Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Наша эпоха. Марксистский взгляд


Вероятно, у читателя уже набило оскомину от повторения утверждения, что мы живём в сложную эпоху и что в этой сложности трудно разобраться. Михаил Леонидович Хазин рассуждает о завершении прежней модели экономического развития (при тотальном отсутствии сколько-нибудь внятного представления о новой). Кургинян вещает о наступившей эпохе постмодерна, вкладывая в данный термин весьма произвольное содержание.

Я упомянул этих двух публицистов и мыслителей не потому, что они первыми подвернулись под руку, а по другим причинам. Во-первых, оба они так или иначе близки к марксизму, к коему я и считаю себя в какой-то мере причастным. Во-вторых, обоих я полагаю очень крупными деятелями в своём направлении. В-третьих, оба так или иначе примыкают к левому движению, или, точнее, имеют тесное отношение к возрождению и (что ещё важнее) реабилитации «левой идеи».

Многие отмечают как основную черту нашей эпохи её, так сказать, переходность, которая более всего наглядно проявляется в сломе старой парадигмы человеческого существования и зарождении новой парадигмы, очертания которой неясны, непонятны большинству и поэтому пугающи. Отсюда нервные и настойчивые поиски оракулов, способных объяснить, что, собственно происходит - как в прошлом, так и в современности. Кто только не был призван объяснить происходящее: и Ницше, и Маркс, и Ленин, и Сталин, и Троцкий, и Мао, и Дэн Сяопин, и другие, кто так или иначе отметился в истории человечества последних 200 лет. Такой сумбур в головах свидетельствует о растерянности человечества перед наступающей эпохой. Жизнь - при внешнем упрощении - становится предельно и даже запредельно сложна. И эта сложность побуждает многих, по примеру шекспировского Меркуцио, призвать чуму «на оба ваших дома» и ждать начала третьей мировой войны. Дескать, левые и правые, коммунисты и либералы - кто вас, к чёрту, разберёт! Сгиньте вы все как можно скорее, даже если мы сгинем вместе с вами.

Это ещё одна важная черта умонастроений эпохи - сдача всех интеллектуальных позиций под тем предлогом, что всё равно эту «кашу» умом не понять. Отсюда уход в религию, интуитивизм, мистицизм, в конкретные виды деятельности вместо попыток осмыслить происходящее на более или менее абстрактном (= философском) уровне.

Отсюда такая забавная черта современности: все умничают, но никто не хочет думать. Отсюда же желание, чтобы пришёл новый Маркс (= Ленин) и всё всем понятно объяснил. Отсюда многочисленные призывы модернизировать марксизм при полной неспособности хоть что-то сделать в этом направлении.

Мне понятно убеждение Михаила Васильевича Попова, который считает, что всё уже сказано у Гегеля, Маркса, Ленина, и нам остаётся только внимательно прочитать их труды. Однако нельзя не заметить, что многие сторонники Попова бросаются читать труды указанных мыслителей, а потом недоумевают, какой в этом прок, если в них ничего не говорится о современном производстве, маркетинге, инфотехнологиях, нейро-лингвистическом кодировании, биткойнах и прочих реалиях текущего времени. И это огорчает.

Разумеется, меня, как марксиста, не может не радовать возрождение интереса к трудам неоднократно опровергнутых, осужденных и оклеветанных Маркса, Энгельса, Ленина, особенно в молодёжной среде. С другой стороны, не может не огорчать чересчур сумбурный подход к марксизму - от дотошного буквоедства до недопустимо произвольного толкования его постулатов. Так, например, С.Е. Кургинян в последнее время пытается представить Маркса субъективным идеалистом, в то время как сам Маркс был убеждён, что он объективный материалист. Это и смешно, и глупо, но Кургинян имеет все шансы убедить общество в своей правоте. Ибо нет такой глупости, порождённой ослеплённым человеческим разумом, которая, с одной стороны, не могла бы набрать любое количество сторонников, а с другой, - не имела бы никаких шансов стать руководящей идеей эпохи. Такой шанс всегда есть, и об этом надо помнить.

Очень часто противники марксизма говорят, что Маркс ничего не сумел предсказать, ни один его прогноз не оправдался и прочее. Я, со своей стороны, могу сказать, что Маркс предсказал все, а прогнозов он не делал, поэтому говорить о несбывшихся прогнозах Маркса просто бессмысленно.

