Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Новый Русский Дед. Глава 7 Рашн конвейер.


Все персонажи и события вымышлены. Любые совпадения носят случайный характер. Публикуется с сокращениями. Есть различия между версией для печати и авторской версией.

РАШН КОНВЕЙЕР.

Приехали из Ташкента Евгеньев, Самохин младший и Алик. Все радостные по случаю заключения сделки века с «Таш и Ко LTD» на поставу двух вагонов краски на реализацию. Практически сразу Алик перестал ходить на работу в «ЕвиКа» и где-то затерялся.
Наступила зима, время затишья. В стране наступил табачный кризис. Курящий люд курил что попало, от бычков подобранных на улице, до непонятной травы, сорванной непонятно где. Лишь бы дым шёл.
-Что Петрович думаешь по поводу курева?- спросил деда Евгеньев.
-Я Вить ничего не думаю. Я летом посадил в деревне табака кучу и потому живу сейчас как Фидель Кастро.
-Это ты живёшь как главный кубинец, а за людей у тебя никогда голова не болела?
-Ты замполит не крути,- дед по-прежнему иногда называл Евгеньева замполитом,- говори, что придумал?
-Скажу что придумал. В Екатеринбурге…
-Это где такая новая страна?
-Деревня ты Петрович, новые правители уже всё переменяли, а ты в счастливом неведении живёшь, табак вон свой выращиваешь. Свердловск это бывший. Так вот в Екатеринбурге есть фабрика табачная. Называется «Альвис». Они выпускают разные сигареты.
-И что ты сигарет купить захотел. Тебе спать надоело спокойно?
-Ты слушай. Одна пачка сигарет «Прима» стоит сейчас в среднем две тысячи рублей. И то, чтобы её купить, ох как надо постараться. А на этом самом «Альвисе» продают штранг на вес.
-Это что за хрень такая?
-Это те же самые сигареты, только метров по сто длиной. Не резаные и не упакованные. Понимаешь, когда поточную линию запускают, то вначале сигареты идут с браком. Их не режут, не пакуют. Складируют в отдельном складе. И потом по дешёвке продают народу. Мы с тобой нашли и отправили десять миллионов рублей через Самохина. Завтра груз должны привести. Нарежем сигарет, упакуем, продадим и на выходе чистыми должны получить ещё столько же.
-Ты Вить хочешь сказать, что мы сверху заработаем ещё десять миллионов?
-Ну не совсем десять. Нужно будет уплатить рабочим, которые резать сигаретыбудут, за резинки, чтобы сигареты связывать, мешочки маленькие, чтобы в них сигареты складывать вместо пачек, тому, кто эти деньги дал, тоже десять процентов положено дать. И это справедливо. И Самохину его долю положено, он организовал весь процесс. Люди не знают, куда деньги деть. А мы с тобой не знаем, откуда их взять. В банке можно кредит получить, да пока с ним все дебеты-кредиты сведёшь, себе ничего не останется.
-Красиво рассказал, а случить чего, откуда деньги возьмём, чтобы рассчитаться? Вдруг прогорим?
-А как прогорим?
-Очень просто Витя прогорим. Едет, допустим, машина с твоими «штангами», да и загорелась. Или деньги бандиты украли и что тогда? Продавай Петрович квартиру?
-Ну что ты сразу в такие крайности. Во-первых, мы работаем. Если вдруг что случится, в первую очередь будем отбивать этот долг. А во-вторых, машина завтра уже будет здесь.
-Это я так сказал к случаю.
-Хорошо Петрович, я пишу бумагу, что лично должен эти деньги.
-Нет, так не пойдет. Раз мы здесь вдвоём числимся учредителями, то и отвечать будем вдвоём,- неожиданно для себя самого заявил дед.
-Ну, тогда ещё лучше. Да вот ещё что. Самохин старший предлагает нам построить в деревне Зубровке завод по производству консервированной сельхоз продукции и здесь недалеко гаражный комплекс на двести боксов. Ты как смотришь?
-Я так смотрю,- дед снял очки и посмотрел сквозь одно стёклышко на свет,- твой Самохин он хоть и хороший человек, но я думаю, он за три рубля в церкви воздух напортит, а тут такая лафа. Говори, чего он от нас за это хочет?
-А вот от нас он хочет много. Чтобы мы его брата к себе в учредители и долю взяли.
-Эгеееей, что надумал. Эдак он захочет пожалуй и всю нашу контору к рукам прибрать.
-Я тоже об этом думаю, потому и ответ пока не дал.
-И правильно сделал. Ты вот пока говорил, а у меня мысль в голове родилась. Давай мы ещё одно предприятие откроем. Прямо для Самохина и его родни. Запишемся сами туда для порядку. Бухгалтеру немного зарплату добавим и пусть она в двух конторах косячит.
