Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Ночной бизнес


Ночной бизнес

Василий был новым человеком в «ночном бизнесе». Так его друзья называли своё занятие, не вписывающееся ни в какие этические рамки. Завтрашним вечером Андрей и Глеб Калягины впервые предложили Василию поехать с ними на кладбище. Приятели Васи раскапывали могилы более-менее состоятельных мертвецов и неплохо наживались на этом. Довольно долгое время Василий посмеивался над друзьями, подкалывал, даже дважды пытался убедить их не заниматься столь мерзким делом. Однако потом поутих и перестал читать нравоучения, глядя, как приятели разъезжают на новеньких внедорожниках и строят для своих семей двухэтажные коттеджи. На своём прошлом дне рождения, Глеб, разоткровенничавшись, поведал Василию, что у них целая сеть по «переработке» добычи. Дорогие костюмы со свежих покойников отправлялись обратно в магазины, золотые коронки, кольца и другую «ювелирку» скупали подозрительные личности, вечно слоняющиеся возле центрального рынка. Даже на черепа усопших имелась странная клиентура, покупающая незаконный товар через интернет. К нынешнему моменту на Глеба и Андрея уже работало около десятка людей, которые не задавались лишними вопросами. В своем деле разорители могил даже применяли спецтехнику, чтобы убирать и ставить на место тяжелые могильные основания и памятники. Отдельная группа приводила разграбленные места последних людских пристанищ в первоначальный вид. Всё это чёрное дело нынче могло прекрасно функционировать и без участия братьев Калягиных, однако, как и прежде, приятели Василия и сами иногда отправлялись за добычей.
- Не могу жить без этих ощущений. Меня процесс захватывает, - говорил Андрей. Такого же мнения придерживался и его старший брат Глеб. В сговоре с ними был даже местный священник, за сведения о свежих обеспеченных «клиентах» получающий неплохой откат. Областной центр стабильно поставлял в день тридцать-сорок покойников, часть которых непременно становилась «клиентами».
Для Василия всё началось с просьбы денег у приятелей. Он приехал к ним в гости, когда один из братьев старательно натирал автомобильным воском серебристый «ниссан патрол», приобретенный на прошлых выходных.
- Глеб, займи десять тысяч до зарплаты, - стыдливо попросил Вася, нащупывая в кармане купленный в кредит смартфон, - Ольге на линзы срочно надо и дочке к школе кое-что…
- Хорошо Вась, но последний раз, ты уж извини, - Глеб хлопнул дверью машины, - Мы, конечно, друзья, но ты же сам не хочешь зарабатывать.
- Я и так работаю… - Василий запнулся.
- Да что ты? Пашешь на доброго дядю шестой год! Тебя и шурин на рынок звал торговать, и Андрюха к нам зовет, а ты упёртый! Честный он, блин, и правильный! – прорвало обычно молчаливого и сверхспокойного Глеба.
- Не умею я на рынке торговать. А с вами могилы рыть – я ж потом ночью не засну. Это у вас нервы железные, - Василий обиженно насупился, - Нехорошим вы делом занимаетесь.
- Мёртвым всё равно, Вася. Им, можно сказать, даже хорошо – умерли, а живым помогают. Последнее доброе дело совершают, так сказать! - усмехнулся Глеб собственному выводу. Немного поколебавшись, старший Калягин сунул приятелю в карман джинсов две красные пятитысячные купюры и умчался по делам, оставив задумчивого Василия стоять со смятыми деньгами.
Весь оставшийся день и добрую половину ночи Василий не мог уснуть, впервые всерьёз раздумывая о предложении Калягина и взвешивая ком накопленных кредитов и прочих долгов. Беременная вторым ребёнком жена, заметив удручённый вид Василия, попыталась поговорить с мужем о его тяготах, но тот отвернулся лицом к стене и выдавил из себя, что хочет спать.
