Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Хорхе Манрике. Стансы на смерть отца. Поэтический перевод с испанского Сергея Фомина


Хорхе Манрике. Стансы на смерть отца. Поэтический перевод с испанского Сергея Фомина
Хорхе Манрике, 1447 г.
Стансы на смерть отца…
https://www.poesi.as/index1.htm

Поэтический перевод с испанского
© Сергей Фомин

                     1.

От сна просыпайся душою
И мозгу проснуться дай всё же,
Смотри, наблюдая,
Как жизнь мельтешит пред тобою,
Как вторит ей смерть следом тоже,
Неслышно ступая;
Как счастье проходит мгновенно,
Становится тяжким и пошлым
И давит, как бремя;
И кажется нам непременно,
Что дни, проведённые в прошлом –
Прекрасное время.

                    2.

Коль видим себя в настоящем, –
Прекрасное это мгновенье
В небытие канет,
И мудрость ища в преходящем,
Берём мы, как преподношенье, –
Что нашим не станет.
Но лишь бы ты не заблуждался,
Что век ожиданье продлится
Того, что не сбылось,
И, как бы ты ждать ни старался –
Всё то, что не может случиться,
Давно уж случилось.

                    3.

Нам жизни даются, как реки –
Их воды вливаются в море,
Где смерть ожидает;
Конец там находит навеки
Мирское величие вскоре –
Быльём порастает;
Туда – все потоки речные,
Туда – ручейки с родниками:
И так – год от года;
Друзья и враги родовые,
Как И богачи с бедняками
Равны после входа.


            ВОЗЗВАНИЕ

                   4.

К призывам известных поэтов,
Ораторов, славу познавших,
Я нЕ обращаюсь;
И выдуманных их советов,
Как трав, исцеленья не давших,
Уже не касаюсь.
И лишь пред одним я в ответе,
К кому, иногда исчезая,
Ведёт нас дорога –
К тому, кто жил с нАми на свете,
И в ком мы, его узнавая,
Не видели бога.

                   5.

Мир этот – лишь путь ко другому
Приюту без бед и страданий
Всем бЕз исключений;
Но много усилий живому
Потребуется для познаний
И преодолений.
На путь мы ступаем с рожденья,
Пожизненно в мире блуждая –
К итогу приходим
С душой, полной успокоенья;
И, вечность в себе обретая,
Покой мы находим.

                       6.

Жизнь наша была бы прекрасна,
Каб в мире, как должно, мы жили
С душою терпимой,
Ведь вере вселенской согласно
Он дан нам, чтоб мы заслужили
Другой мир – незримый.
И даже Сын Божий небесный,
Чтоб жизнь показать нам иную,
На землю спустился,
Родился в рубашке телесной,
Жил с нами и смерть принял злую,
И вновь воплотился.

                     7.

О, если бы внешность умела
Земной красотой наделяться
Лишь волею нашей,
Как можем мы духом всецело
Над миром сует подниматься –
Греховною чашей, –
С каким бы мы рвением стали
Сосуд свой лепить ежечасно
Лишь для любованья,
А душу совсем бы изгнали –
И чаша б смотрелась прекрасно,
Но без содержанья!

                    8.

Стремиться порою негоже
К тому, что в мечтах мы лелеем
И что догоняем,
Ведь то, что всего нам дороже,
Что рядом с собою имеем,
Так часто теряем:
Одно – время в даль забирает,
Другое – берётся напастью
Иль буйством природы;
И каждый в душе понимает:
Ни силой, ни славой, ни властью
Не брезгуют годы.

                     9.

Скажи: красота где былая,
Цвела что так ярко и нежно,
И страсти где ярость?!
Её, беспощадно шагая,
Всегда отбирает небрежно
Всесущая старость.
Где плавность и лёгкость движений,
Где сила упругого тела,
Звериная где мощь?! –
В дни тяжкие уединений
Печальную песню запела
Унылая немощь.

                   10.