Чтобы понять, что предсказал Маркс, надо для начала разобраться в том, что такое марксизм в своем реальном воплощении. В. И. Ленин в свое время написал блестящую статью «Три источника и три составные части марксизма», которая ничуть не устарела в наше время, но в то же время явно недостаточна. Поэтому позволю себе сделать попытку внести свой вклад в понимание марксизма на нынешнем этапе общественного развития.

Для начала позволю себе небольшое лирическое отступление. Будучи студентом третьего курса университета, я однажды, находясь на кухне студенческого общежития, задал внезапный вопрос арабскому студенту. В вопросе не было никакого подвоха, я не собирался ни уличать своего собеседника, ни унижать его, однако студент-араб обиделся. Вопрос действительно волновал меня тогда, и я спросил первого подвернувшегося под руку человека, который неоднократно позиционировал себя в качестве марксиста (в те времена это было модно). Я спросил:
- Али, что такое марксизм?
- Кто ж этого не знает! – обиделся араб. – Марксизм – это метод.
Констатирую: в 1975 году рядовой студент из общежития знал, что такое марксизм, тогда как в наши дни, боюсь, этого не знают даже люди с законченным высшим образованием.

Итак, по примеру Владимира Ильича укажем три ипостаси современного марксизма. Прежде всего, марксизм – это метод познания природы и общества. Другими словами – это инструмент, достаточно, на мой взгляд, совершенный и надежный для выполнения возложенной на него функции. Вкратце, это метод, в основе которого лежит диалектический материализм. То есть такое представление, что сей мир материален, существует сам по себе, не зависит от чьей-либо воли и находится в непрерывном движении, то есть развитии. Вещи переходят в свою противоположность и возвращаются обратно, нет ничего законченного, что не могло бы продолжаться далее в той или иной форме. В области духовного это представление о том, что идеи не появляются ниоткуда, не выскакивают готовыми из чьей-то гениальной головы, а возникают под влиянием материальных условий жизни. Меняются материальные условия – меняются идеи, овладевающие человечеством. Далее, между материальным и идеальным нет непреодолимых преград, ибо материя порождает дух, материальные условия порождают соответствующие идеи, а идеи, в свою очередь, раз возникнув, не исчезают в никуда, а более того – оказывают известное влияние на материальные условия жизни.

Далее, вторая ипостась марксизма – это философская доктрина, или учение. Безусловно, марксистская доктрина выросла на базе марксистского метода и была создана в процессе и в результате применения метода к изучению конкретных или более общих сторон социума и природы. Понятно, что, если марксизм – это инструмент, то в процессе его применения могли возникнуть какие-то неточности, перекосы и даже ошибки, проявившиеся в доктрине. Естественно: если вы дадите трем работникам абсолютно идентичный инструмент, результат их работы скорее всего будет неодинаков, и конечное изделие работника А может быть на порядок лучше изделия работника Б или В. Естественно, что от создателя метода (инструмента) мы ожидаем и его мастерского применения, но здесь нет никакой прямой зависимости, что также объясняется в марксизме, который достаточно тонко разобрал вопрос о соотношении объективных и субъективных факторов в процессе человеческой деятельности.

Третья ипостась – это политическая практика, начиная от создания Первого Интернационала и заканчивая высшим проявлением этой политической практики – образованием и развитием СССР и социалистического лагеря.
Нам возразят: но ведь СССР рухнул. Не является ли это доказательством несостоятельности метода и не обнуляет ли этот факт марксистскую доктрину? Нет, не обнуляет. Ибо марксизм учит, что истина конкретна, и рассуждать «в общем» о данном историческом событии не только непродуктивно, но и неверно.

Конечно, приятно верить в то, что Советский Союз был разрушен усилиями Андропова и его дружка Куусинена при поддержке теоретика карнавала Бахтина, но, если человек был когда-то знаком с азами марксизма и считал данное учение верным, то он не может не смеяться над такими предположениями. Разумеется, какая-то доля истины есть и в них, но она слишком мала для серьезных выводов.

