Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Чудовище. Часть 4. гл. 14


Ялли была готова слушать её чуть ли не в любое время суток. И Малентина решила было, что по такому поводу она имеет право просить княгиню о чём угодно, какими бы странными её просьбы ни являлись.
Усаживаясь в кресло напротив княгини, она произнесла:
- Могу ли я попросить тебя, чтобы ты называла меня мамой?
У Ялли от удивления приподнялись брови и округлились глаза:
- Ты обезумела? Мне называть мамой - тебя? Да ты помнишь ли, с кем разговариваешь? Даже если бы я была самой последней простолюдинкой в нашем княжестве, я бы и тогда не назвала тебя своей матерью, ибо у меня жива моя родная мать, но даже если бы я была сиротой, я бы никогда не сказала тебе "мама"! И что за наглость? Ты обезумела и не отдаёшь себе отчёта в том, что говоришь с княгиней? Что за дерзость? Ты испытываешь моё терпение себе на горе?
- Но ведь когда-то я была твоей матерью.
- Если бы нормой было то, как ты поступала со своим ребёнком, то слово "мама" звучало бы как проклятье! - Ялли ощущала, как начинает набираться гневом. - Оно бы звучало гнуснее, чем слово "паук", "скорпион" или даже "демон"!
- Да, я виновата, но я подумала, что ты облегчишь мою совесть, если назовёшь мамой...
- Я уже простила тебя однажды, благодаря этому ты вернулась из облика дерева в человеческий облик, так тебе мало этой милости? Ты ещё и хочешь облегчить бремя своей вины? Ты явно злоупотребляешь моим благодетельством! И явно не боишься меня и не воспринимаешь всерьёз. А зря! - глаза Ялли зловеще сузились и она трижды хлопнула в ладоши.
В ту же секунду дверь в каюту распахнулась и в неё заглянуло круглое румяное лицо служанки.
- Позвать двух матросов! - приказала Ялли.
Когда матросы явились, она отдала другой приказ, махнув в сторону Малентины:
- Высечь. Десять плетей на первый раз.
Малентина сильно испугалась, она никак не ожидала такого поворота. Она переоценивала свою роль в помощи княгине и затребовала слишком многого. Когда матросы приблизились к ней и взяли её за локти, она принялась умолять княгиню, чтобы её не пороли, но та сурово молчала, глядя холодными бесстрастными глазами. Тогда Малентина закричала и заплакала, но и это не разжалобило Ялли.
Малентину вытащили на палубу, привязали к перилам за руки, согнув её пополам, задрали ей на голову подол платья, стянули с неё панталоны и вытянули плёткой по спине и ягодицами ровно десять раз - как велела княгиня.
А после наказания, ни живую ни мёртвую от страха и боли, вновь привели в каюту.
Ялли приказала ей снова сесть в кресло и начинать рассказ, не докучая ненужными предисловиями.
Малентина была всерьёз напугана, ей было приказано пересказать жизнь Джанки и она не решалась лгать, опасаясь, что её ложь будет разоблачена хотя бы сыном княгини, о котором Малентина знала, что он был также сыном божества. С другой строны было страшно поведать и опасную правду о том, как немилосердно она обходилась с маленькой несчастной Джанкой. Кто знает, какое раздражение это может вызвать у Ялли, которая, как выяснилось шутить не любит?
Однако, княгиня спокойно выслушала о том, как Малентина дважды пыталась её сжечь, как стремилась заставить называть матерью, чтобы обрести над ней силу проклятья, как нещадно избивала до тех пор, пока этого не заметил жрец Полок. Лицо Ялли было непроницаемо. И Малентина вздохнула спокойно, когда пришла пора поведать о жизни Джанки уже без участия в ней её биологической матери. Когда шло повествование о том, как Джанка сжигала деревни по наущению Полока, даже не ведая, что творит, Ялли явно не испытала чувства вины.
- Как можно винить себя за зло, если ты даже не знаешь, что творишь его? - вслух произнесла она.