Кровь готов, величие рода,
Дворянское происхожденье,
Судьбы превосходство –
Но сколько таких год от года
Теряют своё положенье,
Своё благородство!
Владеют богатством, но сами
Ничтожны, чтоб славы добиться,
И гибнут в опале;
Другие своими руками
Работают, чтобы кормиться,
В голодной печали.

                    11.

Богатство, везение, чванство
Уносит в небЫтие скоро,
Сомнений не зная,
Далёкая от постоянства
И снисхожденья сеньора:
Судьбу поверяя,
Мы втайне к Фортуне стремимся,
Погрязнув в обмане и лести,
Желая всё сразу;
В её колесе мы кружИмся,
Но только в положенном месте
Не встанем ни разу.

                     12.

Но я говорю вам о бренном,
О том, чем, тревожа, нас, грешных,
Судьба наградила:
Проносится сном вожделенным
Жизнь наша в стремленьях поспешных,
А дальше – могила.
Здесь – жажда любви, наслажденья,
Порывы страстей скоротечных
И плоти услада,
А там – вековые мученья
И лица в страданиях вечных
Во пламени ада.

                    13.

Стремления, радости, вздоры –
Всё то, чем в миру обладаем,
В его круговерти –
Всё это – пути-коридоры,
Пройдя кои, все мы встречаем
Объятия смерти.
Мы мчимся вперёд без оглядки,
Штурмуя препятствия рьяно,
Без тени тревоги;
Когда ж в озареньи догадки
Мы видим ухмылку обмана –
Назад нет дороги.

                  14.

Могущественные владыки,
О коих слагали сказанья
На многие годы,
Вы были когда-то велики –
Сейчас лишь остались преданья
Про битвы-походы.
Величие недолговечно:
Священников, пап с королями
Смерть так, как ей надо,
Прихватит с собою навечно,
Как нищих крестьян с пастухами
Коровьего стада.

                   15.

Оставим защитников Трои –
Ни боли мы их не видали,
Ни отблеска славы;
Оставим и римлян в покое,
Хотя и про них мы читали,
И прО их забавы;
В событиях прошлого века
Найдутся ли истины зёрна
Того, что свершилось?
Ведь в прожитом дне человека –
Единственное, что бесспорно –
Лишь то, что забылось.

                    16.

С великим монархом Хуаном,
С инфантами из Арагона,
Скажите, что сталось?
Где страсти, интриги с обманом?
И войско светлейшего дона
Куда подевалось?
Быть может, они просто бродят,
Как тени веков отдалённых,
Встают миражами?
Но наши глаза не находят
Ни лат, ни щитов иззубрённых,
Ни копий с мечами.

                    17.

Где эти прекрасные дамы,
Их платья, причёски, уборы
И запах лаванды;
Былых воздыхателей драмы,
Их полные пламени взоры
Под сенью веранды?
Где эти певцы-трубадуры
И их музыкальные сказки? –
Пусть спели б, как прежде!
Где шуточки и каламбуры,
И пар развесёлые пляски
В расшитой одежде?

                   18.

Наследник его, дон Энрике,
На троне с достигнутой властью
Высоко держался!
В дурманящем негою шике
Веселию и сладострастью
Не раз предавался!
Но те, что казались друзьями –
И следа от них не осталось –
Средь лжи и обмана
Во множестве стали врагами!
И счастье, что вечным казалось,
Закончилось рано!

                   19.

Несметных сокровищ красоты,
Дворцов коридоры и залы
В убранстве богатом,
Вазоны в огнях позолоты,
В казне – золотые реалы
И слитки со златом,
Могучие статные кони,
Чьей сбруей узорной дивились
С жемчужной уздою,
И свита в изящном поклоне –
Ужели они испарились
Росой луговою?

                    20.

Брат меньший Энрике, невинный,
При жизни преемником ставший,
На трон воцарился!
Весь свет, благородный и чинный,
Его – короля – власть признавший,
Пред ним преклонился!
Но смЕрть вышла из преисподни
С косой, никого не щадящей,
За юной душою!
Неисповедимы господни
Пути! – и костёр, уж горящий,
Был залит водою.

                   21.

