Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Я думаю, что Келлеру удастся обмануть ГПУ, глава 18


Я думаю, что Келлеру удастся обмануть ГПУ, глава 18
 

18
А кому оно адресовано?

- Опять мимо! – сказала с горечью тётка Степанида Ротарь.
- Ничего, тётя! – сказала её дочь Аня (ей был 21 год). – Сойдётся.
- А ты не спеши! А то собьёмся, вконец запутаемся.
Тётка Степанида водила пальцем по газете «Труд».
- Прошмыгнула. Прошмыгнула. Рядышком прошмыгнула.
- Вова! – подошла Аня к Вовке Стойка. – Ты что?!
- А что?
- Иди, помоги нам.
- Сами управитесь.
- Аня! Гляди! – воскликнула тётка Степанида. – Часы «Полёт», мужские, в золочёном корпусе… На одну циферку прошмыгнули.
- Ну, зачем они нам? – подсела Аня опять за стол к тётке Степаниде. – Вот эти проверяйте.
- Сошлось! – обрадовалась тётка Степанида.
- А что там?!
- Да рубль!
Тётка Степанида посмотрела внимательнее.
- Опять сошлось!
Вовка вышел из дома и пошёл по вечерней деревенской улице.
- Опять, - сказала Патриция Секриеру, - закружил по деревне.
Мне белая вьюга уронит в ладони перо с крыла. И ветры заплачут над снежными склонами – зима пришла.
- Здравствуйте, дядя Вова, - сказал Михай Капрэ, стоявший с приятелями.
- Здравствуй.
Сугробы настелит и в окна ломиться начнёт она.
- Молодожён! – сказал Владимир Чебану. – Пошли в клуб, артисты приехали.
- Вовке теперь не до артистов, - сказала Ирина Пелевина (она – из Чимишлии), жена Владимира. – Аня ему весь свет затмила.
- Тебе бы, - сказал Владимир, - только по радио Медиа выступать.
- Ах! ах! ах! ах! – съязвила Ирина.
Лера Кобас стояла в своей комнате, смотрела через окно на вечернюю улицу. Вовка подошёл к калитке её дома. Он увидел Леру, посмотрел по сторонам и, отворив калитку, быстро пошёл по двору к Лере. Он потянул ручку двери на себя… Лера успела поставить засов. Она стала у стены. Вовка понял, что она не откроет. Но Лера любила его.
Льдины растают и высушит ветер следы пурги. И снова разбудят меня на рассвете весны шаги. И песни повадятся бегать от окон к речной косе, и вымокнут травы и звёзды промокнут в росе.

- Дед меня до сих пор пилит, - сказал Стефан Капрэ, - за ту пахоту. Того не знает, что без полей, лесов, речки нашей у меня и жизни-то нет.
Стефан брёл в неглубокой речке со своей сестрой Кристиной.
- Ты знаешь, Кристина, иной раз пашу, а самому хочется взлететь высоко, высоко и крикнуть на весь свет: «Здорово, Земля!»
- Сумасшедший!
- А я и есть – сумасшедший! Будешь меня ждать из армии?
- Буду!
Кристина посмотрела на берег.
- Ой! Никак Вовка Стойка!
Вот и весна из дальних странствий к нам возвратилась вновь! Словно девчонки в платьях бальных яблони вышли в ночь! Вот и опять они нарядны; верят они, что счастье рядом: снова надеждой сердца их полны! И не зима в просторах наших, то в небесах крылами машет белая лебедь – подруга весны!
- Вова! – крикнула ему Аня с порога дома. – Ты, что ли? Ты где пропадаешь?! Иди домой!
Вовка бросил окурок (окорок) и нехотя поплёлся к жене.
- Не сердись, мам, - сказал Стефан. – Завтра никуда не пойду. С вечера лягу, вот увидишь.
Лера сделала недовольный жест.
- Да ладно, мам!
- В час ночи – тебя нет! В два часа – нет! Тебе ведь в армию – на днях, моя-то красота!
- Отец приходил? – спросил Стефан о Вове Стойка.
- Приходил… Но это уж не твоя печаль – забота.
- Моя. Увижу его здесь – убью! Так и передай ему!
- А ты с меня начинай.
Стефан обнял мать.
- Прости! – сказал он. – Прости меня!

- Да неужто, баб Степанида? – спросил Николай Чебану.
- Присушила! Правду говорю – присушила! От моей Ани к Лере бегает! И всё курит! В доме, Николай, дыхнуть нечем!
- А, господи!
- А похудел! На чём только штаны держатся!
- А Аня что?
- У ней все права на Вову! – продолжала тётка Степанида. – И бумага с печатью имеется из ЗАГСа.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 12
© 11.01.2020 ди-джей Морган
Свидетельство о публикации: izba-2020-2709207

Метки: о смысле жизни, про предательство,
Рубрика произведения: Проза -> Психологический роман



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  














1