Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Амазонки и Степан



Жил на свете* мужичок,
Холостой, не дурачок,
Он компьютером владел,
Но жениться не хотел.
Сам себе готовил все же,
Мог и на машинке тоже…
Любил женщин и футбол
И всегда забить мог гол.
Он по правилам играл,
Но любви той – настоящей,
Даже сердце не щадящей,
Он пока что, не познал.
Чаще он смотрел про Это,
На страницах интернета,
Те, которые листал,
А в житейской суете,
Тут уж, знаете ли те,
Он никак не мог понять-
Как? Женатому мужчине
Всю зарплату отдавать,
Тёщу мамой называть.
В поисках любви свободной,
Для его утех пригодной,
В виртуальной мир полез,
Прихватив рюкзак с собою,
Окунулся с головою
И попал в дремучий лес.
Там в лесу, свои законы,
Там обычны смех и стоны,
Стоны те от бывшей власти
И от жуликов отчасти*.
В клетке фокусник играет
И баранов завлекает:
Одной рукой дает сено,
А другою забирает.
Амазонкам фокус – смех,
А для «бывших» –
Факт, их грех.
Амазония страна
Парадоксами видна.
Впрочем, она не одна,
То она шибко богата,
То, бывает, без гроша,
То ее душа открыта,
То загадочна душа.
Смотрю, для ясности,
Я в книгу и вижу, в ней,
Одну, лишь, фигу.
Смотрю на небо не спеша,
Но там уж, вижу два шиша.
В Амазонии суд честный,
Неподкупностью известный,
В меру добрый, в меру строгий,
Если вор – козел безрогий,
Суд его в том не винит,
Говорит по фактам, внятно
Так, что и козе понятно,
«По понятиям» не судит,
Даже, если страшно будет,
Свою честь он сохранит,
Так ему закон всевышний
И народ его велит.
Ведь у нас такой же суд?
Его, власти наши, чтут,
Потому, что он не внятный
И, на первый взгляд, приятный
И формальный там и тут…
Я в него камень не брошу,
Потому, что он хороший.
Он еще может расти,
Господи, его прости.
Там с банкиров, для натуры,
Палачи сдирают шкуры,
Как банкиры сами драли,
О доходах своих врали.
Вам знаком банк ВЧКББ?*
Да- тот самый, бескорыстный,
Типа – ни хрена себе…
(Разве что – портки Хэ-Бэ)
Крепкий банк и, как бы, сладок,
Больше, все же, он хитёр,
Завлекает, пробирает,
Как закуска – «Хренодер».
Там, на каждом – на углу,
Из насильников готовят,
На продажу шаурму.
Амазонки – поварихи
Продают ту шаурму
Лесной Бабе – Бабарихе,
Лесным зверям, но обычно-
Крокодилу одному.
- Талант коммерческий им дан,
Отметил в голове Степан.
Отметил так же, что и мыло,
Меняют, выгодно, на шило.
В ход идут, даже, те кости,
Что с шаурмой давали «гости».
Из костей варили клей
И под маркой «Мармелад»
Им кормили тех «гостей»,
Кто с законом был не влад,
Кто, сварив дерьмо собачье,
Продавал, как шоколад.
Дети, хоть им не велели,
Жуликам при этом пели:
- Ни в лад, ни в попад,
Поцелуй кобылу в зад.
Детей «Жучка»* прогоняла
И кобыла их ругала,
Жулье пробирала дрожь,
Дети снова появлялись,
Что возьмешь с них – молодежь..
И Степан повеселел,
В ближней речке он узрел,
Без охраны, всю нагую,
Амазонку молодую.
- «Ах, какая женщина,
Какая! Мне б такую».
Вырвалось из уст Степана,
Словно выстрел из нагана.
Но опомнился он быстро:
- Нет уж, что – то здесь не чисто,
(Вспомнил мотыльков, в ночи,
Обгоревших от свечи).
Но мысли сладкие летели
К той Амазоночке и млели:
- Так, может быть, это любовь,
Которая здесь, так продается,
Или по бартеру дается,
Взамен на человечью кровь.
Ни фига себе игрушки!
Нет уж, шиш вам – фигушки!
Рисковать я здесь не стану,
Вот вернусь, даст Бог, домой,
Найду жену, по карману.
Но Фортуна не спала-
Испытания Степану
Новые преподнесла:
Появилась Амазонка,
При доспехах и с мечом,
Вся красивая при том,
(Ну, как скажем Мисс Тамбова)
Грудью защитить готова
Честь свою в краю родном.
Меч не шутка, господа,
Далеко не ерунда,
В руках воина он- кара,
Поражает без «базара».
Степа вылупил «шары»
Нет не те, что для игры,
И не те, что испугались,
В его брюках, в комок сжались.
Всё задыбилось на коже,
Волосы на голове,
Да и под мышками все тоже.
Но так уж бывает
И так уж выходит-
Главный инстинкт никуда не уходит.
