Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Ты достал меня


Ты достал меня
Рассказ из книги "Шепот"


Запретное, что оно такое? Вот вроде бы лежит конфета, ты понимаешь, что она не твоя, но почему-то так хочется. Я, может, и прошла бы стороной, не заметив ее, но стоит маме сказать «Не ешь ее», и все сразу меняется. Она тянет, манит, щекочет твои мозги и не дает думать ни о чем другом. Как заноза ноет и ноет, и стоит тебе ее проглотить, успокаиваешься и готова идти дальше.
С детства меня мутило от запретов, это нельзя, то нельзя, не испачкай кофту, не порви колготки, не стой, не лежи и не смотри. Что за ерунда, все кругом, все запрещается. Это у родителей так заведено на работе? Но еще с детства я научилась с этим бороться. Хочется, значит бери и все. Так однажды своровала у отца два рубля. Большие деньги, они с мамой их искали. Я не потратила, мне они не нужны, просто запрещали, вот и взяла, а после зарыла их во дворе, от греха подальше.
Запретный плод сладок. Так мне говорила моя сестра, от которой я все время получала подзатыльники, что за нервная особа, чуть что не так, сразу подзатыльник. Наверное, все младшие сестры и братья терпят от старших, ох, не знаю. Зато я у нее таскала открытки с актерами, она втайне коллекционировала их. А когда у нее появился дружок, то есть парень, я стала строить ему глазки. Так, просто подмигну, правда не знаю зачем, но так хотелось, чтобы он поерзал, а Светка, сестра, и не знала об этом.
У меня очень легко шли языки, в школе ездила на практику в ГДР. Всегда на олимпиадах получала дипломы, а после все же решила изучить английский. Правда, хотелось французский, он такой певучий, просто прелесть, я балдею от французских песен, но для реальности лучше знать английский.
Еще не окончив университет, я втюрилась по самые уши. Любовь сладкая и в то же время такая противная, как наркотик, хочется еще и еще. Вышла замуж в том же году, как Виктор сделал мне предложение. Мама, похоже, была рада избавиться от проблем, которые я ей причиняла. Вот правда не знаю, какие? Так, разве что по мелочам. А вот Светка, та визжала, что освобожу ей комнату, и теперь она будет властвовать в ней безраздельно, ну и пусть.
Виктор — мой парень, мужчина и муж, горжусь им. Сразу после диплома родила девочку, а потом все завертелось, закружилось. Я и не думала, что переводчик такая востребованная профессия, наверное, попала в струю. Работала при администрации, сопровождала делегации, встречала частных гостей, переводила конференции. Так потихоньку у меня появилось имя, и я уже знала за неделю или две, что буду делать. На работе мне даже стола не выделили, оставалась девочкой по вызову. Нужна — мне звонят, и я приезжаю, а нет — свободна на все четыре стороны. Есть в этом плюс, но есть и минус: я всегда дома, некуда убежать. А тут еще Виктор начал на меня коситься, сперва чуточку: поворчит, что не так оделась, не так посмотрела. А потом куда ходила, что говорила, и пошло, и поехало. В общем, начал ревновать. Это ничего, когда немного, даже нравилось, но через месяц стало тяжело, а через год уже бесилась от его вечных подозрений. Постоянные звонки, встречал, когда шла с работы. Откуда он знал, что я возвращаюсь? И все же, несмотря на его чудачество, я его люблю.
Однажды муж пригласил меня на новогодний сабантуй, так он называл вечеринки у себя в конторе. Знала, что ему хочется мной похвастаться. В свое время Виктор закончил с красным дипломом юридический, и поэтому его с удовольствием взяли в прокуратуру. Бр… Аж мурашки по коже. Прокурор, что-то такое страшное, правда не знаю, чем занимается, но горжусь.