-Отличная мысль Петрович. И всё что идёт через Самохина пусть висит на новой конторе. Мы прямо у него на стене график выполнения работ повесим.
-Один вопрос по этому поводу тогда. А как с валкой деревьев. Этот хмырь что, на готовое явится?
-Ничего подобного. Это было давно. Тем более завтра, послезавтра процентовки Страдаев должен принести. Ты хоть смотрел, что мы там наработали?
-Нет Вить, времени не хватило. Знаешь я таким образом до конца жизни бы деревья валил. Это ведь надо какое напряжение испытываем,- засмеялся дед,- не входя в завод валить деревья.
-Тогда поручи Страдаеву, пусть эти же люди, что деревья валят, заодно ветви обрубят и напилят стволы по шесть метров. Словом так, как мы говорили. А я занимаюсь погрузкой краски.
-Нет дорогой. Никакой погрузкой краски ты не занимаешься. Давай в магазине набирай шоколада и жми в отдел предпринимательства или к кому ты там всё время жмёшь и открывай уже «Рога и Копыта» для Самохинской шатии-братии. Если что случится в Ташкенте, пусть его родственник потом разгребает.
-Я Петрович подозреваю, что родственник глухой, хромой, слепой, ещё не говорит и не ходит.
Только Евгеньев успел это договорить, как в дверь постучали и вошёл плотный мужчина лет сорока с недобрым, тяжёлым взглядом из под нависших черных бровей.
-Здравствуйте, меня Самохин подослал. Моя фамилия Зудеев, зовут Николай.
-Я Виктор, а это мой соучредитель и наставник Кузьма Петрович. Вы наверное тот самый … о котором говорил Валерий Фёдорович?
-Именно,- Зудеев бесцеремонно сел к столу,- ну с чего начнём совместную деятельность?
-Не спеши мил человек начинать,- оборвал пришедшего дед,- то, что Самохин нам предложил это всё хорошо. Но у нас в три нуля «ЕвиКа» учредители не только мы с Евгеньевым, а ещё несколько человек и они не в курсе, чем мы тут занимаемся.
-Вот блин, так я и знал, начнут гонять меня из угла в угол. Пол дня только потерял,- недовольно проворчал гость, собравшись уходить.
-Сиди пока. Мы с директором здесь подумали,- дед кивнул на Евгеньева,- и решили открыть ещё одно предприятие, скажем какой-нибудь ООО «РиК» и все работы от нашего общего друга будем проводить по этому предприятию. Вот там ты Коля и будешь нашим общим соучастником.
-А что такое ООО «РиК»?- успокаиваясь, спросил Зудеев.
-Да так я просто к слову сказал. Допустим «Рыжие и Кучерявые».
-Не понял?
-Мы с Витей будем Рыжие, а у тебя вон волнистые волосы, за кучерявых сойдёшь.
-Да мне если честно по барабану, пусть «РиК» будет. А на какой я там должности буду?
-Ну, кто на что учился.
-Ни хрена я ничему не учился. Всю жизнь баранку крутил. Вы меня определите туда, где писать не надо, а то у меня с этим проблема.
-Давай Петрович Николая начальником гаража поставим.
-А у вас что и гараж есть?
-Да так знаешь Николай, три «Зила», автокран «Краз» и «Камаз». Машины не новые и постоянного присмотра требуют. Ну а водитель какой если заболеет, подменишь.
Зудеев заулыбался, поняв, что попадает в родную стихию.
-А с водителями как у вас. А то у меня сын водитель без работы ходит.
-Вить, может новую контору назовем «РиЗ» - Рыжие и Зудеевы.
-Что вы сразу?- полез в бутылку гость.
-Ладно, Петрович пошутил. Потом разберёмся с водителями. Сейчас главное быстро открыть предприятие. Для этого нужен учредительский взнос в размере пятидесяти тысяч рублей с каждого. Такая у них такса.
-Ну что вы сразу за деньги?- опять заволновался Зудеев,- займите мне, а я как зарплату получу, сразу верну.
-Да парень,- задумчиво проговорил дед,- ты как тот солдат - бабка, дай воды напиться, а то так есть хочется, что переночевать негде. Ты товарищ дорогой, идёшь в соучредители, а не Самохин и не Ельцин. Почему за тебя должны мы платить?
-Всё Петрович,- прекратил спор Евгеньев,- возьмём деньги с этой конторы, потом добьём сюда, а у Николая удержим. И это… бухгалтера нового нужно принять, Людмила одна не справится, да и делать ей там нечего.
-Воооот, видите у меня и бухгалтерша есть безработная, племяшка моя,- обрадовался новоиспечённый соучредитель. И жена у меня в банке работает.
-Николай,- спросил Евгеньев,- а ты что сам не откроешь предприятие? В золоте будешь ходить. У тебя практически весь штат есть, и весь из одной квартиры. Даже зарплату никому платить не надо. Прораба только не хватает.
