Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Рассказ из цикла «Интуиция» — Встреча цивилизаций…


Рассказ из цикла «Интуиция» — Встреча цивилизаций…
О вы, которые уверовали!
Повинуйтесь
Аллаху
и повинуйтесь посланнику и не
и повинуйтесь посланнику
и не
и не делайте пустыми
пустыми своих деяний!
Коран. Сура – Мухаммад, аят 35(33).
(перевод с арабского, академика И.Ю. И.Ю. Крачковского).
В одном из своих рассказов об Озерках, я утверждал, что мусульманские общины в татарских селах - не распались, в отличие от православных общин русских сел. Настало время поговорить об этом…
Для большего интереса я просто буду беседовать с воображаемым собеседником.
- О какой встрече цивилизаций ты хочешь речь вести? Это, какие «цивилизации» в Пильнинском районе имеются?
- Обыкновенные: христианская цивилизация и мусульманская цивилизация. - Так мы испокон веков, вместе живем, и ни о каких цивилизациях нам было неизвестно? А ты их неожиданно открыл – открыватель!
- Да, вместе, то есть, рядом находятся два татарских села: Красная Горка и Петряксы, но мы ничего не знаем об их вере, и - значит, понятия не имеем об их духовных ценностях.
- А что, это обязательно надо знать? - Вообще, если мы хотим быть людьми культурными – это нужно знать. Без этого невозможно существование современного российского общества. Распался же Советский Союз…
- Ладно, про «Союз» не будем речь вести. Ты то, как «познакомился» с исламской цивилизацией?
- Вопрос немного неверно задаешь. Нужно спрашивать, а почему? - вместе долго жили, а наше «грамотное» поколение ничего не знали не только об исламе, но и про свою исконную веру имели слабое представление?
- Так это я и без тебя знаю. Все было запрещено: ведь не только храмы православные поломали, но и мечети мусульманские и всю литературу, - и православную, и мусульманскую – запретили.
- Вот ты сам и ответил. А когда напечатали подобную литературу, тогда и познакомился.
- Но, ты о какой-то встрече цивилизаций пишешь… - Да… это точно, - моя «встреча» произошла немного раньше, а если быть точным – в июне 1976 года. - Что же в том июне произошло?
- Что, говоришь? - да ничего особенного: просто поехали мы с моим другом Михаилом Володиным на его мотоцикле в село Красная Горка – мне мотоцикл покупать.
- А что, там, в магазине мотоциклы продавали? - Мотоциклы с коляской нигде не продавали, только в Москве можно было, более или менее свободно купить и только по паспорту с московской пропиской. А там, у местных много родных в Москве жили и покупали мотоциклы, и потом здесь продавали, конечно – дороже. А потом, просто покупку оформляли через комиссионный магазин в Пильне. Можно было и не оформлять, тогда и никто не следил с номером ты едешь - или без номера. Далеко-то не ездили.
- Купили мотоцикл? -
Да, купили.
- И это вся «встреча»? -
Нет, конечно. Вообще, эту поездку и покупку я подробно описал в романе «Цикл Сатурна» в части третьей, специально никаких пояснений не делал, просто написал, что еще не раз буду вспоминать эту встрече со своим сослуживцем – Фяруком Нуримановым.
Но, так получилось, что в сюжет романа это объяснение не вписывалось и не удалось более точно разъяснить смысл той встречи. Сейчас объясню, уже с определенным знанием ислама, с чем, мы встретились на самом деле. Только кое- что еще поясню предварительно.