Отмечали в кафе. Погон нет, все в гражданской одежде, кто из них кто, не понять, это и к лучшему. Уже через час Виктор опять начал меня дергать, не давал танцевать. Я кто ему, собачка на привязи? Вот зануда, достал. Была бы причина ревновать, не стала бы обижаться, а так только злость в душе так и кипела. Хотелось действительно взять и с кем-то да флиртануть. Нет, больше. Чмокнуться. Нет, еще больше. Потискаться. Фу, какие глупые мысли появились от того, что он меня всю издергал. Если бы не было мыслей, я бы не посмотрела на него. Симпатичный мужчина, с женой, старше меня, наверное, лет на десять, огромная разница. Я видела, как он смотрит на меня, краем глаза следила за его взглядом. Мурашки так и заскребли в груди, так и ныло, аж дышать на какой-то момент перестала. Только Виктор вернул меня к реальности.
«Что это было?», - подумала я. С чего бы это так задумалась, а ведь в груди все еще ныло, так сладостно, так приятно. Посмотрела на Виктора, а он даже не заметил, как я покраснела, как поправила платье, опустила взгляд. Он сидел за нашим столиком буквально напротив меня, делал вид, что не замечает, но в груди опять защемило, стало неловко.
Мне всегда хотелось быть взрослой, до сих пор в автобусе называют девочкой. Да, я невысокая, рост метр с кепкой, и вес как у ребенка. Мои одноклассницы, кто уже успел родить, поправились. А Юльку я даже не узнала, когда встретила на улице. Она стала огромной женщиной, только глаза остались прежние, такие же яркие, голубые. Вот я и стала одеваться как дама. Платье, бусы, люблю их носить, Виктору нравятся чулки, а мне не очень, один раз они чуть было с меня не сползли, вот был бы конфуз. На работе все просто: деловой костюм и все, отличная одежда. Что надевать на вечеринку, я даже не знала, хотелось выглядеть старше, вот лишь бы Виктор не рычал и не дергал меня.
Мужчина промежду прочим улыбнулся мне. Его жена — веселая осетинка, второй подбородок, очень мелодично говорила, такой бархатный, глубокий голос. Я улыбнулась, он в ответ. Какое-то время мы играли в молчанку, а после я взяла и коснулась ногой его ботинка, и он сразу же ответил мне. Так мы молча играли. Виктор что-то радостно говорил, а я продолжала свою игру, и в душе опять все защемило.
Запретный плод, вот нельзя и все! Но почему нельзя? А нельзя и баста, без объяснений. Я видела, как муж изредка на меня косится, ощущала его взгляд, как будто прикасался рукой, но сказать ему нечего, вот и молчит. Я продолжала свою игру, его жена взяла стакан с минералкой и стала вслух мечтать, что ждет ее в Новом году. Это, наверное, длилось бы еще долго, но Виктор пригласил ее на танец, я удивилась, хотя сама с облегчением вздохнула.
Освободив меня от своего надзора, он дал мне минутку почувствовать себя свободной. Я не стремилась к каким-то играм, мне это было не нужно. Но что-то цепляло в мыслях, что-то роилось, как назойливая муха. Мысль, которую я не могла уловить, чтобы взять и прихлопнуть, а так хотелось.
Он коснулся своим ботинком моей ноги. Ну что теперь ему надо? Ему, что, не с кем поиграть? Я кто ему такая, или он возомнил себя великим Казановым. Бр... Даже немного противно. Но ногу я почему-то не убрала, не смогла, а ведь хотела, даже пошевелила носком, но остановилась. Мучительное состояние: и хочется и колется. Думала выплеснуть ему в лицо стакан минералки, и в то же время, чтобы он продолжал заигрывать. Я делала вид, что не замечаю его потуг, мол, наблюдаю за танцем своего мужа, хотя, какое мне до него дело.
Краем глаза заметила, как он сам себе подлил водочки, уходил от реальности, похоже, реальность достала его. Ну и пусть, это его проблемы, и все же я продолжала за ним следить. Кончился танец, Виктор вернулся, глазки блестели, довольный. С чего бы это он так? Ну и хорошо, значит не будет сверлить меня и сопеть в ухо.