-Почему? У меня и прораб есть безработный, муж сестры жены. Это как будет?
-Зять это будет. Всё пока обойдёмсяодним тобой. Иди принимай хозяйство автомобильное и не докучай проблемами, своих полный рот. Петрович, ты за старшего, я в городскую администрацию.

Весь следующий день принимали сигаретный штранг. Забили две большиекомнаты. Сразу в здании всё стало пахнуть табаком.
-Ну что,- спросил Евгеньев,- кто будет фасовать сигареты?
-Дык это, давай объявление напишем. По нынешним временам безработных много,- ответил дед.
Через час в большой комнате приспособленной под фасовочную сигаретсидело восемь человек, в основном члены огромной безработная родни Зудеева. Когда дед с Евгеньевым вошли в помещение, там стоял дым коромыслом. Работники вспоминали какие-то общие домашние дела, с удовольствием курили халявные сигареты и, похоже не только не думали за них платить, но и работать тоже не собирались.
-Что за беспредел?- спросил Евгеньев,- во-первых, кто разрешил курить имущество предприятия? Во-вторых, почему нарушаете правила пожарной безопасности?
-Вам что жалко сигарет для народа?- нагло улыбаясь, спросил мужчина с бородкой.
-Кто такой, почему я вас не знаю? Я вас на работу не принимал.
-А меня ваш новый директор Зудеев принял. Я его зять.
-Аааа, понятно, Кузьма Петрович, выдай им какой-нибудь командный пёрл.
-Я вам вот что скажу господа хорошие,- ответил дед, повернувшись к работникам,- с этой минуты, за нарушения про которые вам товарищ старый директор сейчас сказал, вы все уволены. Те, кто устраивался работать к новому директору Зудееву, идут к нему и работают у него, потому что здесь он точно не работает и никогда работать не будет. Беседа со всеми вновь уволенными будет проведена завтра, скажем с одиннадцати утра. Сейчас все на выход.

-Что скажешь Петрович,- спросил Евгеньев, когда они уединились в кабинете.
-Скажу дела не очень хорошие. Этот Зудеев ещё не устроился, а уже начинает мозг клевать, как сорока мёрзлый хрен. Вот кстати и он.
В кабинет вошёл, нет не вошёл, а ворвался багровый от возмущения, влиятельный родственник Самохина.
-И как это понимать, я что здесь права голоса не имею? Вы зачем меня на работу взяли?
-Зудеев, у нас директор не ты, а вот Виктор Александрович и все вопросы с ghb`vjvрабочи[ решает он. Во вторых,- дед в подражание Евгеньеву загнул палец,- ты у нас работник другого предприятия и сигареты тебя никаким боком не касаются.
-Как не касаются? Сигареты привёз Самохин, значит там моя законная доля есть.
-Ещё тебе раз объясняю. Тебя это не касается. Не нравится можешь идти на все четыре стороны.
-Погоди Петрович,- сказал Евгеньев,- то, что Самохин договорился со штрангом, это его личная заслуга. Петрович договорился с деньгами, это его личная заслуга, я организовал эту контору с Петровичем – это наша личная заслуга, а твоя заслуга Зудеев в чём? Если ты считаешь, что Самохин тебя сюда пристроил и ты будешь жар загребать лопатой, то этого не жди. Вон есть у тебя благодетель, у него есть треть от общей доли. Поделится он с тобой, бога ради.
-Ну, смотрите,- с угрозой произнёс Зудеев.
-Ты не то мне угрожаешь? А ну поехали к Самохину,- решительно сказал Евгеньев.

Через двадцать минут выслушав мнение всех, Самохин сказал собравшимся,
-Зудеев не прав и когда будет что делить со стройки, я сам определю его долю.
-Зудеев, выйди пока на свежий воздух,- предложил дед и, дождавшись когда тот вышел, ехидно спросил Самохина,- А вы что же Валерий Фёдорович, будете нашими деньгами распоряжаться?
Самохин долго мрачно смотрел на деда, потом процедил:
-Я буду распоряжаться своей долей, равной пятидесяти процентам от всех дел.
-Мы не против Валерий Фёдорович,- поспешил вставить Евгеньев,- но за вычетом всех затрат на производство, а именно – налоги, зарплата, аренда, транспорт, крыша бандитская, и даже уборка территории.
Самохин опять долго и мрачно смотрел на присутствующих:
-Хорошо тогда моя доля будет равна десяти процентам от сметы и дальнейшее меня не касается.
-А как ваш сын?
-А сын работает у вас, ему наверняка должна причитаться какая-то зарплата.
-А Зудеев?
-А что Зудеев вам не так сделал? Он тоже наверняка пользу принесёт.
-Так он сколько должен получать. Я так понимаю он в вашу долю не входит? Кстати он и учредительский взнос платить отказывается.