Первое посещение села – Собачье, так его называли в округе, хотя, на самом деле село первоначально называлось – Собачий остров (от татарского – Собачи). В 1940 году неблаговидное название сменили на - Красная Горка (Сафажай), если я чего-то не перепутал. Год основания села очень солидный по времени – 1451-й Это, за сто один год (1552 г.) до взятия Казани войском московского царя – Ивана Грозного. Все это написано в местных источниках. Только не разъяснено одно обстоятельство: дело в том, что в этом селе существовал - «русский конец», то есть какую- то часть села занимали русские поселенцы. Это я знаю – точно. Моя прабабушка по матери была родом из того самого «русского конца». Мой дед по матери – Захаркин Федор, был сыном моей прабабки. К сожалению, ни девичьей фамилии, даже имени её не сохранила моя память, но мне помогла моя сестра – Татьяна, которой я написал и спросил, что помнит она… И, к моему удивлению, сестра помнила! – написала, что прабабушку звали – Анна и фамилия – Романова, в русском конце села, её звали – Неша. Моя память сохранила моменты, когда, мама брала меня, - шли в дальний конец села, в Заручье, - навещала свою бабушку, которая жила со своей дочерью, и я видел очень умный и строгий взгляд старого и мудрого человека. Мне было лет пять, шесть, вскоре прабабка – умерла. Вероятно, русские разъехались из Собачьего в конце 19 века. Но, почему молчат татарские источники про этот факт – непонятно. Само название села – Собачий остров, тоже вызывает большие сомнения у меня. Дело в том, что татары никак не могли так назвать место своего поселения. Почему? В исламе, собака считается нечистым животным, так как в одном из рассказов о жизни Мухаммеда (хадисы) говорится, что ангелы не войдут в дом, если там есть собака. В православии – тоже, не рекомендуют держать собак в комнатах, где имеются иконы. Какова современная практика отношений к собакам у мусульман, мне неизвестно. Это нужно просто спрашивать. И еще одна легенда о названии села, которая имела хождение в окрестных русских селах и на полном серьезе передавали, что село назвали – Собачье, потому, что, якобы, какой-то помещик то ли продал, то ли - купил это село за свору породистых собак. Но, эта легенда не выдерживает проверки, так как население села – татары-мишари не знали крепостного права, к девятнадцатому веку считались, как и наватские и озерские крестьяне – государственными. Но, наличие «русского конца» в селе, возможно, и как-то связано с этой легендой.
Итак, первое посещение села произошло в 1966 году, когда в селе праздновали – Сабантуй. На этот праздник съезжалось молодежь из соседних колхозов и для этой цели, наш колхоз выделял грузовик.
Помню, что увидел довольно неприглядную картину: длинные улицы, непролазная грязь от прошедших дождей, маленькие, деревянные, серые домишки, которые выглядели еще более нелепыми от того, что по какой-то, для нас непонятной причине, в стене дома, которая «смотрела» на улицу было прорублено всего одно окно. А остальные окна «смотрели» внутрь довольно больших по площади – дворов.
Еще запомнилось: ни деревца, ни кустика, по-моему, даже трава вдоль домов не росла, - так все было смешано с черноземной грязью. Я понимал, что и наши Озерки смотрятся не лучше, но у нас не было такой грязи на улицах, особенно тогда, когда техники в колхозе было мало. А впоследствии, в 70-х годах на озерских улицах, особенно в осеннюю и весеннюю пору появлялись громадные колеи, наполненные водой…
А через десять лет, я увидел уже другое село, и оно поразительно отличалось от прежнего, да и от других сел нашего района. Нет, никакого асфальта или дороги с твердым покрытием не было. Но – постройки…
Я удивлялся и говорил Михаилу:
- Миш, ты видишь, какие у них дома? А почему у них сплошные, дощатые заборы, - тут и леса – то нет? А у нас лес и еще кое где плетни старинные стоят… А почему на улицах нет собак?
Не хочу пересказывать содержание этого случая, описанного в моем романе, только сделаю некоторые пояснения.
Во-первых, удивляться я начал сразу: мы никак не могли найти тот дом, где живет хозяин, который продает мотоцикл. Просто привык к русской простоте; в русском селе сразу бы назвали, где продается искомое.
Много позже, понял - почему было именно – так? В селе существовала мусульманская община – умма и все, кто не входил в состав уммы – чужаки. Это нужно всегда помнить в подобных ситуациях.
Но, стоило мне вспомнить, что именно из этого села призывались мои армейские сослуживцы – Мялик Якубов и Фярук Нуриманов, - нам сразу указали их дома. Мялик уже проживал в Москве, а Фярука мы встретили около его, только что построенного дома.
Конечно, оба были рады встрече, - все же два года в одной казарме прожили. Рассказал о цели приезда в село, и оказалось, что мотоцикл продают в доме напротив. Все складывалось как нельзя лучше.
Пошли, посмотрели мотоцикл, - он был еще в заводской упаковке. Нужно было присоединить коляску и зарядить аккумулятор, так как погоним своим ходом и расплатимся в Озерках. Продавцы сказали, что все сделают сами, но нужно подождать часа два. Появилось свободное время. Вот тут я просто приведу отрывок из романа, только понятно, что имя главного героя другое.
