Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Герой Советского Союза. Михаил Пятикоп. Часть 1.


Герой Советского Союза. Михаил Пятикоп. Часть 1.
- Товарищ полковник! Комбат убыл в госпиталь по ранению, временно исполняющий обязанности командира первого батальона Старший лейтенант Пятикоп!
- Как звать-то, Пятикоп? - Голос комдива звучал устало, но как-то по-отечески
- Михаил, товарищ полковник!
- Миш, что имеете на сегодняшний день?
- Девять танков, по 1 бк на них и горючки на одну заправку, товарищ полковник!
- Не густо…. По сути, рота, да и то неполная… Ну вот слушай, Миша… В сторону Елисевичей движется немецкая колонна. Одних танков не менее 40, не считая остальной техники. По нашим данным, к ночи будут там. Задача – задержать их, хоть на пару часов. Сможешь ночь продержаться – к ордену представлю. Но людей береги. У нас опытных танкистов все меньше, а каждый на вес золота. К утру должны будем перегруппироваться и перекроем им дорогу, но до утра больше прикрыть некем. Связь держи напрямую со мной. Как понял?
- Есть, товарищ полковник! Продержимся. И не мечтал до ордена в адъютантах дослужиться.
- Шутишь – это хорошо. Ты продержись, а за мной не заржавеет.
Пятикоп повесил трубку. Улыбку как рукой сняло. Закурил.
- Ильич, собери командиров. Всех. Через пятнадцать минут все у меня.
Спустя десять минут начали заходить командиры экипажей. Молча рассаживались. Что знали они о молодом комбате? Веселый, с шутками-прибаутками, не молодой – для старлея 33 года – возраст солидный. Но это его первый бой в качестве комбата. Как поведет себя? От его решений зависели не только их жизни, но и жизни их экипажей, что намного важнее. Предыдущие сражения измотали изрядно. Шутка ли, в строю на весь батальон 9 танков осталось. Хотя и это сила, в других батальонах и меньше есть…
- Товарищи командиры! Комдивом поставлена задача. Сложная, но интересная. Погуляем на Славу. Совещания не будет. Пока совещаться будем, немчура пяток километров лишних махнет. Они ждать нас не будут. У кого возражения будут – потом выскажите, но кратко.
В сторону Елисевичей подходит танковая колонна немцев, не менее 40 единиц. Наша задача – задержать ее как можно дольше. Предполагается, что к ночи, они будут там. Встанут на отдых – нам же лучше. Нет – будем встречать с ходу. Вот здесь лесом, по низине – самая короткая дорога. Пару часов и на месте. Немцев надо встречать за деревней, на повороте на Труфаново. Они пойдут по Духовщинскому большаку, справа-слева болото, другой дороги у них нет. Но и мы на подходе будем перед ними как на ладони. Выходя на позиции, чтоб не быть обнаруженными, мехводам прикажите двигаться по гребню холмов. Одного обнаружат, развернуться – и всех поминай как звали. Далее разворачиваемся по холмам и лесочку. Первый выстрел мой. Бью головного. Яш, на тебе второй танк в колонне. Серега и Игнат бьют по замыкающим. Если колонна к тому времени целиком не покажется – бейте по последним, кого видите.
Выстрел и сразу уходите на другую позицию. Не надо высматривать попал-не попал. На секунду замешкались и все. С другой позиции хорошенько прицелились, выстрел и ушли. Если старую позицию не вскрыли, можете на нее попробовать вернуться, но это если других вариантов нет. А лучше – каждый выстрел с новой позиции. Распределимся на месте. Выступать надо, времени нет. Вопросы-предложения?
- Сколько продержаться -то надо, комбат?
- Чем дольше, тем лучше. Ночь простоим – уже отлично. А там на месте разберемся.
Уже три часа красноармейцы окапывались. Готовили и основные, и запасные позиции. Пятикоп проверял каждую. И постоянно делал замечания. Все не по нему, все не по нраву. Немцев все не было. Солнце медленно катилось за горизонт, горевший красным.
