Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Свободная душа...


Свободная душа…
Чтобы создавать – нужна свободная душа и детские
пальцы, а не прокисший ум, изъеденный, как моль
партийной программой и трехлетним озлоблением.
Они искалечены не огнём, а тлением, распадом.
неудачливостью. Вся страна превращена в
аракчеевские поселения.

К. Паустовский. Дневники, 1920г.
.

Когда я впервые прочитал слова, вынесенные мною в эпиграф, - подумал, точно - это написал И.А. Бунин. Очень уж похоже на тексты его знаменитой книги, написанной на основе его собственных дневников в годы революции и гражданской войны – «Окаянные дни».
Эту книгу советские люди прочитали только после краха коммунистической власти. А если точнее: книга была сдана в набор 7 декабря 1990 года, подписана в печать 10 июля 1991 года и выпустили в продажу уже после августовских событий этого же года, - 200 тысяч тиража раскупили мгновенно…
Но я ошибся. Это написал не Иван Алексеевич, а Константин Паустовский, который писал свои «Дневники», когда еще не был знаменитым писателем.
Его три раза номинировали на высшую литературную награду – Нобелевскую премию, которая собой знаменует и мировое признание. Но, три раза – «звезды не сошлись» - а жаль.
Эта часть «Дневников» не вошла в основное собрание сочинений, так как найдены сравнительно недавно, но в подлинности никто не сомневается.
Почему я это пишу? Ведь это не так важно? Я считаю – важно. Паустовский награжден высшим орденом Советского Союза – орденом Ленина. Два ордена Трудового красного знамени и посмертно медалью «За отвагу», - это за участие в Отечественной войне, где он был военкором и бывал на самых опасных участках фронта…
Тем не менее, сейчас уже ясно, что он не изменил своих взглядов, высказанных в те далекие годы гражданской войны. Я постараюсь пояснить этот вывод.
Несколько русских, советских писателей по праву называют – романтиками: А. Грин. Ю. Олеша, А. Гайдар, К. Паустовский.
Только последний из этой четверки имел более или менее приемлемую судьбу. Гайдар трагически погиб в бою, а Грин и Олеша, не смогли сочетать свои романтические натуры с советской действительностью.
Тем не менее, после смерти были прославлены, - и Грин, и Олеша: книги издавались, изучались в школах, ставились спектакли, снимались кинофильмы по их произведениям. Почему?
Советская власть нуждалась в романтиках, в таких молодых людях, головы которых окутывал романтический ветер дальних странствий, которые готовы бескорыстно строить общество будущего.
Любой трезвый анализ действительности прямо «кричал» о бесперспективности громадных планов большевистских, - вот для этого и нужен был романтический туман…
А Паустовский, чем он стал знаменит? Да, он писал прекрасные рассказы о природе, настоящим русским языком, - читать его – одно удовольствие. Но, начинаешь понимать – чего-то не хватает в этих описаниях.
Так бы и остался Константин Георгиевич таким прекрасным стилистом, мастером русского описательного языка, если бы не написал свою главную книгу: «Повесть о жизни».
Как сейчас говорят в примитивных фильмах о расследованиях разного рода – «вот с этого места, поподробнее».
А про что? – подробнее… Про то, что я, постоянный посетитель библиотек и книжных магазинов, до второй половины 70-х годов, в глаза не видел эту книгу и даже не подозревал о её существовании, хотя другие произведение этого автора – читал. А Паустовский умер в 1968 году.
Многие удивятся, - что, в дефиците в Советской стране были – книги! Тут –то, что за проблема? Бумаги не хватало, типографской краски?..
Нет, с этим было все в порядке: на прекрасной, прочной бумаге с качественным твердым переплетом зеленого цвета в супер обложке были изданы в 1970 – 1978 г.г. шесть томов произведений Леонида Ильича Брежнева, а седьмой том, который охватывал события с января 1978 г. по март 1979 г, был издан в 1979 году. С замысловатым, для меня тиражом (я не знаю, как объяснить цифры тиража, указанные в книге, а спросить не кого, поэтому просто дублирую): тираж 300000 (200001 – 300000) экз. Цена 1 р.20к. (я выложу фото этого тома в качестве иллюстрации).
Для чего я это сообщаю, кому это интересно? Никому. Но зато очень наглядно выглядит утверждение «о самой читающей стране мира».