На улице, довольный Женька, сразу предложил: - Фярук, сгоняйте в магазин, - и протянул пятерку. Фярук неожиданно спросил: - А зачем? – Женька изумился, хоть и вида не показал. - Купи бутылку водки. Товарищ еще более непонятно ответил: - Нет, Жень, мне не дадут. - Что? Это почему не дадут? – изумление нарастало. - У нас пост, - Женя онемел… - Ну и что, у нас тоже посты бывают… - но тут же осекся и почему- то вдруг понял: Фярук не поедет, и спрашивать не надо.
И уже через много лет, прочитав, что такое мусульманский пост – понял, как они, на самом деле, ставили Фярука в неудобное положение. И удивился, как все же его товарищ сумел спокойно выйти из этой очень щекотливой ситуации и ни в чем не упрекнул меня – глупого.
Рамадан (Рамазан) – так называется мусульманский пост, который длится от 29 до 30 дней, в зависимости от лунного календаря (в мусульманской цивилизации применяется лунный календарь).
Но, основное не в этом. Мусульманский пост заключается в том, что принимать пищу, пить и т.д. можно только в ночное время суток, - от захода, до восхода солнца и только, когда глаз не отличит белую нитку от черной. Постятся все, кроме: маленьких детей, больных, беременных, путешествующих, с оговоркой: последние должны поститься в другое время.
Ничего этого я не знал, и получалось, что я постоянно провоцировал своего сослуживца. А с покупкой водки получалось еще «круче». И мы тоже этого не знали!
Оказывается, в исламских странах, алкоголь вообще под запретом. В Коране есть прямое указание на запрет употребление вина.
Приехали с магазина, Фярук пригласил нас домой. Наши «провокации» продолжались. В комнате, для нас, мать товарища накрыла стол. Налили по рюмке, стали закусывать и разговаривать, вспоминая и разглядывая армейский (дембельский) альбом.
Но, все равно, мне казалось что-то необычным. Почему не садиться с нами мать Фярука, а стоя подает нужное? Я знал, что отец у сослуживца умер, и остались еще другие дети, которые намного младше брата. А где же они? На новых чистых стенах ни одной фотографии, ни изображения мусульманского бога – Аллаха, - почему? А на что Фярук строит дом, ведь он только два года как из армии вернулся, где деньги заработал?
Но эти мысли были как будто в подсознании. Только потом, лет через двадцать, я все понял.
Потом, я оглянулся на тихий шепот за спиной и онемел: дверь в переднюю комнату чуть приоткрылась, и увидел по всей высоте щели четыре пары блестящих глаз. Догадался, вот они – братья и сестры Фярука. Но почему не выходят, и почему смотрят не на нас, а на стол, где стоят тарелки с едой?
Мельком заметил строгий взгляд матери и дверь тут же закрылась плотно. Опять вопрос – почему? – и как это возможно добиться такого послушания, что слушают даже не слова, а даже – взгляда? Все это было для меня удивительно…
Как я упоминал, логика этого поведения мне стала понятна позже. В этой встрече я увидел очень удивительное переплетение порядков и обычаев традиционной семьи и установлений ислама.
И что самое поразительное и Фярук и его мама проявили столько такта и понимания русского характера, ничем нас не упрекнув, но и не нарушив ни одного правила традиционного, мусульманского поведения.
Вот когда, через два десятка лет, я размышлял об этой встрече – понял, почему татарские села стали возрождаться и почему не рухнула мусульманская община (умма).
Начнем с простого: в исламе запрещено изображать Аллаха и людей, - поэтому ничего такого в доме мусульманина не увидишь. Только растительный орнамент украшает внутренние помещение мечети. Почему нас угощали, и Фярук выпил с нами? Обязательный обычай гостеприимства. Почему стояла и не садилась на стул мать товарища? В исламе женщины за стол вместе с мужчинами не садяться. Они, вообще, не должны сидеть, притом в присутствии посторонних.
Фярук мог сам подавать на стол, как это часто делают в русских семьях. В традиционной семье – немного не так. Фярук уже считался хозяином дома, он – старший, а прислуживают всегда женщины. Поэтому же в магазине не было мужчин. Делать покупки – это женское занятие. Старинное разделение труда на женский и мужской еще сохранялось в селе.