Утром, по пути на работу, Василий всё-таки позвонил Андрею. Слушать торжествующий голос Глеба ему не хотелось. С младшим Калягиным было проще договориться.
- Андрюх, короче, я с вами решил поработать. Попробую. Глебыч прав, пахать всю жизнь на дядю не дело…
- Молодец, дружбан! К десяти вечера подваливай, как раз клиент жирный нарисовался. Один заезжий мошенник офис в Стармолле открыл, бабам головы туманил, что заговорами и порчей владеет. Нахваливал себя, как мощного экстрасенса. Бабы сдуру ему деньги тащили, пока муж одной из них самозваного мага из окошка не вышвырнул. А окошко-то на пятом этаже. Чудик этот башкой вниз и готов. Мужика, понятное дело, сразу под арест, а покойничка нашего сегодня с утра похоронили. Отец Никифор расписал, что у покойничка все пальцы в золоте, на шее цепь грамм на триста с кулоном старинным. В общем, наш клиент.
- Зачем мне эти подробности. Это на всю ночь? Оля будет спрашивать… - замялся Василий
- Оля тебе спасибо скажет за деньги. Ты ж добытчик в семье, друг! – голос Андрея был раздраженным. – Ну, не хочешь, смотри сам, больше не позовём. Последнее предложение.
- Пойду, конечно! – поспешно подтвердил Василий и сбросил вызов.
Весь день на работе он настраивал себя, что ничего в этом неприемлемого, и чересчур предосудительного нет. Однако его мутило от одной мысли о том, что придётся прикасаться к покойникам. Василию припомнился детский испуг. Тогда он увидел в гробу отца, погибшего в жуткой автокатастрофе. Вся семья поочередно подходила и, прощаясь, целовала в лоб умершего, пришла и очередь одиннадцатилетнего мальчика Васи, убеждаемого родственниками, что так нужно обязательно сделать. В память ребенка навсегда вписался момент этого страшного ритуала. Конечно, Василий никому не признавался в этом страхе, периодически всплывающим в его памяти. Даже жене.
А дома, когда Василий вернулся с работы, дочка снова стала ныть, что ей нужен ноутбук и не какой-нибудь, а игровой и мощный…
Девять вечера. Василий поймал себя на мысли, что уже больше часа следит за минутной стрелкой.
- Оль, я к Мишке. У него переночую, к нему дядька приехал, посидим немного, – соврал он жене.
- Угу, - буркнула жена, увлеченно разглядывающая новостную ленту в соцсети, - Поужинай только сначала.
- Я у Мишки поем, - мысль о покойниках у Василия никак с едой не вязалась. Он нацепил серую болоньевую куртку и выскочил на лестничную площадку, громко хлопнув дверью.
- На работу не проспи! – донеслось ему вслед.
К дому Калягиных Василий подъехал на своей обшарпанной «восьмерке» ровно к десяти. Едва не опоздал из-за суматошного водителя маршрутки, умудрившегося не разъехаться с красным «москвичом». Из заглохшей старенькой машины на Василия, осуждающе, как показалось ему, пялился дряхлый дед-водитель.
- Проспорил! Появился он. Держи, брат, - Глеб протянул младшему сотню долларов.
- Во, я уже точно в прибыли сегодня, - похвастался Андрей запыхавшемуся Василию.
- Васёк, глотни сто грамм для храбрости. Зелёный весь, как труп, – похлопал гостя по плечу Глеб и налил из пузатой бутылки половину хрустального фужера, - Это семилетний виски, не водяра какая-нибудь.
- Пей, пей, ночью прохладно уже, не май-месяц. Ты нам здоровенький нужен, - младший Калягин придвинул приятелю блюдо с тонко нарезанным балыком.
Василий не задумываясь, одним махом опрокинул в себя алкоголь. В животе тотчас потеплело, настроение улучшилось, он даже улыбнулся.
- Видишь, Андрюха, живительную силу чистого виски! – заржал Глеб. - Уже розовый вон, а не зелёный!
