Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Финал.


– Значит, вы утверждаете, что министерство здравоохранения использует деньги, выделенные на исследование и борьбу с онкологией, на изучение так называемых целителей, я верно вас понял?
– Все верно, – ответил Андрей и обвел взглядом зрителей зала.
– Это достаточно серьезное обвинение и оно не может быть голословным, вы это понимаете?
– Конечно, поэтому я принес это, – Андрей достал из портфеля толстую кипу бумаг и показал всем присутствующим, – мне удалось достать копию заключения коллегии ученых, которые якобы присутствовали при эксперименте. Среди списка этих ученых вы сможете увидеть фамилии, которые совпадают с фамилиями членов ведущих ВУЗов и даже людей из министерства здравоохранения. Здесь они подтверждают, что были свидетелями необъяснимого с точки зрения науки исцеления.
– Интересно. Но как вы сможете подтвердить, что данные документы являются копией оригинала, а не пустой провокацией? И даже если они настоящие – это никак не доказывает, что государство выделило средства на изучения этого… феномена.
– Конечно, это лишь довесок к основному файлу, – Андрей снова достал из портфеля документы, в этот раз это была очень тонкая папка, – это оригинальный документ, удостоверяющий, что городская мэрия напрямую выделяет средства непосредственно частной клинике на изучение и развитие, далее цитата: «необъяснимых, но эффективно работающих средств исцеления».
По залу с гостями прошла волна перешептывания.
– Это выглядит весьма необычно. Как вам удалось получить эти документы? – спросил ведущий, задумчиво рассматривая предоставленные бумаги.
– Оказалось, что у меня есть единомышленники, понимающие всю абсурдность и нелепость ситуации. Это немыслимо, когда один, якобы целитель, может лечить без аппаратуры, средств, даже прикосновения десятки людей за раз, лишь находясь с ними в одной комнате.
– Хорошо, это все очень интересно. Но откуда вы вообще узнали обо всей этой ситуации. Можете нам подробнее объяснить, как вы связаны с этим проектом? – ведущий облокотился на свой стол и пристально посмотрел на гостя.
– Дело в том, что я и есть тот самый целитель, который упоминается в документах. И который якобы является источником необъяснимых средств исцеления.
В этот раз шепот в зале перерос в настоящий гул и не прекращался, пока ведущий не сказал:
– Уважаемые гости, попрошу успокоиться и соблюдать тишину. Идет прямой эфир. Все мы сильно взволнованы, но в таком шуме не сможем узнать подробности.
Постепенно зал затих, хотя периодически все равно вспыхивали перешептывания.
– Вы и есть тот самый целитель? – удивленно подняв бровь, спросил ведущий.
– Если вы спрашиваете, могу ли я исцелять на самом деле, то мой ответ: «нет». Но именно я участвовал в экспериментах в качестве целителя и делал вид, что могу лечить людей.
– Весьма, весьма неожиданное заявление. Позвольте же узнать, что вас заставило, притворяться целителем? И зачем вы себя решили раскрыть? – ведущий откинулся на спинку кресла и уставился прямо на Андрея.
– Я хотел доказать и показать всем, как легко в нашем государстве разворовываются деньги. Даже под такими абсурдными предлогами. Показать, как в погоне за наживой люди готовы притворяться умирающими, притворяться свидетелями чуда.
– И притворяться целителями, – добавил ведущий, – но постойте. Вы хотите сказать, что все те чудесно исцеленные, о которых говорится в отчете, лжецы? Что они никогда вовсе не болели, а просто притворялись?
– Верно, – кивнул Андрей.
– Но ради чего все это? Что может заставить людей пойти на такое? Это же мошенничество. Всех их будет ждать тюрьма, если вся эта история окажется правдой.
– Ради очень больших денег. Это бездонный котел, в который уже начались вливания средств. И все, кто участвовали, хотели урвать кусок.
– И как же от этого соблазна удержались вы?
