Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Чудовище. Часть 4. гл. 12


Однако, позорное поражение армии Бефока под Шабоной и его печальная смерть не послужила уроком некоторым фаранакским князьям, которым не давало покоя необычное процветание княжества под управлением княгини Ялли. Тут была не только зависть на доходы, что приносили фруктовые сады, но ещё и то, какой огромной властью обладала княгиня, потому что осмеливалась поступать так, как считала нужным: шутка ли, в один раз сместила с должности верховного жреца главного храма города и поставила на его должность своего юного братца, этого неоперившегося птенца! И не понесла за это никакого наказания.
С тех пор при любых встречах между фаранакскими князьями только и было разговору, как о княгине Ялли, творившей всё, что ей заблагорассудится, да о её сыне, которого видели уже многие и утверждали, что он покрыт древесной корой и из тела его торчат сучки и ветки.
И однажды князья умудрились договориться до того, что следует всё же проучить Шабону за то, что в этом княжестве происходили такие необычные дела. Горстка князей приняла решение прекратить всяческие деловые и торговые отношения с этим княжеством, задумав задушить его если не войной, то экономической блокадой. И эта кучка заговорщиков давила и давила на других князей до тех пор, пока те не согласились с ними.
Шабоне было чем торговать с другими княжествами Фаранаки, кроме необыкновенно вкусных фруктов: в окрестностях города в рудниках добывали металлы, в городе было много ткацких мастерских, изготавливавших неплохие ткани.
И однажды в город перестали заезжать купцы. Постоялые дворы, гостиницы, прежде забитые до отказа, теперь пустовали и их владельцы только уныло вспоминали былые времена процветания.
Тосковали и владельцы мастерских, в казну не поступали доходы за счёт продажи металлов.
Одновременно с этим вновь начались престранные явления.
Маленький Дан, сидя на каменном полу рисовал овощи, фрукты, колосья пшеницы и другие злаковые культуры. Он делал это почти каждый день.
И вскоре в Шабоне появились очередные чудеса: поля и огороды княжества давали небывалые урожаи, плодовое изобилие так и пёрло из земли, его едва успевали собирать в закрома.
Одновременно с этим в других княжествах Шабоны повсеместно земля как будто сделалась почти бесплодной. Да и деревья тоже. Неурожаи нет-нет да случались раньше, но на какой-то определённый вид культур, это не грозило прежде голодом. Если не шла пшеница, её заменяли другие виды злаковых, если не родил один вид овощей, вместо него перебивались другим. Теперь же земля и деревья не давали НИЧЕГО.
Поначалу князья не слишком запаниковали: благодаря сочной фаранакской земле, тёплому климату, державшемуся круглый год и обильным дождям прежние урожаи собирали в таком количестве, что были сделаны запасы на год в закромах города и крестьян. Год можно прожить и без урожаев, а там уж как-нибудь всё наладится...
И год протянулся.
Если он был несколько неприятным для Шабоны, потерявшей былые доходы, но зато по-прежнему питавшейся досыта, то для других княжеств Фаранаки он прошёл впроголодь. Запасы из закромов продавали горожанам втридорога, да и крестьяне питались скудно, надеясь растянуть свои запасы на год.
А затем начали иссякать и эти запасы. А земля и деревья всё не давали новых урожаев.
И вся Фаранака знала: в княжестве Шабона совершенно противоположная картина. И было ясно, что тут не обошлось без влияния шабонского княжича Дана, рождённого, по словам его матери, от бога деревьев... Но, вероятно, сын этого бога умел влиять не только на деревья, но и на растительность вообще, вплоть до того, что мог решать, рождаться ей из-под земли или нет.
Во всех княжествах Фаранаки, кроме Шабоны, нарастало беспокойство. Народ, привыкший к сытости, никак не желала голодать. Росла его агрессия и предрасположенность к бунтам. Многочисленным неуёмным бунтам, которые могли бы закончится плачевно для правителей.
