Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Пикник у дуба


Пикник у дуба

Манящий запах готовящегося на углях шашлыка, мягкая, тёплая майская погода и приятная компания друзей. Чего ещё можно желать в выходные? Только одного – чтобы они не заканчивались.

Семён с удовольствием потянулся в походном кресле-трансформере, окинув прищуренным взглядом готовящих мясной деликатес Валеру и Мишу. Как давно они так не собирались, исключительно мужской компанией, отдохнуть от семейной сутолоки! Всем им не было и тридцати лет, тем не менее, оба друга Семёна уже получили от жизни весь букет «семейных радостей» – истеричных жен, сварливых тёщ, ипотеку и постоянную нехватку денег. В отличие от своих товарищей Семён женат ещё не был. Насмотревшись на быт своих друзей, наслушавшись их жалоб, он и вовсе уверился в своей холостяцкой жизненной позиции.
Этот пикник был для его друзей настоящей отдушиной. Пять килограммов килограмма отличной свиной вырезки и ящик прохладного пива должны были обязательно поспособствовать хорошему настроению. Молодые люди запланировали ночевать в лесу, потому и забрались подальше от города и своих беспокойных семейств. За Волховским лесом, среди небольших озёрец, мобильная связь абсолютно не ловила сигнал, и это было ещё одним положительным пунктом выходной программы.

Места здесь, на лесных озёрах, были и впрямь изумительно хороши. Смешанный дубово-кленовый лес, почти без кустарника, чистый, не захламлённый мусором, плавно охватывал сплошным зелёным массивом ровные участки, уступая место лишь редким берёзам на возвышенностях и группе небольших водоемов. Правда и здесь многовековые деревья пытались запустить свои корни в воду прямо с берега.
Добраться сюда было нелегко даже на двух «Уазах», на которых приехали молодые люди. Но природа того стоила. Ребята отдыхали здесь не первый раз. Их излюбленное место обозначалось поваленным, высохшим и почерневшим огромным дубом, уходившим сгнившей кроной в ближайшее озерцо, которое было почти идеально-круглой формы. Миша, Валера и Семён ездили сюда по нескольку раз каждый год, вот только происходило это всё реже и реже из-за семейных забот.
В этот раз они обнаружили мёртвое дерево лопнувшим напополам. Ствол в два с половиной обхвата толщиной, очевидно, не выдержал веса отяжелевшей, пропитанной водой верхней части и переломился. Раньше к огромному дереву было удобно привязывать прорезиненный полог на случай дождя или для укрытия от дневной жары. Ствол павшего лесного великана разломился как раз в этом месте.

Впрочем, и это обстоятельство не омрачало предвкушения отдыха. Погода стояла отличная, в небе ни облачка – чистейшая весенняя лазурь по всему небосводу, лёгкий свежий ветерок. В озерце несколько раз плеснулись попавшие туда, неведомо как, караси. Судя по звучным шлепкам, рыба была довольно крупной. Пока ребята возились с костром и шашлыком, Семён покинул уютное кресло и полез копаться в машине, разыскивая удочку.
— Сёма! Достань пивка, в пакет сунь и в воду опусти! — крикнул ему Валера, пробуя кусочек почти готового шашлыка. Миша согласно кивнул. Раз они оставались тут ночевать, не грех было и немного выпить.
— Угу, — буркнул Семён, выуживая из сумки несколько бутылок «холстейна» и «туборга».
С удочкой, половиной батона и пакетом с пивом в руках он продефилировал к берегу озерца, наметив целью удобно торчащую над самой водой ветку. Берег был сырым и скользким. Они здесь никогда не купались. Слишком илистое дно сразу захватывало ноги и не давало заходить дальше в воду, да и бывали они здесь, в основном весной и ранней осенью, когда вода в озере была прохладной.

Едва не шлёпнувшись в воду, Семён всё-таки смог зацепить ручку пакета за нужную ветку.
«Доставать Мишка полезет», — решил он, возвращаясь к своему креслу, и недовольно поморщился. Со стороны разваленного дуба ему в лицо пахнуло сладковато-кислой гнилью. Правда, мимолётный запах тут же развеялся свежим ветерком, и Семён забыл о нём.