" - Погоди, я ты ещё о другом зле не знаешь!" - подумала Малентина.
С тех пор она ежедневно проводила вместе с Ялли долгие часы - то в каюте, то прогуливаясь по палубе. И всё это время из уст Малентины сходили предыдущие воплощения княгини. Ялли слушала, в основном, хладнокровно, почти не выражая никаких эмоций, даже когда дошла очередь узнать о том, что, оказывается, в первом воплощении она была убита собственными детьми.
- Вероятно, между ними и мной не было особой привязанности, - предположила она. - Возможно, я гордилась ими, что у меня, тогда ещё безобразного чудовища, появилось двое красивых детей. Но я не любила их так сильно, как теперь люблю моего Дана. Вот что значит - родить от любимого мужчины! Хоть даже если сам мужчина и не стоил такой любви.
Сам Дан находился много времени на палубе, пробуя что-то рисовать на досках, но у него явно это не получалось, потому что он часто нервничал и злился, чертя какие-то непонятные разноцветные штрихи. Он сделался раздражительными и успокаивался только отчасти, когда по вечерам садился возле кресла матери и отдыхал, положив ей голову на колени, а она перебирала его светлые кудри.
Ялли же, наоборот, была спокойна, как никогда. Когда ей пришла пора узнать о воплощении Майи, ничего интересного услышать об этом она не ожидала. Когда-то в детстве её отец нанял учителя гуманитарных наук для своих детей, чтобы повысить их эрудицию. Ялли помнила, как этот учитель проводил урок истории материка Гобо и поведал о совсем коротком, но значительном её периоде: правлении императора демона Лира. О его жене, императрице Майе, история особых сведений не имела, кроме того, что она была необыкновенно красива, что Лир безумно любил её, что рядом со своим троном он приказал воздвигнуть трон для неё и дарил ей такие дорогие подарки, что это шокировало окружающих и до сих пор о этих подарках ходили легенды не только по всему материку Гобо, но даже доходило до близлежащих от материка островов, в том числе и Фаранаки. По словам историка, Майя не участвовала ни в политике, ни в издании новых законов, ни в каких-либо других государственных делах. Она была всего лишь женой императора, его вещь, его тень, его женщина, просто сидевшая тихо за его широкой спиной.
Однако, жизнь Майи оказалась гораздо насыщенней, как и влияние на ход истории всего материка и на самого Лира...
И когда Малентина вела повествование обо всех жутких подробностях жизни императрицы Майи, скрытых от летописцев, то, наблюдая в это время за выражением лица Ялли, она замечала на нём ужас и... вину.
- За всю свою жизнь я совершила только одно преступление, - говорила Ялли, - убила того дурачка и то, в дни юности, когда я была слишком вспыльчива, полна спеси и высокомерия, не знала удержу. Подумать только, я лишила его жизни только за то, что он сказал мне то, что было неприятно слышать! Сейчас бы я так не поступила. Никто не имеет права лишать жизни другого просто так, только из-за прихоти, даже тот, кто обладает властью и не подлежит суду и наказанию. Правда, ещё по моей вине погиб Карун, тот жрец и его люди, но если бы этого не произошло, если бы я просто сбежала, не уничтожив их, они бы искали меня и моего сына повсюду и нашли, и не пощадили бы, сожгли и меня и моего несчастного ребёнка. Я не раскаиваюсь в том, что защитила тогда себя, что боролась и победила, и никто меня не убедит, что я была неправа. Но то, что я совершила в воплощении императрицы Майи... Этому нет оправдания!
Малентина трепетала в душе, осознавая, что добивается своего. Княгиня начинала страдать от чувства вины за своё прошлое. И, кажется, ещё чуть-чуть - и она пожелает наказать сама себя.
Ялли то и дело начинала вслух задумываться о том, какими делами искупила грехи прошлого в новом воплощении и все её старания теперь казались такими ничтожными, незначительными. Да, она добилась, чтобы были выстроены храмы Светоносному по всей Фаранаке, чтобы их энергия защищала остров от потенциального влияния демонов. Это было нелегко, но она хлопотала до тех пор, пока на острове не осталось ни одного княжества, где бы не воздвигли такой храм.
