Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

РУСЬ УТРЕННЯЯ. Глава десятая


РУСЬ УТРЕННЯЯ. Глава десятая
РУСЬ УТРЕННЯЯ

История в стихах

Глава десятая

Крещение. Сомнения. Чудо свершилось.
Крещение сыновей. Свобода выйти замуж.
Сокрушение идолов. "Крещение огнём и мечом".
"Диктат" Владимира. Проповеди царьградского
митрополита и его свиты. Новгород и язычество.
Епископ Иоаким. Перегибы в устранении идолов.
Бунты северян.


Его надежды на выздоровленье
Подобны были ниточке витой.
Такие были в жизни согрешенья,
Что и кумир не спас бы золотой.
Поставь его холмов окрестных выше
И всё на бога золото расплавь,
И здесь бы шаг спасительный не вышел,
Перетянула б грешной жизни явь.
Он благодарен был за соучастье,
За светлые царицыны слова,
Но так нежизненным казалось счастье,
Так вера в лучшее была мертва.
И в час, когда на таинство крещенья
Его под руки родичи вели,
Он чувствовал одно лишь ощущенье —
Навеки провалиться в глубь земли.
Но вот епископ Корсуни с подмогой,
Которая с царицей прибыла,
От имени всеведущего Бога
Стал совершать крещенские дела.
И что-то в душу смутную входило,
О чём в людских словах не рассказать,
Пока ещё неведомая сила,
Которая зовётся благодать.
И вот, когда крещенье приближалось
Уже почти что к самому концу,
В глазах владыки что-то воссиялось,
И слёзы побежали по лицу.
Он снова храм, епископа увидел,
А с ними Анну, дивную красу,
И плакал князь — и слёз своих не вытер,
Они весь день струились по лицу…
Князь едет в Киев, крестит сыновей,
И жёнам-пленницам даёт свободу
По доброй воле выйти за князей,
Богатых, знатных, царственного роду.
«Ну а теперь, — сказал он при дворе, —
С какою только быстротою сможем,
Всех идолов на утренней заре
В столице и округе уничтожим».
И только щепки по ветру летят,
И только яростно дымят кострищи,
И только изумлённые глядят
На боженек в огне людске тыщи.
Перуну же особенную честь
Прислужники царёвы оказали —
К хвостам коней, такая вышла месть,
Они владыку неба привязали.
От царского подворища к Днепру
С Андреевской вершины протащили,
И вот по чистым струям поутру
Поганые развалины поплыли.
Но долго вслед за ними чернецы
По берегу бежали со слезами:
«За что же так, великие отцы,
Вы поступили с горестными нами...»
Не знаю, что за чем и что почём,
Но мненье есть упорное в России,
Что Киевскую Русь чуть не мечом
И не огнём насильственно крестили.
Помилуйте, творцы российских бед:
Откуда эти бредни вы берёте?
Прочтите летописи давних лет
И столько истинного в них найдёте!
В года Аскольда, Дира и потом
В эпоху Ольги, путь к Христу открывшей,
Да и при Игоре, еще крутом
Язычнике, по сути разрешившем
Ходить открыто в христианский храм,
Не где-нибудь — в языческой столице!
Да, родники Христа струились там!
Но стоит ли доказывать мне вам,
Перечитайте старые страницы.
И вы увидите — Владимир-князь
В своей покуда варварской отчизне
Не сплёл невиданного быта вязь,
А стал продуктом христианской жизни.
Она по воле Господа Христа
Уже сумела искру веры высечь
Не из пятидесяти, не из ста,
А, думаю, из ста российских тысяч.
И, разжигая силовой накал,
Владимир, подчиняясь фазе сжатья,
Таким апостолом Христовым стал,
Что удивились киевляне-братья.
Он проповеди сам произносил
И в Киеве и всюду по округе,
А вскоре из Царьграда пригласил
Митрополита с воинством прислуги.
Не день, не два, не три учёба шла.
Сейчас бы агитацию такую! —
Как в церкви бы продвинулись дела
На высоту предельно неземную.
И в свете всепобедной чистоты
Давно бы атеизм себя сосватал
С молчанием и голову в кусты,
А может, и в песок, как страус, спрятал.
Но гениальный миг неповторим.
Русь белопенным запылала садом.
Воспрянули стремлением одним
И князь великий, и торговец с ним,
И плотник, и селянин с ними рядом.
Я, может быть, слегка назойлив стал.
Не раз, не два вниманье заострял,
Что сжатие при вере — единенье.
Но вот пример вам новый. Стар и мал
Пришли на всенародное крещенье.
Как стали все свободны и равны!
И узам этим сроду не порваться!
Как будто юной родины сыны
На празднике невиданного братства.
Но было бы наивно и смешно
Предполагать, что, став обманным раем,
То братство всё твердило бы одно,
Как мы в былое время: «Одобряем!»
Уж если даже через тыщу лет
Приходится признать, прости, о Боже,
Что в нас язычества не то, что нет,
А в нас его сейчас намного больше, —
То что же в те далёкие века
Ручьям вменять понятие «река»,
Когда безбожье правило родами,
Когда любого идола, божка
Считали всемогущими богами!
Конечно, христианские цветы
В просторах русских дружно расцветали,
И придавали большей чистоты,
И жизнь заметно к лучшему меняли.
Но это ближе к югу и морям,
Где чувствовалась вера Византии,
А по дремучим северным лесам
Места лежали древние, глухие.
Там было царство вековечной мглы,
Приют людей, оторванных от Бога,
Забывших, что во все концы земли
Одна лишь к Богу верная дорога.
И Новгород столицей сатаны
Стал постепенно. Прибылью, деньгами
Уже не первый век развращены
Там люди были. Странными стопами
По жизни русской шёл их вольный путь,
Всегда за счастьем призрачным в погоне,
Всегда готовый в сторону вильнуть,
Чтобы поближе повернуть к мамоне.
И вот сюда Владимир в первый год
Послал епископа Иоакима.
Авось отец порядок наведёт
Не без церковной строгости, вестимо.
Но, кажется, отец Иоаким
Не по заветам Божьим постарался,
Подвергнул издевательствам таким
Старинных идолов, что бунт поднялся.
Он вспыхнул и в соседних городах,
И там послы излишне порадели.
Что говорилось звонко на словах,
Не подтвердилось благостно на деле.
Пришлось Владимиру вводить войска
И царской волей действовать и силой,
До северян церковники пока
Учение Христово доносили.
Оно уже не так толково шло,
Как в центре или где-нибудь на юге,
Но к этому одно лишь привело —
Не думали с любовью и светло
О грешнике, как думают о друге.
Вот повод для суждений об огне
И о мече. Он жалит, словно овод.
Он как бы существует. Но по мне —
Он никакой, друзья мои, не повод.
6.09.16 г.,
Перенесение мощей святителя Петра,
митрополита Московского





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 8
© 06.01.2020 Борис Ефремов
Свидетельство о публикации: izba-2020-2705768

Рубрика произведения: Поэзия -> Поэмы и циклы стихов














1