-Вот с этим не грузите меня. Разбирайтесь сами. Я вам и кадры должен подобрать и еще заплату им установить.
-Не смешно Валерий Фёдорович. В таком случае пусть он работает один, со всей и вашей многочисленной роднёй.
-Вы ребята смотрю очень вольготно живёте. Думаю вам немного нужно перекрыть кислород.
-Мы подумаем,- ответил Евгеньев и они с дедом вышли из кабинета.

-Вить, ты как хочешь, а япри магазине останусь. Не буду я с этими мудаками работать.
-Бросаешь, значит меня?!- с грустью ответил Евгеньев.
-Вить давай, я тебе буду помогать, а в учредители ты меня не вводи. Зато вам на стройке как техника понадобится, я вам её в аренду дам и никто нас не упрекнёт. И Самохину дулю.
-А что, я согласен. Пусть эти «Рога и Копыта» у тебя помещения арендуют, технику, услуги всякие. Вообще класс. Отныне ты у нас станешь генеральным директором «ЕвиКи», а я генеральным директором «Рогов и Копыт».
-А может Зудеева там директором назначить? А ты как бы при нём советником.
-Ага и через два месяца нас в тюрягу закроют. Ты главное его в половину, где магазин и склады не пускай. И сына Самохина тоже. Мы их всех в «РиК» пристроим. А всё что нужно для руководства, я тебе потихоньку буду подсказывать. Вот я и буду твоим тайным советником.
-Вить, я конечно не прочь числиться директором, но…
-Не дрейфь Петрович, прорвёмся.
-Ладно. Тогда это. Хоть вы еще и не открылись,- улыбнулся хитро дед,- придётся вам господа хорошие часть ремонта крыши оплатить.
-Петрович ты не борзей,- во-первых, ты её забесплатно сделал, во-вторых, тебе ремонт Самохин оплатить обещал.
-Ну, мне же, а не «Рогам и Копытам».
-Хмм, впрочем идея хорошая. Только договоримся - новую контору будем называть сокращённо «РиК». Как открою счёт, присылай бухгалтера. Теперь главное. Ты что с сигаретами думаешь делать, раз ты генеральный директор теперь?
-Ты Вить себе позавчера кинокамеру купил?!
-И что? Не для вас же.
-Дай мне её на месяц.
-А если украдут?
-Там же будет моя доля в сигаретах, с неё купишь себе другую, если украдут.
-Что хочешь с ней делать?
-Привези камеру, увидишь.

Через час Евгеньев вручил деду полупрофессиональную камеру «Панасоник». Дед пошептались с Васей – тросоплетом, затем установили её в фасовочную комнату, а телевизор и видеомагнитофон к Васев каморку. Затем вдвоём обвязали аппаратуру проводами в единый узел. Подключили, заработало. Теперь всё, что происходило в помещении, отражалось на экране телевизора и записывалось на плёнку.
Евгеньев был в восторге.
-Четыре часа непрерывной записи. Два раза поменял плёнку, рабочий день окончен. Как думаешь просматривать запись? Это потом ещё восемь часов надо кому-то это смотреть.
-А Вася на что. Он работает за премиальные. Как кого отловил, тому штраф, а ему премия.
-Отлично Петрович. Народ будешь предупреждать?
-А как же. Всё по-честному. Мы ведь сами от сохи. Работать будем сдельно. Заработали люди денег, пожалуйста купи сигарет для себя, немного дешевле, чем для остальных. Хочешь заработать сверх того, бери сигареты на реализацию. Времени на расчёт сутки. Чтобы не тянули. А то потом ищи-свищи ветра в поле.
-Да ты стратег Петрович.
-Это только я так думаю, а как оно выйдет – вопрос?

-Смотрите туда женщины,-указал дед новым восьми работницам в сторону большого зеркала на стене.
-Смотрим, товарищ начальник,- весело ответила шустрая бабёнка лет сорока,- мы уже все посмотрелись в него.
-Не туда смотрите. Видите синий ящик, а из него выглядывает черная штука со стекляшкой как в моих очках, или очке,- указал дед на объектив видео камеры, торчащий из отверстия в ящике.
-Ну даешь товарищ начальник. Где стекляшки носишь,- под весёлый смех вновь принятых, сказала шустрая,- из вашего ящика торчит не то член, не то хрен, только почему то чёрный. Негритянский что ли?
В фасовочной все весело стали переговариваться.
-Там у меня Вася. Он всё видит, он всё слышит. Всех кто ворует, всех кто сквернословит. Впрочем сквернословит отменяется. Я сам иногда так вверну, что чертям тошно. Так вот всех кто ворует и не делает план, Вася запишет и, потом… поимеет.
-Значит Вася у нас султан, а вы у него евнух,- смеясь, спросила шустрая.
-Смотря что ты понимаешь под словом евнух?
-Это такой военный начальник, который потерял в бою ружжо и теперь вся его надежда на Васю.
