Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Чудовище. Часть 5. гл. 5



Но Сиф внезапно как будто утратил интерес и к тому, что происходило в роще, и к Дану. Он вытащил из кармана лупу, приблизился к окаймлявшему двор храма кустарнику и принялся осматривать его листву через эту лупу.
Через несколько минут вдалеке послышался какой-то гул и громкий хохот, напоминавший дальние раскаты грома. Вытянув длинную худую шею, Дан всмотрелся в ту сторону, откуда доносились эти звуки.
Большие возвращались к храму. Они были всё в том же великанском состоянии и голоса их противоестественно грохотали, распугивая прохожих на улице, по которой они передвигались.
Но, приближаясь к храму, они постепенно росли вниз. У всех было приподнятое настроение, они перекидывались шутками, остротами.
Впереди вышагивал их вожак, старавшийся выглядеть серьёзнее других, но по выражению его лица можно было догадаться, что он доволен.
- Ну, что, всё как надо сделала твоя маменька? - весело закричал он Дану через весь двор храма. Тот ничего не ответил, скрестив руки на груди и надменно приподняв подбородок.
Между тем, большие, приняв свои естественные размеры, уже заметили учёных, бродивших перед храмом и изучавших обстановку, а те - их. Начались обмены приветствиями, встреча оказалась довольно тёплой, и те и другие обнимались, наперебой расспрашивали друг друга о своих общих делах.
Алзур и Хнут, никак не справлявшиеся с деревьями физической силой, попробовали применить хитрость и также начали сжиматься в размерах и расти вниз, но ветви и корни сжимали их по мере их уменьшения. Наконец, они оказались окончательно пленены в их коконах, как в капсулах, но они не сдавались и продолжали биться внутри них.
Большие не сразу заметили, в какой они беде и как-то не сразу вспомнили о них. А Бали только поинтересовался у Дана, завершила ли его мать разгром зала храма.
В ответ Дан высокомерно ответил, что если это интересует его, то он сам может узнать об этом, заглянув в храм.
Бали взбежал по ступеням крыльца храма и рванул на себя его тяжёлую металлическую дверь...

Ялли утопала в могучих объятиях того, кого любила всю жизнь. Счастье за долгие годы - что могло быть слаще?
Они лежали рядом на округлом ложе, материализованным богом деревьев как раз посреди его святилища. Он повернулся на бок и лицо его нависло над её лицом, пальцы играли её волосами, гладили лицо.
- Надолго ли я с тобой? - спросила она.
- Навсегда.
- Но ведь ты бессмертен, а я умру когда ни будь.
- Я же обещал, что найду тебя и в другом воплощении и мы всё равно будем вместе.
- А наш сын?
- Ты снова и снова родишь его мне.
Она подняла на него взгляд и пристально посмотрела в его глаза.
- Но ты когда-то обещал мне это. И бросил меня. И так и не объяснил причину, почему сделал это.
- Верь мне: это было сделано ради тебя. Я бы всё рассказал тебе, если бы мне было это позволено. Поэтому я прошу тебя верить мне. Я оставил тебя тогда не потому, что разлюбил.
Ялли глубоко вздохнула. Бог деревьев почему-то не хотел ей ничего объяснять. И именно поэтому в её душе колебались сомнения: не предстоит ли ей снова пережить ту боль, что уже однажды была? Что если сейчас она заснёт на этом ложе, а пробудиться одна и снова не увидит его - уже никогда?
Ей захотелось как-то отвлечься от грустных мыслей.
- А скажи мне, что это за щупальца были у тебя там, в зале? - весёлым голосом поинтересовалась она. - Что-то раньше я у тебя их не замечала.
- Раньше у меня и не было их. Да и нужды не было сражаться с леями. Их прежде не было в этом мире.
- Неужели бог обязан с кем-то сражаться?
- Да. Именно поэтому участь бога нелегка. Именно поэтому я и не предлагаю тебе этого варианта: чтобы ты вложила в эту вселенную часть своей души, стала богиней и уже в этой ипостаси была вечно со мной.
- Участь бога в самом деле так трудна?