– Видно, что мои моральные принципы оказались выше моих материальных желаний.
– Наверное, я выражу общее мнение, сказав, что рад. Рад, что среди людей еще есть те, для кого совесть дороже денег. Кто не боится выступить против государства несмотря на последствия и риски этому сопутствующие.
Лицо Андрея слегка покраснело от хвалебной тирады.
– Однако пока мы слышали только вашу точку зрения. Поэтому, прежде чем вы уйдете, я попрошу вас встретиться с еще одним участником данной, с ваших слов, аферы. У каждой медали две стороны и такая сложная и запутанная история требует альтернативного взгляда, другой точки зрения. Прошу вашему вниманию Максима Капранинина.
В студию из-за кулис вышел молодой человек легкой пружинистой походкой человека, что недавно сбросил тяжелый груз проблем.
Андрей сначала удивленно посмотрел на нового участника шоу, потом нахмурился и устало потер глаза.
– Андрюха! – воскликнул гость, когда увидел сидящего на диване знакомого.
Максим подошел к нему и, широко улыбаясь, протянул руку:
– А ты что тут делаешь?
Андрей пожал ее и, тяжело выдохнув, ответил:
– Пытаюсь не допустить чудовищную ошибку. Вижу, временное облегчение все-таки оказалось ремиссией?
– Ага, – кивнул Максим и устроился рядом со знакомым.
– Уважаемые зрители, позвольте пояснить. Нашей редакции удалось уговорить одного из пациентов Каминской больницы прийти к нам в студию. Он готов поведать нам удивительную историю. Максим представьтесь, пожалуйста, и расскажите о вашем необычном исцелении.
– Ну, это, – смущенно начал он, – я раком болел. Проходил курс лечения. Врачи остальных больниц отказывались меня лечить и уже прямо говорили нам, что шансов нет. Но в Каменской нас приняли. Я там и лежал, умирал буквально. А потом в один из дней, два месяца назад, проснулся и словно заново родился. Ничто не болело, слабость ушла, снова жить захотелось! После этого оказалось, что я выздоровел и уже два месяца, – гость три раза переплюнул через плечо, – здоров как бык.
– А что за рак у вас был и на какой стадии, можете пояснить?
Андрей попытался перебить знакомого:
– О чем я и говорю. Вместо того чтобы тратить средства на так называемое изучение целителей, их можно было бы направить на изучение таких вот случаев!
– Андрей, пожалуйста, не перебивайте. Дайте возможность и другим рассказать свою историю. Разве люди не должны узнать все подробности этой, с ваших слов, аферы, чтобы впредь не допустить и вовремя распознать ее повторение?
Лжецелитель не нашел что ответить.
– Пожалуйста, Максим, продолжайте, – обаятельно улыбнулся ведущий.
– А, ну так, – продолжил молодой человек, сбитый с мысли, – у меня был рак легких четвертой стадии.
– Верно ли я понимаю, что врачи вам говорили, что шансов уже нет?
– Да, как и я сказал, везде, кроме Каменской.
– Применяли ли они какие-то методы, которые бы отличались от предыдущих способов лечения?
– Нет, все было как обычно, облучения и химия, – тело Максима непроизвольно вздрогнуло.
– И последний вопрос. Когда и при каких обстоятельствах вы познакомились с Андреем?
– О, я хорошо помню этот момент, – Максим улыбнулся, погрузившись в воспоминания, – это было то самое утро, когда я проснулся здоровым. Тогда я еще этого не знал, думал лишь временное облегчение. Поэтому решил напоследок всласть накуриться. Но вообще, я всем настоятельно рекомендую, если не курите – даже не начинайте, если же начали – срочно бросайте. Знай я к чему может привести моя привычка, то никогда бы даже в руки не взял сигарету.
– Прошу вас, не отвлекайтесь, – понимающе улыбнулся ведущий.
– Ах, да, извините, – засмущался Максим, – так вот. Я вышел в курилку, а там и встретил Андрея. Он меня еще сигаретой угостил.
