Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

«Дневник Лии полночный цветок»


«Дневник Лии полночный цветок»
Часть-II.  

Здесь все, что я помню, все, что я чувствую, все, что вижу, слышу, осознаю.
Что для меня мой Дневник?
Часто это мой сочувствующий, верный друг, который всегда выслушает и поймет. Иногда просто мусорная корзина или унитаз, в который я могу слить свою блевотину, после отравления общением с ближайшим окружением или каловые массы, грязь, которые получились от запиханного в меня неперевариваемой информации и прочей ненужной ерунды.

А изредка мой Дневник - это мастурбация. Это возможность поднять напряжение до предела болезненно-сладко, захватывающего теплыми волнами внизу живота и ритмичными спазмами где-то в глубине, и разом резко снять накопившееся напряжение. Наверное, чем-то я похоже на парня.
У них вроде так все устроено, хотя может это всего лишь байки.

«Помню – 4 года».
Я худая и очень подвижная девочка, с практически отсутствующим аппетитом.

Бабуля матери – смотри, какой ребенок у тебя худой, совсем отощал, не кормишь дочь, не занимаешься, а ведь это здоровье! Заболеет она у тебя от истощения, и кто будет виноват? Ты, и только ты! Ты ведь мать!..

Мать хватала меня вечно бегущую в часы завтрака, обеда, полдника или ужина, зажимала жестко между своих колен, повернув меня к ее лицу и кормила большой, железной ложкой.

Я наедалась за шесть ложек, но тарелка была еще наполовину полной. Есть не хотелась, кашеобразная, почти безвкусная (ну, типа - соль и сахар – вредные продукты для ребенка!) перемолотая пища была неприятна.

Я начинала давиться, хотелось вырвать, но мать, выпучив глаза, словно ненормальный гипнотизер все повторяла: «скушай за папу, скушай за маму, скушай за деда…»

Меня тошнило, пища входила и снова выходила наружу, мать контролировала этот процесс большой ложкой, раздирая мне больно губы и зубы. И впихивала в рот кашеобразное нечто снова и снова.

- Ты что маму не любишь? Тебе нужно есть! А то не поправишься. Так и останешься худышкой! Хватит давиться! Что я сказала? Ешь, давай!

Маму не хотелось обижать, было жутко неприятно, я зажатая в тисках не могла вырваться. Ощущение беспомощности, и того что другие контролируют и управляют тобой, и твоей. Но тогда я ничего сделать не могла.

Как же я ненавижу это чувство!

«Помню – 9 лет»
Брат родился, когда мне исполнилось четыре года. Сначала я особо не обращала на эту вечно кричающую и спящую личинку никакого внимания.

Единственно, что после его появления мне стали почему то меньше дарить игрушек.

Все внимание, все мои объятия и поцелуйчики стала доставаться ЕМУ.

Но я ведь вела себя, как обычно, за что про меня стали забывать? За что они меня так наказывают? Было непонятно.

Когда же братец, а назвали его Давид, стал старше и научился ходить и стал пытаться, что-то говорить, меня все чаще стали оставлять с ним. Нянчить. Меня звали подруги гулять, у меня ждали игры во дворе и поход к озеру кормить лебедей, у меня были законные каникулы, но я почему-то должна была сидеть запертая с братом дома. Еще при этом и кормить его и развлекать.

- Ты старшая, присмотри за братом, и не обижай его, он же маленький!

Как же меня бесят эти слова! Как будто я теперь не имела право на детство, на привычные игры, на общение с подругами!
За один день, я для всех в обязанностях превратилась в взрослую!
Но при этом права и свобода у меня были по-прежнему, ограничены, как ребенка.

Сначала я помогала делать уборку по дому, потом мама учила меня готовить, чистить унитаз, ванну, стирать, зашивать. Это было иногда даже интересно.

Но когда обучение перешло в постоянную обязанность и еще «плюс» постоянный присмотр за неугомонным братом, это стало невыносимо.

Брат сначала потому, что был «мелкий» и не понимал, брал и портил мои личные вещи. Я кричала на него и пыталась отобрать. Он начинал так плакать и рыдать, будто я его избила.

Тут же прибегали родные, и, не разбираясь, кричали на меня, забирали мои же вещи и отдавали на дальнейшее растерзание братцу.

Как же это было обидно! Это было очень несправедливо!
Чтобы я ни пыталась сказать, все было против меня!

И в ответ, словно плевки кислотой я получала:

- Ты что брата не любишь?
- Тебе, что жалко для него?
- Ты почему такая жадная?
- Ты же старшая, ты должна ему уступить!
- Нехорошо обижать маленьких!

Как это меня жутко бесило! За эти слова я была готова убить! Снова несправедливость ко мне и безнаказанность Давида.

Брат подрос и быстро понял свою безнаказанность. Он воровал мои карманные деньги, брошки, колечки, потом подбрасывал их куда-нибудь под ковер. Я искала их повсюду, а когда мои вещи находили в «непотребных местах» я еще и получала от бабушки и мамы, что я такая «небрежная и легкомысленная особа».

