной, белой кожей.
-Здравствуйте. – Не смотря на меня, нежным тонким голосом произнесла она.
-Здравствуй девица краса. Ззаждались мы тебя с бабушкой.- Почесав нос и бросив взгляд на вьющиеся кудри девушки, произнес я.
-Да корова капризная, уговаривать надо.- Наливая молоко в мою банку, ответила девушка.
Поймав себя на мысли, что уже несколько секунд смотрю на ее грудь, я одернулся и потупил взгляд на обшарпанные половицы.
Закрыв банку крышкой, девушка протянула ее мне. Оторвав глаза от старых половиц я потянулся к банке но так ее и не взял, завороженно глядя на рыжеволосую красавицу.
-Боже, какая же она красивая, -думал я.- В городе то таких не встретишь, а тут…
Взгляд девушки, снизу вверх проскользил по моей рабочей одежде и, соприкоснувшись с моими восхищенными глазами робко замер.
Словно проглотив кол, с полуоткрытым ртом я стоял на месте, а девушка, прочитав весь мой бездарно скрываемый восторг подкрепленный запахом самогона, отвернулась, и поставила банку на стол.
-Простите ради Бога, я что то растерялся. –Замельтешил я смущено. –Да ну что я оправдываюсь в самом деле, просто от вашей красоты сердце замерло. Извините за пафос, это вовсе не дурацкий комплимент, а правда как она есть. За сорок лет впервые наверное так встревожен красотой женщины. Даже не знаю, что на меня нашло. Простите. – Неожиданно откровенно высказав свои эмоции, и перейдя на «Вы», выпалил я.
-Спасибо за такие слова. Безумно приятно это слышать. Честно.- Поправив платье произнесла девушка.
-Думаю, тут местные парни передрались из за вас все. Я бы уж точно на их месте не упустил такую невесту.- Неловко залившись краской сказал я.
-Да некому тут за меня драться. Был один, четыре года встречались, а потом он в Москву уехал, и так и не вернулся. Видимо там барышни куда интереснее меня. У нас тут в основном старики доживают. Все уезжают. Работы нет. Скука и разруха. Я и сама уехала бы, но мать заболела, бабушка старая, осталась ухаживать.
-А что с мамой?- Участливо спросил я.
-Умерла мама. Рак. Пол года как схоронили.- Тяжело выдохнув сказала она.
-Ой, простите ради Бога, я не хотел бередить раны. Соболезную. –Виновата произнес я.
-Да не извиняйтесь. Это жизнь, от нее никуда не денешься. Нужно относиться философски к потерям.- Пожимая плечами ответила девушка.
-Это верно. Ой! –вздрогнул я. Меня кстати Александром зовут. Не ловко как, не представился даже. Я тут неподалеку работаю. Если вдруг помочь чем надо будет, вы не стесняйтесь только. Почту за честь.
--Спасибо, я буду иметь ввиду Александр.- Как то по особенному важно выделив мое имя произнесла она.- Меня Женей зовут.- С улыбкой добавила она.
-Как моего отца.- Весело подхватил я, после чего девушка смутилась, а я почувствовал себя идиотом.
Через минуту, мы простились, и я задумчиво побрел по дороге.
Молоко купленное мной оказалось на редкость вкусным, и товарищи на следующий день, снова послали меня за новой банкой. А признаться был только этому рад, не стал и спички тянуть. Женька не выходила из моей головы, казалось не на минуту. Я безостановочно перебирал в голове все слова, что скажу ей сегодня при встрече, как поздороваюсь и о чем расспрошу.
-Зацепила меня она. Подумал я. –Вот же старый дурак, она ведь мне в дочери годится. Ну жизнь, кривая колея, куда ты меня ведешь?..
Так день за днем я приходил в тот кособокий старый дом, и все больше проникался чувствами к той не по годам мудрой рыжей девчонке. И однажды потеряв голову, я предложил ей погулять этим вечером вместе. Признаться я не думал, что она согласиться, и скорее ждал вежливого отказа, но она сказала да. Вечером мы встретились, и пошли вдоль тихой речушки, что неспешно огибала деревню и исчезала где то за лесом.