– Это точно была ваша первая встреча? – нахмурился ведущий.
– Встреча, да. Но вообще, Андрюха же за нами в ту ночь ухаживал. Но я это не считаю встречей, я тогда вообще плохо соображал, так что…
– Вы хотите сказать, что Андрей в ночь вашего выздоровления часто находился в вашей палате, верно?
– Ха, скажите тоже. Не просто часто, он практически не вылезал из нашей палаты, – рассмеялся Максим.
В это время Андрей молча стиснул зубы, непроизвольно сжатые кулаки уже побледнели. Он старательно буравил взглядом знакомого.
Ведущий довольно кивнул и сказал:
– А теперь внимание, зрители, внимание, Максим. Мы специально попросили вас сидеть в наушниках до вашего появления, чтобы вы до настоящего момента не могли узнать.
– Узнать что? – настороженно спросил он.
– Андрей возможно и есть причина вашего чудесного исцеления. Он сам нам признался, что до сегодняшнего дня выдавал себя за целителя, – ведущий широко улыбнулся, наблюдая за волнующимся залом и ошарашенным Максимом, – по его словам, в течение последних месяцев многие были уверены, что он может исцелять людей. Так может это не обман, а реальное чудо?
Андрей со злобой и призрением посмотрел на ведущего, а Максим в тоже время задумчиво посмотрел на него самого, а потом сказал:
– Так, подождите. Я не понял, Андрюха, о чем он говорит? Что значит, ты был целителем?
Бывший санитар ему не ответил, а обратился сразу к камерам:
– Это шоу начинает превращаться в балаган. Уважаемые зрители, вы разве не видите, – встал Андрей, уставившись прямо в камеры, – они купили даже ведущего! Я пришел рассказать вам о вопиющей коррупции. Показать наглость, с которой чиновники воруют наши средства, – во время тирады ведущий программы едва заметным движением почесал подбородок, – а вместо этого…, – до этого громкий голос Андрея стал едва различимым на фоне шумного зала.
– Да как вы смеете выключать мне микрофон! – закричал, срываясь на хрип лжецелитель.
– Уважаемые зрители, наша программа прерывается на рекламу, – улыбаясь, оповестил присутствующих ведущий. Сняв микрофон, он обратился к гостю, – Андрей, прошу вас, успокойтесь. Не надо превращать нашу передачу в то, чем вы ее обозвали. Я обязательно дам вам слово, и вы сможете высказать вашу точку зрения, но, пожалуйста, не перебивайте Максима. Необходимо уважать права всех участников, а не только свои. Если вы не пообещаете впредь вести себя разумно и спокойно, мы будем вынуждены попросить вас покинуть студию.
– Но вы обещали, обещали помочь! – Андрей обессилено рухнул на диван и закрыл лицо руками.
Ведущий грустно улыбнулся и ответил:
– Верно, я обещал. Но вспомните, что именно я обещал. Я вам сказал, что помогу осветить ситуацию, что вместе с вами раскрою ее подноготную. Но чтобы разоблачить обманщиков, нужно понять, кто обманывает. А для этого необходимо узнать все точки зрения, разве вы не согласны?
– Но это же очевидно, что обманывают те, кто утверждают о существовании целителя! – возразил Андрей.
Все это время удивленно наблюдавший за событиями Максим влез в диалог.
– Так я не пойму, Андрюха, ты целитель или что? Что тут вообще происходит? – его микрофон так же оказался выключенным.
Ведущий посмотрел на часы и обратился к гостям:
– Уважаемые, через несколько минут нам надо будет продолжить эфир. Могу я быть уверен, что вы будете вести себя культурно? – устало спросил он.
– Я не буду больше участвовать в этом балагане, – решительно сказал Андрей и, сдернув микрофон, встал с дивана.
– Если вы уйдете, останется только одна точка зрения, та, которую вы пытаетесь опровергнуть. Вы уверены, что не хотите отстоять ваше первоначальное заявление? – спросил ведущий, затем снова посмотрел на часы.
