Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Глава шестая. По дороге в столицу.


Глава шестая.
По дороге в столицу.

Никита с Максимом сидели за столом и, перебивая друг друга, рассказывали Людмиле Петровне, как попали сюда. Она их послушала внимательно, а потом говорит:
- Да, ребятки, плохо ваше дело. Без совета чародея Любомира вам никак не обойтись. Так что собирайтесь и направляйтесь в столицу. Любомир сейчас там, он вам обязательно поможет.
- Тетушка, я ребятам дорогу покажу, а то ведь заблудятся, - предложила Марья.
- Ну, конечно, без тебя они точно заблудятся, - улыбнулась Людмила Петровна и стала возле печки собирать котомку для ребят. Положила туда пирожки, испеченные девочкой, нет, не те, что были приправлены слабительным, а с обычной вкусной начинкой, засунула флягу с квасом и несколько вареных яиц.
- Тетушка, а у тебя как дела? – спросила Марья. – Царь обещал тебе помочь?
- Нет, Марьюшка, - ответила Людмила Петровна и как-то сразу погрустнела. – Меня к нему даже не пустили, сказали у правителя много своих дел, разбирайся сама.
- И что будешь делать? – у девочки тоже испортилось настроение от услышанной новости.
- Как-нибудь выкручусь, - тяжело вздохнула Людмила Петровна.
- Ты сильно не расстраивайся. Как только я доберусь до дома, сразу сообщу обо всем батюшке, а вместе с ним мы придумаем, как тебе помочь, - заверила ее Марья.
- Конечно, придумаете, - грустно улыбаясь, произнесла Людмила Петровна. – Держите котомку, думаю, на дорогу вам снеди хватит.
Они вышли за ворота. Там Людмила Петровна крепко обняла племянницу, поцеловали в макушку, и сказала на прощание:
- Передавай привет отцу.
- Обязательно, - сказала Марья, потом обратилась к ребятам:
- Пошли за мной.
Девочка пошла по узкой тропинке, ведущий в обход пруда, а потом вглубь леса, где тропинка постепенно переросла в грунтовую дорогу, не такую уж широкую, но, во всяком случае, пару мотоциклов на ней могли разъехаться, вот только современного транспорта нигде не было видать.
Так как идти, молча скучно, ребята засыпали девочку вопросами.
- А далеко до города? – задал вопрос Максим.
- Нет, не очень, примерно десять верст, - ответила Марья, - если не будем плестись, как улитки, то к вечеру доберемся.
- Ничего себе, не очень! – забеспокоился Никита. – Это же почти двадцать километров выходит! Здесь такси вызвать можно?
- Что? – не поняла его девочка.
- Ничего, - ответил Никита. – Ты все равно не поймешь.
- Ты что, меня глупой считаешь? – от обиды Марья надула губы и замолчала.
- А город у вас большой? – Максим поторопился сменить тему разговора, чтобы немного разрядить обстановку.
- Конечно, большой, - охотно ему ответила девочка. – Там в центре есть огромные хоромы, где живет царь, вокруг него находятся с десяток подворий бояр и дома его верной дружины. Торговая площадь большая, где торгуют местные и приезжие купцы, три гостиничных двора. Все это обнесено высокими неприступными стенами. А за ними находятся дворы простого люда.
- Много там живет людей? – спросил Максим.
- Десять тысяч, - с гордостью ответила Марья.
Мальчики переглянулись между собой, пряча улыбку. Ничего себе, столица! Да у них в городских поселках больше народу проживает. Правда, вслух эти слова они озвучивать не стали, чтобы еще раз не обидеть девочку.
- Послушай, Марья, а почему ваш царь не помог Людмиле Петровне? – спросил Максим. – У него же прозвище Добродушный, значит, он в любом случае должен был оказать какую-нибудь помощь.
- Ты знаешь, я сама этому удивляюсь, - ответила девочка, на некоторое время, замолчав, как будто не решалась сказать что-то тайное, потом глубоко вздохнула и продолжила:
- Знаете, мальчики, в народе ходят разные слухи.
Марья начала рассказывать.