— Ну, кажется готово, — Миша с удовольствием жевал готовый шашлык. — Сёма! Что ты там возишься, иди сюда!
— А то у Миши аппетит дай боже! Давай быстрее! — подколол друга Валера.
Сёмины друзья внешне были полной противоположностью друг другу: высокий и худой Валера и полный, низенький Миша.
— Да ладно, обычный у меня аппетит, — обиделся Миша.
— То-то лицо уже в фотографию не помещается, — не удержался Семён.
Так, беззлобно препираясь, они принялись трапезничать, не забыв насадить на шампуры новую порцию мяса. Шашлык в этот раз получился отменный, с нежным приятным вкусом.
Разговорились, расслабились. Парни с лёгкой завистью смотрели на Семёна, подтащившего поближе к переносному мангалу кресло. Они в отличие от него уселись на старое покрывало, найденное в багажнике.

— Ну, можно и пивка теперь, — сказал Валера, — Сгоняй Миш, а я поверчу мясо. Смотри только, скользко там. Не бухнись в воду.
Толстяк ушел, а Валера с Семёном разговорились о вечно ломающемся «уазике». Затеяли даже какой-то спор. Только через несколько минут заметили, что Миша стоит неподвижно над расколовшимся стволом дуба, доходившего в поваленном состоянии ему до груди, и вглядывается в древесный разлом. Оттуда в сторону костра снова неприятно пахнуло гнилью. К прежнему «амбре» добавился запах тухлых яиц.
— Ты чего там застрял, Миш? — окликнул его Семён.
Тот вначале не ответил, потом махнул призывно рукой, мол, идите сюда, словно боясь кого-то спугнуть. За пивом он ещё даже не спускался.
Парни, бросив шашлык, быстро направились к другу, гадая, что же могло отвлечь от обеда и пива, их товарища, который обожал плотно поесть.

В разломе ствола ребята разглядели нечто похожее на большую кучу пожелтевших листьев. Вроде бы, ничего необычного, но при появлении непрошенных зрителей куча зашевелилась, отдельные листья взмахнули крыльями, превратившись в крупных бабочек, размером с ладонь, и взметнулись вверх. Друзья зачарованно смотрели, как насекомые одно за другим выпархивают из разлома. Зрелище было завораживающим, таких больших бабочек им ещё никогда не приводилось видеть.
Непринуждённое созерцание было прервано самым неожиданным образом. На руку и шею Мише уселись сразу пять или шесть бабочек и… мгновенно вонзили в него свои острые как иглы хоботки. Крик Миши и сама неожиданность ситуации заставили молодых людей оцепенеть. Прежде чем пришло осознание, что не все бабочки – порхающие нежные создания, время от времени опыляющие прекрасные цветы, Семён и Валера получили с десяток болезненных укусов. Насекомые закружились вихрем вокруг группки людей, налетая и впиваясь в тела жертв даже через ветровки и штаны.
Паника охватила ребят, они бросились бежать, кто куда. Встревоженный их воплями, топотом и суетой, из ствола мёртвого дерева выпорхнул оставшийся рой.
Бежать к машине догадался один Миша. Валера метнулся к костру, а получивший десяток укусов в лицо Семён, не разбирая дороги, ломанулся вглубь леса, хлопая на себе насевших насекомых. Каждая раздавленная бабочка оставляла на нём расплывшееся кровавое пятно. Почти весь рой из многих сотен кровососущих насекомых последовал за ним.
К несчастью для Семёна это был ещё не апогей его злоключений. Через два десятка метров он споткнулся об источник отвратительного запаха, который чувствовал прежде. Зацепившись ногой о труп пожилого человека в синей изодранной куртке, Семён со всего маху полетел лицом в землю. Через несколько секунд рой кровожадных насекомых облепил парня, коля хоботками и погибая от его шлепков. Молодой человек даже пытался кататься по траве, давя маленьких убийц. Но их было слишком много, налетали всё новые и новые бабочки…