- Ладно, переодеваемся и поехали. Темно уже!
Серебристый «ниссан» с рёвом промчался в по объездной дороге и свернул в сторону городских кладбищ, которые за последние десятилетия, а особенно за девяностые годы, разрослись на многие гектары. Район кладбищ представлял собой целый лабиринт из бесконечных рядов оградок, памятников и узких заасфальтированных дорог, вьющихся между кладбищенскими участками по запутанной схеме. Даже днём редкие посетители скорбного места ориентировались с трудом, а ночью, при свете автомобильных пар почти невозможно было оказаться в нужном месте. Впрочем, Калягины прекрасно знали эту местность, каждый поворот, каждое кладбище. Пропетляв минут двадцать, они остановились у кладбищенской сторожки. В машину подсел пожилой высокий человек в камуфляжной одежде, предварительно зашвырнув в багажник две лопаты, ломы и свёрток мусорных мешков. От него изрядно пахло спиртным.
Ещё несколько минут внедорожник катался среди скоплений крестов и всяческого рода заборчиков, выхватывая фарами из темноты нужное направление, пока по указанию сторожа Палыча не подъехал к длинной витой ограде. Палыч, кряхтя, выбрался из машины, огляделся и удовлетворённо хмыкнул. Место было тем самым, к которому он вёл Калягиных и их сотоварища.
- Когда закончите, позвоните. Я подойду, заберу инвентарь и приведу всё в порядок, - с этими словами сторож шагнул в темноту и быстро растворился в ней. Тоненький серп луны и усыпанный яркими звёздами небосвод давали скудное освещение, которого было достаточно, чтобы хотя бы что-то видеть без фонарей. Глеб заглушил двигатель и компания, прихватив инструменты, отправилась к ближайшей, ещё ничем не огороженной свежей могиле. Тем временем, лёгкое опьянение начало покидать Василия. Вместе с небольшим запасом решимости у мужчины. Ему стало жутко от плотной, висящей в воздухе тишины. Ни малейшего дуновения ветерка не ощущалось в обычно ветреную погоду в это время года. Когда Калягины принялись за работу, мерно стуча по сухой земле лопатами, Василия и вовсе начало потряхивать от страха. Братья же, ловко орудуя ломами и лопатами, сдвинули в сторону могильную плиту и принялись углублять яму. Рыхлая, глинистая почва легко подавалась опытным мародёрам. Василию Калягины доверили держать мощный автомобильный фонарь.
- Пора нам филиалы открывать, – ёрничал Глеб, - Назначим Васю директором дочернего предприятия! Фирма «Ночной землекоп»!
- Не забудь Палычу денег дать, чтоб в могилу потом закопал, умник, - напомнил брату Андрей.
Братья зарывались всё глубже, по очереди спускаясь в яму и аккуратно сбрасывая землю в одну кучу, рядом с могильной плитой. Василия, несмотря на тёплую одежду, начало знобить ещё сильнее. Шестым чувством он ощущал, что надвигается что-то неотвратимое и предельно опасное. Грохот лопат о крышку гроба известил Василия о том, что грабители достигли своей цели. Василий старался смотреть куда угодно, но только не в яму, его руки тряслись.
- Да не дёргай ты фонарем, - прошипел Глеб, - Андрюха, лезь сюда, помоги с крышкой. Младший Калягин, отпихнув Василия, спрыгнул к своему родственнику. Братья поддели ломами лакированную крышку гроба и с хрустом начали отрывать её…