Впервые мне привез эту книгу Паустовского мой университетский товарищ - Володя Полисадов. У него в личной библиотеке эта книга была, до этого, он несколько вечеров, с увлечением, пересказывал сюжеты этого произведения.
А много позже, в 1992 году, я, наконец, сумел приобрести этот том. Что такого написано в этой книге?
По первому взгляду – ничего особенного: просто описана жизнь гимназиста, потом молодого человека в начале 20 века.
Написано так и с такими подробностями, и овеяно дымкой романтичности, что присуще писателю. Это было так не похоже на то, что я читал до этого.
Что, в основном, объяснялось о жизни до революции? - тяжелая жизнь простых людей, прямо невыносимая. Я, конечно, понимал, что в этих описания не совсем – так.
А в этой книге мне представилась совсем другая реальность, особенно мне были интересны описание гимназических порядков.
Я сравнивал царскую гимназию и советскую среднюю школу, которую окончил и работал, - сравнение было не в пользу «моей» школы.
Впоследствии продолжил сравнение с современной школой, то есть с тем, во что она превратилась после 1991 года.
Конечно, было ясно, в чем отличие: гимназия – элитарное платное учебное заведение. Она готовила учащихся для последующего поступления в университет.
Между прочим, в гимназии на первое место ставили – воспитание, а учебу на второе. Но тогда не разделяли воспитание от обучения. Обучая – воспитывали, именно так и должно быть. В этом я убежден.
И никогда родители не могли диктовать свою волю педагогическому коллективу гимназии. Они должны были следовать рекомендациям учителей .
Когда я читал требования, которым должен соответствовать гимназист, - даже не верилось. Ни советский школьник, я уж не говорю о современном, им не соответствовали.
Что запрещалось – категорически: курить, нецензурно выражаться, гулять после семи часов вечера. Если приходилось, - только с родителями. Гимназист, замеченный в состоянии алкогольного опьянения – исключался немедленно, даже если уже сдавал выпускные экзамены.
Обязательное ношение гимназической формы, запрет гулять в общественных местах группами. Запрет на посещение театров и спектаклей без письменного разрешения инспектора гимназии. Обязательное обращение на «вы», даже к одноклассникам…
Самые главные оценки – две и они должны быть на отлично: закон Божий и оценка по поведению. С оценкой «хорошо» по поведению в университет не принимали. Поэтому многие оставались на второй год в восьмом выпускном классе, чтобы исправить оценку по поведению на «отлично».
Про это писал Паустовский в этой книге? Нет. Это данные из других источников дореволюционных. А зачем же я их привел?
Нет, он упоминает про запреты, но в реальности все было не так, как говорят сухие и бесстрастные официальные документы.
А что было главное, чего нет в современной школе, а в советской было – частично. Главное, на мой взгляд: никто не унижал учителя, - ни администрация, ни, тем более - ученики. Никто не унижал ученика. Почему?
Главное было воспитание честного, порядочного, гражданина страны, верного сына отечества, который понимает свою ответственность перед семьей, обществом и государством.
Так эти цели преследуют и советская школа, и современная.
Да, только на бумаге, но не в реальности. А главное – никогда не врать себе, ученикам и так далее…
Добавлю: школьные, дореволюционные порядки, в наше время изучали (почему-то) по рассказу – «Человек в футляре». Но, то, что описывал Паустовский, коренным образом отличалось от рассказанного «кумиром русской интеллигенции» - Антоном Чеховым.
Советская школа, как ни тяжело это мне признать, - школа, где многое основано на лжи: и цели, и задачи. Про современную школу, мне даже говорить не хочется.
Если мы не сумеем перестроить современную школу в ближайшие десятилетия, то это грозит неисчислимыми бедами обществу и государству.
В первую очередь нам нужно отказаться от нашего, никому не нужного фетиша – всеобщего обязательного среднего образования.
Чем его нужно заменить? Разноуровневым образованием. Пусть дети учатся по своим возможностям и способностям. Также должны быть составлены программы. Или разноуровневые классы или такие же школы.