Несмотря на непрекращающийся смех, дед продолжил.
-Ну раз я у вас воинское начальство - рассчитайсь.
-Не запряг ещё товарищ начальник,- засмеялась шустрая,- мы бабы, нас в армию не берут, потому что мы команду ложись неправильно понимаем, не той стороной ложимся и ноги не так раскидываем.
-Кто ещё неправильно команду понимает,- дед выдержал небольшую паузу,- сейчас встаёт и уходит домой, а кто правильно – подходит к Васе и представляется. Этого будет достаточно. Он умный запомнит всех.
-Так бы сразу и сказал,- ответила шустрая, встала напротив камеры и, сделав подобие реверанса, представилась:
-Агафонова Алла. Не замужем. Сорок лет, а ума нет.
Дальше пошли на автомате. Никто не хотел уходить домой.
-Сергеева Света. Не замужем. Тридцать пять лет. Девушка.
-Тихонова Алёна. Не замужем. Тридцать лет. Почти девушка.
-Бахтина Люда. Не замужем. Сорок пять лет. Бывшая девушка.
-Негодина Тамара. Не замужем. Тридцать три года. Девушка ураган.
-Селезнёва Вера. Не замужем. Двадцать восемь лет. Голодная девушка.
-Галеева Альфия. Не замужем тридцать лет. Изюмительная девушка.
-Захарова Клава. Не замужем двадцать девять лет. Роковая девушка.
-Ну вот девоньки, а я Кальянов Кузьма Петрович. Директор местной конторы. Называют её «ЕвиКа». Ваша задача как можно быстрее разрезать пять тонн сигарет образец которой лежит на столе,- он указал на штранговую сигарету метров пять длиной,- по образцу, который лежит там же. Затем двадцать одинаковых сигарет уложить в полиэтиленовый пакетик и стянуть резинкой. Цена одной упаковки для вас пятьдесят рублей. Кто сколько накрутит, тот столько и получит.
-И всего делов?- спросила «девушка» Света.
-И всего делов. Дальше сигареты мы продавать будем по тысяче девятьсот рублей за упаковку. Если кто желает, может брать несколько пачек на реализацию по тысячу восемьсот рублей, и таким образом зарабатывать ещё и на этом. За сколько умудритесь, за столько и продавайте, вся разница ваша.
-А сколько пачек можно брать за один раз?- сразу раздалось несколькозаинтересованных голосов.
-Не знаю, сколько сумеете продать, столько и ваши. Здесь курить запрещено. За этим наблюдает Вася и всё мне будет докладывать. Туалет в другой половине здания. На двери стоит хитрый замок. Он с магнитом, работает вот от такой пипки,- дед показал ключ от электронного замка двери-новинки, который привёз Евгеньев из Ташкента,- идёмте учиться открывать дверь.
-Девчонки здесь все просто. Берёте ключ,- дед показал на маленький пятачок в полиэтилене, прикладываете вот сюда,- показал на круглую железку торчащую из косяка двери,- на этом маленьком экране загорается надпись «OPEN» - значит дверь открыта. Если прикладываете любой другой такой же ключ, дед достал целую связку похожих ключей от других дверей предприятия,- и прикладываете, то на экране загорается «ERROR» - это значит ошибка и дверь не откроется. Как поняла Алла?
-Да что не понятного Кузьма Петрович. «Орёл» – открыто, «Егор» закрыто. Давайте заходить не лето на дворе,- по своему интерпретировала иностранные надписи русская женщина, а все рассмеялись.
-Ну, иди Орёл-Егор, пока зад не обморозила, нам ещё нужно старшую выбрать в бригаде.
-А кто знает кого выбрать? Я вот Свету только знаю,- ответила Алла.
-Я знаю, выберем самую сообразительную из вас.
-Начинается,- пропела мелодичным голосом Тамара-ураган,- сейчас Поле чудес будет, а вы Кузьма Петрович – Якубовичем. Задавайте нам вопросы.
-Ничего я задавать не буду. Дайте лист бумаги.
Дед взял поданный листи что-то написал на нём в сторонке.
-Вот в журнале вычитал. Каждая из вас по очереди берёт этот лист и читает, что там написано. Остальные в это время молчат, а я смотрю и выбираю бригадира.
Первой лист схватила шустрая Алла. Вслух прочитала:
-«Переверни лист, там важная новость»,- Алла перевернула лист и там надпись,- «Переверни лист, там важная новость».
Посмотрела внимательно вокруг, снова перевернула лист и прочитала:
-«Переверни лист, там важная новость»,- Алла вновь перевернула лист и вновь прочитала,- «Переверни лист там важная новость».
Когда она переворачивала лист девятый по счёту раз, все вокруг смеялись, а дед остановил чтение и переворачивание.
-Всё Алла достаточно,- сказал он, вытирая выступившие от смеха слёзы на глазах.
