Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Подлое истребление


Подлое истребление
 

Не мысля гордый свет забавить,
Вниманье дружбы возлюбя,
Хотел бы я тебе представить
Залог достойнее тебя,
Достойнее души прекрасной,
Святой исполненной мечты.
А. Пушкин, Евгений Онегин

За окном светило яркое тёплое солнце, стоял весёлый день среды 18 ноября 2015 года. Окно не было зарешечено. Автор поправил рукою свои короткие волосы. Напротив сидела Маша Цыжу.
- Я смотрел сегодня документальный фильм «Психиатрия: Индустрия смерти». В нём назван сайт ГКПЧ (Гражданской Комиссии по Правам Человека), эта комиссия осуждает злодеяния психиатров. Два дня назад доктор Галина Барбарова проверяла в 11 кабинете чимишлийской поликлиники наличие у меня интеллекта: есть ли у меня крупица ума, видя, как на мне ездят все, кому не лень, называющие себя докторами. И М. Раку, и О. Огурцова. Дюма в «Графе Монте-Кристо» говорит, ничего задаром не делается. И Раку сажал меня за решётку в клинику здорового, и Огурцова. Или мой Двойник (полицейский Василий Мустяцэ) давал им деньги за своё спасение, или комиссары – за его спасение. Ведь я раскрыл взяточничество Двойника. Поэтому или меня – в клинику, или его – в тюрьму.
Пару месяцев назад полицейский в отставке Юрий Лешану сообщил мне о вымогательствах денег Раку, сказал, что у него есть документальные свидетельства. Я думаю, когда Раку предложит ему евро, он откажется от свидетельства (в этом весь его интерес), как отказался в 2009 году от свидетельства против зятя своего брата – В. Чебану.
В 1995 году у меня была подруга, которая мне улыбалась. Тогда в Екатериновку приехал мой пятигорский дядя Георгий Чебану. Я в том году не был в депрессии, танцевал в сельском клубе и сочинял. Дядя Георгий побывал у чимишлийского психиатра Ивана Чеботаря, который сделал меня таблеточным наркоманом, и пришёл с ним в соглашение. За рулём Уазика дяди Гриши сидел другой мой дядя – Николай Чебану (Бэнел), рядом – дядя Георгий, меня, здорового, пригласили на заднее сиденье, рядом со мною сидел Мирча (третий дядя – Василий Чебану). Они меня, после посещения кабинета Чеботаря, повезли в клинику Кодры. Вся система настроена на медленное людское уничтожение. Кому это нужно: Ротшильдам, Рокфеллерам, Морганам и тем, не называющим себя, которые за их спинами. «Какая у тебя подруга?! – говорили эти (моя мать и дяди). – У тебя бред. И твоё сочинительство – бред». Довели меня до стресса уже другие в 1996 году и восстановили доктора меня спустя 11 лет, когда я состарился и точно проведу оставшиеся годы один. Психиатры, как говорится в фильме «Психиатрия: Индустрия смерти», действительно не знают своей профессии, не вылечили ещё ни одного больного и лишь нацелены делать на них деньги. Сперва делали миллионам бездарные лоботомии, потом превратили десятки миллионов человек в таблеточных наркоманов. Как делали лоботомию: пронзали иглой глаз, проникая в мозг. Психиатрические клиники стали строить две сотни лет назад. И всё время в них совершали бесчеловечные изуверства над больными. Когда Гитлер в Германии пришёл к власти, психиатры обрадовались: теперь в открытую можно делать опыты над людьми. И делали в концлагерях. В каждом городе, в каждом районе, говорится в фильме, не обходится без лживого психиатра. Про Раку и Огурцову я уже не говорю. Но взгляните на чимишлийского психиатра Елену Буюкли! Разве не ложь в ней проявляется, когда она одной рукой даёт пациентам таблетки, а другой рукой пьёт из бокала шампанское? Леча пациента, она плюёт ему в лицо выпиваемым шампанским, потому что алкоголь и сигарета – это оружие против нас всех!
Попав в 1995-м в Кодры, я ещё раз увидел и испытал на себе, на что способны психиатры: они отравляли пациентов Галоперидолом, который жестоко сковывал мышцы, а Циклодола, который должен был снять побочное действие, не давали. Годы были голодные и доктора создали в отделениях их дефицит, продавая Циклодол на рынках. В фильме говорится, санитары получали ежедневно 1,5 тысячи за усмирение пациентов. Поэтому санитары первыми задирали больных, чтобы потом усмирять. Я как-то станцевал в палате, санитар бросился на меня и с ним пять алкоголиков. Я прокусил до кости палец санитару – это его остановило. «Тебя посадили с алкоголиками!» - возмущалась моя тётка Елизавета Генчу в 1978 году. Нас, художников, сажают с алкоголиками в одних отделениях. Надо различать, считала тётя, мы – это мы, а алкоголики – добровольные самоубийцы. Как сказала Кармелита Смит на сайте Современная проза, раз они выбрали смерть, пусть идут на кладбище.
Почти ни один психиатр, почти ни один медик, говорится в фильме, не получает наказания за свои злодеяния. В 1978 году мне понравилась одна медсестра, я коснулся её. Ко мне подошёл санитар и ударил кулаком в лицо. Психиатры, говорится в фильме, и вся их система, внушает пациентам, что они ничтожны. Потому что им, психиатрам не нужны свадьбы пациентов, а лишь деньги за их, будто бы, лечение, в действительности – медленное, подлое уничтожение.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 04.12.2019 Кондор
Свидетельство о публикации: izba-2019-2685543

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ













1