- Она не для женщины. Женщинам-богиням тоже приходится сражаться с леями. А леи не так просты, как кажутся. Они способны если не убить, то нанести болезненные раны даже божеству. И раны эти тяжело заживают, причиняют страдания. Это всё не для тебя.
- Отчего же?
- Я хотел бы защищать тебя и оградить от любых мучений, а не тащить в измерение, где ты была бы вынуждена бороться.
- Значит, я буду твоей вечной смертной женой?
- Есть ещё один вариант... Но мы должны быть к нему готовы, поэтому я расскажу тебе о нём позже.
Ялли улыбнулась глазами:
- А ты не мог бы показать мне хоть одно твоё щупальце?
Бог деревьев засмеялся:
- Зачем тебе?
- Ну, мне хотелось бы хорошенько изучить изменения в твоём теле!
Щупальце вышло из бока Али и поползло по бедру Ялли. Она взяла его в руку, погладила ладонью. Затем сжала большим и указательным пальцем его кончик и из него наружу выполз зловещий шип.
- Это на самом деле может убить слона? - поинтересовалась она.
- Если ему взбредёт в голову стать нашим врагом! - пошутил Али.
Ялли провела пальцем по шипу и вдруг громко вскрикнула, подкатила глаза и откинулась головой на подушки:
- Ой, я укололась!
Лицо Али вмиг смертельно побледнело, глаза округлились:
- Ялли! Девочка моя! - он схватил её за плечи. - Нет! Что же ты натворила! - он схватил её палец, которым она гладила шип на конце его щупальца и принялся осматривать его, надеясь успеть отсосать собственный яд из её тела. Но на нем не оказалось кровавой точки. Он недоумённо посмотрел на лицо Ялли и заметил, что уголки её губ дрогнули в улыбке.
Ему захотелось залепить ей пощёчину, до того его возмутила эта выходка. Она распахнула веки и посмотрела на него блестящими вполне живыми глазами.
- Значит, ты бы не хотел, чтобы я так быстро умерла, даже если ты разыщешь меня в другом воплощении? - спросила она.
Он уже открыл рот, чтобы выразить ей своё негодование целой тирадой слов, но вдруг оба услышали за дверью святилища шаги - стук подошв сапог по деревянному полу. Оба насторожились.
Дверь распахнулась и в неё, согувшись чуть ли не пополам, вошёл Бали, а за ним - долговязый незнакомец в тёмно-красном камзоле и за их спинами в комнату заглядывал ещё какие-то люди.
Ялли натянула одеяло, под которым находилась с богом деревьев, на обнажённую грудь.
Бали сурово свёл брови на переносице:
- Ты подорвала наше доверие! - прогремел его голос. - Ты снова поддалась обольщению того, кто предал тебя и ты предала нас! Я был уверен, что ты разгромишь зал в этом храме и лишишь это существо его сил, а ты снова прыгнула в его объятия! Чем он прельстил тебя?!
- Он жениться на мне! - бойко ответила Ялли и глаза её смеялись. - И я перехожу на его сторону. Так что победа будет за богами! - она дерзко хихикнула.
- А зал-то она разгромила! - добавил Али, поведя в сторону рукой.
Бали перевёл на него тяжёлый взгляд:
- Однако, не похоже, чтобы тебя это огорчило!
- Отчего же, приятного мало, когда твоя любимая женщина громит твой храм вместо того, чтобы после долгой разлуки повиснуть у тебя на шее и засыпать поцелуями, - бог деревьев откровенно паясничал и Бали не мог понять такого поведения.
- Значит, ты равнодушен и к тому, что утратил свою божественную силу? - недоверчиво спросил он. - Тебе надоело быть богом? Ведь после того, как твой храм осквернили, ты больше не можешь оставаться им.
Али прищурил глаза:
- Ты серьёзно веришь в это?
- Я ни во что не верю, но у меня есть знания: божество зависит от храма, а если храм перестаёт быть храмом, то и божеству негде черпать силы!