В этот вечер я расспросил о ней все. Мне было безумно интересно все, что с ней было связано. Мы смеялись, загадывали друг другу загадки, удивлялись как много общего находили друг в друге. В один из таких вечеров, грань между нами стерлась. Я увидел в ее глазах нечто большее, чем просто симпатию к интересному человеку. Быть может это был лишь плод моей воспаленной влюбленностью фантазии, но я очертя голову окунулся в омут безумства и поцеловал ее. Ожидая пощечины я даже слегка зажмурился, однако она обняла меня и наш поцелуй продолжился, став таким сладким, что земля ушла из под ног.
С того вечера все закрутилось, захлестнуло волной нежданной страсти, конца и края которой не было. Каждый вечер мы встречались на краю деревни, где молчаливо хранящая наши секреты, тихая речка, уносила вдаль все наши признания, объятия и горячие поцелуи.
Со дня нашего романа, минуло две недели. Работа моя подходила к концу, и ребята сворачивали вахту, и все разговоры были уже о доме.
-В этот вечер, перед моих очередным уходом к Женьке, у калитки меня остановил мой товарищ по имени Виталий.
-Саш, не мое это дело конечно, но мне кажется ты уж излишне увлекся. –Неожиданно начал он. -Ну ты подумай, у вас же разница в возрасте лет двадцать если не больше. Ну побаловался по дурости, ну и будет! Поехали домой, махни ты на это рукой а? –Заглядывая в глаза произнес он.
-Да Виталий, я с тобой согласен. – Не твое это дело, ты прав. – Строго глянув на товарища и отодвинув его от калитки произнес я.
Виталий промолчал, и лишь покачав головой прикурил сигарету, печальным взглядом провожая меня вслед.
Встретившись с Женей, я обнял ее так крепко как никогда до этого.
-Что с тобой Сашенька?- словно почувствовав, неладное, тревожно спросила она.
-Все хорошо милая! Просто пора уезжать, и я не знаю что делать. Поехали со мной малыш?!- С надеждой и ропотом заглядывая в ее красивые глаза сказал я.
-Я не могу Сашенька, я не могу оставить бабушку.
-Милая, мы будем приезжать каждые выходные к ней, я обещаю!- Подхватил я.
-Нет Саш, мне нужно быть с ней каждый день. Она уже не может справляться по хозяйству.
На глазах девушки задрожали слезы, и она вдруг вцепилась в меня, словно видела в последний раз.
Я был раздосадован, и омрачен и слегка отрешенно обнял ее и вздохнул.
-Ты подумай еще до завтра. По моему твоя бабушка еще крепкая и незачем себя заживо здесь хоронить. –Угрюмо произнес я. Девушка лишь шмыгала носом в ответ.
На утро я снова пришел к ней. Женя как ни в чем небывало, счастливая выскочила ко мне в одной сорочке и не оставила на лице ни единого не поцелованного места.
-Ты чего вся цветешь Женька?- С улыбкой спросил я.
-Я решила. Мы с бабушкой посоветовались и она меня уговорила ехать. Говорит тетка из Украины едет, поживет у нее какое то время, поэтому я пока только твоя. –Игриво подпрыгивая и целуя меня в губы сказала Женька. - Только я приеду в город через два дня. Ты меня встретишь? Я дождусь тетю и сразу к тебе. Угу?- Вытаращив на меня свои красивые глаза спросила она.
Я хотел забрать ее прямо сейчас, но и это уже было большой победой, и я согласился.
Простившись, я отправился к своим, и уже через час, мы катили по пыльной дороге к городу. Нужно было навести порядок в своей холостяцкой квартире к приезду Женьки. Разгрести ненужный хлам и передвинуть мебель. Чем я и занялся по приезду.