Великий магистр коннетабъль*
Тогда был в сиянии славы
Высоко поставлен.
Но лишь достоверна одна быль,
Что не избежал он расправы,
И был обезглавлен.
Где сила его и влиянье,
Богатые землевладенья?
В тоске и тревоге,
И в плаче прошло расставанье!
И что, кроме слёз сожаленья,
Осталось в итоге?

*коннетабъль – коннетабль – верховный главнокомандующий

                     22.

Могущественные два брата,
Сравнимые лишь с королями
Во времени оном,
Что повелевали когда-то
Влиятельными господами
Всесильным законом;
Величие их, процветанье,
Возвышенное до предела –
Чем всё это было,
Когда в лучезарном сиянье
Лишь только заря заалела,
Как тьма наступила?

                     23.

А герцогов, графов светлейших,
Баронов, князей и маркизов –
Вельможей всевластных –
Скажи, Смерть, средь мук тяжелейших
Иль в неге долин парадизов
Ты прячешь несчастных?
Военных их подвигов бравых,
Деяний, в миру совершённых,
Ты не замечаешь,
Когда их, сынов величавых,
Уносишь, тобой побеждённых,
И в прах превращаешь.

                    24.

Войска без числа и без счёта,
Штандарты, знамёна и стяги
С хоругвями веры,
В железной защите ворота,
Глубокие рвы, как овраги,
Валы и барьеры;
Высокие замков громады –
Кого это всё защищает
Толстенной стеною,
Когда Смерть, не зная пощады,
Мгновенно во гневе пронзает
Своею стрелою?

                     25.

Он жил, как открытая книга –
Радетельный и милосердный,
И всеми любимый;
Был честен и смел дон Родриго
Манрике, защитник усердный
И высокочтимый;
Мне превозносить не пристало
Деянья его и заслуги,
Признанье и славу,
Хоть сделал он в жизни немало,
И имя его по округе
Известно по праву.

                       26.

Он был для друзей верным другом,
Чтим преданными храбрецами,
Отец и учитель!
Каким господином был слугам,
Врагом со своими врагами,
Отважный воитель!
Как добр был он к слабым, к несчастным,
Их жизнью интересовался
И горя причиной!
В рассудке холодном и ясном
С обидчиками расправлялся
Он с яростью львиной!

                27.

Он – Октавиан по удаче;
Как Цезарь, всегда победитель
В великих сраженьях;
По силе он – Мавр, не иначе;
И, как Ганнибал, просветитель
В трудах и ученьях;
Был по совершенству – Траяном;
Как Тито, к добру благоверен,
К сердечному зову;
По твёрдости – Аврелианом;
И, как Марк Атилий, был верен
Он данному слову.

                      28.

Он в милости, в добросердечье
Был Пий Антонин; Марк Аврелий –
В любви к равноправью;
Траян Адриан – в красноречье;
А при достижении целей
В терпенье пред явью –
Как сам Феодосий Великий;
Он, как Александр, верен строю
С военным посылом;
В Христе – Константин светлоликий;
Любимый родною землёю,
Сравним был с Камиллом.

                       29.

Сокровищ искать не старался,
К богатствам большим не стремился,
Не жаждал и лавров;
С врагом беспощадно сражался
И с завоевателем бился
У крепостей мавров;
О сколько в сраженьях жестоких
Побил и пленённых привёл он –
Их было немало;
В награду – в долинах широких
Имения, дом, снедью полон,
И статус вассала.

                     30.

При всём своём статусе, чести
Бывали ли беды, невзгоды
И тяжесть лишений?
Лишь только со слугами вместе
Да с братьями пережил годы
Опалы, гонений.
В войне отличившись кровавой,
Он мирную жизнь честно прожил
С благими делами,
И с неувядающей славой
Владенья достойно умножил
Своими трудами.

                     31.

Истории прошлые эти
Он в годы свои молодые
Описывал в лицах,
Когда же он пожил на свете,
Прибавил победы другие
На новых страницах.
За ум и глубокие знанья,
За службу державе во благо
Добился награды –
Великого Мастера званья,
Что дал ему Орден Сантьяго –
Пурпурной Эспады*.