Андрей замешкался, потом глубоко вздохнул и, успокоив дыхание, сел, затем спокойно сказал:
– Вы абсолютно правы, извините, что я сорвался. Просто я ожидал, что все пройдет иначе.
– Ничего, – опять улыбнулся ведущий, надел микрофон и заговорил, – внимание, зрители, прямой эфир через три, две, одну. Уважаемые телезрители, мы снова с вами. Мы остановились на том, что пытались выяснить: существуют ли целители; правда ли правительство финансирует их изучение в ущерб настоящим научным исследованием или здесь скрыто что-то еще? Чтобы узнать, мы пригласили чудесно исцелившегося пациента Каменской больницы. Максим, расскажите, пожалуйста, что вы думаете теперь, когда узнали, что Андрей долгое время выдавал себя за целителя?
Молодой человек обернулся на живых зрителей, потом на знакомого и неуверенно заговорил:
– На самом деле я уже сам запутался. Изначально я пришел, чтобы рассказать о том, как мне удалось побороть рак. Потом мне рассказали, что, возможно, причиной этому стал Андрей, будто бы он целитель. Хотя сам Андрей утверждает, что все это обман, – Максим задумчиво почесал подбородок, – честно говоря, если задуматься, то вся эта история и правда странная. Помимо меня в палате лежало еще семь человек. Я не могу утверждать за всех, но уверен, что после того утра, когда я проснулся здоровым, по меньшей мере еще двое больных были переведены из интенсивной терапии. И Андрей, правда, в ту ночь дежурил в нашей палате, практически постоянно находясь в ней. Но какие сделать из этого выводы я уже и не знаю, – закончил Максим.
– И так, Андрей. Вы утверждали, что притворялись целителем, чтобы показать всем, как безрассудно государство тратит деньги. Как люди заинтересованные в собственном обогащении способны влезать в абсолютно сумасшедшие авантюры. Но как вы можете прокомментировать неожиданное выздоровление нашего второго гостя – Максима, когда он уже был на последней стадии рака? – спросил ведущий у целителя.
Андрей ответил не сразу, он несколько секунд собирался с мыслями, изучая пол, прежде чем заговорил:
– Я не могу утверждать наверняка. Сам же я не врач по образованию, а работал только санитаром. Однако я вижу лишь два возможных варианта. Первый, это каким-то образом проводимое больницей лечение помогло. Оно уже работало и просто в то утро, точнее в ночь перед утром, положительный эффект стал явно достаточно заметным. Второй, это то, что Максим заодно с этими жуликами и имеет свою долю.
Как только бывший санитар договорил, редкие перешептывания сменились гулом возбужденных голосов. Студия наполнилась шумом. В это же время Максим вскочил с дивана и, подойдя вплотную к Андрею, разразился речью:
– Да ты офигел что ли?! Ты сам видел, как я мучился в той палате, как страдал! Как ты вообще можешь такое заявлять? Зачем ты клевещешь на меня? Скажи присутствующим, разве не ты ухаживал за мной в ту ночь? Разве не видел, как мне было плохо? Почему ты молчишь?
Наконец вмешался ведущий:
– Уважаемые зрители и гости нашего шоу, попрошу соблюдать тишину, иначе мы с вами так и останемся в неведении и не узнаем, кто в этой запутанной истории обманщик и лжец, а кто пытается донести до нас правду! – хорошо поставленным голосом вкрадчиво сказал ведущий.
Его голос словно прогремел, оставив за собой только тишину.
– Благодарю вас. Максим, прошу, сядьте. Я обязательно дам вам слово, – гость раздраженно посмотрел на ведущего, но сел, в этот раз устроившись на другом конце дивана, – спасибо. Андрей, скажите, неужели вы обвиняете человека в том, что он не был болен и просто устраивал представление? Такое заявление может ранить людей, если вы ошибаетесь.