Мне хотелось, чтобы этот вечер поскорей закончился, он стал таким серым, задымленным от сигарет, от потных тел, бессмысленных разговоров. От рук, которые пытались меня подхватить и утащить танцевать. Мне стало душно, стало не хватать воздуха. Я, как рыба, выброшенная на берег, открыла рот, но легкие так и остались пустыми. Я соскочила и, не говоря ни слова, выскочила из зала. Спотыкаясь, побежала в конец коридора, там был большой холл и еще час назад было открыто окно. Виктор догнал меня, будто я хотела убежать. Схватил за руку, да так сильно, что я вскрикнула.
- Отпусти, больно, - крикнула ему и, вырвавшись, продолжила свой бег.
Он не отстал от меня, уселся рядом и впился взглядом, будто я совершила что-то очень, ну очень неприличное. А мне надо было всего-то подышать. Стала чувствовать холодный воздух, что буквально сжимал меня за плечи, вытягивать всю скопившуюся дурь в голове. Легкие заработали, и сердце перестало дребезжать как поношенный мотор столетней тачки.
- Все хорошо? – вдруг соизволил спросить Виктор.
- Да, я сейчас приду.
Он встал и как ни в чем не бывало повернулся и ушел. «Ну и ладно, — подумала я и уставилась в черноту улицы. — Больно мне надо, как шпик проследил, а теперь взял и бросил. Ну и вали», — ругалась я про себя, теребя юбку. Потихоньку стала замерзать, плечи съежились, коленки сжались и, потирая руки, я встала. Поправила одежду, шмыгнула носом, явно замерзла, все же холодно. Повернулась и обреченно пошла обратно в зал.
Стоило мне выйти из холла, как сразу заметила того самого мужчину. А ведь я не знала, как его зовут. Сердце так сильно сжалось, что стало больно в груди. Я остановилась в ожидании, пока пройдет боль, такого раньше со мной не было. «Что это?» Странно. Посмотрела на него. Он спокойно стоял у какой-то огромной ширмы, «наверное, театральная», — промелькнуло в голове. Она упиралась в потолок, плотная ткань с огромными китайскими рисунками. Посмотрела в конец коридора, Виктора не было видно, да и никого не было. И опять сердце защемило. Но сейчас все по-иному, как-то спокойно, будто кошка запустила свои коготки и медленно от удовольствия их сжимала. Мазохистское ощущение, больно и приятно. Я опять взглянула в сторону зала, никого. Он поманил меня рукой к себе. «А почему бы и нет?», — вдруг промелькнула мысль, и я сделала шаг в его сторону.
Ничего не ожидала, просто хотелось перемолвиться парой слов с тем, кто так настойчиво пытался обратить на себя внимание. Я подошла. Ощутила себя карликом перед Гулливером, он оказался таким огромным, мой нос упирался ему в грудь. Пришлось высоко задрать голову, чтобы посмотреть ему в глаза. Я не боялась его, даже наоборот, хотелось немного постоять. Мне хотелось хоть в мыслях, но позлить Виктора за его навязчивую ревность, будет хоть предлог порычать.
Он взял меня за руку и потянул за ширму. Оглянулась назад, никто не видит меня, и я шагнула в тень. Это был закуток со всяким хламом. Столы, стулья, коробки, разобранный бильярдный стол, сейф и еще что-то, но я не успела разглядеть. Он подхватил меня за талию и как манекен поставил на один из ящиков. Даже не успела ойкнуть, так быстро и ловко он это сделал. Теперь я была на голову выше его, могла смотреть сверху вниз. Прикольно, привыкла быть ниже остальных, а теперь словно жираф. Стояла на ящике и боялась пошевелиться, вдруг упаду. А сердце так и запрыгало, как у кролика, что увидел лису.
- Привет, - вдруг сказал он. Голос громко отразился от стен, я сжалась, боясь, что его услышали.
- Привет, - промямлила в ответ.
- Нагнись, - спокойно сказал он, как будто я его подчиненная.
Впрочем, я чуть согнула колени и нагнулась немного вперед. «Лишь бы Виктор не увидел», — вдруг мелькнула мысль в голове. Он резко схватил меня за плечи и сразу впился своими губами. Я испугалась не от того, что он это сделал, а то, что я чуть было не потеряла равновесие и не рухнула на пол.
