Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

10-я глава. Шаг в пространственный шлюз Букет надежд и проклятий ХХ-го века Роман политсатиры в стихах


Моя комната вид не обычный имела -
слева прошлое, в центре диван, справа дверь.
Я расхаживал нервно у края предела,
осознав предстоящего жуткость теперь.

По ту сторону были пространства перила.
Что-то вроде балкона кончалось ничем.
Там обрыв был, где Гения чудо парило.
Я, кривясь, оставался панически нем.

Он ввергал меня в бред за разумность предела
и антигравитацией психику рвал,
мою урну пластмассовую переделав
самовольно во времени этот портал!

За ним избы Москвы, неотёсанность старая
и дома белокаменные в стороне.
Но ни песня не слышалась нынче, ни ария.
Только пара лошадок заржала вдруг мне.

Она остановилась у дома с фронтоном.
Не одна, следом бричка с изгибом рессор
и стрельцы даже в сопровождении конном.
Барин вышел из брички и руки простёр.

Потянулся он сладко, как заспанный боров.
"Разожрался, мерзавец!" - подумалось мне.
Рядом служка худющий приклеился споро,
щеголяя в кафтана зелёном сукне.

Затем вооружённое сопровождение
соскочило с коней, разговор заведя.
Прибежали собаки полаять, скаженные!..
Я смотрел это, будто бы сказку дитя.

- Этот жирный из немцев, торговец заезжий, -
сказал телепатически Гений, паря.
Дворовые примчались, как будто консьержи,
и какой-то убогий приполз втихаря.

Это было типичное средневековье.
Кстати, конную тягу и брички застал
я в кубанской станице и благо такое -
моей жизни подарок из детства пласта!

Но тот миг, миллионами вольт напряжённый,
мне антигравитацией психику рвал.
Мне нужны были срочно бояре, их жёны
вместе с чадами, бытом, фольклором внавал!

Пусть прошли сотни лет, и язык изменился.
Всё же патриотизм, что в умах большинства,
не меняется, скажем, как пряность аниса.
Наша русская сущность в веках такова! 

"А вот в чём для княжны появиться одетым? -
как репейник, вопрос прицепился ко мне, -
Как представиться Насте во времени этом?
На каком этикета подъехать коне?.."

На плечах у меня кителёк патриота,
будто бы сострадая, скукожился весь.
"Не реально встречать в нём из женщин кого-то, -
я вздохнул, - если нравиться искорка есть!

Здравый смысл извращён в моей жалкой особе
потому, что я пью заблуждений вино.
Современникам даже помочь не способен
и тем более людям, что жили давно.

"Не хватает навзрыд зареветь мне от горя! -
я усмешку сквозь жалости дебри провёл
и отметил, со слёзною слабостью споря, -
Ох, расчувствовался, как прозревший осёл!.."

Применив это, будто презрения молот,
я от муки отчаяния отупел.
Не жалел я себя потому, что был молод.
Давал знать себя опыта жизни пробел.

- Не волну-у-йся, дружо-ок, ни о-о-о чём! - напевая,
за пределом реальности Гений парил.
поджидал Он меня, будто бы разгильдяя,
потерявшего ум у пространства перил.

- Совреме-енникам ты-ы помога-а-а-ешь, дружи-ище, - 
развлекался вокалом Он где-то вверху, - 
Каждый в пре-едках свои-их связь досто-о-о-инства ищет, 
отверга-ая сове-етчину, как шелуху-у-у-у!.. 

Я смотрел на окно в белом доме с фронтоном
и в тот миг осознал, что там Настя жила.
В многочисленном сопровождении конном
мог бы сам я приехать в камзоле посла.

Не желал я предстать как советский повеса. 
Это русское портило бы естество.
Меня Настя принять могла сразу за беса
или за производное вроде того!.. 

- Ну так что ты решил, Донжуан мой советский?
подтрунил тут же Гений, струясь в стороне.
Хорошо, что я в окнах закрыл занавески,
чтобы СССР не совался ко мне! 