– Согласен, поэтому я заранее предупредил, что не могу утверждать наверняка. Извини, Максим, но если ты заявляешь, что твое исцеление – это чудо, а не результат лечения, то ты явно с ними заодно.
Максим снова хотел вскочить, но ведущий остановил его взглядом, в котором читалась молчаливая просьба.
– Слова пациента, даже искренние, не могут быть истиной последней инстанции. Где документы? Где его лечащие врачи? Где, в конце концов, другие чудесно исцеленные, о которых говорится в докладах? Мне кажется, такие люди должны на каждом углу кричать о своем чуде, делиться новостью о волшебном исцелении. Но почему-то мы этого не слышим. Почему это все только на бумаге, которая нужна, чтобы получить средства от государства? – закончив Андрей, откинулся на спинку и скрестил руки на груди.
– Вынужден согласиться, что слова всего одного больного выглядят не очень убедительно. Мы просили прийти и других больных, о которых нам удалось найти информацию. Но, к сожалению, отказались все, кроме Максим.
Андрей победоносно улыбнулся.
Ведущий сделал паузу, но потом улыбнулся и сказал:
– Однако, дамы и господа, представляю вам бывшего лечащего врача Максима. Того самого, что диагностировал, а так же затем вел лечение нашего гостя. Степан Егорович, прошу вас.
На сцену вышел пожилой, сутулый старик. На его глазах были круглые очки, а волосы уже редкие и седые. Ведущий встал со своего места, пожал новому гостю руку и проводил его к свободному креслу. Врач учтиво поклонился зрителям и неспешно сел.
– Степан Егорович, здравствуйте, – воскликнул Максим и, вскочив с места, пожал руку врачу.
– Ох, Максим, рад, что вы выздоровели! – улыбнулся старик, – надеюсь, вы на меня не держите злобы.
– Что вы, Степан Егорович, – засмущался гость, – я помню, как вы старались и искали способы побороть мой рак. Я полностью поддерживал ваше решение прекратить мое лечение. Оно меня тогда мучило даже сильнее самого рака.
– Максим, пожалуйста, садитесь, – улыбнулся ведущий, – спасибо. Степан Егорович, еще раз здравствуйте, – поприветствовал его ведущий, – представьтесь, пожалуйста, и расскажите, что вам известно.
Голос врача был слабый, даже усиленный микрофоном, хриплый и низкий:
– Здравствуйте. Спасибо, что пригласили, но добавить то особо и нечего. Вы все верно описали. Могу лишь сказать, что я не отказывал Максиму Викторовичу в лечении. Я просто честно предупредил, что меры, которые мы принимали для борьбы с раком, в его случае, к сожалению, не помогают. Что болезнь уже необратима и лечение лишь может продлить мучения пациента, но никак не вылечить его. Родителям Максима Викторовича это не понравилось, и они, как я понял, нашли другую больницу и другого врача. Это, пожалуй, все, – закончил пожилой мужчина.
– Вы сами ставили диагноз Максиму, верно? – уточнил ведущий, вернувшись на свое место.
– Абсолютно.
– И вы уверены в том, что не ошиблись?
– И снова абсолютно. Но даже если бы это было так, то снимок последней стадии рака нельзя уже ни с чем спутать. Даже интерн сразу бы поставил диагноз.
– Был ли способ вылечить Максима на последней стадии рака?
– Абсолютно исключено. Существуют, конечно, экспериментальные методы, но пока их эффективность не подтверждена, поэтому я не видел и не вижу до сих пор никаких способов побороть недуг, – задумчиво потирая бороду, сказал врач.
– Тогда как вы можете охарактеризовать исцеление Максима? – подняв обе брови, спросил ведущий.