Оказывается, раньше ее царство было весьма процветающим. Баян Первый – Добродушный налогами народ не душил, чиновникам воровать не позволял, к открытию новых артелей, производящих дешевые но весьма качественные вещи, относился с большим одобрением. Всех детей он обязал учиться в школах, а по окончанию их, разрешал делать выбор; или продолжать свое образование или идти работать. Все это царь делал бесплатно, понимая, что не у каждой семьи может оказаться нужная сумма денег, для обучения детей в случае системы платного обучения. А ведь самые талантливые личности, готовые изобретать новое, в основном выходцы из не очень состоятельных семей. Вот такой парадокс почему-то получается.
Многим соседним царствам процветание вотчины Баяна Первого не давало покоя. Они злились, грозились напасть, но сделать этого не могли, потому что войско царя Добродушного славилась своей выучкой и доблестью, оно не знало поражений в бою.
А потом случилось непоправимое.
Однажды, царь Баян решил устроить себе конную прогулку. Он выехал со своей свитой в чистое поле. Как раз там ему стало плохо. Царь Баян свалился с коня и потерял сознание. Его привезли в хоромы, начали лечить. Через неделю наш царь выздоровел, но стал странным, совсем не похожим на себя, как будто при падении умом повредился, а некоторые люди говорили, что царя подменили, что правит царством самозванец. Но это только слухи.
Как только царь Баян изменился, не в лучшую сторону: сразу начали исчезать мудрые советники, окружающие его, а место них появляться разные темные личности, которые больше радели о своей мошне, чем о процветании царства. Начали поднимать налоги, все, что плохо лежит продавать заграницу, школу сделали платной, да и то, знания подавали поверхностными, в основном сделав главный упор на божье слово. Народ сначала терпел, терпел, а потом начал роптать, мол, не правильно все это, не по заветам предков стали все жить, а потому нагрянет беда большая, коей не видел честный люд аж целых тысячу лет. Начал народ толпой выходить на улицу и высказывать вслух свое недовольство. А царь в ответ жандармов своих пустил народ тиранить, зачинщиков по темницам садить, всех недовольных дубинками взашей разгонять.
Так что совсем плохо стало.
Она еще много чего интересного рассказала по дороге в город, а дорога эта казалась ребятам бесконечной. Вы только представьте - идете себе, идете, пыль ногами поднимаете, кругом зелень, аж в глазах рябит; кусты там разные, деревья, травушка-муравушка, птички сидят на ветках, свои птичьи песни поют. И все, ни машин мимо проезжающих, ни домов дачных, ухоженных. Дикость одним словом. Но не это самое главное. Главное то, что ноги начали гудеть от долгой ходьбы. Так и хотелось взять мобильный телефон и вызвать такси, которое с ветерком довезет до конечного пункта. Но не выйдет. Во-первых, здесь не работает сотовая связь, а во-вторых, даже если бы и работала, у них все равно не нашлось бы нужной суммы денег на оплату таксисту.
Вот так они и шли пока вдалеке не услышали мужской голос, горланящий песню:
Катится печка, катится,
По лесной дороженьке,
Резвостью она славится,
И бережет ваши ноженьки…
А вскоре увидали самого исполнителя, который несказанно их удивил. Рослый русоголовый парень, одетый в домотканую рубаху и просторные штаны, сидел на самой настоящей русской печке, которая стояла посреди поля. Из ее трубы выплывали клубы сизого дыма, а из ее нутра доносился тихий монотонный гул, словно там непрерывно работал невидимый механизм.
- Добрый день, Емеля! – поздоровалась с ним Марья.
От услышанного имени ребята удивлено переглянулись и одновременно подумали:
«Неужели это тот самый Емеля, о котором описывается в сказке «По щучьему велению»?
А тем временем между парнем и Марьей продолжался разговор.
- И тебе не хворать, юная барышня! – ответил парень, глядя на ребят. – Я смотрю, ты время зря не теряешь, Марьюшка. Вон, аж целых двух ухажеров по дороге подобрала.
- Я еще маленькая, чтобы ухажерами увлекаться, - сказала Марья. – А эти мальчики, мои новые друзья.