-И что, где ваша важная новость?- пожимая плечами, спросила с недоумением женщина, ещё раз посмотрев на лист с обеих сторон.
-Как где? Здесь.Больше читать ничего, никому не надо. Я нашёл бригадира.
-Это посмешище?- спросил кто-то из женщин.
-Ничего подобного,- ответил дед,- Алла будет самый хороший бригадир. Если ей чего непонятно, она вас вертеть до тех пор будет, пока я не приду и, даст бог ничего за это время не случится. А если поставить слишком сообразительную, беда будет. Всё Алла докладывай, что здесь у вас происходит.
-А может я не желаю командовать,- обиженно надула губы женщина.
-Тогда надевай штаны и уматывай отсюда,- дед указал на её торчащие из под рабочего халата голые ноги.
Женщина поджала губы и замолчала.
-Вот возьми ключ от фасовочной,- засмеялся дед пошёл к Васе посмотреть как идет видеонаблюдение.
Вася как заправский оператор сидел перед телевизором. Рядом стояли три бутылки пиваи он с восторгом наблюдал за женщинами на экране.
Едва дед ушёл шустрая Алла поднесла вплотную к ящику с видеокамерой стул, влезла на него и, поводя ладошкой несколько раз возле неё поприветствовала:
-Вася привеееет. Я здеееесь,- женщина явно приняла Васю за название камеры и теперь разговаривала с ней,- эх Васенька был бы ты живой, я бы тебе все свои прелести как на блюдечке показала. А раз ты стекляшка, что же тебе показать-то?
-Как что,- засмеялась её подруга Света,- покажи ему пупок.
Все засмеялись.
-Не буду показывать, а вдруг у него руки есть и кааак ткнёт в него. Я тебе Васенька покажу…Эх начальник ушёл…у него очки красивые и кепка.
-Да нужен Васеньке Петрович. Он хоть и стеклянный, но мужик,- смеясь, сказала Света.
Тогда Алла слезла со стула и, некоторое время ходила напротив камеры, поглядывая на себя в огромное зеркало и думая чем удивить «Васю». Сначала онаподмаргивала в объектив, потом махала руками. Поскольку камера никак не реагировала на «провокации», Алла потрясла небольшими грудями, подставив под них руки, затем приподняла сзади платье и повертела перед объективом, как оказалось совсем голой попой. Камера и теперь осталась безучастной. Другие работницы катались от смеха, а Алле и дела мало. Она крутила задом в такт музыке доносившейся из «Спидолы», выданной дедом напрокат, для поддержания морального духа.
-Скучный ты Вася. Так хотелось себя в телевизоре посмотреть. Надурил нас Петрович. Вася спит и на мой прекрасный зад не реагирует. Даже неинтересно стало.
-А если не надурил,- ответила Света,- представляешь, ты дурачишься, а они снимают, как ты им тут задницей крутишь и сиськами машешь.
-Эххх, девки,- мечтательно вздохнула Алла,- сколько бы я дала, чтобы кто-нибудь, хоть кто-нибудь обратил внимание на них.
По ту сторону экрана лежа на топчане, зажав рот, чтобы не выдать себя из-за перегородки, хохотал над женщинами Вася-тросоплёт. Дед Кузьма вытирал слёзы глядя на комедию устроенную Аллой.
-Ладно девки, Вася Васей а работать надо, иначе Петрович нам денег не заплатит. Как делиться будем?
-А что делиться,- ответила «роковая» Клава,- ножницы и пакеты есть у всех. Каждая работает на себя.
Женщины сделали по оставленной сигарете образцы и начали резать штранги на стандартные сигареты. Уже через пятнадцать минут огромный стол был завален кучками сигарет. Работницы бросили нарезку и начали упаковку. На деле получился цыганский табор. Вдобавок у кого-то укатилась сигарета к другой. А тут выяснилось, что одного ящика не хватает. Началась настоящая свара.
-Ну и где это начальство в красивой кепке и очках?- завопила Алла,- мы сейчас резать друг друга на сигареты начнём. Эй Вася х…плёт, зови быстрее Кузьму Петровича.

-Вот скажи Вася,- спросил смеясь дед, сидя у телевизора,- как они могли твоё прозвище узнать, если слышали только твоё имя? Ты случайно им на глаза не попадался.
-Да ты что Петрович, сижу ниже травы, тише воды.
-Смотри у меня, накажу, если хоть на пять метров приблизишься.
Дед поспешил в фасовочную навести порядок. Увидев его, женщины притихли, но от этого работать лучше не стали. Всё им мешало.
-Вот девчата, шёл мимо, дай думаю, загляну. Может надо чего?
Алла с подозрением покосилась на видеокамеру и сказала:
-Ничего у нас не получается. Нам каждой свой стол нужен, пока беды не случилось.
-А что не так?