Почему не выходили дети к гостям? Всегда нужно помнить: мусульманский дом разделен на две половины – женскую и мужскую. В женской половине – женщины и дети, и посторонним вход запрещен, туда имеет право заходить только хозяин дома. Мальчики, по мере взросления, переводятся в мужскую половину и после им тоже там нежелательно появляться.
Почему, достаточно материнского строгого взгляда и дети мгновенно послушались? В традиционной семье младшие беспрекословно подчиняются старшим – это аксиома, прочно нами забытая.
Почему Фярук выпил водки? Ведь ислам запрещает. Да, в некоторых странах ислама, за это можно серьезно пострадать. Железного запрета на алкоголь в современном исламе, конечно - нет. Но есть строгое установление – нельзя напиваться допьяна. Все очень умеренно. Мусульманские страны – самые трезвые.
И, последний момент такой «встречи». Вышли из-за стола, простились с мамой товарища. Фярук пошел с нами. Мотоцикл был готов, и хозяева уже сидели в машине и сказали, что будут ждать нас на выходе из села.
Я сел за руль нового мотоцикла, Михаил поехал на своем транспорте. Фярук сел со мной и сказал, что проводит до околицы. Проезжая пустынным селом, остановились около чайной, - так называлась сельская столовая. Вынужден прибегнуть к тексту своего романа, так как объяснение следующего эпизода получится еще более длинно и непонятно:
« Женька тормознул у чайной, Мишке сообщил: - Зайдем, - красного бутылку купим. Опять Женька удивился: у чайной - никого, - как вымерло, только три старика древних с белыми бородами и в тюбетейках, - на лавочке у входа сидят. Прошли мимо. Громадный зал пуст. Столики общепитовские, стулья, - все свободно. В дальнем конце – буфетная стойка. Женя купил бутылку портвейна, три пельмяча, взял чистые стаканы с подноса. Разлил вино по стаканам. - Ну, давай, Фярук, - спасибо тебе, - а сослуживец опять про свой пост. - Жень, я не буду, - у нас пост, - Женька, уже с явным удивлением и нетерпением. - Фярук, какой пост? Мы у тебя сейчас выпивали и закусывали, - товарищ неожиданно быстро и резко заговорил. - Ты видел трех стариков у входа? - Да, - видел. - Ты знаешь, зачем они здесь сидят? - А бог их знает. - Ты заметил, что у меня двор еще не достроен? - Конечно, - заметил. - Так если я сейчас выпью и закушу, - то вообще не достроюсь. Мне ни теса, ни гвоздей не дадут. - Кто не даст? - Председатель колхоза и не даст. - А при чем здесь старики? – но осекся, и уже не так напористо. - Да они же не видят, - покосился на татарку-буфетчицу. Но какой-то неуловимый знак подала она Фяруку. Смягчился Фярук, выпил стакан, но пирожок так и остался на тарелке. Доехали до околицы, простились. Вот так, - они мотоцикл покупали.
В исламе нет, привычной нам, церковной структуры. Имамом и муллой становятся уважаемые и грамотные мусульмане. В условиях традиционного общество, в котором главную роль играют старейшины и главы семей, они – фактически – контролируют все стороны жизни общества. В исламском обществе невозможно то, что у нас называют - светская культура и светское образование, - все проникнуто духом и требованиям Корана и Сунны (это, не вдаваясь в подробности – рассказы о жизни пророка Мухаммеда).
В исламском обществе невозможно то, что у нас называют – атеизмом. По этим и еще многим причинам, в условиях атеистического государства, мусульманская община, а значит - вера не подверглась столь сильному разрушению, как православие.
Но, в заключении хочу добавить: там, куда приходит западная техника, а это значит – западная цивилизация, традиционное общество исчезает, как это произошло у нас, в России, и на смену должно прийти новые формы общественной жизни. Исламу этого тоже – не миновать…
                                                                                                                                                                                                                              10 – 13 февраля 2019 год. Педин В.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 11
© 07.01.2020 Валерий Педин
Свидетельство о публикации: izba-2020-2706545

Рубрика произведения: Проза -> Эссе














1