- И куда ты с новыми друзьями направляешься? – поинтересовался Емеля.
- В столицу, - охотно ответила девочка. – Тебе случаем с нами не по дороге?
- А что, присаживайтесь, с ветерком доставлю до самых ворот, - предложил парень.
- Давайте, мальчики, размещайтесь, - Марья обратилась к Никите с Максимом и полезла на печь.
Ребята последовали за ней.
Когда все удобно расположились на печке, Емеля воскликнул:
- Поехали, родненькая!
И они поехали.
Ход у печки был плавный, без дерганий и без тряски, хотя ребята своими глазами видели, как они промчались по многочисленным ухабам на проселочной дороге, перемахнули неровный мост через речушку и даже назад ни разу не отклонились, когда переваливали через череду холмов. А самое главное, это странное транспортное средство практически не издавало шума, так что сидя на нем, можно было спокойно беседовать друг с другом. Тем самым и решили заняться ребята.
- Никит, это что, прям тот самый Емеля? – задал вопрос Максим.
- Из сказки? – уточнил Никита.
- Да, да, из сказки, - подтвердил его двоюродный брат. – Ты сам смотри, мы едем на печке самодвижущей. А в какой еще сказке такая имеется? Все верно, сам знаешь, в какой сказке. Интересно, а чем еще ему волшебная щука помогла?
- А давай у него спросим, - предложил Никита.
- Давай, - согласился Максим и сразу же обратился к парню с сотней вопросов:
- Емель, а правда, что тебе помогла волшебная щука с этой самодвижущей печкой? А с шагающими ведрами тоже помогла? А когда они шагали, они песню пели? Ведь с песней идти легче. Сам представь, они шагают в ногу и поют марш, прям как на параде:
Мы идем на водопой!
Раз-два, раз-два!
Нашей шумною толпой!
Раз-два, раз-два!
Воду там мы наберем!
Раз-два, раз-два!
Ее в хату принесем!
Раз-два, раз-два!
- Забавных ухажеров ты подобрала, Марьюшка, - усмехнулся Емеля. – А второй ухажер случаем на гармони или балалайке играть не мастак? Если так, то из них отменные скоморохи получатся.
- Не, на музыкальных инструментах он играть не умеет, зато у него хорошо, получается, играть на нервах своей старшей сестры, - за своего двоюродного брата ответил Максим.
- И где же его старшая сестра? – поинтересовался Емеля.
- Дома осталась, - ответил Максим и в свою очередь задал вопрос парню:
- А прямо сейчас можешь что-нибудь наколдовать? Ну, например; по щучьему велению, по моему хотению, появись ведерко вкусного мороженого в моих руках!
Мальчик закрыл глаза, вытянул ладони, представляя, что его желание прям сейчас сбудется, выждал так пару секунд, потом с сожалением вздохнул:
- Эх, ничего не получилось, а жаль.
- Хлопцы, какое колдовство? Какая щука? – не мог понять Емеля.
- Как какая! – удивился Никита. – Волшебная!
И он вместе Максимом пересказали знакомую им сказку.
- Вот дела! – восхитился Емеля. – Интересные, однако, про меня небылицы у вас складывают.
- А что, разве не так все было? – поинтересовался Никита.
- Конечно, не так, - ответил Емеля.
- А как все было? – задал вопрос Максим.
- Все было, вот как, - за Емелю ответила Марья.
И начала свой рассказ.
У Емели было два старших брата – Фрол и Митяй.
Фрол очень любил животных, и те отвечали ему взаимностью, поэтому он был пастухом. Митяю же по душе было ходить на рыбалку, да и рука у него была легкая, никогда с пустыми руками с речки не приходил. А вот Емеля никак своего призвания найти не мог. Сидел он на печи и думал о бытие жизни. Его старшие братья только осуждающе мотали головой, но поделать с ним ничего не могли. Вот и оставалось им постоянно ворчали.
«Хоть бы пошел, да дров наколол, дубинушка ты стоеросовый!» - говорил Фрол.