Князья начали поговаривать о том, как найти способ помириться с княгиней Ялли.
А между тем, Дан уже рисовал иное: это было красивое здание нежно-кремового цвета с арками и стройными колоннами, с куполом, напоминавшим тыкву, что говорило о том, что это храм. И на этом куполе была изображена огненная лилия.
Мальчик рисовал долго и тщательно, каждый фрагмент этого храма, устройство зала, комнат и подвала. Ялли и другие, окружив его картины, только удивлённо переглядывались.
- Что это, сынок? - не выдержав любопытства, однажды спросила его Ялли. - Ты рисуешь храм, но что это за божество, чей символ - огненная лилия?
- Это храм не богу, - ответил Дан. - Это храм света, света, который несут.
- Кто его несёт?
- Тот, кого ещё нет. Но благодаря этому свету на Фаранаке никогда больше не будет власти демонов! Никогда!
- Так это же хорошо.
Мальчик поднял на мать серьёзные большие глаза.
- Тогда прикажи строить это храм, - промолвил он. - У нас, в Шабоне. И в каждом городе Фаранаки.
Ялли было раскрыла рот, чтобы удивиться: как же она может приказать строить храмы по всей Фаранаке, если она всего лишь правительница одного-единственного княжества? Но затем всё поняла. Весь огромный остров вскоре будет зависеть от её воли. Она поняла, почему.
И не ошиблась. Князья Фаранаки, оказавшиеся не менее сообразительными, чем она, посоветовавшись между собой, решили, что с княжество Шабоной лучше помириться и вернуть былые хорошие отношения. Они не сомневались, что это княжич Дан лишил их земли урожая за их попытку разорить Шабону.
Ялли начала получать заискивающие письма от князей-соседей с извинениями и просьбами восстановить былые торговые связи с Шабоной. И все просили продать им зерна и овощей.
Ялли засмеялась.
- Ну, что ж, продать-то я вам продам, только за такую цену, чтобы покрыть убытки, что вы нанесли моей казне!
И вновь в город Шабону хлынули купцы.
Князья считали, что мир с княгиней Ялли таким образом восстановлен, но почему-то урожаи по-прежнему не изобиловали на их землях.
А между тем, до них доходили слухи, что в Шабоне стремительными темпами строился какой-то совершенно новый храм, не понятно, для какого божества, но его называли храмом Светоносного.
И когда строительство храма было завершено, в его главном зале вместо статуи бога над алтарём находилось изображение огненной лилии.
К тому времени князья Фаранаки дошли до такого отчаяния, что уже не слали гонцов в хоромы Ялли, а наведывались к ней самолично, как добрые гости, с дорогими подарками, покладистые, улыбчивые. И они высказывали ей свои догадки, что неурожаи в их землях - ни что иное, как расплата за то, что они пытались перестать дружить с ней, княгиней Шабоны. Они просили прощения и умоляли княгиню сменить гнев на милость и убедить княжича Дана вернуть урожаи на их земли.
Вот тут княгиня Ялли и предлагала им экскурсии в новый храм Светоносного, которые проводила сама, показывая своим гостям каждый закоулок, всё устройство этого храма. А затем выдвигала условие: урожаи начнут возвращаться в их княжества с началом строительства таких же храмов в их городах.
- Поймите, это не прихоть, - объясняла она, - это средство защитить наш мир от демонов - в грядущем. Жрецы твердят, что ныне демоны бессильны и скованны стихиями, но надо иметь твёрдую уверенность, что они никогда не станут снова свободны настолько, чтобы прорваться в наш мир и испортить его своими мерзостями. Так сказал Дан, сын бога деревьев!
Не все князья точно поняли, что сказала Ялли, хотя она объясняла долго, терпеливо и толково необходимость строительства храмов Светоносного. Но ослушаться не решались. Если уж для восстановления урожаев необходимо строить эти странные храмы - что тут попишешь? Не дожидаться же народного бунта или того, чтобы половина народа Фаранаки бежала с голоду на материк!