- Тепло завтра будет… - произнес один из бойцов
- Дожить бы до завтра… - отозвался второй голос
- А ты доживи. Ты ж мехвод, от тебя успех в первую очередь зависит. Расторопней будешь - и ты доживешь, и экипаж сохранишь – раздался голос комбата
Солдаты вскочили, но Пятикоп их жестом остановил и продолжил:
- Мужики, Вы ж уже сталкивались с немчурой, видели их в бою, щупали… Да, их больше, они опытней, техника у них не плохая. Но и мы ж не лыком шиты. Не буду пламенные речи произносить про родину, отчизну, дом и прочее… Нет… Тут все просто – или мы их, или они нас. Они дисциплинированней, воюют по учебникам. А мы смекалкой свое возьмем. Вот я вообще 3 класса закончил, как же мне с ними по учебникам состязаться? Однако я живой, тут, с вами, а пару немецких танков уже сжег. И еще сожгу. И вы сожжете. Но пары мне мало, еще б парочку, а там и еще, и еще. Так и наберемся опыта и сами учебники писать будем, а они пусть учатся…
Бойцы заулыбались.
- Товарищ старший лейтенант, разрешите обратиться? – полушепотом произнес один боец
- Товарищ старший лейтенант, немцы в деревню вошли! – подбежал Ильич запыхавшись
- Ну, вот и славненько, а то заждались. Боец, завтра обратишься, вот приедем в расположение и жду тебя у себя, обязательно побеседуем. А сейчас по местам.
Немецкая колонна остановилась в деревне. Что делали – непонятно. Не видно уже ни зги.
- Товарищ старший лейтенант, может в разведку пару бойцов отправим? Может, заночуют они там?
- Нет. Еще подождем. Они торопятся. Да и колонна маленькая, может, разведка. Сейчас основную колонну подождут, посовещаются и дальше поедут. А, может, и поужинают. Это б нам на руку было. У сытого и довольного жизнью внимание притуплено.
Прошел еще час. Окончательно стемнело. Небо затянулось тучами, месяц спрятался и единственный свет, который был в округе – свет от фар в деревеньке вдалеке. Курить хотелось так, что сил нет, но нельзя. И вот двинулись. Первые пошли мотоциклы. Одинокие фары, движущиеся друг за другом. Танки остались в деревне. Только б никто не выстрелил. Только б не задергались. Фары приближались, вот уже поравнялись и не сбрасывая скорость проехали дальше, потрескивая моторами. Танки все стоят. Двинулись. Отлично. Пятикоп прямо почувствовал, как забурлила кровь. Комок подкатил к горлу, только б сработало. Только б бойцы сработали правильно. Сделают все как положено – задержим. И не 2-3 часа продержимся, а ночь простоим….
Немецкая колонна так и шла с зажженными фарами. Совсем страх потеряли. Расстояние между танками – 20-25 метров, как на параде. То ли, правда, расслабились, то ли командир неопытный совсем, то ли самонадеянный… да нет, давно воюют, должен понимать, чем чревато. Ну, да ладно, не наше дело…
Выстрел. Задний ход, разворот. На всех парах на запасную позицию. Перезарядка уже идет. Вокруг гремят выстрелы. Вылетели. Беглый осмотр дороги – да не может быть – девять танков горит. Девять выстрелов, девять пораженных. Но некогда радоваться, выстрел и снова задний ход, переезд на вторую запасную.
Горит, горит немчура. Полыхает. Освещает и дорогу, и суетящихся танкистов рядом и, самое главное, – соседние танки, которым неприятно ощущать себя мишенью, пытаются разъехаться, да куда уж там – мешают горящие танки. Вот один задом попытался отъехать и сел. Болото. Пусть посидит, до него очередь еще дойдет, пока и без него целей достаточно. Выстрел. Теперь по машине с пехотой. И снова менять позицию. А немцы молодцы, уже поняли, что к чему, обстреливают наши позиции. Только стреляют в никуда. Нет там никого после выстрела. Сменили позицию. И только ухают их тяжелые снаряды, разбрасывая бревна и песок.
Вот слева пулеметы застрочили – ага, значит, пехота потянулась. Хорошо пулеметчикам, цели подсвечены. Смолк пулемет. И спустя минуту в том месте, где он стоял – разрыв от попавшего снаряда. Но нет там уже никого. В другом месте пулемет снова заработал.