Ещё она весьма осторожно относилась к документам о вынесении смертного приговора кому-либо, не спешила ставить свою подпись под ним, пока дело не расследовали весьма тщательно. При её правлении втрое увеличилось количество приютов для сирот, богоделен, появилась благотворительная школа с бесплатным обучением.
Иногда, когда до неё доходили слухи о том, что в каком-либо княжестве слишком выросли налоги, бесчинствует знать или слишком слабо обстоят дела с благотворительностью или происходит что-то ещё неладное, она вмешивалась и слала тем князьям ультиматумы, чтобы они исправили это, делала это настойчиво и князья были вынуждены с ней считаться, зная, что с матерью бога шутки плохи: на Фаранаке не забывали печальную участь князя Бефока.
На острове Фаранака во всех княжествах народ, говоря о ней, называл её Ялли Красивая. И уже давно её глупость не высмеивали на площадях, забыв ошибки и нелепости её юности.
В её княжестве её ценили и уважали и не желали другой княгини.
И Ялли какое-то время начала гордиться собой, но теперь, узнав о своём воплощении в ипостаси княгини Майи, она сильно упала в собственных глазах. Что с того, что она пыталась сделать что-то доброе для Фаранаки, острова, если когда-то по её вине едва не погиб целый материк?
Малентина не спешила поведать ей о её третьем воплощении, где она сама исправила свою ошибку, зачав от бога Става сыновей, которые должны были погубить Чудовище, являвшееся основой силы демонов, что она сама и явилось причиной их краха. " - Ей не нужно знать о том, что она смогла, сумела лишить власти демонов, которую сама им и дала, - рассуждала Малентина, - а то ещё простит себя. Но что если она меня заставит рассказать о её третьем воплощении? Что если её сынок догадается, что я пытаюсь это утаить от неё?"
Но этого не происходило. Ялли мучилась от чувства вины и, казалось, даже сама боялась узнать что-то о своём третьем воплощении, чтобы вдруг не узнать, что она совершила больше зла, чем думала.
И Дан не почему-то не давал ей понять, что Малентина что-то таит от неё. Он словно стал каким-то другим: слишком беспокойным, озабоченным, чем-то огорчённым и даже не мог объяснить своё состояние.
Малентина ждала, когда Ялли пожелает наказать себя за прошлые ошибки, ввергнув себя в водоворот событий, которые обычно не делают счастливее никого.
И однажды это произошло.
Посреди океана.
Корабль вдруг начал резко сбавлять ход и вскоре остановился вовсе, покачиваясь на волнах.
Княгиня и все прочие выбрались на палубу, недоумевая и желая понять, что произошло.
И на их глазах начал меняться окружающий мир: лазурные волны океана словно наливались кровью, превращаясь в алые и колыхаясь под небом, которое по-прежнему было безупречно-синее и на нём сияло беспечное жизнерадостное солнце в зените.
Внезапно корабль начал разворачиваться и поплыл в сторону, противоположную направлению к Фаранаке, причём, так стремительно, как не смогло бы его двигать ни одно механическое устройство. Он словно ожил и действовал сам по себе, не подчиняясь воле людей, до сих пор управлявших им.
Всех находившихся на корабле охватил животный ужас, какой обычно наступает, когда происходят явления, которым нет объяснения и которые невозможно остановить, когда приходит полное бессилие.
И только Малентина догадывалась, что это могло быть. Проведя в состоянии дерева века и владея силой ясновидения, она знала ответы на многие загадки, ибо внутренний взор её тогда блуждал по многим закоулкам мира Великой Тыквы.
Ялли стояла возле правого борта на палубе, ни живая ни мёртвая от ужаса. Её сын, бледный, ссутулившийся, находился рядом и обнимал её за плечи. Она решилась обратиться к нему:
- Дан, что это? Ты можешь объяснить?