- Стойте, стойте, - зашептала я. Он молча поднял брови, теперь я видела его пьяные глаза, они бегали где-то вдалеке. Обжигающий запах водки, я чуть сморщилась. - Я замужем.
- И…
- Я не могу, я замужем.
- И че?.. – промычал мужчина.
- Нет, - твердо или почти твердо сказала я.
Посмотрела вниз, и уже было собралась спускаться, как вдруг услышала в коридоре голос Виктора. Он у кого-то спросил, не видели ли меня, ответа я не услышала. Теперь моя душа буквально рухнула в пятки, задрожала и посмотрела на узкую щель между ширмой и стеной. Я вся превратилась в слух. Руки уперлись в пошатывающегося мужчину, шаги приближались, это были его, я точно знала.
- И че? – опять еле шевеля языком, сказал мой похититель. Хотя нет, он ведь не похищал меня, я сама дура, шагнула в эту щель.
Шаги приблизились, на мгновение остановились и тут же пошли дальше в холл, где я пряталась.
- И…
Я не дала ему ничего сказать, просто испугалась, что сейчас Виктор точно услышит и застукает. Я сама взяла и впилась в его губы. Было противно, будто поцеловала огромную улитку, но я не остановилась, а начала страстно его целовать. Как будто об этом так долго мечтала и вот, наконец, могла насладиться этим мгновением. Целовала его, а сама слушала, слушала и слушала шаги Виктора. Вот он остановился буквально в метре от ширмы. Мне показалось, что я ощутила его взгляд, покосилась в сторону щели, тень прошлась по стене и замерла. Я чувствовала его энергию, тень ожила и скользнула в сторону, а за ней и его шаги. С огромным облегчением я вздохнула, ноги от напряжения чуть гудели. Выпрямилась, а это пьяное чмо еще тянуло ко мне свои слюнявые губы.
- Достаточно, - уже спокойно сказала я.
А это было интересно, даже забавно. Можно сказать, очень волнующе. Вот только мужчина попался никакой, но это и к лучшему. Я чуть отстранила его от себя и брезгливо вытерла губы. Уже когда я ступила на пол, он, похоже, осознал, что от него ускользает рыбка. Быстро схватив меня, прижал к стене и стал лапать своими металлическими пальцами груди. Его руки были настолько сильными, что я не могла не то что бы вырваться, даже дернуться. Он прижал меня как букашку, осталось только иголку вонзить, чтобы я окончательно потеряла всякую надежду на спасение. Я была в гневе, но что делать, совершенно не знала. И пока искала выход, он буквально изжулькал мою грудь, будто это половая тряпка, которую пытается то ли выжать, то ли собрать в кучу. Я не испытывала боли от его пальцев, хотя, наверное, все же было больно. Гнев не давал думать, не давал чувствовать. Похоже, на какое-то время я сама превратилась в ту самую тряпку, с которой можно делать что хочешь.
Прошли секунды, потом еще и еще. Я стояла прижатая к стене и просто терпела то, что он делает. Кричать я не смела, боялась, да и не хотела, почему-то в какой-то момент я даже испытала удовольствие. Нет, не от того, что он со мной делал, а то, что я с чужим мужчиной. Да, именно так, с чужим мужчиной. То, из-за чего меня так ревновал муж. «Так вот, получи! Получи!», — хотелось мне крикнуть ему, но я опять молчала и следила за тем, как его пальцы бегали по телу.
Он был пьян. Это меня успокаивало и пугало. Радовало то, что он ничего не вспомнит, когда и с кем, а пугало то, что ему еще взбредет в голову. Мне даже было приятно, что он делает, не знаю почему. Меня тревожил только один момент, это Виктор. Спустя минуту как он прижал меня к стене, хватка ослабла и руки стали более вялыми. Я смогла почувствовать его хаотичные движения, и мне показалось, что я слышу его мысли.