Два дня пролетели незаметно. За час до приезда Женьки, я выскочил из дома, купил в киоске самый красивый букет, и взяв такси приехал на вокзал.
Однако на рейсовом автобусе Женька не приехала. Я подождал следующий, и еще один, и еще. Положив букет на скамейку, я стрельнул у проходящего мимо мужика сигаретку, и закурил. Не страдая этой дурной привычкой, я морщился при каждой затяжке, рисуя в голове разные причины, по которым она не приехала. И одна другой были мерзее. Затем швырнув окурок в урну, я опустился на скамью и угрюмо посмотрел под ноги. У нее не было телефона. Я договариваться пришлось на словах. И вот теперь, когда все пошло наперекосяк, он жалел, что порасчитывал на овось, а не оставил ей хотя бы свой.
- Да и как вышло так, что на дворе двадцать первый век, а у нее нет телефона?- думал я. А может и был, просто не хотела давать… Да ну тоже бред. Она такой счастливой была…
В подобных размышлениях я просидел долго, почти до самого вечера, встречая и провожая автобусы из заветной деревушки. Женя так и не приехала.
Когда луна ярко засияла в привокзальных лужах, я поднялся со скамейки и оставив на не озябший букет, побрел домой.
В эту ночь я ворочался и долго не мог заснуть, думал, переживал. Поспать под утро удалось всего пару часов. Проснувшись от кошмара, я тяжело дыша схватил телефонную трубку и набрал номер Виталия.
-Друг, выручай. Надо в деревню мне позарез.
-Через сорок минут подъеду. – Угрюмо ответил тот, и положил трубку.
Сейчас мне было плевать, на все недовольство товарища и что от недосыпа плыло в глазах, мне нужно было увидеть ее, чем скорее тем лучше.
Через полтора часа, мы были уже в дороге. Наконец въехав в деревню, и повернув с развилки к заветному дому, я заметил у ворот несколько людей. Все они были в черном, а у старой калитки стояла обитая пурпурной тканью, крышка гроба.
С нескрываемым волнением я выскочил из машины, и последовал во двор.
-А что с коровой то делать теперь?- Уловил я обрывок чьего то шепота.- этот то смотри, Старуху хоронить приехал…- Раздался шепот позади.
-Умерла бабушка.- Печально подумал я. –Возможно и моя вина в этом есть. Может старушка отъезд внучки так переживала… -корил я себя, ища глазами Женьку.
Сняв кепку я вошел в дом. В центре комнаты, где когда то покойница угощала гостя самогонкой, стоял гроб. Вокруг него сновали люди, шептались и вздыхая качали головой.
Я отыскал глазами Женьку. Однако к моему удивлению, она поймам мой взгляд, холодно опустила глаза, даже не поздоровавшись.
-Может в горе не узнала, она ведь меня здесь не ждала… – мелькнула в голове глупая мысль. Я было двинулся к ней, но Женя, вдруг обтерев нос платком, подошла к стоящему в углу незнакомому молодому мужчине и обняв, уткнулась ему в грудь.
Парень рукой собственника обнял ее за плечи, и погладил по спине. При виде этого, зубы мои сжались, к горлу подступил ком. Нервно выдохнув, я взглянул на тело покойной, и вышел вон.
Протиснувшись через толпу, я направился к реке, туда где мы с ней встречались, и как мне казалось были счастливы. Я сел на песок и закрыл глаза. Сердце билось так сильно, что каждый его удар ощущался в голове. Она предала меня. Она с другим. Он молод, красив и подходит ей куда большем чем я. Ведь всего три дня назад, она целовала мои губы и не могла насмотреться в глаза… Теперь все становилось неважным. Все потеряло смысл. Слезы предательски скатились по поросшим трехдневной щетиной щекам, уже давно забывшим, что это такое.
Дождавшись, когда траурная процессия двинется в сторону кладбища, и не спеша побрел следом за ней.
Когда все кончилось и двое крепких мужчин подровняли могильный холм, а люди стали расходиться, я не сдержался и подошел к Женьке. Она все так же прижималась к своему новому мужчине, и казалось нарочно не замечала его присутствия.