И храмы Светоносного начали строиться по всей Фаранаке и по мере их воздвижения восстанавливались урожаи на уснувших в бесплодии землях и деревьях.
С той поры начало что-то меняться во внешности Дана. С него осыпались ветки - каждый день тётушка Фига собирала чуть ли не целый веник. Ялли не знала, радоваться этому или тревожиться, но сам Дан был спокоен, только как-то странно улыбался, глядя на беспокойство матери. Затем начали облетать и сучки, сильно шелушилась кора, особенно во время сна. Когда он поднимался с кровати, постель его оказывалась чуть ли не полностью покрытой шелухой от древесной коры. И кора, покрывавшая тело мальчика становилась всё тоньше и мягче.
А через несколько месяцев такой "линьки" у него местами на теле начала розоветь обычная человеческая кожа.
Дан превращался из живого дерева в мальчика. Красивого ребёнка, белокурого и синеглазого, необыкновенно похожего на свою мать - прямо одно лицо.
И он перестал неестественно быстро расти. Где-то к десяти годам он был почти одного роста со своей матерью, но после рост его замедлился.
Однажды, когда Ялли вместе с Эльгой обсуждали перемены во внешности Дана, Эльга высказала предположение:
- Если, Ялли, твой сын - сын бога, но был рождён с внешностью чудовища за твои грехи в прошлом воплощении, то теперь, когда он изменился и сделался не просто обычным ребёнком, но и таким красивым, не значит ли это, что твои грехи искупаются?
Ялли улыбалась:
- Я и сама ощущаю себя иной. Меня больше не душит ни ярость, ни гнев. Может, только печаль о потерянной любви бога деревьев. Но пусть теперь утешением мне станет сын! А что меня теперь может ещё утешить?
И сын на самом деле занимал почти все мысли Ялли, кроме заботы о княжестве.
К двенадцати годам Дан на голову перерос Ялли и для него наступила пора обучаться управлению княжеством, которое в грядущем должно было перейти к нему, но он не испытывал к этому охоты. Ему больше нравилось подолгу рисовать или проводить время в саду со своими друзьями, которые были приставлены к нему княгиней-матерью. Обучался он весьма неохотно, как бы заставляя себя.
- Когда ему коснётся править княжеством, он справится,- утешала себя Ялли. - Я ведь тоже не обучалась править и я женщина, а пришлось - и я сумела. Так неужели это не получится у мужчины, тем более, у сына бога?
Дан превращался в юношу и Ялли всё больше задумывалась о том, что однажды для него наступит пора жениться. Она была матерью единственного ребёнка, которого обожала и это поневоле сделало её придирчивой к будущим невесткам, которых ещё и не было в помине. Она начала критически относиться к молодым девушкам, примеряя то одну, то другую на роль будущей жены своего сына - и все отбраковывались, как негодные.
Эльга то и дело мечтала вслух о том, что неплохо было бы выдать замуж за Дана её дочь Тамину. Но Ялли только помалкивала в ответ. Она любила сестру, но брак сына с племянницей Таминой не улыбался ей. Дочь Эльги чисто внешне уродилась не в мать, а в одного из красивых любовников той: девочки росла хорошенькой, у неё были тёмные волосы и глаза, от матери ей достались разве что полные губы, но они напоминали пышные ягоды и не были такими тяжёлыми и грубыми, как у Эльги. Чисто внешне девочка была, бесспорно, хороша, но её характер оставлял желать лучшего. Она была слишком своевольна, с трудом поддавалась воспитанию, хотя Эльга держала её в большой строгости и за малейшее неповиновение порола так, что розги оглушительно свистели в воздухе, да и рукой могла ударить так, что девчонка кубарем летела через голову. Однако, материнские колотушки шли ей не в прок, девчонка становилась только более хитрой и изворотливой и эти качества в племяннице не восхищали Ялли.