В коридоре по-прежнему никого, тишина, только шум музыки из зала. Что бы сделала, если мне никто не мешал, если бы я была далеко от этого места, но с ним? Не знаю. Сейчас было не так страшно. Наверное, мое лицо горело от ярости, но я держала себя в руках и все так же продолжала стоять, прижавшись к стене. Я уже чувствовала его руки, его пальцы и мне хотелось, почему, не могу даже сказать, хотелось, чтобы он продолжал. Вот только на кого я теперь злилась, на него или уже на себя? Он все продолжал и продолжал тискать грудь, все не мог насытиться. Почему-то в этот момент вспомнила Макса, я давно его не видела, он брат Виктора, правда, двоюродный и младше меня.
Снова прислушалась к шуму в коридоре, кто-то шел, их было трое, они разговаривали, но среди них не было Виктора. Когда они были совсем рядом, слышала шум их одежды. Какое-то странное чувство, пусть на мгновение, но появилось в груди. То ли истома, то ли очень-очень далекое воспоминание детства, когда меня впервые трогал мой сосед по даче. Он был моего возраста, я сама придумала эту игру. Именно это ощущение чего-то необычного, чего-то нового, чего-то такого, что еще никогда в жизни с тобой не было. Теперь я по-иному смотрела на мужчину.
- Постой, - сдерживая голос, сказала я.
Он не прекратил, но я знала, что он слушает меня, хотя, может, и с трудом, но все же понимал, что я говорю.
- Если я сниму трусы, вы отпустите меня? – старалась говорить как можно спокойней, чтобы он поверил. Я даже не знаю, зачем это сказала, просто представила себя со стороны.
Он оторвал голову, с большим трудом поднял ее и постарался сфокусироваться на моем лице.
- Ну, - промычал он.
- Только руки уберите.
Он опустил тяжелые оглобли, иначе и не назовешь. Секунду я думала, чтобы сейчас броситься наутек, но сомневалась, что не успею. Я потянулась к юбке, запустила руки под нее и постаралась зацепить трусики, но пальцы постоянно соскальзывали. Он сделал шаг назад, может, до него дошло, что стоя вплотную к нему трудно это сделать. Но стоило ему отшатнуться назад, как мое тело мгновенно проскользнуло между ширмой и стеной. Тишина, он не издал ни звука, как будто меня и не было. Замерла. А была ли я там? Посмотрела на ширму, она даже не колыхнулась. Сделала шаг назад и тут же почувствовала тупую, нудящую боль в груди. Все же он меня достал, быстро поправила на себе одежду и быстрым шагом направилась по коридору в зал.
- Ты где была? – первым делом гневно спросил меня Виктор, когда я присела за столик.
- Да так, целовалась с твоим, - задумалась, я ведь так и не узнала, как его зовут, - с ее мужем. - И кивнула в сторону его жены, что так усердно танцевала.
Какой смысл врать. А с другой стороны, мне хотелось знать, как поступит Виктор. А он, на удивление, расплылся в улыбке, подмигнул мне, мол, шутишь-шутишь. Мне так и хотелось сказать, что нет, нет, вот смотри, синяки. Может, я зря убежала, может, стоит вернуться, может еще не поздно. Он засмеялся и впервые за весь вечер пригласил меня танцевать.
Вечер закончился, я старалась не вспоминать о прошедшем. Ну было, ну и что из того, сама виновата, шмыгнула, как говориться, искала приключения. И все же, почему я шагнула за ширму? Почему так поступила? Ведь знала, что нельзя, знала, но пошла. Этот вопрос терзает меня до сих пор. Если бы тогда так не поступила, может, и после ничего не было?
Может? Да, именно «может».


С уважением Елена Стриж
Рассказ из книги "Шепот"
Мои книги: http://www.litres.ru/elena-strizh/





Рейтинг работы: 7
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 230
© 08.01.2020 Елена Стриж
Свидетельство о публикации: izba-2020-2706982

Метки: Любовь, секс, эротика, арт, измена, трагедия, любовный роман,
Рубрика произведения: Проза -> Эротика


Рудольф Сергеев       08.01.2020   09:29:12
Отзыв:   положительный
Интересно, мущщины с первого взгляда на женщину определяют, какую из них можно тащщить за ширму (задумчиво)

Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  












1