- Мой храм всё ещё мой храм. То, что вы подбили Ялли на хулиганскую выходку переколоитить у меня посуду и влезть с ногами на мой трон, конечно, плохо. Даже меньшее кощунство может вызвать толпу лей в материальный мир, а тогда уж добра не жди. Если вы хотите совершенно лишить божество силы, то вам нужно развалить стены храма. Полностью, не оставив камня на камне.
Бали подозрительно сузил глаза:
- А почему ты подсказываешь нам, как окончательно лишить тебя силы? Ты этого не боишься?
- Но вы же это не сделаете.
- Это почему же? Да мы ударами кулаков разнесём самое огромное здание за короткое время и камни в пыль раздробим!
- И вызовете этим уже не толпу лей, а полчища, а с этим даже боги не справятся, а уж вы и подавно. Вы можете победить войско маленьких людей, даже иногда способны запирать богов в их сферах на короткое время, но какая у вас сила, чтобы одолеть хоть одну лею?
- Ты лжёшь! - прорычал Бали.
- Можешь проверить мои слова. Но тогда уже ищите себе другой мир для своих замыслов - от этого не останется ничего.
Бали с силой потёр указательным пальцем переносицу. Он не знал, следует ли ему верить этому божеству или нет. Однако, в душе почему-то скребли кошки и внутренний голос убеждал разобраться в происходящем.
Между тем Али успел материализовать в одном из углов святилища круглый стол, уставленный ядствами.
- Садитесь, гости, перекусите, чем бог послал, - предложил он.
Бали сверкнул на него глазами, сочтя его слова за насмешку и, круто развернувшись, схватил за шиворот Сифа, вытолкал его из святилища вон и сам последовал за ним, захлопнув за собой дверь так громко, что затряслись стены.
Ялли засмеялась, поднялась с ложа и, обнажённая, направилась к столу.
- Вот это кстати, - промолвила она. - Я проголодалась.
Она присела на табуретку и принялась за трапезу. Али смотрел на неё колючими глазами. Он больше не хотел думать о разговоре с Бали, он не боялся того, что затевали большие, его больше злило то, как Ялли разыграла его, притворившись, что укололась о ядовитый шип. Она поступала так, как хотела, а теперь преспокойно уплетала угощения на столе, нисколько не терзаясь раскаяньем. Это следовало пресечь.
- Подойди ко мне! - повелительно произнёс он.
Она подняла на него смелый взгляд.
- Я не привыкла подчиняться никому, - голос её был всё ещё весёлый. - Я княгиня и мне никто никогда не приказывал.
- Я твой муж и ты должна меня слушаться.
- А если я не послушаюсь, что ты сделаешь? - дерзко поинтересовалась она. - Не говори, что ты убьёшь меня, как слона, который чесался о стены твоего храма, - она хохотнула. - Ты не хочешь моей смерти. Ты испугался, когда подумал, что я умираю. Тебе нечем меня запугать. А значит, и нечем убедить слушаться тебя!
Али нахмурился, приподнял две руки и в течении нескольких секунд в них материализовался длинный хлыст.
- А этим? - спросил он. Сжав хлыст, он взмахнул им и со свистом рассёк воздух.
Лицо Ялли сделалось растерянным.
- Да, это убедительно, - пробормотала она.
- Так ты подойдёшь?
- Да... Но... Мммм...
- Что?
- Я сделаю, как ты говоришь, но нельзя ли сделать так, чтобы это хлыст исчез так же внезапно, как появился?
Хлыст в руке Али развеялся в воздухе. Ялли вышла из-за стола, приблизилась к ложу и села на его край.
- Не вздумай больше разыгрывать меня со своей мнимой кончиной, - наставительно произнёс он. - И громить мой храм. Иначе будешь убирать всё, что ты разбила!
- Хорошо, - кротко ответила Ялли.
- Отлично. А теперь я хочу увидеть своего сына!
- Он, должно быть, ждёт во дворе храма.
Дан на самом деле находился именно там.