Поэтому, говоря о марксизме и его нынешнем состоянии, следует прежде всего разобраться в случившемся в такой последовательности: 1) выяснить, каковы были ошибки в марксистской доктрине и были ли они вообще; 2) охватывала ли рассматриваемая доктрина все имевшие место быть факты и явления, или каким-то образом ограничивала их круг; 3) определить степень ошибочности, добровольного заблуждения, а также злого умысла при практическом воплощении данной доктрины в виде политической практики; 4) рассмотреть вопрос о применении метода марксизма в процессе познания общества и понимания происходящих в нем процессов.

Лично я убежден, что без такой работы (последовательно или одновременно) невозможно сделать сколько-нибудь научные выводы о пригодности или непригодности марксизма. Без такой работы научный дискурс превращается в бабский треп ни о чем, а его участники уподобляются персонажу пустой, но милой комедии «Стряпуха», а именно деду Сливе, который любил рассказывать о том, что был, дескать, такой случáй или другой случáй. По моим наблюдениям, дед Слива стал в последние годы слишком, избыточно распространенным человеческим типом в научно-гуманитарных кругах.

Основное положение марксизма об общественном развитии гласит, что все крупные изменения происходят не в результате заговоров, а в результате движения масс. В 1991 году у Ельцина и его сподвижников поддержали прежде всего массы. Особенно в Москве. Но, я полагаю, что и в Петербурге, и в других крупных городах тоже. Все перевороты, начиная с чилийского 1973 года и по наше время, сопровождались и сопровождаются бурлением масс и выходом народа на улицы и площади. Что бы там ни говорили конспирологи, а народное недовольство, хотя бы как фон, совершенно необходимое условие. Это понимал еще Пушкин, в трагедии которого «Борис Годунов» народ многозначительно безмолвствует. Отсюда вопрос: почему в 1991 году народ пошел за Ельциным, а не за Горбачевым (условно говоря, ибо, строго по марксизму, не в личностях дело? На этот вопрос пока что никто не дал однозначного и убедительного ответа. Рассуждают больше о многочисленности факторов переворота 1991 года. Да, безусловно, факторов в любом случае больше одного. Но и не слишком много, чтобы мы не могли бы пересчитать их по пальцам.

Опять же, мы не сдвинемся с места в понимании причин «величайшей геополитической катастрофы 20 века» (В. В. Путин), пока не определим классовую подоплеку произошедшего. Если мы хотим оставаться марксистами, то иного нам не дано.

(Продолжение следует) 





Рейтинг работы: 7
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 4
Количество просмотров: 27
© 05.12.2019 Роберт Иванов
Свидетельство о публикации: izba-2019-2686140

Рубрика произведения: Разное -> Публицистика


Геннадий Агафонов       29.05.2020   20:51:10
Отзыв:   положительный
Вопросы имеются,
1-Почему миллионы членов КПСС, с легкостью сдали свою партию?
Плохие коммунисты, наберем хороших и жизнь наладится?
2-Почему миллионы людей с легкостью отказались от социализма?
Обманули, провели? Ответ не устраивает.
3- Почему путь социалистического развития выбирали в основном
слаборазвитые страны третьего мира, а не страны с самым-самым
пролетариатов, как Маркс завещал?
Вы же написали что Маркс не ошибался.
4-Почему ВСЕ страны с радостью отказались от социалистического пути
как только предоставилась такая возможность?
Китай и прочих ренегатов с частной собственностью считать не будем.
Роберт Иванов       29.05.2020   22:17:22

Вы задаёте правильные вопросы, но, я думаю, вы понимаете, что на них невозможно ответить одним предложением на каждый. То есть потребуется больше четырёх предложений. Поэтому я усматриваю в ваших вопросах не попытку что-то понять, а неуместную заносчивость. Тем не менее, я не прекращаю наше с Вами общение, потому что мне интересно Ваше мнение.
Геннадий Агафонов       29.05.2020   22:26:37

а неуместную заносчивость.
----Более вопросов не имею, простите за беспокойство.
Роберт Иванов       30.05.2020   01:05:54

Что это вы такой нервный?
Геннадий Агафонов       30.05.2020   12:47:44

Я не нервный, я ученый.
Я Вам вопросы понятные задал, а Вы начали объяснять кто я такой есть.
Такое уже на форуме было, но я решил что это случайность, человек-то не знакомый.
Нет, не случайность.
Всего доброго.
















1