«Мог бы водицы с колодца принести, лентяй ты несусветный!» - вторил ему Митяй.
«Ладно, схожу», - отвечал им Емеля, а сам продолжал сидеть на печи, потому что, ему лень было все руками делать.
И тогда парню одна замечательная мысль пришла в голову.
«А что если смастерить на речке водокачку, которая будет по трубам качать воду прямо в дом?» - подумал Емеля. И эта мысль ему очень понравилась.
Правда, одному такая работа не по силам, нужно найти подходящего помощника.
Таким помощником, а вернее сказать советчиком оказался чародей Любомир. Вместе с ним Емеля смастерил водопровод, которому его старшие братья были довольны, да и все в столице, потому что постепенно в каждый дом провели холодную воду.
На достигнутых победах парень решил не останавливаться. Захотелось ему сделать самодвижущуюся печку. После многочисленных проб и ошибок, Емеля вместе с Любомиром создали это чудное творение – вполне тихое, а главное экологически чистое. Практически никаких отходов, ну там немного древесной сажи, но в тоже время ее можно использовать место удобрения или еще для разных нужных вещей.
Потом наш выдумщик решил пойти дальше – открыть артель по платным перевозкам людей или тяжелых грузов. А что, сделал прицеп из телеги и перевози разные крупногабаритные вещи, получается намного дешевле, чем на тяговой лошадке.
Дела у Емели пошли в гору. Денежки в его карман текли полноводным ручьем.
Это было кстати.
Влюбился Емеля в Несмияну, которая была дочерью одного купца, и решил на ней жениться. Но купец заявил, что выдаст замуж свою драгоценную дочь только за того, кто сможет развеселить ее. Как раз такое условие не оказалось проблемой для сообразительного Емели. С помощью своей смекалки он рассмешил Несмеяну и женился на ней.
Прожили они счастливо недолго. После несчастья с Любомиром, все дела Емели пошли на спад. Сначала запретили всем пользоваться водокачкой, мол, она приносит вред реке и рыбе, а потом закрыли артель по перевозкам. Видите ли, они своими передвижными печками траву мнут не по закону, и колею на дороге не выравнивает. Так что извольте, отправьте все свои самодвижущие печки на слом. Вот только одну в личное пользование оставили, потому что у Емели был документ подписанный царем, который гласил, что владелец данной диковины может пользоваться ей без каких либо ограничений и передавать ее своему потомству по своему усмотрению.
- Все верно, Марьюшка, - тяжело вздохнув, Емеля подтвердил слова девочки. – Вот мне ничего и не осталось, как заниматься индивидуальным извозом, чтобы как-то нам с супругой сводить концы с концами. Вот такие дела, ребятки.
Никита с Максимом после такого рассказа поняли, что дела идут в данном царстве не очень хорошо.
Дальше по пути они разговаривали на разные темы и поэтому не заметили, как с очередного бугорка перед ними открылась панорама, где во всей красе виднелась столица.
- Ну, все, ребятки, дальше вы своим ходом, - сказал Емеля, остановив свою самодвижущуюся печку.
- А ты, что с нами дальше не поедешь? – удивился Никита.
- Нет, ребятки, в последнее время там мне не рады, - ответил Емеля. – Я лучше к своей любимой женушке поеду, отдохну немного. Она как раз к моему приезду пышных да румяных пирожков испечет.
- Спасибо хоть на этом, - поблагодарила Марья.
- До свиданья, ребятки! – сказал Емеля, трогая свою печку. – Может, еще свидимся!
- До свиданья, Емеля! – крикнули ему вслед ребята.
- А я бы от пышных и румяных пирожков не отказался бы, - добавил Максим.
- Обжора, - ехидно ухмыльнулся Никита.
- А ты глист глистой, - ответил на обиду Максим.
- Мальчики, хватит вам ругаться, лучше пошли к воротам столицы, - прервала Марья перебранку между мальчиками.
- Пошли, - согласились с ней ребята.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 01.12.2019 Молотков С.
Свидетельство о публикации: izba-2019-2683475

Рубрика произведения: Проза -> Сказка













1