– Я врач и не скажу то, что вы от меня ждете, – сухо рассмеялся Степан Егорович, – могу лишь сказать, что изучение такого выздоровления может сулить Нобелевскую премию, а причины, вызвавшие его, пока остаются полной загадкой. Но! – воскликнул врач, заметив, как ведущий хочет вставить слово, – я исключаю возможность чудес. Я как врач всецело полагаюсь лишь на науку и научно обоснованное лечение. Еще ни разу за мою практику не бывало чудес. Поэтому я уверен, что именно научное обоснование стоит за этим излечением, – доктор на последнем слове сделал напор, – я уверен.
Ведущий улыбнулся и кивнул:
– Большое спасибо, что пришли сегодня и поделились с нами своим мнением. Но, к сожалению, до конца программы остаются считанные минуты. Я обещал, что дам по последнему слову каждому из участников шоу. Поэтому, Андрей, вы хотите что-нибудь добавить? – спросил ведущий.
– Лишь то, что уже говорил ранее. Каменская больница замешана в крупнейшей афере в сфере медицины. Они пытаются убедить людей, что могут существовать так называемые целители и чудесные исцеления. Но хуже всего то, – ведущий постучал указательным пальцем по наручным часам, намекая на время, – что они ворует деньги оттуда, где они могли бы принести настоящую пользу. У меня все, спасибо.
– Вижу, как вам хочется высказаться, Максим. Спасибо, что не перебивали Андрея. Как и обещал, прошу. Только, пожалуйста, будьте кратки, – ведущий улыбнулся.
Максим вытер руки о джинсы. Его лицо было красным, а сам он едва заметно трясся от злости, но речь его была спокойна:
– Хочу лишь сказать, уважаемым телезрителям, что я правда был болен. Я никого не обманывал и не имею никакой нигде доли. Что слова этого… Андрея, пустая клевета. Не знаю, зачем и почему он решил так сказать. Но я хочу заявить, верьте, чудеса возможны! – в конце он все-таки не сдержался и выкрикнул, злобно буравя взглядом бывшего санитара.
Ведущий снова незаметно почесал подбородок. Голоса начавших спорить гостей уже никто не слышал.
– Вот так вот дамы и господа. Вы смогли услышать три разных точки зрения на одну удивительную историю. Что же это: грандиозная афера, чудесное исцеления или прорыв в науке? К сожалению, пока мы этого точно сказать не можем. Но обещаем вам, что наш канал и наша программа, будут пристально следить за развитием событий. Все самые последние новости вы можете посмотреть у нас на сайте…
***
Финал.
Андрей раздраженно посмотрел на часы. Они были в точности как те, что мешали ему уснуть в ту самую ночь. Бывший санитар попробовал потянуться, но лишь натянул сковывающие его цепи. Андрей снова посмотрел на часы и закричал:
– Ко мне точно адвокат должен прийти? Я уже полчаса тут торчу.
Эхо быстро рассеялось внутри небольшого помещения, стены которого покрывала старая зеленая краска. Внутри было всего два стула и один деревянный стол. Наконец дверь напротив Андрея открылась. В помещении зашел мужчина в строгом костюме, в правой руке он держал черный кейс, на его лице играла грустная улыбка:
– Спасибо, – сказал он сопроводившему его офицеру.
Затем мужчина сел и положил свой кейс на стол.
– Это не адвокат! – закричал заключенный, но дверь захлопнулась.
– Ну, зачем вы шумите, Андрей, у меня и так голова раскалывается. Я не спал уже несколько суток, разгребая то, что вы нам устроили, – мужчина потер голову и тяжело вздохнул.
– Ну конечно это вы, кто еще мог прийти ко мне. Как они вас пустили, неужели вами куплена уже и полиция?
– Никто никого не покупал. Адвокатская лицензия у меня официально уже очень давно. Это очень полезно, знаете ли, открывает многие двери.
– Ах, вот оно что. А суд, суд тоже был не куплен?
– Ну а что вы хотели? Вы на всю страну рассказали, что участвовали в афере с государственными средствами. Считай, подписали явку с повинной. Чем это по-вашему должно было закончиться?