Советская средняя школа – массовая, бесплатная школа. В чем же разница? В этом плане – во всем. В гимназии достигали того, чего не было в советской школе, и нет в современной: учащиеся с одинаковыми умственными способностями, одинаковый уровень подготовки и мотивации.
В советской школе в одном классе учились и безнадежные двоечники, то есть ученики не способные освоить программу и отличники, схватывающие мысли и знания «на лету». В современной - так же…
До 1973 года, то есть, до принятия закона о всеобщем среднем образовании это «неравенство» было только до восьми классов, - в девятый класс отстающих не принимали – это позволяло в старших классах организовывать настоящий учебный процесс, без всяких натяжек с оценками.
В 1975 году мне пришлось быть свидетелем, как возмущались старые учителя этому закону, а потом ввели показатель работы учителя – качество знаний. Каждый учитель-предметник должен сдавать отчет, в котором нужно было подсчитать, сколько учеников у него учиться на «двойки» «тройки», «четверки», «пятерки» и вывести средний показатель.
Математик языковской школы, в которой я начинал свой «педагогический» труд - Андрей Васильевич Федулов (фронтовик, орденоносец), возмущаясь этим показателем, язвительно повторял этот термин, искажая намеренно само слово, - вместо качество, говорил «какчество». Он был прав.
Вопрос, - возможна армия без офицеров? Нет. Также невозможна школа без учителей, которые не уверены в значимости своего труда и не защищены высоким уровнем материального обеспечения и не имеют достаточного времени, чтобы учиться всю жизнь.
Без этого учитель – не может исполнять должным образом свои обязанности. Это – аксиома.
Каждый советский учитель должен был в начале учебного года сдать завучу собственный план по самообразованию. Что там рекомендовалось планировать? В моем архиве лежат до сих пор тетради с этими планами, но я их даже искать не хочу, - помню наизусть.
Например, нужно было написать, что я изучу работу Н.К Крупской о пионерской и комсомольской работе в школе. Какую – либо работу Ленина (кстати, – неважно какую) и решения последнего партийного съезда и прочую «макулатуру» типа: «книга Л.И. Брежнева – «Целина».
Я не задумываясь, все это записывал в план по самообразованию и давал на проверку. Больше, в течении года, об этом и не вспоминал, до следующего сентября.
Понимал, что это все – «туфта»? Конечно. А понимал ли, что такое – самообразование? Еще как понимал!
И занимался этим серьезно без всяких планов: читал и перечитывал классиков литературы, статьи в различных журналах, - исторических, педагогических, литературных, географических, экономических. «Гонялся» за редкими книгами…
А вот на это было нужно время и деньги. А еще, учитель должен путешествовать по стране, я уж не говорю – по миру…
А у учителя – семья: жена и дети, и родители, которые
требуют внимания и заботы…
К концу моей педагогической работы в школе исчезли учителя – мужчины. Так, редко: преподаватель физкультуры и труда… Почему мужчины-учителя «вымерли как вид»? Я не буду объяснять этот факт, всем понятно…
До 1991 года нам твердили, что Ленин, мол, указывал: зарплата учителя должна быть не меньше зарплаты рабочего высокой квалификации.
Сейчас-то мне ясно, что имел в виду вождь мировой революции: все дело в том, что зарплата учителя гимназии дореволюционной России была в шесть раз выше зарплаты высококвалифицированного рабочего.
Дореволюционный учитель не знал проблем с квартирой, отоплением, освещением, - за все платило государство.
Пенсия учителя после 25- летнего стажа работы равнялась его зарплате! В это сейчас – не вериться!
Про это опубликовано в интернете, на основе документов. Поэтому я не буду приводить цифры. Кроме одной и всем понятной.
Средняя зарплата современного рабочего – 50 тысяч рублей, умножьте на шесть, получим цифру – 300 тысяч рублей. Такова должна быть зарплата современного учителя. Почему? Так государство ценило работу учителя? Нет. Так ценился труд государственного чиновника. Да, учитель считался государственным чиновником и имел возможность также проходить «табель о рангах».
Даже в советское время, иногда раздавались голоса, чтобы работа учителя становилось госслужбой. Кстати, это была единственная возможность улучшить материальное положение советских учителей.