-Вы посмотрите Кузьма Петрович, что творится,- начала Алла и теперь загалдели все.
-Что творится? Давайте по очереди.
-Видите у всех свои заготовки, всё перепуталось.
-Эх, девчонки жалко вы в колхозе не работали.
-Знаем ваши колхозы имени «двадцатилетия без урожая». Ни хрена никто не работал, а деньги получали. Возили нас туда на прополку,- запальчиво сказала «голодная» Вера Селезнёва.
-Это вас не туда возили и бригадира вам раздолбая дали, как примерно Алла сейчас у вас.
-Я и не просилась,- обиделась Алла.
-Давайте так,- продолжил дед,- устроим капиталистическое соревнование.
-Это ещё как?
-Вы делитесь на две бригады, по четыре человека в каждой. Две из вас будут резать сигареты, одна отсчитывать по двадцать штук, а одна складывать в пакеты и перетягивать резинкой. Как надоест, меняетесь. И не будет у вас скандалов. А выручку делите поровну. Значит у вас две команды. Чья победит, получает на пять процентов больше.
-Надо было сразу так сказать,- ответила Алла,- Ну что кто со мной в бригаду?
Через три минуты бригады заработали.
Видя, что его помощь уже не нужна, дед потихоньку ушёл к Васе.
-Ну ты даёшь Петрович. Три минуты прошло, а работают как черти.
-Поживи с моё.

Три недели соревнование продолжалось с утроенной силой, а потом что-то разладилось в организации. Женщины стали работать спустя рукава.
Вася в последнее время стал одеваться на работу как на свидание. При контрольном просмотре записей вечером ни дед, ни Евгеньев никаких косяков не выявили, однако факт оставался фактом, что-то произошло в этом бабском коллективе.
На следующий день никому ничего не сказав, дед закрылся в помещении склада, из двери которого, если приоткрыть, были видны дверь фасовочной и Васиной коморки.
Примерно около обеда из фасовочной выскочила Алла и нырнула в комнату Васи. «Ай да Вася хлыщ»,- подумал дед,- «быстро девку уломал, или она его, но причем здесь снижение выполнения плана»?
Немного погодя, Вася выглянул из коморки, осмотрел пустой коридор и махнул рукой. Из-за двери тут же выскочила Алла и, стряхнувшись как курица после петуха, поспешила в фасовочную. Вася по ходу движения хлопнул её по ягодице рукой, а она, приподняв халат, в ответ ему помахала голой задницей.
- Васька,не забудь, без пяти шесть на две минутки выключи свою шарманку, мы как всегда по пять пачек затырим у Петровича. Перед этим стукни в стену.
-Да не переживай. Всё сделаю, ни один директор не подкопается,- заверил Вася и скрылся в своей берлоге.
«Вот тебе бабушка и Юрьев день. Если восемь человек по пять пачек в день тырят, как сказала Алла, получается» дед достал из кармана калькулятор размером с два спичечных коробка и посчитал, 1900*5*8= 76000 рублей женщины воруют только за день. А прошла неделя как они плохо работать стали. Значит они украли за неделю 532 тысячи. Ай да Вася, ай да девки».
Как только женщина юркнула в дверь фасовочной, дед пошёл к себе думу думать.
На следующий день к нему пришла Таисия Ивановна.
-Петрович и что ты ничего не делаешь с этими проститутками. Вася женщин считай всех перепортил и глаза закрывает, как они воруют сигареты.
-А ты откуда знаешь Таисия Ивановна?
-Мир не без добрых людей. Я думаю, почему они уже восемь дней отказываются брать сигареты на реализацию. Думала может спроса не стало. А тут заходит одна старая знакомая, помоги говорит устроиться к вам на фасовку сигарет. Ваши девки говорит здесь и охранника в любое время имеют и сигареты приворовывают. Я мол тоже так хочу. Видишь Петрович воруют, а тебе и дела нет.
-Почему же нет. Есть дело. Сегодня и хотел позвать тебя накрыть эту как ты говоришь банду-команду. Мы тут тожедумали, почему у них выполнение упало. А они по пять пачек своруют, считай каждый день как с куста десять тысяч в карман упало. И пыжиться не надо. Подмахнула с Васей разок и вся недолга. У них теперь задача это удовольствие растянуть как можно дольше.
-Так давай и тряхнём их. Чтобы неповадно было
-Вот сегодня и устроим им проверку. Я перед окончанием работы Васю изолирую.
Без десяти шесть дед и Таисия Ивановна прибыли с проверкой к Васе,посмотреть как он будет отключать видеонаблюдение. Однако в каморке наблюдателя их ждал большой сюрприз.
У Васи была гостья и ни кто иной как шустрая бригадирша Алла, которая лежала на его диванчике задрав до шеи халат и расплескав ноги свои голые ноги по всей коморке.
Полураздетый Вася, обрабатывал её по всем правилам Камасутры.