По счастью, Дан так же не испытывал никакого интереса к Тамине, которая была младше его на несколько лет и всё ещё пребывала в поре детства. Да и Тамина не проявляла симпатий к двоюродному братцу, которого считала странным из-за его пристрастия к рисованию.
И ещё Дан часто бывал в новоотстроенном храме Светоносного. В этом храме было всего несколько жрецов, следивших за чистотой и за тем, не требовалось ли в нём что-нибудь починить или отреставрировать. В отличие от других храмов, в этом не пели гимны богам, не совершали определённых ритуалов, жрецы не проводили никаких религиозных процессий, не существовало даже никаких молитв некоему абстрактному Несомому Свету. В храм просто приходили те, кто желал это сделать и молились своими словами. Чаще всего это были люди в депрессии или опечаленные невзгодами. Но, помолившись в этом храме импровизированными молитвами, почти все ощущали какое-то облегчение и обретали надежду даже в том случае, если её и быть не могло.
Дан не молился - он просто находился в этом храме. А иногда он рисовал что-то на каменном полу перед алтарём и никто не смел этого ему запретить. Его самого воспринимали кем-то вроде хозяина этого храма. И никто не имел права помыть пол, пока на это не получал разрешение Дана.
Сама Ялли наведывалась в этот храм, чтобы посмотреть рисунки сына. И однажды одна из картин сильно поразила её.
К тому времени Дану исполнилось шестнадцать лет. И на такой же возраст выглядела сама Ялли. Дар бога деревьев, данный ей когда-то действовал в её теле - она совершенно не старела и не выглядела матерью сына-юноши. Внешне она сама была юной девушкой, разве что в глазах её царила усталость человека, немало повидавшего на своём веку. Она всё так же была похожа на красивую куклу и так же были бледны её щёки, навсегда утратившие румянец с тех пор, как её оставил бог деревьев.
Многим была непонятна удивительная моложавость княгини Шабоны. Такое чудо приписывали тому, что она являлась матерью сына бога, а кое-кто считал, что это - результат её воздержания. Слуги княгини знали точно, что после смерти князя Каруна у княгини так и не было любовников. Один, правда, заходил её в спальную, но, кажется, так и не разделил с ней постель, упав горлом на нож, которым чистил апельсин - так говорила сама княгиня... Другой также бывал в её спальной, но она слишком быстро прогнала его оттуда. И с тех пор княгиня не зналась ни с одним мужчиной.
Ялли никому ничего не объясняла, почему ей не желанен никто из мужчин. Она просто загружала себя заботами о княжестве и сыне - и тема любви была у неё закрыта совершенно.
И ещё её заботили рисунки сына. Она знала, что они не могли быть обычными.
И вот однажды, войдя в храм Светоносного вместе с Эльгой, она увидала своего сына сидящим на каменном полу и склонившимся над очередной картиной.
На картине был изображён странный мир - он был весь белый и домики из брёвен были покрыты белым налётом. На Фаранаке с её мягким климатом никогда не шёл снег, его видели только в книгах на картинках и Ялли не сразу поняла, что на картине Дана изображён именно снег - глубокие сугробы, толстые его слои, осевшие на крышах домов. Домики окружали хвойные деревья. На картине также присутствовали люди - одеты в серые и тёмные одежды. А в центре самой картины, на крыльце одного из бревенчатых домов стояла высокая женщина в одной длинной холщовой рубашке, державшая на вытянутых руках нечто безобразное: тощее маленькое существо с куриными ножками и ручками, перепачканное кровью. Лицо женщины было искажено от дикой ярости и гнева, глаза безумно выпучены, рот раскрыт, она явно что-то кричала.
- Что же это может быть? - удивлённо проговорила Ялли. - Какое страшное лицо у этой женщины! О чём она вопит?