Постепенно бой затихает. Нет, не стих, рвутся снаряды, но реже, значительно реже. Часть немцев успела отойти в деревню, попытаются сейчас скрытно нам во фланг зайти. Ну-ну… Болото там, пусть пробуют. По рации несколько раз просили разрешения сместиться к дороге, добить спрятавшиеся немецкие танки, да затрофеить чего хорошего. Но нет, не для этого мы здесь держимся. Со стороны болота рокот моторов – да, верно, пошли обходить, но нет там путей. Или мы про них не знаем, а значит, и они вряд ли найдут. Но приказал одному экипажу контролировать болото, мало ли…
Рано рассветает в июле. Только стихло все, как со стороны деревни рев моторов усилился. Свежие силы подошли. А солнце уже появилось на востоке. Нет больше укрывающей тьмы. По болотам стелется туман и дым от догорающей техники, но и наши танки теперь не так скрытны. И вот идет колонна. Направила башни в сторону холмов, ждет, когда проявят себя наши танки. Буквально пять единиц техники, остальные остались на выходе из деревни, выжидают. Молодцы немцы, быстро учатся. Одни выманивают, а другие как раз бить будут. Приказ по рации – «Колонну пока не трогать, бейте по тем, что в засаде.» И снова бой завязался. Часть тех, что были в засаде, отошла, часть рванула за колонной, считая, что там найдет спасение, несколько танков рванули во фланг и завязли там. Завязнувших не трогать…
- Товарищ старший лейтенант, вас комдив…
- Как там, Миша?
- Держимся, товарищ полковник.
- Долго еще держаться сможешь?
- Светает, да и бойцы устали. Вы скажите, сколько нужно, а мы постараемся.
- Держитесь. Сколько сможете держитесь. Сколько потерял?
- Два танка. Трое убитых, много раненых. В основном, из поддержки. Немцев два десятка спалили, пять орудий, пехоты – не меньше роты.
- Держитесь, Миш. Молодцы. Раненых отправь в расположение.
А бой не затихает. Все новые силы фрицы подтягивают. Вот еще один наш загорелся. Из экипажа только один боец успел выпрыгнуть, остальные, скорее всего, заживо сгорели. За спиной, в лесу, так же шум моторов уже слышен, обойти пытаются. Надо теперь и тыл контролировать, вдруг, найдут выход. Прикрытие уже практически не меняет позиции. Устали бойцы. Да и немцы на них уже особо не отвлекаются. Бьют все точнее. Еще один заполыхал.
Десять утра. А местность за Елисевичами как поверхность лунная – все в кратерах и затянуто черным дымом. Пять наших танков потеряли. Немцев только на дороге тридцать единиц. Десяток орудий. Пехоту посчитать не представляется возможным – не видно ничего. В лесу моторы уже явственно различимы, но пока не со стороны дороги, по которой они подъезжали. Но найдут. Знают, что ищут. Со стороны деревни попыток прорваться уже час, как не предпринимают. Выставили орудия и ждут, что мы дадим о себе знать. Боятся.
Снова комдив на связи:
- Миш, понимаю, что тяжело, но еще хоть пару часов. Очень надо. Приказывать уже не могу. Просто прошу, продержитесь.
Четыре танка осталось, четыре. Боеприпасов практически и не осталось. Суммарно, со всех четырех танков одного БК не наберется.
- Снести все боеприпасы в мой танк, заправить его горючкой. Остальные – грузите раненых и увозите в расположение.
- Товарищ старший лейтенант, разрешите с вами остаться?
- Не разрешаю. Мы на себя отвлечем, да продержимся сколько сможем, а вы людей спасайте. Где ж я еще таких героев возьму?
Спустя пол часа танк Пятикопа уже летел на всех парах к Задерихе, пока немцы прочешут все, пока проверят, мы дальше по шоссе встанем. На их расслабленность полагаться не стоит, но хоть сколько то, да продержимся. В стороне от шоссе приказал замаскировать танк, окопать. Сделать запасную позицию. Время есть. Не могут немцы двинуться с ходу дальше. Суммарно сутки выиграли.
Ночью дал поспать по паре часов каждому. Костры не жгли. По шоссе проехало несколько мотоциклов, но танков не было. Побоялись ночью идти. А это уже хорошо. Чем немцы берут? Скоростью передвижения. Пока мы совещаемся, да проверяемся, они уже километры на гусеницы наматывают. А так – и нам отдохнуть дали и время потеряли.