-Женя, окликнул я ее. –Можно тебя на пару слов?- произнес я, вопрошающе глядя в спину Женьке тянущей за собой оборачивающегося парня.
-Батя, ты кто вообще?! – Недовольно прищурившись вдруг спросил парень.
-Дай нам просто пару минут поговорить с ней, и обойдемся без сцен.- Глядя исподлобья на парня ответил я.
-С кем?! – Недоуменно глядя то на меня, то на свою спутницу в коротком замешательстве спросил он.
-С Женей.- Пытаясь сохранять самообладание произнес я.
С какой Женей?! –Ты че охерел что ли?! Или перепил мудак?!-Оттеснив руку от девушки произнес парень и сделал шаг в мою сторону. –Катюш это че за дебил?! – Нервно взглянув на девушку спросил мужчина.
-Я не знаю, Олег пойдем! Не связывайся ты с этим старпёром. Пьяный, ошибся, бить его что ли? Пошли!- В пол голоса сказала она.
-Это очень подло с твоей стороны. За что ты так со мной? За что?!! –Заорал я и шагнул им навстречу.
Парень вытянул руку преградив мне дорогу, в сердцах я хлопнул по ней ладонью, после чего получил оглушительный удар в подбородок, и упал в придорожную пыль.
Увидев происходящее, Виталий выскочил из машины и ринулся на парня.
-Ты чего творишь сука! –Схватив крепкими ручищами парня за грудки, заорал он.
-Да я то, тут причем?! Он бросаться начал! К супруге моей лезет! Женечку какую то ему подавай! Он больной на всю башку!- Произнес парень, и с силой убрал сжимающие его пиджак руки Виталия.
Подняв меня с земли, Виталий принялся отряхивать мою одежду. Вдруг остановившись, и взглянув мне прямо в глаза, сказал:
-Сань. Нет больше ее! Умерла она. Похоронили ее, понимаешь?!
-Кого?! – Тяжело дыша и не сводя взгляда с удаляющихся фигур, спросил я угрюмо.
-Женю твою похоронили. -Отведя в сторону взгляд, ответил Виталий.
-Да что ты то такое понес?! – Разочарованно взглянув на товарища спросил я.- Это вот ее похоронили?! А?! Её что ли?- сорвав голос заорал на него я и ткнул пальце в перепуганную рыжую девушку, выглядывающую из-за спины напряженного парня.
-Ребят идите домой! –Спокойно сказал Виталий.- Видите человек не в себе от горя.
-Слушай, это что он? –вдруг покосившись на девушку спросил парень.
-Видимо он. – пожимая плечами ответила она парню, и попятившись увлекла его за собой.
-Это вы о ком?! –Сплюнув попавшую в рот дорожную грязь спросил их я
-Это они о тебе Сань.- Обняв меня за плечи ответил Виталий. –Тут вся деревня о вас с ней говорит. А эти молодь, с города приехали, не знали тебя в лицо просто.
-Ты про что Виталя? –Трогая разбитую губу произнес я.
-О том, что ты с бабкой ее спал.-Крякнув, с неохотой сказал Виталий.
-Ты что сука несешь?! – Вытаращив на него вспыхнувший взгляд прошипел я.
-Остынь! –Резко выпрямившись гаркнул Виталий. –Я тебе говорил тогда, что разница у вас в возрасте чудовищная. Ты же и слушать не стал! Мужики наши до сих пор за пузырем только про тебя с ней треплются. Ты же нормальным мужиком был, и бабу у тебя всегда молодые были. А тут словно подменили тебя. Что тебя так одурманило то?!
Виталий, эмоционально и крайне серьезным видом продолжал свою безумную речь, а я словно оглушенный не разбирал его слов. –Что это? Какой то жестокий розыгрыш?! Они сейчас все засмеются, и все будет как прежде?!- лихорадочно думал я. Но разбитая в кровь губа и грязная одежда все больше убивали во мне остатки надежды на это. Что происходит? Эмир сошел с ума, или мой рассудок покинул тронутую сединой голову?