Юноша помотал белокурой головой:
- Боюсь, что нет, мама. Сейчас не могу. Кажется, я бессилен. Здесь, в океане, я бессилен! Там, где в изобилии росли деревья, я мог питаться их силой, получать знания. А здесь деревьев нет - и я уже не имею никакой власти ни над чем. Я понял это ещё раньше, когда пытался рисовать свои знания, но они не приходили.
- Тогда, вероятно, мы в опасности, - одними губами прошептала Ялли.
" - Ещё в какой! - подумала Малентина. - И я вместе с вами. Красные волны! Не иначе, это проделки Валмира, сына демона Омбу!"
- Демон океана неспокоен, - громко вслух произнесла она. - Он в сильном гневе!
Ялли вскинула на неё яростный взгляд:
- Ты обезумела?! О каких демонах ты говоришь, разве ты не знаешь, что все демоны теперь пленены своими же стихиями?
- Знаю, конечно, - холодно ответила Малентина. - Знаю также, что пленены стихиями только те демоны, что когда-то управляли материком Гобо и островами неподалёку от него, в том числе и Фаранакой. А вот демоны других материков всё ещё сильны и свободны. А так же демон Омбу. Это очень сильный и могущественный демон, потому что ему подчиняются воды всего мирового океана! Кроме, может, полоски возле материка Гобо.
- И этот демон развернул наш корабль и гонит его в неизвестном направлении?
- В направлении к материку Ситора, - уточнил стоявший неподалёку от княгини и её сына капитан корабля. - Так указывает компас.
К описываемому периоду времени жители материка Гобо и острова Фаранаки знали уже гораздо больше о мире, в котором обитали. Контакт с хозяевами другого материка - Сильбо, стремившимися к дальним путешествиям и открытиям, повысил познания гобойцев и фаранакцев в географии и им было уже известно, что на Планете существовали и другие земли за океаном, в их числе - материк Ситора, мало изученный, но, тем не менее, уже открытый фаранакскими мореплавателями.
На высоком лбу Дана между бровей пролегла складка досады.
- Как странно, я никогда не получал от деревьев информации о существовании демонов в других землях! - голос юноши сделался сдавленным. - Почему они молчали? Или они сами могли чего-то не знать? Может, ты скажешь, что демону океана нужно от нас? - обратился он к Малентине.
- Может, и скажу, - надменно промолвила та. - Не знаю точно, но смею предполагать, что у него есть счёты к твоей мамочке.
- Какие счёты? - Ялли пронзила её острым взглядом.
Малентина осеклась. Ялли не должна знать о том, что демон может желать ей отомстить за то, что она в своё время стала причиной гибели других демонов, иначе она решит, что, поспособствовав пленению демонов их же стихиями, и если не полностью, то значительно искупила свой грех за то, что когда-то сама же дала им власть. Нет, ей не нужно знать о том, что она стала матерью тех, кто уничтожил Чудовище, державшее силу демонов. Ведь в таком случае она может перестанет ощущать тяжесть своей вины и месть Малентины вновь не осуществится.
- Какие счёты?! - повторила Ялли с яростным криком и, схватив Малентину за руку, тряхнула её.
Вместо ответа Малентина широко улыбнулась, оскалив крупные квадратные зубы и зелёные глаза её запылали, как адские костры.
Дан, кажется, впервые в жизни начал терять самообладание - вероятно, это произошло из-за утраты ощущения силы.
- Может, скажешь под пытками? - прорычал он.
Угроза возымела действие. Побывав телом в ипостаси дерева, Малентина начала бояться физических страданий и уж никак не желала испытать их на себе.
- Не пытайте меня! - бледнея, пробормотала она. - Просто, этот демон океана, он... - мозг лихорадочно искал выхода во лжи. - Он ненавидит всех высокопоставленных особ... Он ненавидит красивых женщин... А княгиня ведь так красива...