С первыми лучами солнца услышали мотор неподалеку – ах они черти!!! Параллельно с шоссе пустили танковую разведку. И ведь идет прямо на нас. 500 метров… 400… А по шоссе еще один танк идет… 300 метров… 250… 200…
- Огонь!
Есть! Повалил густой черный дым, откинулся люк, но танк Пятикопа уже меняет позицию, некогда добивать выскочившего танкиста. По танку на шоссе выстрел. Еще выстрел. Быстро идет. Но нас не видит. Еще выстрел. С четвертого выстрела попали.
- Командир – назад?
- Нет, давай в лес, как сюда ехали и за деревню рвем. Да поживее, сейчас они все здесь будут. Вчерашний урок не забыли.
А немцы уже развернулись в боевой порядок и начали выдвигаться в сторону леса, где десятью минутами раньше был танк Пятикопа. С ходу постреливая в ту сторону, издалека, чтоб он проявил себя. Но его там уже и след простыл. За деревней они выскочили к шоссе, а там – несколько штабных автобусов, артиллерия, машины с пехотой….
- Мехвод. Дави их! На полном ходу врезайся и дави! В колонне так и не поняли, что произошло – из рощицы на полном ходу вылетел советский танк. С ходу врезается в штабной автобус, разворот. Выстрел. На полном ходу влетает в машину с пехотой. Выстрел. Резко берет вправо и влетает в толпу на привале, которые успели только что вскочить и в ужасе разбегаются по сторонам. Еще выстрел.
А чем это артиллерия занята впереди колонны? Пушки разворачивает в сторону того леса, где еще недавно был в засаде танк Пятикопа. Слаженно, хорошо разворачивают. И вот уже первый снаряд полетел в ту сторону. Очевидно, немцы решили, что нашим танкам удалось закрепиться в лесу, да и танк Пятикопа, вылетевший оттуда, явно говорил о том, что там остальные. А из леса последовал ответный выстрел – немецкие танкисты решили, что им в тыл зашла наша часть и обстреливает их. Горящая техника, пыль, дым делали свое дело – уже с трехсот метров не было видно кто где находится, где свои, а где чужие. А расстояние до леса порядком.
Перестрелка все разгоралась – немецкая артилерия била по лесу, где немецкие же танки отвечали, накрывая колонну. Вокруг паника, бегают кто куда. И на фоне этого, внутри колонны, в дыму, советский танк Пятикопа, который давит все, что попадается на пути. Стрелять уже нечем. Закончились боеприпасы. Поняв, что происходит, Пятикоп скомандовал уходить в лес напротив и на полном ходу вырываться из этого веселья.
Спустя несколько часов выехали к какому-то хутору. Пятикоп, раненый в руку попросил хуторян о помощи – спрятать бойцов. Мехвод и башенный стрелок были тяжело ранены. Пулеметчика - радиста он отправил с остальными ранеными в расположение еще вчера. К нему подошел дед.
- Что, командир, тяжело там? Бежите?
- Бать, как тебя звать то?
- Федором.
- А по батюшке?
- А ты без батюшки. Драпаете?
- Драпаем, Федор, драпаем. Ты бойцов моих приютишь? Тяжело ранены, не уйти мне с ними. Один двоих не унесу.
- А куда ж ты так торопишься? Мы и тебя приютим…
- В расположение мне надо. У меня царапина, перебинтуюсь и снова в бой. Горючки в танке нет. Боеприпасов тоже. Спалю, чтоб немчуре не достался, а сам обратно.
- Ну, коли обратно, то бойцов в лес заберу. Мы с мужиками в леса уходим. Нам драпать некуда. Выходим их, не переживай.
- Спасибо, отец. Геройские бойцы. Ручаюсь за каждого.
- Не вы там шумели с утра?
- Мы совсем чуть-чуть, в основном немцы птиц распугивали.
- А боеприпасы, поди, по дороге растеряли, пока драпали? Ладно, давай командир, будь здоров. За бойцов своих не переживай, выходим…





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 12
© 29.11.2019 Евгений Новиков
Свидетельство о публикации: izba-2019-2682203

Метки: Великая Отечественная Война, война, герой, Пятикоп, История, реальная история, рассказ,
Рубрика произведения: Проза -> История














1