Он играл с моими резиночками и заколками во дворе, портил и пачкал их в песке. За это ему слегка, с улыбкой, умиленно грозили пальчиком «Ну, ну малыш, не бери чужие вещи!». Он опускал виновато голову, но снова делал тоже самое.

А мне, еще и высказывали – вот возьми обратно это и не раскидывай, где попало свои вещи! Убирай, чтобы брат не мог достать!
В семь лет он мог доставать мои вещи где угодно…

«Помню – 12 лет»
Мое тело стремительно меняется. За последние годы я стала намного выше, у меня появилась… грудь. И она быстро растет. Появляются какие-то новые ощущения, мир меняется, мальчики делятся на «привлекательных» и на « не очень», на «классных» и на «зануд».

Эх, так хочется понравиться ребятам!
У меня внизу, ну… там, рядом, где писаю, бывают кровотечения. Крови немного, но она какая-то странная, слизистая, внизу живота спазмы, тяжесть и боль. В эти дни я очень сердитая и уставшая.

Хочется полежать. Почитать книжку, посмотреть фильм или просто поспать.

Приходишь со школы, а дома, как всегда бабуля.

Ты почему такая растрепанная со школы идешь, куда мать смотрит. На улице холодно, а ты верхнею пуговичку не застегнула. Рюкзак почему школьный на пол бросила. Там же книги, а это знания, их писали для нас многие ученые и педагоги. Знания добытые кровью и потом многих поколений исследователей, профессоров.

- Боже, как же живот болит в низу! – думаю я.

- Ты руки почему, пришла с улицы, не помыла? Вокруг зараза ходит, и яйцеглист!

- Да, помою сейчас, блин!
- И коврики иди выбей, во двор! – И не дерзи бабушке, я уважаемый педагог и кандидат наук. А ты чего добилась в жизни, соплячка, а?
- Мне всего лишь двенадцать лет!
- Я в твои годы, уже помогала матери в поле работать на помидорах и огурцах в теплицах. Дадут тебе рядок - вот бери и собирай. А этот рядок с километр длиной!
И я не жаловалась!

- У меня сегодня «эти дни», бабуль…
- Ишь, какие изнеженные! И выбей хорошенько их, а не как в прошлый раз! Прекрасно слыша мою последнею фразу, добавляет бабуля.

Одной рукой держусь за живот, второй за коврики, и иду во двор…

«Помню – 15 лет»
Я совсем взрослая, вокруг меня много мальчиков, каждый хочет поговорить со мной, каждый хочет быть моим парнем. У меня две лучших подружки Симона и Надя. Остальные либо сплетницы, либо завистницы.

У меня фигура женщины, а грудь больше чем у многих взрослых дам. Пуговки на груди всегда наряжено вздымаются грудью вверх, наваливаясь своей упругой, женской массой. Блузка оттягивается так. что не наклонившись не вижу ни своего живота, ни своих ног.

Мои длинные, светлые волосы, как у мамы, сами завиваются крупными локонами, что мне даже стараться особенно не надо. Чтобы сделать что-то «красивое на голове».

Даже взрослые дяденьки и парни смотрят на меня изумленно и радостно, с какой-то странной улыбкой, и при этом замирают и облизываются, словно завидели кусок жареного мяса или леденец.

Моя новая способность - «женская магия» очень нравится мне! Стоит мне попросить, что угодно так парни бегут наперегонки, словно соревнуясь между собой в выполнении моей просьбы. Конечно, я их не особо мучаю. Но все равно, это очень забавно выглядит со стороны.

Как раз отец разговаривал со своими новыми деловыми партнерами в кафе, я была здесь же с друзьями и подругами.

Я была в светло-желтой юбке-распашенке, в топике темно-желтого цвета, а волосы были перехвачены несколькими резинками в высокий хвост.

Как потом оказалось, что деловой разговор постоянно перерывался из-за того, что оба партнера отца смотрели на меня, обсуждали мои ноги, большую грудь, попы и так далее. Отпускали сальные шуточки. Они хотели познакомиться со мной.

Отец что-то резко им сказал, подошел ко мне и вместо приветствия заорал на меня, как бешеный. Говорил, что я одета, как проститутка, что веду себя, как шлюха. И это было в кафе, при всех! Здесь были мои знакомые ребята, одноклассники, девчонки, подружки. Что они теперь подумают? Что расскажут в школе?
А потом, он в ярости схватил меня за волосы, потащил и закинул в свою машину.

Дома он ударил меня, запер в комнате на ключ. И напоследок сказал, что мой бюст» очень вызывающий, непорядочный и неуместный»!

Я проплакала в кровати весь день. Мне не хотелось жить. Все в доме осуждающе смотрели на меня. Хотя, что я такого сделала?

Я что виновата, что я такая родилась, выросла? Я виновата, что нравлюсь мужчинам?

Я стала мечтать о маленькой груди, как у моей мамы. И в кого я такая «большегрудая»?

«Помню -17 лет»
Скоро я наконец-то получу свою Лицензию на убийство! Это мой заветный ключ!

Мир свободы и моих желаний, скоро твои двери откроются для меня! Уррааа!

Да, скоро этот проклятый мир наконец-то будет моим!..





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 06.01.2020 Ингвар Солодовников
Свидетельство о публикации: izba-2020-2705868

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ














1