Большие, наконец, заметили два странных совпадения: куда-то исчезли братья Алзур и Хнут, а в священной роще появились какие-то два странных кокона из древесных веток, беспрестанно мычащие и шевелящиеся. Другие большие и учёные окружили их, склонялись над ними и прислушивались к голосам, доносившимся из их недр и голоса эти чем-то отдалённо напоминали те, что принадлежали Алзуру и Хнуту.
- А ведь это проделки отродья бога деревьев, - промолвил Сиф. - Я сам видел, своими глазами!
- Так что ж не сказал, когда мы все пришли? - брови Бали гневно сошлись на переносице.
- Я думал, они справятся сами.
- Сами?! - Бали повернул красное, как натёртое свёклой лицо к Дану. - Так это ты натворил?! Немедленно отпусти их!
Дан ухмыльнулся краем рта:
- Это не входит в мои ближайшие планы.
- Ты объявляешь нам войну?!
- Я этого не говорил. Мне прискорбно, что моя попытка наказать двух обладателей грязных языков трактуется, как объявление войны!
- Но это наши люди!
- А это - моя мать, - Дан кивнул в сторону храма.
- Это был её выбор!
- Это было её отчаяние. Только грязные свиньи могли воспользоваться отчаяньем женщины!
Бали оглянулся на беснующиеся коконы, затем снова сурово уставился на Дана.
- Ты достаточно наказал их. Теперь освободи!
- Я сам решу, когда достаточно. К тому же, о чём ты беспокоишься? - юноша ехидно сощурил глаза. - Ведь Древом Мира могут пользоваться только бессмертные. Вы бессмертны, братья - тоже, смерть в пеленах деревьев им не грозит. Да, это не сладко - быть заживо погребёнными: тесно, голодно, скучно. Но за всё надо платить.
- А я сказал, ты их освободишь! - прогремел разъярённый голос Бали.
- Не надейся на то, что я послушаюсь тебя, - со смешком ответил Дан.
- Ты и меня не послушаешься? - вдруг услышал он за спиной бархатный мужской голос. Он обернулся и увидел рослого мужчину совершенной красоты в белых одеждах. И он держал за руку его мать, которую Дан не узнал. Лицо Ялли сияло и светилось, на нём розовел румянец, глаза искрились от небывалого счастья. На ней также было белоснежное платье, украшенной жемчугом.
- Бог деревьев?.. - пробормотал Дан.
Али улыбнулся:
- Да, я бог деревьев, я твой отец, сынок.
Дан засмущался, как мальчишка, переминаясь с ноги на ногу и опустив лицо.
- Так ты послушаешься меня? - снова повторил бог деревьев ласковым голосом.
- Конечно, - голос юноши чуть осип от волнения, - я всегда готов подчиняться тебе, отец.
Али, отпустив руку Ялли, вплотную приблизился к сыну и также ласково посмотрел в его глаза:
- Деревья должны отпустить этих двоих, - голос его был ровным и мягким.
- Но, отец... Если бы ты знал, в чём они виноваты!
- Я всё знаю. Только священная роща не должна быть осквернена безобразным видом двух коконов. Это противоестественное положение для деревьев. А в священных рощах каждое дерево должно быть совершенно, иначе это будет кощунство.
Юноша кивнул головой и, повернувшись к скованным пеленами ветвей и корней братьям, воздел руки кверху. В ту же минуту коконы начали как бы разбухать и ветви начали отставать от них одна за другой. Большие и люди смотрели на это в оцепенении, не сводя с этого зрелища изумлённых глаз.
Деревья, которые ещё держались корнями в земле, отпускали своих пленников и выпрямлялись, а те, что были вырваны с корнем, с грохотом падали на землю. Прошло всего несколько минут и перед зрителями предстали двое обнажённых могучих мужчин - то есть, абсолютно без одежды.
Взгляд Бали сделался как бы мечущим молнии. Ему не нравилось, что великое дело, какое они планировали ещё в ином измерении, теперь чем-то напоминало балаган.
Кто-то из больших поспешил вытащить из своего сундучка на поясе две смены одежды и протянуть их незадачливым братьям.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 3
© 04.12.2019 Динна Астрани
Свидетельство о публикации: izba-2019-2685430

Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези














1