- Она требует, чтобы окружающие развели костёр, на котором она могла бы сжечь ребёнка, которого только что родила, - бесстрастно ответил Дан.
Эльга вздрогнула и по лицу её побежали судороги; Ялли же не могла совершенно сдержать своего ужаса, всё тело её затряслось и она сжала свои щёки ладонями:
- Сжечь своего ребёнка?! - воскликнула она. - Да у неё нет сердца! Ни разу в жизни не видела такую мать, что хотела бы убить того, кого родила! Как она может такого желать!
- Но ты же видишь, что это за ребёнок, мама. Посмотри: это же настоящее чудовище.
- Ну и что? Ведь ты тоже родился у меня необычным, мало чем отличался по виду от сучковатого полена, но я же любила тебя! Я всегда очень любила тебя! Так почему у этой женщины нет чувств к своему ребёнку, пусть даже такому?
- Хочешь, спроси у неё самой. Она до сих пор жива.
- До сих пор жива? А давно это произошло, когда она родила чудовище и пыталась его сжечь?
- Давно. Столько не живут обычные люди. Но ведь она теперь дерево.
- Как - дерево?
Дан поднялся с пола и вытер руки, перепачканные цветными мелками, о полотенце.
- Это произошло ещё во времена, когда демоны не были пленены стихиями и повелевали ими, - пояснил он. - Эта женщина продала душу демону деревьев Нэгогу и он прибрал её на остров Плачущих Деревьев, когда срок истёк и настала ей пора платить по счетам.
Ялли и Эльга удивлённо переглянулись. От своего отца они слышали об этом острове, который мореплаватели обходили стороной. Там находились плакучие ивы и почва вокруг них была покрыта белой солью - деревья плакали не водой, а самыми настоящими человеческими слезами. В них томились души, что были проданы Нэгогу. Говорили, что их страдания давали дополнительную энергию самому Нэгогу.
- Что ж, поделом ей! - жёстко произнесла Ялли. - Матери, что желала сжечь своего ребёнка самое место в таком аду!
Эльга кивнула в знак согласия с ней.
Но Дан сокрушённо покачал головой.
- Лучше было бы, если бы ты пожелала ей освобождения, - промолвил он. - Простила её. Ты же сама прежде, в предыдущих жизнях совершала ещё худшие поступки.
Ялли с досадой всплеснула руками:
- Почему я слышу только намёки, что я там натворила в прошлых воплощениях? Почему бы мне просто не узнать, в чём я виновна и как это искупить?
- Эта женщина знает всё лучше меня.
- Откуда?
- Она ведь непростое дерево. Она страдающее, живое дерево. Мучения помогли обрести ей дар ясновидения, она им только и пользовалась для того, чтобы постоянно видеть тебя. Все твои воплощения.
- Она постоянно наблюдала за мной, применяя ясновидение? Зачем ей это было нужно?
- А ты, мама, не догадалась сама?
- Нет, конечно. Какая у меня могла быть связь с ней?
- Самая близкая. Она дала тебе начало в мире Великой Тыквы.
Ялли снова растеряно переглянулась с Эльгой, ощущая, как нуждается в моральной поддержке той. Затем перевела вопрошающий взгляд на сына.
- Она была твоей матерью, - продолжил пояснения Дан. - Это ты родилась у неё чудовищем от демона огня. И это тебя она стремила сжечь на костре за это.
Ялли ничего не ответила, замерев в оцепенении, выпрямившись, как статуя. Она понимала - сын не лжёт ей. Что-то из глубины души говорило о том, что всё это правда. И она вдруг поняла, что хочет ещё больше этой правды. Всю её.
- Я хочу знать, - только и произнесла она.
- Тогда отправляйся на остров Плачущих Деревьев, - ответил Дан.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 02.12.2019 Динна Астрани
Свидетельство о публикации: izba-2019-2684252

Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези














1