Но есть одна проблема: современный учитель должен соответствовать дореволюционному гимназическому учителю.
Если почитать Паустовского, то становится понятно – современный учитель – этому уровню не соответствует.
Нет, писатель не упоминает об этом, но он пишет о своих преподавателях, а в комментариях и примечаниях к этой книге даются сведения об учителях, которые упомянуты в повествовании.
Такие учителя могли составить гордость любого современного вуза, я уж не говорю о современной средней школе: являлись авторами научных работ, переводили сочинения Геродота, писали учебники по географии и другие книги, писали статьи в исторические журналы.
А кто являлись директорами первой киевской гимназии, в которой учился Паустовский? Нет, не описанный с юмором «Маслобой», тут писатель ошибся, это был не директор гимназии, а почетный попечитель.
На самом деле директора гимназии – замечательные люди, например – В. А. Немолодышев (1907-1909 г.г.), - автор нескольких курсов по тригонометрии, начертательной геометрии и механики (впоследствии он пошел на повышение).
Другие директора отличались таким же высоким образовательным и интеллектуальным уровнем. Да иначе и быть не могло, кто же может руководить коллективом высокообразованных педагогов?
Пусть не поймут читатели, что я «бросаю камень в огород» советских и современных учителей. Я это принципиально сделать не могу, так как сам являлся советским и современным учителем.
Мне просто обидно за учителей, за их унизительное положение в обществе. В большинстве своем, и советские, и современные учителя – беззаветные труженики и бескорыстные люди. Я это знаю.
Советские директора, по крайней мере – кого знал – это преданные своему делу педагоги (про современных – не скажу, не знаю).
В моем присутствии, мэр города (просто не заметил, что я присутствую на этом совещании) грозил поувольнять директоров школ, если их коллективы примут участие в учительской забастовке (1992 г.).
Я возглавлял стачечный учительский комитет города и был депутатом горсовета. После того, как этот разнос окончился и эти пожилые, солидные мужчины проходили мимо меня, каждый трогал мое плечо и шептал: « Держитесь».
Вот какие были советские директора!
До сих пор у меня перед глазами стоит картина: по тротуару идут две женщины под «шафе», короче, - в состоянии алкогольного опьянения. Одеты небрежно. Лица, с явными признаками алкоголизма. В руках сумки, беспрерывно говорят, поглощены разговором.
Впереди этих женщин, в позе старшего, идет молодой юноша со злым лицом: видно, что тоже выпил, но мало, - вероятно, сын одной их этих «матрон».
Замыкает эту своеобразную кавалькаду – мальчик лет одиннадцати. В руке палка. Тротуар проходит вдоль заводской кирпичной стены, которую только что оштукатурили и штукатурка еще полностью не застыла.
И на всем протяжении этого пути, мальчик с непонятной злостью, методически, не останавливаясь, бил палкой по этой штукатурке. Палка оставляла вмятины на стене…
Шли 90-е годы, картина вполне привычная и никого не удивляла…
А меня что удивило? Эта непонятная, почти автоматическая тяга к разрушению. Тогда я осознал, что эта тяга – разрушить, сильнее стремления – создать. Это проявляется во всем. Если мы не найдем способов выработать созидательную направленность у молодежи, то мы не имеем будущего.
Молодежь ни в чем не виновата. Мне могут возразить, - молодежь другая, чем раньше: эгоистичны, не уважают учителей и т.д.
Нет, молодежь такая же, как и сто десять лет назад. Готовясь писать на эту тему, я просмотрел множество снимков начала века, на которых сфотографированы гимназисты: такие же, как у современных выпускников, молодые красивые лица, открытые уверенные взгляды, энергичны…
Согласен, что современный выпускник не так убежден и не так открыт, и не уверен в будущем, - это издержки нашего времени.
Что, время менять? Нет, нужно менять школьную систему.
Создавать новую реальность и самим меняться. Совсем не случайно в эпиграфе этого рассказа, одним из условий созидания, Паустовский упомянул, что нужна, в первую очередь – свободная душа…

7 – 11 апреля 2019 год.
Педин В.










Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 10
© 09.01.2020 Валерий Педин
Свидетельство о публикации: izba-2020-2707729

Рубрика произведения: Проза -> Эссе














1