Попятившись от своего друга, словно от прокаженного безумца, я заплетающимися ногами побрел к дому покойной. По дороге, то здесь то там, я ловил на себе стыдливые, насмешливые и местами брезгливые взгляды, стоящих у дороги людей. Соседские мальчишки гадкоо хихикали, тыкая на меня пальцем.
Весь этот театр абсурда постепенно начинал складываться в одну отчетливую но отвратительную картину. Я вдруг вспомнил, что после того первого дня, я больше не видел той старухи, так любезно угостившей меня своей настойкой. И в памяти ярким пятном всплыло имя, Евгения Ивановна, старательно написанное на могильном кресте. И слова Виталия в тот вечер перед отъездом, о пресловутой разнице в возрасте, зазвучали иначе. В них больше чувствовалась скрытая зависть, а скорее Испанский стыд и сочувствие.
Я столько раз, слышал истории о приворотах, и даже снисходительно верил в них, но не мог и допустить мысли о том, что однажды стану героем одной из них.
Приблизившись к знакомым до боли воротам, и не поднимая глаз на собиравшихся на поминки людей, я вошел в дом. Пройдя через сени, и зал, я словно зная куда шел, я отворил старую, обитую клеенкой дверь в комнату без окна. Внутри было темно и я чиркнул зажигалкой .П полумраке я увидел стоящий в углу стол, с опрокинутым на нем подсвечником. По полу были разбросаны ветхие рукописи, с причудливыми пиктограммами. На полке стояла рамка, с фотографией красивой рыжеволосой девушкой, в свадебном платье, и держащей в руках пару белых голубей. Это была фотография той самой девушки, что я так беззаветно любил. Той, что была лишь моей все это время, и по иронии судьбы, никогда мне не принадлежала. Той, что все еще жила в моей памяти и сердце, и навеки покоилась в сырой и темной как мои глаза могиле.
В противоположном углу этой мрачно «кельи», я подобрал ту самую проклятую бутылку, из которой выпил тогда, всего лишь рюмку дряни, так жестоко превратившей мою мерзкую жизнь в Райский сон.
Сунув бутылку за пазуху я снова отправился на кладбище. Дойдя до свежей могилы, деревенской ведьмы, я сел у ее креста, облокотившись спиной, на соседнюю ограду.
Достав из-за пахухи бутылку ее демонической «отравы» я жадно стал вливать ее себе в глотку. Давясь и кашляя я упорно опустошил ее до дна. Я не знаю, зачем я это делал, возможно хотел допить и сдохнуть, от этой вымышленной любви, или наоборот избавиться от нее с последней каплей. Так или иначе я выпил все, и поднял свой пьяный взгляд на черно белое фото покойницы. С холодной таблички легкая улыбка на подернутом морщинами лице, больше походила на ухмылку. Она словно насмехалась над моей наивностью, упиваясь своей недосягаемостью. Меня замутило и вырвало. Пошатываясь я поднялся опираясь на ее крест, и в последний раз взглянул в бессовестные глаза, следящие за всеми моими движениями.
Тяжко вздыхая и спотыкаясь, я побрел к машине. Грузно сев на заднее сиденье, я молча уставился в окно. Машина тронулась, и за окнами побежали пустые картины поблекшего мира, оставляя позади закопанную в землю веру в человечность.
Я навеки покидал этот проклятый клочок земли, где даже святая любовь в Ангельском обличие, оказалась лишь коконом жестокого чудовища. По стеклам заморосил мелкий дождь. Хмурое небо словно виновато пыталось омыть мои раны, а разбитая дорога все петляя среди лесов и полей, с каждой верстой накладывала все новые и новые швы, на мою искалеченную душу.
29.01.2014.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 11
© 11.01.2020 Метраски
Свидетельство о публикации: izba-2020-2709367

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ














1