– Почему тогда арестовали только меня, а? – Андрей попытался скрестить на груди руки, но цепи помешали, и он раздосадовано опустил их на колени.
– Порой надо уметь контролировать эмоции. Ослепленные своей, якобы праведной, яростью, вы не видели дальше собственного носа. Подумайте, вы единственный член этой, аферы, как вы ее назвали, который признался. Остальные ее члены единогласно подтвердили, что были свидетелями чудесного исцеления и поверили вам. Кому суд поверит, санитару или уважаемым врачам с репутацией? Конечно, тут не обошлось без денег и рычагов влияния, но поверьте, даже без них все бы закончилось также. Разве что дольше.
– И вы пришли позлорадствовать? – злобно спросил Андрей.
– Глупости, вы все так же слепы и не понимаете правил, как люди моего уровня себя ведут. Неужели вы думаете, я стал бы тратить ресурсы и силы, только чтобы напоследок насладиться вашим, надо сказать, справедливым наказанием? Конечно, нет. Давайте сразу перейдем к делу.
Андрей снова повторил неудачную попытку скрестить руки на груди.
– Ваше выступление и вправду сработало. Хотя никого больше не посадили, но по шапке получили многие, я в том числе. Знаете, люди моего уровня очень не любят, когда их отчитывают или ругают, но это так, к слову, – Виктор откинулся на спинку стула и, закинув ногу на ногу, продолжил, – финансирование отменили, боясь огласки и судов. Задним числом все закрыли. Но, как я вам уже говорил, богатые люди, почувствовав вкус, – тут мужчина задумался, – качества, что ли, уже не остановятся. У них достаточно для этого и сил и средств. Конкретно в этом случае, средства теперь они будут тратить из своего кармана, что их очень раздражает.
Виктор задумчиво почесал щеку.
– Поэтому можно считать, что ваша затея удалась. Вы рады? – хозяин Каменской больницы улыбнулся.
– Получается, что средства вернуться на исследования рака?
– Да, все именно так.
– Но это же замечательно! – рассмеялся Андрей.
– Смотря, что вы под этим подразумеваете, – Виктор стал серьезным, – понимаете, пока в исследование были вложены средства государства, результат исследования так же принадлежал бы ему. Да, им бы пользовались власть имущие, богатые получили бы прерогативу исцеления. Но сама технология, ее нюансы, секреты, причины, в конце концов – они бы стали достоянием государства. Если бы была возможность, то технология стала бы год за годом становиться все более доступной для все более низких слоев населения. Теперь же, если у данного феномена и есть объяснение, оно станет собственностью лишь тех бизнесменов, что вложат в исследование свои капиталы, – Виктор довольно смотрел на реакцию заключенного.
Глаза Андрея широко раскрылись, и одинокая слеза предательски скатилась по щеке.
– Но как, я же хотел, я думал. Постойте… – Андрей взбодрился, – это если есть что исследовать. Возможно, мой случай уникальный и он никогда не повторится или текущий уровень науки не сможет даже близко приблизиться к его пониманию. Я сэкономил время и средства, которые уже сейчас могут помочь в исследовании настоящих болезней и способов их лечения! – под конец Андрей совсем пришел в себя.
Он попытался вытереть мокрый след от слезы, но рука лишь звякнула цепью.
– Да. Поэтому собственно я и здесь. Планировалось подержать вас в тюрьме, может полгода, чтобы вы смогли ощутить силу кнута и затем сделать правильный выбор между ним и пряником, что мы бы вам дали. Но вмешался случай.
– Какой? – настороженно спросил Андрей.
– В США появился свой целитель. И в отличие от вас, он оказался более разумным и сговорчивым. Власти уже официально подтвердили его способность исцелять людей, и очередь выстроилась на многие годы вперед. Началась новая эра, эра целителей.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 9
© 03.12.2019 Anon Anon
Свидетельство о публикации: izba-2019-2684909

Рубрика произведения: Проза -> Повесть














1