Семён уже попрощался с жизнью, когда его обдал дождь из раскалённых искр и повалил дым. Он посчитал это предсмертной галлюцинацией, поскольку ничего не почувствовал в искусанном теле, но тут сильная рука схватила его за ворот ветровки и быстро потащила к машине.
Оказалось, что в отличие от струсившего Миши, Валера бросился на помощь убегающему Семёну. Увидев, что кровопийцы плотным одеялом накрыли его друга, он не придумал ничего лучше, как схватить горячий мангал и вывалить всё его содержимое на шевелящуюся массу. Времени на лучшую идею у него не было. Собственно, насекомые и приняли основной жар от раскалённых, весело потрескивающих углей. От густого дыма рой шарахнулся в сторону, обратно к стволу дуба-гиганта, очевидно бывшего их домом.
Этого времени Валере хватило, чтобы дотащить до машины искусанного друга и поднять все стёкла, о которые тут же стукнулись несколько бабочек. Испуганное лицо Миши, закрывшегося во второй машине, было бледным как смерть. Толстяку было ужасно стыдно, что он даже не попытался помочь товарищу, но страх заставил его быть всего лишь наблюдателем нападения на Семёна.

Валера жестами показал Мише, чтобы тот завел машину и следовал за их «уазом». Машины покатились по едва заметной колее прочь теперь уже от бывшего любимого места для отдыха, оставив разбросанные вещи и труп человека, с брошенной рядом корзиной для грибов.
— Ты как, Сём?! — спросил друга Валера, следя за дорогой и поглядывая в зеркало заднего вида на Мишин «уаз».
— Хреново… — прохрипел тот. Его лицо отекло от укусов, посинело и стало неузнаваемым. Руки и, что самое страшное, шея тоже начали опухать. Семён начал задыхаться, слова застревали у него в горле.
— Терпи, дружище! До райцентра пятнадцать километров, домой в город уже не успеем! — выдохнул Валера и сильнее нажал на педаль газа. Они неслись по дороге, петляющей между деревьев, рискуя разбить машину, но медлить было нельзя. Получивший десятки укусов Семён задыхался. Взгляд несчастного стал туманным и бессмысленным…

***********************

— Ещё бы минут десять и всё. Счастливчик у тебя друг, — сказал высокий, толстый врач в медицинском халате, который то и дело нервно поправлял очки во время рассказа Валеры о происшествии. Заполнив медкарту, врач принялся кому-то звонить, выясняя природу атаковавших людей насекомых и удивлённо качая время от времени головой. В дверь кабинета настойчиво постучали, прервав его телефонный разговор.
- Рассказывайте всё по порядку, - в кабинет врача ввалился участковый, и Валере пришлось заново повторить свой рассказ о найденном в лесу мертвом теле и нападении агрессивных насекомых. Медработник, задумчиво переставляя на своем столе пузырьки, периодически поддакивал словам Валеры.
Сотрудник полиции недоверчиво слушал парня, что-то помечая в своём планшете и с подозрением посматривая на рассказчика. Сомнения стража правопорядка развеяла… застрявшая под воротником ветровки Валеры та самая кровососущая бабочка. Это был особо крупный экземпляр размером сантиметров в двадцать, который, выпутавшись из одежды, тут же попытался выпорхнуть в приоткрытое окно, но был ловко пойман проявившим невиданную прыть полицейским.
— Держу! — торжествующе завопил участковый, и тут же выдал неподобающий доблестному сотруднику полиции возглас, — Ай, &#@%ь!
Валера и доктор не смогли сдержать нервного смеха.
— Пойдемте, голубчик, на укол, — заперев пойманное насекомое в стеклянную коробку, врач взял полицейского под локоть, — При укусе они впрыскивают в кровь жертвы весьма неприятный состав…

Мишу выписали из больницы в тот же день. А Семён пролежал в реанимации районной поликлиники целых десять дней. Дважды молодой человек был на грани смерти, но врачи спасли ему жизнь. Пропавшему неделю назад старому грибнику повезло гораздо меньше. Он стал жертвой нового вида дневной кровососущей бабочки — Calyptra Magnus…





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 4
© 03.12.2019 Дмитрий Чепиков
Свидетельство о публикации: izba-2019-2685135

Метки: мистика, ужасы, кошмар, триллер, лес, страх, страшные истории, истории на ночь,
Рубрика произведения: Проза -> Остросюжетная литература














1