Не уходит, а стоИт,
Если силы есть и стОит.
И теперь наш мужичок,
Далеко не дурачок,
Да и близко не простак,
Здесь уж не попал в просак.
И «шары» здесь разболтались,
Им, ведь, некуда идти,
Вот они и зачесались,
Нет иного им пути
Ведь они, лишь, гаджеты.
От Степана ушел страх,
Просто пропал на глазах.
Срок пришел, здесь Амазонка,
Весела, смеётся громко,
Говорит ему- привет!
- Как тебе наш серый свет?
Как, доволен ты свободой,
Гость наш белый, дорогой?
Ей Степан сказал в ответ:
- Серый свет мне не годится,
Не могу я с ни смириться.
Ты – мне солнце, ты –мой свет!
В общем – солнечный рассвет.
Амазонка улыбнулась,
Взглядом его глаз коснулась,
Изрекла – я твой рассвет?
Я прекрасна, спору нет.
Так садись ж на коня,
Обними скорей меня.
Амазонка так сказала
И с ним в офис поскакала.
Степу сразу не пустили
И пароль строго спросили:
- У Вас продается шкаф?
- Шкаф, лишь, в ваших «муравах».
Так Степан им отвечал
- А у нас будет кровать,
Туды - сюды, Вашу мать.
Степан пароль угадал.
И, как гость, как бы желанный,
В офис с дамою попал.
Там родился договор,
Что Степан – супруг, не вор,
Но супруг, всего лишь, на ночь,
Утром же Степан свободен,
Может убираться прочь.
- Ничего себе «примочка»:
Ночь супруг «пошел вон» и точка
А что делать? Заграница,
Ни к чему здесь кобениться.
Степан противиться не стал
А за тем, перекрестившись,
Договор тот подписал,
И услышал гнусный глас:
- Вы уж извините нас,
Мы терпеть не можем вас..
Голос был из унитаза,
Неприятный, как зараза.
Конь свидетелем там был
И копытом, как печатью,
Договор этот скрепил.
Он, ведь, другом Азы был
И её он обожал,
Первым пару он поздравил,
Песню радостно проржал:
-И – го –го-го-го-го-го,
До хрена у нас всего,
А у вас, мы это знаем,
Ни того и не сего.
Только хрен ваш огородный:
О-го-го! Го-го, го-го!
А Степан ответил так:
- Кто гогочет, сам дурак,
У вас всего до хрена,
Не хватает, лишь, ума.
Нам, для нас, всего хватает
И, вполне, нас удо-удо-удо-
Влет- воряет.
Так что врешь ты –
Конь – трансформер,
Не туда ты закосил,
Не помахиваешь гривой,
Не трах-тах своих кобыл.
Конь ответ сей проглотил
И «Шампанское» разлил,
Но вино, лишь, пригубил,
Он любил конский «Конь-як»,
Пил, порою, «Амазъяк».
Ещё конь любил картошку
И, как музыкант, гармошку.
На гармошке он играл,
Персонально, для Степана,
Даже «Барыню» сыграл.
На его, теперь, супругу
Головой своей кивнул
И Степану подморгнул.
Здесь Степан слезу пустил,
После «горько!», поцелуя,
«Твикс» супруге подарил:
Сладкие две палочки-
В любви, выручалочки.
Амазонка же, в ответ,
Ему тоже подарила
Замечательный букет –
«Букет Амазонии» -
Бальзам, созданный в НИИ.
- Когда что-то беспокоит,
Его пить, для пользы, стоит.
В рюкзаке же оказались
И «презентами» остались:
«Презики», парфюм, конфеты
И лекарства и багеты,
Помидоры, колбаса,
На веревочке оса.
(Пропадают пчелы, осы,
Остаются, лишь, вопросы)
Ещё был там «Амазъяк»-
Тонкий намек на «Коньяк»,
А по факту – самогон,
Его гонит самоучка –
Мужик местный – Амазон.
Утром Амазонка Аза
Мужа чмокнула два раза
И сказала: - Все, гуд бай!
Больше к нам не прилетай.
Здесь Степан немного сник:
Кому нужен «беспонтовый» -
Одноразовый мужик?
- Амазонка, Амазонка!
Рвется там, где тонко- тонко..
Нам любовь не удалась
И не спелась с нами громко.
Стоп! Соринка в глаз попала
И слезой на грудь упала,
Мне немного стало жутко,
Не на долго – на минутку.
Ведь Степан, как бы очнулся.
Трижды с места кувыркнулся,
Стукнулся башкой разок –
Подвел, чуть косой, глазок
И с таки вот «прибабахом»,
Да с помятою рубахой,
Очутился опять дома,
Где все чисто знакомо.
Никому не рассказал,
Рассказал он, только, Тане,
Той, с которой мылся в бане.
Таня чукчею была
И без комплексов жила.
Ни к чему ей был и мяч,
И Танюши детский плач.
Таня нравилась Степану –
И мила, и по карману..
О такой Степа мечтал,
Но заморские подарки,
Почти все, друзья раздал:
Мишке – Майклу, братану,