Сама же Алла при всей интенсивности телодвижений, с равнодушным лицом жевала жвачку и смотрела на экран телевизора, в котором было видно, как работницы заканчивая смену, распихивают пачки сигарет кто куда может. У каждой из присутствующих женщин были свои тайники для этого дела.
-Бог в помощь господа хорошие?- спросил дед, открывая дверь на полную ширину,- не опоздаете с работы домой?
У Аллы с перепуга случился нервный шок - глаза вылезли из орбит, ноги разом сомкнулись. Она с силой столкнула любовника с себя и села, а Вася, находясь в это время в состоянии сильнейшего возбуждения, свалился на пол, оглянулся и начал заталкивать своё тело под топчан.
-Вы что ребята сдурели этими делами заниматься в рабочее время?- спросил дед, чувствуя в очередной раз, что время остановилось.
Всё происходящее воспринималось как в замедленном кино. Женщины на экране телевизора спокойно прятали на теле сигареты. Вася пытался спрятать голый зад под диван. Алла безуспешно пыталась опустить одной рукой халат, задранный на свое горло, потому что вторая рука прикрывала низ живота. Наконец она отчаялась сделать это, закрыла второй рукой груди и с надеждой в голосе произнесла:
-Петрович, а может ты тоже как Вася, и на этом закроем тему,- Алла качнула головой в сторону того на чём сидела.
-А ну пошла отсюда вон сучка недоделанная,- скомандовал дел,- я лучше сорок раз с Таисией Ивановной пересплю, если она конечно согласится, чем один раз с тобой.
Алла с так и задранным халатом выскочила в коридор, по пути прихватив свою обувь,
Дед внимательно смотрел за событиями происходящие в фасовочной. Вот дверь открылась. С выпученными глазами в помещение влетела Алла, похватала свои вещи и, не одеваясь, выскочила наружу.
-Пошли Таисия Ивановна разбираться с этими дурами,- скомандовал дед поворачиваясь к двери.
-Погоди Кузьма Петрович,- попросила каким-то задумчиво-покорным голосом зав складом, не обращая внимания на Васю, который сидя на грязном полу, пытался натянуть брюки на голую задницу,- это правда что ты Алке сказал?
-А что я ей сказал?- не понял дед.
-Что переспишь со мной, если я соглашусь.
-Я что такое сказал?
-Ну да, вон и х…плёт подтвердит. Правда Вася? Я согласна Петрович.
-Таисия, это я к слову сказал. Надо же этой дуре было что-то сказать. Ты не сердись. Не будет у нас с тобой любви.
-Эхххх Петрович…
-Пошли с этими клушами разбираться, пока они не разбежались
В телевизоре меж тем слышались догадки произошедшего.
-И что у них там с Васькой произошло. Эй Вася, ты что с Алкой там сделал, что она забежала, а на ней лица не было?- спросила кто-то из работниц.
-Сейчас и на вас лица не будет,- ответил дед входя в фасовочную,- заходи Таисия Ивановна. Смотри на этих дур. Ишь устроили здесь дом терпимости, а расплачивается предприятие.
Все замерли как перед расстрелом.
-Думаете, что если Васю своими телесами купили, то никто ничего не узнает.
-Неужто узнал Кузьма Петрович. Расскажи как.
-Очень просто. Вы думаете, что здесь одна камера и наш с вами Вася её в нужный момент выключает. А вот ни хрена. Вон видели приемник на шкафу стоит. Он самый что ни наесть шпионский.
-Будет врать Петрович.
-Не верите не надо. Видите глазок красный горит на нём.
-Ну, видим.
-Вот когда он горит, это значит запись идёт. И прямо ко мне в кабинет. В вашем присутствии глазок хоть один раз гас?
-Вроде нет.
-То-то и оно что нет. Теперь, значит достали из всех своих тайников по пять пачек сигарет и сдали Таисии Ивановне. То, что украли за неделю, будем считать взяли на реализацию. Как продадите деньги, сдадите бухгалтеру. Алку верните, пусть работает. Васю от вас я забрал. Теперь бригадир у вас Таисия Ивановна. Кто что нарушит, она вас не хуже Васи поимеет. Так я не понял, сигареты, почему не достаём? Или за милицией послать?
-Ну, ты хоть выйди Петрович,- сказала Клава. Мы же женщины.
-Какие вы на хрен женщины. Сучки вы, к кобелю Ваське на случку по очереди ходите,- раздосадованно проговорил дед, плюнул и вышел вон.
С этого дня фасовка сигарет шла как часы под бдительным оком Таисии Ивановны.
Вася же был временно дисквалифицирован и сослан на стройку сторожем.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 8
© 29.11.2019 Евгений Паньшин
Свидетельство о публикации: izba-2019-2682019

Рубрика произведения: Проза -> Юмор














1