*эспада – меч

                32.

Захвачены были врагами
Наживы безудержной ради
Именья с землёю;
Тогда с штурмовыми боями
Наделы вернул все до пяди
Могучей рукою.
И если король наш прикажет,
Он сделает – это ценили,
И все уважали,
Король португальский пусть скажет,
И те – кто в Кастилии были
И в свите стояли.

                        33.

Но после того, как жизнь на кон
Бесстрашно он много раз ставил
Во славу закону,
Как ревностной службою так он,
Своё королевство прославил
В боях за корону;
Свершённых могучею дланью
Когда посчитать невозможно
Дел ратных нам с вами –
В его родовую Оканью
Пришла Смерть к нему осторожно,
Представ пред дверями.

                      34.

И молвила Смерть: «Кабальеро,
Оставь мир обманчивый этот, –
Уход не отложишь –
Где всё суета и химера;
И сделай шаг твёрдый ко мне тот,
Который ты можешь;
Ты с жизнью своей не считался,
Когда, отдаваясь весь бою,
Сражался за славу;
Тебе шаг последний остался,
И трудный, для встречи со мною,
Достойный по праву.

                       35.

Жестокой расправы не будет,
И горечи пить не придётся,
Что ждёшь ты со страхом;
Тебя здесь никто не забудет –
Жить слава твоя остаётся,
Не будучи прахом.
И хоть этой жизни чудесной
Стать вечной, увы, невозможно, –
Лишь истина вечна –
Всё ж лучше она той, телесной,
Что для бытия так ничтожна
И так скоротечна.

                       36.

Но жизни не будет нетленной
У знати дворцовой вельможной,
Стоящей парадом.
Живущих в греховности бренной
Что ждёт после жизни безбожной? –
Свидание с адом.
Но верующие в час слёзный
Заслужат её покаяньем
В трудах и молитвах;
А рыцари в миг этот грозный
Получат её воздаяньем
За доблести в битвах.

                       37.

О, сколько ты, доблестный воин,
Пролил в битвах вражеской крови –
Твой меч только знает!
Награды высокой достоин,
Которая в будущей нови
Тебя ожидает.
Покинь мир жестокий и тесный,
Со славой шагни сквозь столетья
В бессмертье со мною
По божьей дороге небесной,
Где жизнь будет новая, третья,
Вослед за второю.»


[Магистр отвечает Смерти:]

                    38.

«Не будем терять время боле
Для жизни пустой и обычной –
Путь дальше напрасен.
Покорный божественной воле,
Я с верой в душе безграничной
С Всевышним согласен.
Мне легче теперь и свободней
Принять, что судьба мне вручает:
Тебя встречу смело;
Противиться воле господней,
Когда Бог к себе призывает –
Безумное дело.»


[Магистр обращается к Иисусу:]

                        39.

«Ты, в мир этот тленный пришедший
За наши грехи вековые
И живший меж нами;
Ты, в бренное тело вошедший,
Чтоб истины духа простые
Мы вспомнили сами;
Ты, столько принявший мучений
Заблудшего рода людского
Спасенья во имя,
Не из-за моих достижений,
А милостью духа святого
Спаси и прости мя!»

             
           ЗАКЛЮЧЕНИЕ

                     40.

Так, мыслью святой озарённый,
Душевной исполненный силой
И верой безмерной,
Женой и детьми окружённый,
И братьев когортою милой
С прислугою верной,
Душой отлетел в мир небесный –
К тому, кто его, там восславив,
Продолжит ученье, –
Закончив путь жизненный честный,
Но в памяти образ оставив
Нам всем в утешенье.


Хорхе Манрике, 1447 г.


Поэтический перевод с испанского
© Сергей Фомин
Семикаракорск
12 сентября – 3 декабря 2019 г.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 04.12.2019 Сергей Фомин
Свидетельство о публикации: izba-2019-2685433

Рубрика произведения: Поэзия -> Поэтические переводы














1