Машке- Мэри, Таляну.
Подарил и дяде Вите
И, невест ему искавшей,
Родной тете – Степаниде.
Не забыл Степан осу*,
С бородавкой на носу,
В рацион ее добавил
Ливерную колбасу.
Ест оса шевЕлится,
Это верная примета:
Скоро Степа женится.
Вскоре трезвый, не по пьяни,
Взял Степан в жены Татьяну,
И Татьяна, год спустя,
Родила ему дитя.
Вот и сказочке конец.
Если пахнет керосином,
Говорят, слово «капец».
Амазонкам же понятней,
Да и ближе, их «Пипец».
Кстати, как там наша Аза?
Аза сына родила,
Его «Дубом» назвала.
И об этом конь узнал
А за тем и в интернете,
«По секрету», рассказал.
Выбор имени не прост,
Не прельщал Азу, в мужчинах,
Ни их вес, и ни их рост.
Она жила без измены,
Значит, повлияли «гены» -
Дубоватым Степа слыл,
Хоть, сам глупых не любил,
Он, ведь, в армии служил –
Прапорщиком Степа был.
Там, объевшись, за Отчизну,
Чуть, живот не положил.
После дружеской попойки,
Он на травке, не на койке,
Можно сказать, прикорнул,
Тут-то бык его боднул.
Бык его приревновал,
То ли к «Зорьке», то ли к «Ночке»,
В общем – на любовной «почке»
Степан рану получил,
- Боевая эта рана,
Он всем прочим говорил.
Узнав весть по интернету,
А по времени – к обеду.
Степа ближних возлюбил,
И от доброй этой вести
Про ранения забыл.
- А то как же? Сын есть – Дуб,
Пусть далекий, но Степану,
Он родной и очень люб.
Степа «репу» почесал
И с товарищем – сержантом
В интернете отписал:
-Душенька моя ты, Аза!
Поздравляю из Кавказа!
Поздравляю с сыном Дубом,
Слава богу, не с Верблюдом.
Если б родила Верблюда,
Я подумал бы – от блуда..
Дубы всякие важны,
Дубы всякие нужны.
Пусть растут дубы в стране,
Они нужны в мирной жизни
И бесценны на войне.
«Чем больше в армии дубов,
Тем крепче наша оборона».
Я это знаю по себе,
Я тоже дуб, я не ворона.*
Дальше я о них не стану
Вспоминать или писать,
«Трахнули» они пол -литру
И пошли нашу Отчизну
От врагов всех защищать.
А что Дуб? Растет Дубок,
Азы славный сын – сынок.
В яслях был сперва сынок,
Рос не низок, не высок.
Конь его всему учил,
Дуб коня не подводил:
Знал английский и латынь,
Знал китайский – «Сунь да Вынь»
На коне еще скакал
И законы чтил и знал.
Так и вырос парень Дуб –
И могучий, и не глуп.
Мог бы стать и депутатом,
Но не смог – ругался матом,
Видно, взят был «геном» в плен,
Догадайтесь: чей тот ген?
Нет, не надо говорить,
Зачем далеко ходить?
Там и тут, везде тот ген,
Он, в «великом и могучем»,
Вполне, равноправный член.
Да и в большинстве из нас
Проявляется он нагло,
В нужный и ненужный час.
Еще, нудно и банально,
От себя добавлю я,
Что курить и матом крыть-
Вредно для здоровья.
Цепкий ген, что твой паук.
Отцепить его поможет
«Доктор» всяческих наук.
Есть к нему маршрут- дорога:
Самолет, город, Серега.
При его отборном мате,
Он, как помидор в томате,
Своих, «по генам», узнает,
С ними пляшет и поет.
Не бездушный автомат,
Не шаман, не депутат,
Он с людей снимает порчу,
Заодно, и лишний мат.
В общем – клевый он пацан,
Так что, Дуб-Дубок, подумай
И пакуй свой чемодан.

Не забудь покласть «презент»-
Для Серёги, барабан,
Чтоб, порой, он, вместо мата,
Просто тук, тук - постучал,
Как бы, громко, промолчал.
В добрый путь, Дубок-сынок!
На коня и – цок, цок, цок...
Цок, цок – многоточие,
Тем, кто любит басни слушать
И к сказкам охочие.



17.12.2019 Хайдар Яфизов.

*на свете – это не то, что вы подумали.
* отчасти – на себя не примерять
* «Жучка» - жена жирного жука
Из гвардейского полка
*ВЧКББ - всепогодный, чистоплотный, коллективный, банк, благородный
* осу – оса- мутант, генно-модифицированная.
*ворона-фамилия Стерана.






Рейтинг работы: 5
Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 54
Добавили в избранное: 1
© 17.12.2019г. Яфизов Хайдар
Свидетельство о публикации: izba-2019-2693731

Метки: жениться, лес, Амазонка, любовь, сын, Дуб,
Рубрика произведения: Поэзия -> Поэмы и циклы стихов
Подрубрика: Стихи на 23 февраля коллегам


















1