Управлял пока Брежнев - с беззубостью, кстати.
Но советский закон был, как молот тяжёл,
и меня размозжил бы в таком компромате,
что в моей голове на себя я нашёл.

- Путешествовать буду, - я крикнул, - во времени!
Исторической памятью надо лечить
нам советских людей, что жить в рабстве намерены.
А иначе свободы не вскрыть сургучи.
 
- Заходи же в портал побыстрее, трусишка!
Он позвал, подлетая к пространства дыре.
Только это вдруг стало тяжёлым излишком.
Обездвижился я, словно жук в янтаре.

И стоял изваянием, - будто бы сварен
киселём обезволенным разум был мой!
- Ты боишься войти в портал времени, парень? -
Он спросил и хихикнул, кивнув головой.

- К Трубецким ты не очень торопишься в гости! -
продолжал Он, контроль надо мной потеряв, -
Невпопад и с трудом я осклабился, - Брось ты!
У безумия каждый поступок не здрав.

- На тебе нет лица!.. Куда дел его, парень? -
Он приблизился и покачал головой.
Я был правдой горячей мгновенно ошпарен
и вскричал, возмутившись в манере взрывной, -

Без подробного плана ты с дьяволом в паре
погубить меня хочешь, старик световой!.. -
Был мой чай настроения круто заварен,
и я злостью орудовал, как булавой, -

- Издеваешься ты надо мной без предела,
будто я человеком уж быть перестал!..
Даже урну для мусора ты переделал
самовольно во времени чёртов портал!

- Ну так это же всё для тебя, мой хороший! -
Он руками развёл, - Угодить я хочу.
И Настюше хочу, чтоб ты хлопал в ладоши,
и помог Трубецкому отцу, усачу!

- Кто дал право тебе издеваться над слабым? -
на рожон меня злости потоком несло, -
Твоего превосходства противные жабы
или же милосердного Бога чело? 

Эта едкая смесь моего интеллекта
с паникёрством подействовала на Него.
Дал понять я, что здесь не размазанный некто,
а моё исстрадавшееся существо. 

- Не прилично являться мне дурно одетым! -
наконец тут кручину исторг я кручин, -
Кительком патриота поношенным этим
невзначай Трубецкого унижу я чин!

- Извини, - посерьёзнел Он, - Жаль, упустил я
над твоим состоянием психо- контроль.
Есть в чинах и мундирах влияния сила.
Только ты о духовности думать изволь.

- Ты ввергаешь меня за разумность предела
и антигравитацией нервы порвал.
С ума сводит меня эта Настя, что пела!..
Убивает меня этот жуткий портал!

- Врата времени это, немало их в мире, -
проворчал Он и в страхе моём сделал щель.
Я ругнулся от злости, и щель стала шире,
поглотив обезволенности мой кисель.

Он меня успокоил, - Освоишься вскоре
и в пространственный шлюз заходить будешь ты
для поездок в столетиях с ленью во взоре,
как в автобус маршрутный, где нет маеты.

Не считал я всё это за плёвое дело.
Врата времени - вход в параллельность миров!..
Но шагнул в шлюз пространства довольно не смело,
до конца мою панику не поборов.

Я шагнул, закипев осуждением пылким,
и покрыть кое-чем Его щедро хотел.
Но приятность почувствовал где-то в затылке,
как нежданный подарок пучка антител.

Конец 10-й главы.
Продолжение следует.

23 - 29 ноября 2019 года.






Рейтинг работы: 7
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 7
Количество просмотров: 13
© 29.11.2019 Николай Мирошниченко
Свидетельство о публикации: izba-2019-2682215

Метки: 10-я глава., Шаг в пространственный шлюз, поэт Николай Мирошниченко, роман фантастической, политической сатиры в стихах,
Рубрика произведения: Поэзия -> Сатирические стихи














1