Дикий крик Глеба заставил Василия выпустить фонарь из дрожащих рук. Луч света падающего фонаря на секунду успел выхватить, как Глеб борется с кем-то нечеловечески сильным, крепко обхватившим его и вцепившимся в шею старшего Калягина. Андрей в оцепенении прижался к противоположной стороне ямы. Василий подумал, что его разыгрывают, но брызнувшая в лицо струя крови заставила новичка взвизгнуть от ужаса. Василий отпрыгнул прочь от могилы и побежал сломя голову в темноту. Пыхтя и задыхаясь на бегу, разрывая одежду об острия оград, он попытался вспомнить хоть какую-нибудь молитву, что-то бормотал, чтобы не слышать жуткие крики, доносящиеся до него. Лавируя между ограждениями и памятниками, несостоявшийся грабитель могил выбежал прямо к кладбищенской сторожке. Дверь была распахнута, внутри никого не было, кроме внушительного вида чёрной патлатой дворняги, оскалившей зубы на непрошенного гостя.
-«Палыч, видимо, убежал на крики. Значит, без меня разберутся», - с надеждой подумал Василий и поспешил по дороге, ведущей в сторону объездной. Мысли о деньгах покинули его голову, а о том, что произошло с Калягиными, он и вовсе думать не хотел. На объездной дороге ему довольно быстро удалось поймать одинокое такси, возвращающееся в город. Худой как смерть, таксист в кожанке и с дымящейся сигаретой в зубах, сначала с недоверием взглянул на всклокоченного мужчину в изодранной болоньевой куртке и грязных джинсах. Однако тысячная купюра развеяла сомнения водителя о платежеспособности пассажира.
К себе в квартиру Василий попал далеко за полночь. Сбросил грязную одежду и забрался в горячий душ. Потом прижался к жене и до утра пялился в незамысловатый узор ковра на стене, прикидывая, как он посмотрит в лицо друзьям после своего побега. Василий отчаянно продолжал себя убеждать, что это был несуразный, дикий розыгрыш. В конце концов, брызнувшую кровь можно было инсценировать.
Но Андрей и Глеб не объявились ни на следующий день, ни в день, последовавший за предыдущим. А потом по городу поползли страшные слухи о разрытой, забрызганной кровью, могиле чокнутого экстрасенса и исчезновении сторожа и братьев Калягиных. Покойника в яме тоже не нашли. Впрочем, о Калягиных мало кто сожалел, кроме членов их семей. Братья у стражей правопорядка имели дурную репутацию, сторож Палыч и вовсе был одиноким стариком, да к тому же сильно пьющим. Поэтому молодой следователь вёл дело, не проявляя особого энтузиазма. Через три дня его должность сторожа уже занимал новый человек. Василий, будучи свидетелем произошедшего, никому ничего не рассказал о событиях той ночи. Он придумал версию для жены с ночёвкой у друга, а жена, безгранично доверяя ему, не стала особо расспрашивать. В полицию Василий, конечно же, не пошел. Он едва смог не выдать себя, когда к нему домой пожаловал участковый, опрашивая знакомых братьев Калягиных. Несмотря на увиденное собственными глазами, Василий и себя-то не смог убедить в реальности увиденного и не надеялся, что в его историю кто-то поверит. Наживать неприятностей он не хотел. Через месяц история с пропавшими людьми почти полностью позабылась. Город, наполненный новыми новостями, продолжал жить своей жизнью…





Рейтинг работы: 7
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 6
© 30.11.2019 Дмитрий Чепиков
Свидетельство о публикации: izba-2019-2682383

Метки: мистика, ужасы, кошмары, страшные истории, истории на ночь, страх, триллер, приключения,
Рубрика произведения: Проза -> Ужасы


Татьяна Кононенко       30.11.2019   11:03:44
Отзыв:   положительный
Не в теме, Дмитрий)) (и хорошо, что не в теме!) Могильные плиты на свежие захоронения не устанавливают, земля сильно оседает. Максимум, родственники усопшего экстрасенса могли крест какой-нибудь навороченный установить.
Крепкого здоровья, всех благ!
Дмитрий Чепиков       30.11.2019   12:34:42

Тут была экстренная ситуация, установили чтоб не выбрался)












1