Ялли, кажется, удовлетворилась этим ответам и теперь желала услышать другое:
- Может, ты знаешь, как нам спастись теперь?
- Не знаю, княгиня, не знаю... Я не лгу, это не в моих интересах, ведь я, кажется, попала в беду вместе со всеми и так же, как и все, хотела бы выжить...
Ялли сжала руки в замок и принялась молиться. Всем богам, каких знала.
И все на корабле - до последнего матроса последовали её примеру.
Но ничего не изменилось. Корабль всё также стремительно нёсся в сторону, противоположную родной Фаранаке и волны по-прежнему выглядели алыми, как будто океанская впадина была наполнена кровью.
В молитвах протянулись часы, ночь начинала окутывать тьмой молившихся на палубе.
А корабль не сбавлял ход...
Ужас, поначалу охвативший сердца всех, кто находился на корабле, сменил отуплением. Начали разбредаться по каютам. И вскоре всех до единого охватил сон - тяжёлый, наполненный страшными тревожными сновидениями.
А с пробуждением кошмар продолжился - корабль несло по кровавой воде ещё стремительней.
И вновь отупление начал сменять режущий страх, теперь уже трясший всех, как в лихорадке.
Чтобы как-то заглушить ощущение кошмара, из продуктовой кладовой выкатили бочку с вином, начали разливать по кружкам и пить. Но даже глубокий хмель не заглушал полностью давящего страха.
Так миновал ещё один день. И снова был ночь, наполненная жуткими сновидениями.
А демон океана всё не оставлял своих проделок и тащил несчастных путешественников туда, куда счёл нужным.
И потекли смены дней и ночей, как будто они тянулись в аду.
Кто-то не выдерживал этих пыток и, потеряв рассудок, прыгал за борт.
И когда, наконец, на горизонте появилась земля, никто этому не обрадовался, все до единого находившиеся на корабле, увидали в этом только подвох, очередную угрозу.
Чем ближе становились зелёные очертания чужой земли, тем сильнее охватывал приступ очередного ужаса.
Ещё двое матросов в панике бросились за борт.
А корабль неумолимо тянуло к берегу, как железо магнитом.
Волны донесли его до берега на расстоянии десяти метров и остановили там.
Дан пристально осматривал незнакомые берега, поросшие пальмовым лесом.
- Мне бы оказаться там, - пробормотал он. - Мне бы добраться до этого леса - и нам нечего было бы опасаться...
- Перебросить причал! - крикнула Ялли, обращаясь к капитану.
В ту же секунду алые воды вокруг корабля начали подниматься, местами как будто превращаясь в столбы, поднимаясь выше бортов.
Когда матросы попытались перекинуть причал к берегу, один из этих столбов изогнулся и с силой ударил их, отшвырнув вглубь палубы и обдав водой стоявших на них.
- Княгиня, сойти на берег невозможно! - произнёс капитан.
- Вот именно! - произнёс чей-то голос за бортом корабля. Присутствующие на палубе разом обернулись на него.
Вершину одного из столбов, поднявшихся с океана, оседлало человекообразное существо и это ему принадлежала эта фраза.
Оно было похоже на молодого мужчину, внешне ничем не отличавшегося от обычных людей. В его внешности было даже что-то комичное: взъерошенные рыжие волосы, оттопыренные уши, полные широкие губы, маленькие прищуренные глазки. Вот разве что в глазах было что-то особенное, только трудно было предположить, что именно.
Существо не сводило этих глаз с Ялли и улыбалось.
- Вы не сойдёте на берег, - спокойно, с высокомерной насмешкой произнесло оно. - Никто не сойдёт. Кроме княгини. Вот она-то непременно сойдёт на берег!

КОНЕЦ ЧЕТВЁРТОЙ ЧАСТИ.
ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ(НЕПРЕМЕННО!)





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 7
© 02.12.2019 Динна Астрани
Свидетельство о публикации: izba-2019-2684256

Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези














1